Король Мории +6

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец», Толкин Джон Р. Р. «Хоббит, или Туда и обратно» (кроссовер)

Основные персонажи:
Балин
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Экшн (action), AU
Предупреждения:
OOC, Насилие, ОМП
Размер:
Миди, 13 страниц, 6 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Балин и его армия отвоевывают Морию и начинают ее восстанавливать. Кажется, что все хорошо, и совсем скоро богатства этого древнего королевства будут принадлежать гномам... Но со временем все начинает меняться.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Пир и предчувствие

4 декабря 2016, 10:53
Над Мглистыми горами неспешно плыли облака, похожие на исполинские сугробы, сквозь которые просвечивало лазурно-голубое небо и яркое солнце. Вершины гор сверкали ослепительным снегом, словно были покрыты чистейшими алмазами, дул свежий прохладный ветер, пели птицы.
А в глубине гор бушевал пожар. Исполинские клубы дыма поднимались из шахт, в которых стоял оглушительный грохот, шум, крики, лязг металла, пронзительный вой и рев. По коридорам сновали гоблины, пытаясь оказать хоть какое-то сопротивление закованным в крепкую броню гномам, но тех было уже слишком много. То и дело слышались предсмертные вопли гоблинов, повсюду горели их деревянные постройки, разваливаясь прямо на глазах и заполняя пещеры едким дымом, который, впрочем, должен был довольно быстро рассеяться благодаря специальным узким шахтам, проделанным в стенах. Языки пламени создавали причудливую пляску теней на резных стенах и высоких колоннах Зала Озгортог, когда Балин вошел туда и увидел посреди помещения исполинский костер, куда его воины сбрасывали трупы гоблинов. Здесь запах был совсем уж отвратительный, но в общем ликовании и боевом восторге его никто не замечал, трупы продолжали лететь в огонь по мере того, как их притаскивали со всех уголков Мории. Тут и там слышались разговоры о том, что, когда с последними тварями будет покончено, нужно будет обязательно отправиться в шахты, в которых еще наверняка осталось немало богатств, и проверить, в каком они состоянии. Балин невольно улыбался, слыша эти слова. Все-таки, ничто не изменит сущности гномов. Только что закончилась изнуряющая, многодневная битва, в которой они пролили немало крови, но его собратья уже думают о том, что их ждет потом, предвкушают блеск сокровищниц своего отвоеванного королевства. Но потом – это потом, сейчас следовало закончить здесь, а дальше… Балин ухмыльнулся в бороду. Да, пожалуй, стоит устроить в этом самом зале большой пир, когда запах развеется. Пусть он станет началом новой эпохи – эпохи сказочных богатств.
Об этом, вперемешку со спорами по поводу того, кто убил больше гоблинов, и гомонили спустя несколько дней гномы, сидя за длинными столами, не поместившимися в одном только Озгортоге, заставленными самыми разными блюдами и напитками. На стенах горели факела, гремели песни и музыка. Балин, сидевший во главе самого большого стола, задумчиво смотрел на свой золотой кубок с вином и думал.
Мория снова принадлежала гномам. Огромное королевство, сотни лет лежавшее в забвении, что успело здесь произойти? Много есть легенд и сказаний о чудесных глубинах Мории, а главное – о невероятно огромной мифриловой жиле, которая проходит здесь, а потом исчезает где-то на севере. Когда-то давным-давно гномы уже нашли ее, но затем что-то случилось… Что-то проснулось в глубине шахт и заставило народ Дурина бежать в страхе. А что, если оно все еще прячется здесь?.. С другой стороны… Гоблины обитают в этих шахтах уже сотни лет, и их до сих пор никто не выгнал. Не знак ли этого того, что это нечто, чем бы оно ни было, покинуло свое логово и исчезло навсегда? Вполне возможно.
– Почему ты такой мрачный, Балин? – Поинтересовался сидевший рядом Ори.
– Сам не знаю, – покачал головой старший гном, посмотрев на него. – Просто что-то меня беспокоит, а что – понять пока не могу.
– Не думай ни о чем! – Громыхнул сидевший с другой стороны Фарин, помощник и правая рука Балина в этом походе. Он чем-то напоминал Двалина, высокий, широкоплечий, с длинной окладистой бородой и голосом, который по громкости мог посрамить любые горные обвалы. – Сегодня у нас пир! За короля Балина! – На весь зал взревел он, вскакивая на ноги и поднимая кубок с вином. – За повелителя Мории!
– За Балина! – Закричали вокруг. – Слава королю! Слава нашему предводителю!
Старый гном смотрел на своих азартно кричащих собратьев с улыбкой. Казалось, что от их голосов сейчас рухнет потолок. Балин приветственно поднял руку с кубком, а затем одним залпом осушил его.
Что ж, может, не все так уж плохо, как кажется.
Пир продолжался, и вскоре в одном из залов послышались поющие голоса, но сейчас это уже была не застольная песня, которую все буквально кричали наперебой. Голоса гномов, довольно быстро подхваченные всеми, не очень громко, гулко, словно боевые рога, звучали под высокими сводами ровным хором, далеко разносясь по ближайшим коридорам и постепенно затихая в глубине темных шахт.
Тысячелетия мимо плывут,
Пришли и ушли поколения.
Глубокие шахты Мастера ждут,
Чтоб восстать из тумана забвения.

Так кому ты покажешь богатства свои,
О, Мория, царство мифрила?
Для кого предназначены недра твои,
Для кого тебя время хранило?

О твоей красоте только песни поют,
Никто из живущих не помнит,
Как блистают алмазы в этом краю,
Как опалы здесь мягко сияют.

Здесь реки из золота и серебра,
Здесь изумруды растут, как трава,
Рубины – как кровь, кристаллы – как слезы,
Твои корни для Мастера – сладкие грезы.

Но все это меркнет пред сердцем твоим,
В котором рожден белоснежный мифрил.
Легок, словно перо, прочнее, чем сталь,
Податлив, прекрасен чудесный металл.

Там, где камни живые, там, где тишь говорит,
Ни свеча и не факел там не горит,
Где озера подземные холоднее, чем лед –
Там жила мифрильная Мастера ждет.
Песня закончилась, и в залах сразу стало как-то очень тихо, только потрескивали на стенах факела, а в шахтах шелестел ветер. Гномы сидели, задумавшись, погрузившись в свои мысли. Балин, глядя на кубок, тоже молчал. «Песнь о Мастере» все еще звучала в его ушах, отдаваясь гулким эхом где-то в глубине души, вызывая воспоминания о величественных залах и сокровищницах Эребора, которые, впрочем, меркли рядом с теми картинами, которые рисовали в воображении легенды о Мории.
И вполне возможно, что в скором времени «Песнь о Мастере» перестанет быть просто красивой древней песней.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.