Сказка о коварных геймерах и настоящем герое или А небеса не знали слова "респ" +148

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
Иван Федорович, Дизи, Кощей, богатырские кони и прочие геймеры
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, Фэнтези, Пародия, Мифические существа, Стёб, Попаданцы
Размер:
Мини, 17 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Мы рождены, чтоб сказку сделать былью. Берем сказочных персонажей и помещаем их в игровую среду. Взбалтываем. Смотрим на реакцию. Ржем.

Посвящение:
Урфину

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Мы поздравляем нашего дорогоголюбимого Урфина Джюса с днем рожденья!
5 декабря 2016, 13:37
Витязь натянул поводья и спешился. Подошел к камню на перепутье поближе, нагнулся, пытаясь разобрать начертанное, вздохнул, снял шлем, вытер выступивший на лбу пот.
– Да, согласен, – раздался звонкий голос сверху, – интерфейс бедноват, но это техзадание заказчика.
Витязь вздрогнул и завертел головой.
– Еле уговорил сделать шрифт нормальный, а то хотели какую-то готику на сером фоне – хрен разберешь, – продолжил голос.
– Че? – наконец-то выдавил из себя витязь, напряженно всматриваясь в вершину могучего дуба, который стоял неподалеку.
– Я им говорю: «для пользователей неудобно будет», а они: «делай, как велено, за что тебе полновесным серебром и заплачено». Полновесным серебром, а? Заплатили сущие копейки, зато мозг прожевали и выплюнули.
– Ты кто есть? – не выдержал пытки словами витязь. – Ну-ка выдь, покажись.
– Уточните задачу, – вежливо издеваясь, попросил голос. – Непременно выйти, а потом показаться? Не выползти, не вылететь, не спрыгнуть? И именно в такой последовательности? Нельзя показываться раньше, чем выйдешь?
Витязь почувствовал, что потихоньку сатанеет и рявкнул:
– Да!
– Океюшки, – почему-то обрадовался голос.
Послышались странная возня, треск и пронзительный свист, будто кто-то на несмазанных воротных петлях катался. Совсем рядом раздалось несколько нарочито громких шагов. Витязь заозирался, но вокруг по-прежнему никого не было. Потом прямо из воздуха перед ним соткался летучий змей. Не такой, каких дети мастерят из бересты, сучков и веревочек, а именно что гад ползучий, только со стрекозиными крыльями и выпученными глазками размером с кулак.
– Бу! – громко сказал змей знакомым голосом и выпустил струи дыма по обеим сторонам головы.
– Ты кто? – отважно вопросил витязь.
– Какие все вежливые! – неискренне заголосил гад. – Я прям умиляюсь, сам приперся, не представился, а претензий на миллион.
– На что?
– Забей, – отмахнулся змей, крутанувшись в воздухе.
– Че?
Летучий вздохнул.
– Ой, ты гой еси, добрый молодец... Не помню дальше. Короче, богатырь ты наш недорубленный, этикет соблюдать ты явно не обучен, будем опускаться до твоего уровня. Я – псевдокосмическая флуктуация информационных потоков, именуемая в простонародье дизайнером. Все, что ты видишь вокруг – мое творение... Ну, и еще пары прогеров, но кто негров считает, да?
– Кого?
Витязь так глупо не чувствовал себя даже в далеком детстве, когда отец рассказывал ему, как его аист принес.
– Тяжелый случай...
– Ты – бог?! – осенило витязя.
Змей скромно прокашлялся.
– Эм... Нет, – неохотно признался он, – не то чтобы... Просто очень могущественный. Тебя как зовут-то, балбесина?
Витязь приосанился и пафосно изрек:
– Иван Федорыч мы, из древнего княжего роду, известного славными подвигами во имя... да не важно, просто любим мы приключения, – разулыбался витязь.
– Приключения, значит, – умилился змей. – Нужен нам такой контингент, кто-то же должен тестировать тот бред... в смысле наши гениальные разработки.
– Ваши что? – витязь похлопал неприлично длинными для мужика ресницами.
– Забей, – легкомысленно посоветовал змей. – Лучше скажи, как тебе надпись на камне? Цветовая гамма не режет глаз? Может, все-таки шрифт поменять? Или лучше фон слегка подправить? Ну, скучно же – серый камень, да? А если с розоватым отливом... Нет! Лучше с салатовым отливом – и жизнеутверждающе, и не ассоциируется с розовыми соплями!
– Нормальный фон! – испуганно замахал руками на змея Иван Федорыч. – А надпись... Слушай, как-то не особо у меня получается с камня читать ересь всякую...
– Но-но-но, – обиделся змей, – че сразу ересь?Ну да, согласен, вчера пиво было явно лишним, обошлись бы текилой, но девчонки из бухгалтерии притащили мартини, а неудобно же было не угостить их в ответ...
– Че? – потерянно уточнил витязь. – Откуда девчонки?
– Да не важно, так что там насчет надписи на камне?
– А, так лень мне это читать, – солидно изрек Иван Федорыч. – Может, лучше голос свыше мне все продиктует? На слух-то оно проще.
– Ну, офигеть! – взвился змей. – Мы тут полночи корячились, шрифт выбирали, невзирая на похмелье, а он капризничает! Тебе голос, да? И чей же голос пожелаете? Анжелины Джоли? Ренаты Литвиновой? Или таки Джигарханяна?
– Да не важно, – смутился витязь. – Можешь и своим голосом мне все разъяснить, я к твоему уже как-то привык.
– Блин, вспомнил, у нас же в этом месте саунд крутой звучать должен! – ударил себя хвостом по лбу змей, – для нагнетания саспенса, так сказать. Так что извини, чувак, озвучка тут не предусмотрена. Придется самому читать. Давай-давай, вслух, чтоб я слышал.
– Да н-не могу я, – совсем растерялся витязь.
– Опять малолеток припахали? – тяжело вздохнул змей, – тебе годков сколько, дитятко? – как можно ласковее поинтересовался он.
– Двадцать мне, – возмутился Иван Федорыч, – какое я тебе дитятко? И грамоте у нас в роду все обучены! Но не вашим басурманским письменам... – он агрессивно ткнул пальцем в нечитаемую надпись на злосчастном камне.
– Твою ж... – выругался змей, подлетев вплотную и всмотревшись, наконец, в буквы, – опять кодировка слетела. А я предлагал в древнюю Англию действие перенести, а то с этой кириллицей вечно херня получается. Ладно. Замри на месте и никуда не уходи. Я сейчас прогерам компиляторы в одно место засуну и вернусь. Если че сломать успеешь – кричи "хеллоу, Дизи" – протараторил змей и растаял в воздухе.
– Хелов Дизи, – выругался витязь, когда облако дыма развеялось.
– Ну чего тебе? – взвизгнул над ухом вновь возникший из ниоткуда змей.
– Ничего...
– Вот и стой молча!
Гад опять испарился, дохнув на редкость ядовитым дымком.
– Имя какое-то басурманское, – закручинился витязь, – Дизи, – он смачно сплюнул, – слыхал ты раньше, чтоб человека эдак звали, а? – обратился Иван Федорыч к верному коню.
Тот отрицательно покачал башкой.
– Хотя, – почесал Ваня в затылке, – и не человек он вовсе, а пакость какая-то хвостатая. Вот Змея Горыныча я знаю, Царя Полоза, – начал загибать Иван Федорыч богатырские пальцы, – аспида там, Скарабею – змеиного царя дочерь. А этот откель взялся? Эх, не сыскать нам, Бурка, молодильных яблок, не выполнить наказ родительский.
Конь тихонько заржал.
– А батюшка в последнее время уж очень сильно сдал. Раньше четверть медовухи мог выкушать, а потом на круг выйти на кулачки биться. А сейчас девкам дворовым рубаху задрать лень. Постарел, однако. Ступай, говорит, Ванятка, в тридевятое царство – добудь мне молодильных яблок. Только где ж то тридевятое царство искать? Хоть бы карту какую.
– По логике вещей, – раздался над ухом голос Дизи, – тридевятое должно быть сразу за тривосьмым. Компренде?
– Не, – пробормотал Иван и перекрестился.
– Н-да, дикий народ, – вздохнул Дизи, материализуясь, – а карту мы сейчас тебе нарисуем.
Змей закружился в воздухе вокруг головы витязя, беспорядочно мельтеша и сверкая пестрой шкурой.
– Так, тебе какая форма удобнее будет? Ты вообще кнопочник или мышатник?
– Не-не-не! – испуганно замахал руками Иван Федорыч. – Я мышей не люблю шибко.
– Ага-ага, на вот тебе тогда волшебный эф... пусть будет эф два... Нет эф я тебе не дам, прогеры не поймут... Ладно, бери стандартную эмку, чего оригинальничать.
Иван замотал головой.
– Ты карту обещал ведь...
Перед самым носом эффектно развернулась огромная карта, внизу которой мигала красная стрелочка, а вверху пульсировал не менее красный кружок.
– Ну, вот видишь, интуитивно понятный интерфейс даже удобнее уникальных заморочек. Мы вот здесь, – Дизи ткнул хвостом в красную стрелку. – Видишь, тут развилка из трех дорог? Три пути к кружочку. Классика жанра. Этот короткий, но сверхтрудный. Там боссы неубиваемые, не с твоим уровнем туда лезть. Этот – средней сложности. А этот самый длинный, но легкий, для терпеливых ламеров. Там больше всего энпээсов, мобы не агрятся, но и много с них не нафармишь, конечно. В общем, прям для тебя. За месяц пройдешь. Есть вопросы?
Витязь молча медитировал на карту.
– Эй, ты уснул, что ли, Иван Федорыч? – забеспокоился Дизи. – Если вопросов нет, то я пойду, и так столько времени на тебя потратил.
– Стоять! – внезапно отмер Иван. – Какие боссы? Почему они неубиваемые? У меня меч ладный, кольчугу пробивает, и воин я хороший, особливо если на трезвую голову. Да я даже по пьяни, когда в кабаке драку затеяли, троих уложил – и это без меча, ибо он под лавку закатился, а я и не узрел.
– Так то в кабаке, ну что ты сравниваешь, – отмахнулся змей. – Боссы неубиваемые, потому что у них жизней дофигища, доспехи прокачанные... – витязь протяжно застонал. – Да не стремайся ты так, – сочувственно отозвался Дизи. – Говорю же – тебе нужно выбирать вариант "лайт", ну дольше получится, конечно, но шансов больше!
– Кто такие энпээсы? Зачем мне мобы, и что они там не делают? Мне мобы не нужны, мне молодильные яблоки батюшка заказывал!
– Ой, да не парься ты, будут тебе яблоки, – беззаботно заверил витязя странный змей.
– Не парься? Я перед дорогой в баньке-то попарился, а здесь что – тоже баня положена? – растерянно заозирался Иван.
– Баня здесь не положена, а мне вот премиальные явно положены за вредность, – пробурчал змей. – И откуда ты взялся, такой идиот?
– Из N-ской губернии мы, – приосанился витязь.
– Какого ж лешего ты, Иван Федорыч из N-нской губернии, туториал не прошел, прежде чем за яблоками своими переться?– неодобрительно покачал головой змей. – Окей, запоминай, в общем: идешь по третьей дорожке, моб... нечисть бьешь по настроению. Кого из людей встретишь – разговаривай, у них задания могут быть прикольные.
– Какие задания? – перебил его Иван, услышав, наконец, понятные слова.
– Ну, типа, убить десять кикимор, чтобы получить десять настоек боярышника... Ну, чего ты так вылупился? Не я же квесты составлял, – отмахнулся Дизи, – короче, побродишь так с неделю, хотя с твоими способностями – две... И дойдешь до финального квеста на яблоки, все понятно?
– Все понятно! – бодро соврал витязь, уставший терять достоинство в этом ненормальном мире.
– Ну, бывай тогда, – прощально махнул хвостом змей и традиционно растворился в воздухе.

***
– Хелов, Дизи, хелов! – раскатистым эхом разносилось по лесу.
– О, опять ты... – возник из голубого облака змей прямо над головой беспомощно барахтающегося между двух березок витязя, – во мля, ты че, в текстурах застрял? Занятно...
– Ни в чем я не застревал, – пожаловался Иван, – я токмо бежал, и вокруг нечистая сила меня как в тиски невидимые зажала. Ни вперед, ни назад двинуться не могу, будто держит что крепко. Все бабка Агафья наколдовала, небось.Она меня никогда не любила.
– А ты нафига, стесняюсь спросить, в лес этот поперся вообще? Здесь даже респа нет никакого, – озадаченно осматривал композицию Дизи.
– Я за волком гнался, – смущенно признался Иван.
– Зачем? За них же даже опыта не дают? – продолжил удивляться Дизи.
– Он мой пирожок с капустой прям из рук вырвал, когда я на привал устроился. А мне их маменька специально в дорожку сготовила, вкусные такие...
– Чудны дела ваши, прогеры, – змей задумчиво почесал нос хвостом, – ладно, сейчас придумаем, как тебя достать.
Дизи с эффектным хлопком исчез и появился вновь только через минуту, когда витязь успел заскучать.
– Так, страдалец, – деловито замельтешил змей, переливаясь и постоянно меняя окраску, – на форуме советуют попрыгать. Сейчас прыгнешь как можно выше и вперед.
Иван Федорыч нехорошо оскалился:
– Ты глумишься надо мной, гад ползучий?
– Летучий, – машинально поправил Дизи.
– Я двинуться не могу, ирод!
– А телепорт тебе уже дали?
– Чего? – витязь угрожающе нахмурился.
– Понятно, – спокойно кивнул змей и снова исчез.
Последующие несколько минут Иван вспоминал все нехорошие слова, какие ему доводилось слышать, и применял по отношению к "хелову Дизи".
– Чего орешь, юноша бледный со взором горящим? – спросил, невесть откуда взявшийся молодец, на вид не старше самого витязя.
На молодце были диковинная красная кольчуга и железная шапка-ушанка с перьями на макушке. И сам молодец был странен, кожа у него была серой с голубым отливом.
– Сам ты... – начал было огрызаться Иван Федорыч, но оценив исполинские размеры меча за спиной прохожего, едва не превышающие его собственный рост, прикусил язык от удивления. – А кто спрашивает? Негоже вопросы задавать, не представившись.
– Че? – молодец интенсивно поморгал. – А! Ты из совсем пришибленных. Ворог я страшный семидесятого левела, на землю твою тайно проникший, неуязвами увешанный. Трепещи, светлый, убивать тебя буду.
Витязь распахнул рот и набрал в легкие побольше воздуха для тирады, но ворог как-то неловко отскочил от него, выхватил меч и принялся размахивать им так, что елки вокруг подрагивали. Иван Федорыч расширившимися от переизбытка впечатлений глазами уставился на приближающуюся фигуру. На огромной фиолетовой лошади ехал щуплый мальчонка с вострыми ушками, безоружный, если не считать громоздкого посоха замысловатый формы, неудобного даже на вид.
– О, негр, – обрадовался мальчонка голосом Дизи. – Чего надо? Печеньки кончились? Брысь, мелочь, не до тебя.
Как ни странно, ворог угрозы испугался и, окутавшись на миг сиянием, исчез. Ивана же в тот же миг подбросило в воздух, и в другой миг он ощутил себя уже верхом на необъятном фиолетовом скакуне за спиной Дизи.
– Поехали, горемычный, – вздохнул ушастый малец, – подвезу тебя до эльфийского города, а то, видишь, места какие нехорошие тут. Аномальная зона какая-то. Прогеры трудятся уже. Мне обещали, что в городах безопасно будет.
– Сглазили, как есть сглазили, – бубнил витязь, старательно жмурясь и тыча пальцем в фиолетовую шкуру коня рядом со своим коленом.
– Чего ты там бормочешь, контуженный? – обернулся к нему бывший Дизи и почесал острое ушко.
– Вот, опять, – всхлипнул Иван Федорыч, – морок, будь ты трижды неладен.
– Чего это я морок? – возмутился мальчишка. – Очень даже не морок, – он, ловко извернувшись, больно ущипнул витязя за руку. – Чуешь? Настоящий я, понял?
Иван кивнул на всякий случай,но продолжал бормотать что-то себе под нос.
Дизи прислушался: «Стану, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду в чистое поле, пойду далеким-далеко к окиян-морю. В окиян-море бел латырь-камень, на этом камне нет ни крови, ни ольхи, ни опухоли», – старательно выводил Федорович.
Бывший змей прыснул.
– Мать моя, виртуальная женщина, потек богатырь, как старый холодильник.
– А? – оторвался от своих мыслей скорбных витязь.
– Ниче-ниче, ты это… продолжай, – милостиво разрешил Дизи, – даже успокаивает, как Лигалайз с похмелья, ритмичненько.
– Ты мне вот что скажи, – прервал свои причитания Иван, – сколько нам еще до молодильных яблок добираться? Батюшка у меня строгий, суровый даже, осерчает, ежели я буду долго скитаться на чужбине, когда ждут меня дома.
– Ой, я умиляюсь, – хохотнул паренек. – До сих пор родаки тебя строят? Ну, надо же! Не надоело тебе под чужую дудку плясать?
– А чего же, плясать-то мы обучены, ежели там пир какой, с девками хороводы водим, да...
– Хо-ро-во-о-о-ды, – легкомысленно взмахнул посохом Дизи. – А чет более современного не придумали у вас? Хип-хоп, сальса, тверк, стиль собачки... да хоть мазурка какая-нить?
– Опять говоришь непонятно, – вздохнул витязь, ерзая на лошади. – По-собачьи я плавать умею...
– Только плавать? – лукаво уточнил остроухий собеседник. – А девушка у тебя есть?
– Батюшка говорит, что молод я еще для женитьбы, – покраснел Иван. – Но нравится мне одна девица – Василисой кличут. Только горда она и заносчива... Ну, ничего, вот вернусь я с молодильными яблоками, и поймет она, что зря нос воротила.
– О-о-о-о, ну совсем случай запущенный, – воскликнул Дизи. – Ниче, я тебя научу парочке приемов пикапа, будешь легко и непринужденно снимать любую телку!
– Откуда телка снимать? – удивился витязь.
Дизи отмахнулся от него посохом и пришпорил фиолетовую лошадь. Иван от неожиданности чуть не свалился, но вовремя успел схватиться за своего странного попутчика. Встречный ветер хлестал по щекам, мимо проносились на бешеной скорости березки, дубы и еще какие-то деревья – Иван не сразу сообразил, что растительность как раз стоит на месте, а они с конем и змеем-эльфом мчатся по лесной тропинке, виляющей из стороны в сторону, как подвыпивший молодец. Впрочем, витязь уже ни в чем не мог быть абсолютно уверен, в этом странном месте происходили совсем уж невероятные вещи. Наконец, вдали показался город.
– На главную площадь сначала заедем, – деловито сообщил Дизи, – а то ты хилый совсем даже для своего левела, бижу тебе купим, шмот прокачаем.
– Ч-чего мы мне сделаем? – озадаченно переспросил витязь, подпрыгивая на кочках.
– Одежу вашу подлатаем, Иван Федорыч, – насмешливо отозвался остроухий.
– Нормальная у меня одежа, – обиделся витязь, – такая не прохудится. Папенька лучших портных нанимал, кольчуга редкого металла...
– Ой, не нуди, – отмахнулся Дизи, – слезай уже, доехали.
Главная площадь, если не обращать внимания на толпившийся на ней контингент, ничем не отличалась от обычной базарной площади любого уездного города: утоптанная до состояния камня земля с бордюром чахлой травки по бокам, торговые ряды, представлявшие собой грубо сколоченные из досок прилавки, на которых были разложены самые разные товары – от квашеной капусты до оружия, от пергаментных свитков до одежды, да две корчмы, из которых доносился гул голосов, хохот и нестройное пьяное пение. Вот только вместо миловидных бабулек в пуховых платочках на площади тут и там стояли воинственные девицы, одетые в какие-то обрезки кожи, едва прикрывающие срамные места. Иван Федорыч так засмотрелся на одну из них, что едва не был сбит смурным длиннобородым богатырем, скакавшим на огромном белоснежном барсе.
– Гляди, что для тебя откопал на аукционе за смешные деньги, – бодро выскочил из-за спины витязя не казавшийся уже таким экзотичным Дизи, – два кольца выносливости и ожерелье силы, надевай давай!
– Да что я, девка, что ли, ожерелья носить? – возмущенно воскликнул Иван.
– А ты его Василисе подаришь, – нашелся эльф, – телки... то есть девицы все на брюлики падки. А пока надевай, тут все так носят – обвел он рукой площадь, – чтобы на ходу из карманов не выронить.
Витязь нехотя принялся надевать украшения.
– Шмота я на тебя не нашел хорошего, уровень не тот. Пошли ездового тебе выберем, а то его после покупки передать нельзя... – продолжил тараторить Дизи, – погоди! У тебя же вроде конь был, когда мы первый раз встретились...
– Бурка! – со всей дури хлопнул себя по лбу витязь, едва устояв на ногах. – Он же в лесу остался, я его к сосне привязал, прежде чем... Совсем с вами, ироды, память я потерял!
– А камня призыва у тебя, конечно, нет? – устало вздохнул остроухий.
– Я друга верного, беззащитного в опасности оставил, а ты мне о камнях каких-то толкуешь...
– Понятно... Ладно, не ссы, сгоняю я за твоим конем, только кое-кому звездюлей раздам, – похлопал витязя по плечу Дизи, – Я быстро. А ты пока вон зелья себе набери всякие, травки успокоительной попей. Надеюсь, хоть в этом ты разбираешься.
Он подвел расстроенного витязя к маленькому седому старичку в причудливом одеянии, копавшемуся в огромных котомках, и привычно уже растаял в воздухе.
– Доброго здоровьичка, – вежливо поклонился витязь старичку. – А ты, стал быть, знахарь?
– Что? – визгливым девическим голосом завопил старичок. – Какой я тебе знахарь? Глаза разуй – ведьмак я.
– Кто? – опешил Иван.
– Маг, колдун, волшебник.
– Эвон оно как, – протянул витязь, – колдун, значит?
– Значит, значит. Чего хотел-то?
– Мне б травки какой-нить от видений, господин колдун, да оберег от сглазу.
– У тебя глюки, что ли? – развеселился старичок.
– Кто у меня? – удивился Ваня.
– Что за видения, спрашиваю, тебя посещают, дивный отрок?
– Странные слова ты, колдун, говоришь, отроки у нас щек не бреют, а я уже муж, в бою побывавший.
– В одном? – уточнил старичок.
– Почему в одном? – искренне обиделся Иван Федорыч. – Мы и разбойников с батюшкой гоняли, и татарву бить ходили, а еще с князем нашим собирались Царьград брать, только не вышло – помер князь-то по зиме, от горячки.
– Господи, – закатил глаза старичок, – до чего ж болтливый клиент пошел. – Он полез в холщовую суму. – На, вот тебе травки от глюков, вот амулет – от любой болезни, но, – колдун вытянул палец вверх, – одноразовый.
– Чего?
– Один раз, говорю, поможет от любой болезни. Ну там – грипп, аллергия, ЗППП опять же. Хотя, – протянул старичок, оглядывая витязя, – это тебе вряд ли грозит.
– Благодарствую, – отвесил Ваня поясной поклон, боясь даже спрашивать про мудреные хвори, которые перечислил колдун.
– «Благодарствую» на хлеб не намажешь, – заявил старик, упирая руки в боки, – деньги гони.
Иван Федорыч смутился и зарылся обеими руками в кошель, выгребая остатки монет.
– Хватит ли этого, мудрый ведьмак? – он намеренно напомнил старцу о мудрости на случай, если денег не хватит, уж больно воинственный вид был у травника.
– Ага, – хмуро кивнул тот и убрал из предложенного набора большую склянку с зельем, заменив ее на маленькую.
– Доброго здоровьица, – смирился витязь и пригреб покупки.
Осмотревшись, он заметил пристальный взгляд одной из полуголых девиц. Из-за спины ее торчал огромный лук. Голову, как у многих здесь, украшали острые уши. Иван Федорыч приосанился и нахмурил брови.
– Купи аккаунт, – неожиданно предложила девка.
– Я таким не занимаюсь, – покраснел витязь.
Лучница пожала плечами.
– Ну, могу тебя тогда покачать, я недорого беру. У тебя какой левел, двенадцатый? Давай до двадцатого подтяну на озере?
Иван Федорыч живо представил себя раскачивающимся на девице и покраснел еще гуще.
– Окстись, малая, – раздался за спиной витязя веселый голос Дизи. – Луком ты его до второго пришествия качать будешь.
– Так я потому и беру недорого, – возмутилась развратная лучница. – Он же не сказал, что с админами дружит...
– Так, все, свободна, – отмахнулся Дизи, – Не погань игру тестировщику.
– Дизи, она мне такое... за деньги...
Витязь ничего не понял из диалога, но возмущение бывшего змея разделял полностью. Не хотел он, чтоб его портили. Во всяком случае, не за деньги.
– На вот, камень волшебный, – Дизи протянул Ивану Федорычу гладкий булыжник с незатейливым изображением коня, – Призывай своего скакуна. Покажу я тебе дорогу покороче, а то ты еще где застрянешь или негры покрошат. Телепортом протащу к замку Кощея, авось там уже народ на биг босса собрался, тогда у тебя шанс есть без квеста его покрошить и яблок набрать. А то там эпик припадочный, свихнешься, пока пройдешь.
Иван схватил булыжник, зачем-то зажмурился и напевно запричитал:
– Сивка-бурка, вещая каурка, стань передо мной, как лист перед травой!
– Че за древние песни ты слушаешь, еще и попсу галимую, – поморщился Дизи.
– Друг мой верный, характер у меня скверный, прости ты меня, не сердись, скорей ко мне воротись, – продолжал молиться витязь, крепко прижимая булыжник к груди.
– Эй, да успокойся ты, вон твой конь уже минут пять как здесь, – дернул за рукав Ивана остроухий.
Иван осторожно открыл один глаз, оглянулся и тут же бросился к спокойно щиплющей неподалеку травку лошади:
– Бурка! Ты здесь, Бурка, я так скучал! – от избытка чувств витязь проскакал вокруг коня и полез к нему обниматься.
Дизи и Бурка уставились на радостного Ивана Федорыча в недоумении. Тот смутился, стушевался, покраснел, потеребил камень, сунул его в карман, важно вскочил в седло и деловито скомандовал:
– Поехали к Замку Кощея, некогда рассиживаться!
– Какой энтузиазм! – восхитился эльф. – Ну приготовься, телепортироваться будем.
– Теле... что? – заволновался Иван Федорыч. – А это прилично? Достойно ли чести витязя славного?
– Это, считай, подвиг, – успокоил его Дизи.
Затем он сделал руками замысловатый пас, и в следующее мгновенье все вокруг закрутилось-завертелось, земля ушла из-под ног, и Иван Федорыч решил, что тут-то и настал его смертный час. С одной стороны, погибнуть во время свершения подвига – оно, конечно, почетно, а вот с другой – рановато вроде, Василиса, опять же... Все эти мысли мелькали в голове витязя, пока он несся через пространство, судорожно сжимая в руках поводья. Но внезапно Иван понял, что кружение прекратилось, и они с верным Буркой оказались перед стенами причудливого замка. Одни, без Дизи и его фиолетового ездового чудища. Вокруг сновали странные личности не менее странного вида, и все они стекались к воротам. Иван справедливо рассудил, что и ему туда – с логикой у него с детства было все в порядке.
Витязь спешился и, взяв коня за поводья, решительно направился в сторону замка.
– Ищу хилочку двадцатого уровня для совместного фарма, – басил чуть в стороне от основной толпы уже знакомый Ивану длиннобородый богатырь с белым барсом.
– Танк на пати магов, танк на пати магов, срочно! – верещала хором кучка белокурых юнцов в золотистых балахонах и с уже ставшими для витязя привычными острыми длинными ушками.
– Слышь, чувак, а ты танковать умеешь? – неожиданно обратились они к витязю.
– Че? – только и смог выдавить из себя растерявшийся Иван, чувствуя, что ему опять предлагают что-то неприличное.
– Ясно, нубы нам не нужны, – разочарованно протянули юноши и тут же отвернулись, потеряв к витязю всякий интерес.
– Братцы, а как мне в замок пройти? – обратился витязь ко вновь прибывшей разномастной группке людей, состоявшей из пары эльфов с резными луками за спиной, здоровяка с массивным круглым щитом в одной руке и маленькой дубиной в другой, обычной на вид девицы в атласном платье в пол и с вычурным жезлом в руках, диковинного рыцаря,с ног до головы закованного в изумрудного цвета доспехи, и непонятного существа в меховой шапке, с бешеной скоростью наматывающего круги вокруг своих спутников.
– А ты здесь один, добрый молодец? – поинтересовался рыцарь, видимо, главный в этой компании, как смекнул Иван.
– Нет, не один, – приосанился витязь, – с Буркой мы вдвоем прибыли, подвиги славные совершать.
– Понятно, – хмыкнул рыцарь, – а чего сюда-то? Тебе вроде рановато еще.
– За яблоками молодильными я пришел, мне батюшка мой родненький наказал, худо ему без яблок этих.
– Яблоки, значит... А больше ничего не ищешь, артефактов там каких, золота? – уточнил тип в изумрудных доспехах.
– Мне чужого не надобно, – гордо отозвался Иван, – мне Дизи сказал, что нужно в замке Кощея покрошить, и тогда яблоки как-то найдутся, я готов крошить, покажите мне путь до него только.
– Ладно, – махнул рукой рыцарь, – пойдешь с нами, нам как раз седьмой человек для фулпати нужен. Только запоминай: в драки не лезешь, идешь в самом хвосте и, если у кого из кармана что-то ценное выпадает, поднимаешь и прячешь, потом разберемся. Все понял?
Витязь не понял и половины, а с тем, что понял, был не вполне согласен, но на всякий случай кивнул, очень хотелось уже с врагом встретиться и яблоки отвоевать.
Двигаясь в арьергарде разношерстного отряда и не мешаясь,как было велено, но упрямо волоча верного Бурку в поводу, Иван Федорыч невозбранно пялился по сторонам и удивлялся архитектуре Кощеева замка. Ров, через который был перекинут изящный арочный мостик, выглядел нешироким и мелким. Лужа, в которой перед Ваниным домом любили купаться гуси, казалась глубже и опаснее. Мост почему-то был обычный, а не подъемный, что в случае нападения, которое как раз в этот момент и происходило, оставляло ворота практически беззащитными. Почему «практически»? Да потому что створки этих самых ворот были испещрены какими-то непонятными Ваньке символами и закорючками, наверное, защитно-магическими, а вот толщина дверного полотна была, по правде сказать, смешная и не выдержала бы прямого удара тарана ни в жисть. Впрочем, ворота стояли бестолково открытыми, а в бойницах башен, расположенных по бокам, не было видно ни одного лучника.
– Что ж у них тут творится-то? – вполголоса сокрушался Ваня, хотя ему вроде как полагалось радоваться тому, что они так быстро и беспрепятственно передвигались по вражеской территории.
Его конь молча пялился по сторонам, то и дело дергая повод.
Внутри замок был безлюден, даже нечисти им не встретилось. Для цитадели повелителя зла сие было абсолютно нетипично, хотя, конечно, витязь таких мудреных слов не знал.
Они миновали внутренний двор, мощеный камнем, и вышли к самому замку, на нелепом крошечном балкончике которого бесновалась уродливая фигура с заковыристым посохом в слишком длинных руках.
Существо окинуло вновь прибывших взглядом и захохотало так, что из выдолбленной изнутри деревянной колоды – поилки для лошадей – выплеснулась вода. Бурка возмущенно заржал.
– Матерь божья, – пробормотал Ваня и перекрестился.
Его соратники с воем рванули вперед, а Иван Федорыч застыл, не в силах поверить, что эти олухи царя небесного кинулись в лобовую на самого могущественного колдуна из известных.
– А ты че не бежишь? – раздался голос сбоку.
Ваня обернулся и увидел смуглого невысокого молодца лет двадцати пяти, безбородого, с ястребиным носом, чуть раскосыми глазами и длинными черными волосами, которые были небрежно связаны в косу. Он с наслаждением хрумкал наливное красное яблоко. Сок брызгал из надкушенного плода во все стороны, и незнакомец утирал рот и щеки рукавом вышитой рубахи.
– Больно надо, – оскорбился Ваня, – кто ж вот так на ворога кидается? Тут подумать надо.
– М? – приподнял брови молодец. – Так ты у нас из думающих? Удивительно. Хочешь яблочко?
Иван кивнул.
Смуглый залез в карман штанов и протянул витязю яблоко. Тот вежливо поблагодарил и впился в красный бок зубами.Конь завистливо причмокнул губами и жалобно фыркнул. Витязь смущенно поделился с ним.
– Как величать тебя, добрый молодец? – спросил незнакомец. – И что ты делаешь в моем замке?
– Иван я, – начал витязь, – Федоров сын, из… – и потрясенно замолчал. – В твоем замке?
Смуглый кивнул.
– Так ты, выходит, Кощей?
– Собственной персоной, – подтвердил тот и изящно поклонился.
– А там кто? – изумился витязь, махнув в сторону дерущихся.
– Привратник. Чтобы подраться со мной, надо его победить. Тогда можно будет войти в замок, пройти три зала с мобами, убить еще трех мелких боссов и попасть в тронный зал, чтобы сразиться со мной.
– А не проще тебя прямо здесь зарубить? – поинтересовался Иван, удивляясь собственной беспечности.
– Не получится, – Кощей пожал плечами. – Попробуй.
Витязь поспешно отбросил огрызок и без замаха азартно ткнул в молодца кладенцом. Меч прошел сквозь Кощея, тот даже не вздрогнул, выудил из-за пазухи еще одно яблоко и хрустко надкусил.
– Я ж не тут, а в тронном зале, – непонятно пояснил он. – Просто скучно ждать.
– А... Понятно, – соврал Иван Федорыч.
– А ты чего пришел вообще? Ты ж еще не дорос.
– Обидные слова говоришь, – витязь насупился.
– Зато честные, – пожал плечами Кощей. – С твоим уровнем только лисичек под городскими стенами гонять. Тебе ж даже опыта не дадут.
– Опыта мне и так хватает! Мы с батей на хазар ходили!
– Это в какой локации? – опешил Кощей.
– В тридесятом, разумеется, – почти угадал смысл непонятного вопроса Иван.
Молодец задумчиво повертел в пальцах черенок от яблока.
– Не знаю, где это, – неохотно признался он.
– То-то же, – почему-то невежество Кощея очень обрадовало. – А здесь я по наказу батюшки моего. За яблочками пришел молодильными...
Иван Федорыч замер, раскрыв рот, и уставился на быстро крутящуюся в пальцах молодца веточку.
– А не молод ли ты для Кощея, воин? – начал Иван издалека.
– А, по-твоему, Кощей должен быть старым? – ответил вопросом на вопрос смуглолицый и плавным движением перекинул косу за спину.
– Ну, конечно! – начал горячиться Иван. – Кощей же мно-о-о-го лет живет, чай не мальчик!
– А о том, что я бессмертный, ты что-то слышал? – хмыкнул "не мальчик".
– Само собой, – активно закивал витязь, – да это ж и в нике твоем указано! Ой, что это я щас такое молвил? Никак, Дизи упоминал мудреное слово, а я и запомнил.
– Дизи? – схватил за руку витязя Кощей. – Откуда ты знаешь Дизи?
– Дык, как же мне не знать, друг это мой закадычный, – начал вдохновенно врать Иван Федорыч, повинуясь внутреннему голосу, который настойчиво подсказывал ему, что вот сейчас знакомство со странным змеем-эльфом сулит дополнительные козыри и бонусы.
– Врешь! – опасно прищурился Кощей.
– Не вру, а привираю! – уточнил Иван.
– Да, это меняет дело, – покладисто согласился Кощей. – Так, с этого места подробнее, откуда ты Дизи знаешь?
– Он меня у камня встретил, потом отправил сюда, но я по пути застрял, а он меня вытащил, и мы поехали на фиолетовом коне, а потом призвали моего Бурку и теле... короче, он сказал, что если тебя убить, то молодильные яблоки можно заполучить!
– Логично, – хохотнул Кощей.
– А вот яблоки, которыми ты меня угощал, они какого сорта, чет я не разберу, – зашел с другой стороны Иван Федорыч.
В бок его боднул жеребенок, подозрительно напоминающий Бурку.
– Редкого, – хмыкнул Кощей. – И чтоб ты знал, устарели эти ваши предрассудки. Хватит уже Кощея представлять тощим, чахлым стариком, ну даже как-то обидно!
– Так батюшка мне говорил...
– Пора своим умом жить, Ваня, – вкрадчиво поведал смуглолицый молодец, надкусывая очередное яблоко.
– Да понял я уже, что ты...
– Я молодой Кощей, – ухмыльнулся молодец.
Внезапно витязю под ноги начали сыпаться золотые монеты, пучки каких-то сушеных трав, заморские фрукты и еще какие-то непонятные предметы.
– Быстро они в этот раз, – присвистнул Кощей.
– Ты там не тормози, чувак, – раздался вдалеке голос рыцаря, – сольешься тут, мы за тобой возвращаться не будем! – И его боевой отряд скрылся в недрах замка.
– А что они имели в виду? – деликатно поинтересовался у Кощея витязь. – Тут ветра шумят, слов не разобрать...
– Да респ у привратника тут каждые пять минут, он тебя одним тычком снесет, – с усмешкой пояснил молодец, но встретив ничего непонимающий взгляд Ивана, со вздохом добавил. – Воскреснет, говорю, стража через три минуты уже, так что гони, давай,внутрь.
– А ты? – зачем-то спросил витязь.
– А у меня телепорт есть, чего я потеть буду. Ты тоже, что ли, хочешь? – подмигнул ему Кощей.
– Н-нет-нет, я лучше бегом, оно для здоровья полезно, – испуганно замахал руками витязь, внутренне содрогнувшись от неприятных воспоминаний.
Бурку пришлось загнать в волшебный камень, все равно от него проку теперь было мало, да и въезжать в замок верхом все же как-то нелепо.
Нагнал свой отряд Иван Федорыч в огромной, тускло освещенной зале, под завязку забитой какой-то нечистью. У входа парочка эльфов-лучников энергично расстреливала гигантских пауков на противоположной стене. В углу знакомый рыцарь, прикрываясь здоровым щитом, кромсал двумя мечами каких-то волосатых великанов с клыками. А по всему пространству зала бегала хрупкая девица с посохом, зачем-то пихая локтями все встретившиеся на пути скелеты, вооруженные здоровыми дубинками, отчего эти гады свирепели и с утробным рыком бросались вслед за девицей. Наконец, она как-то растерянно замерла перед несущейся на нее толпой и начала выводить посохом замысловатые фигуры в воздухе. В Иване вдруг проснулся инстинкт защитника беспомощных дев, и он, не задумываясь, рванул наперерез полчищу скелетов, воинственно размахивая мечом. На несколько секунд его ослепило каким-то голубым сиянием, вокруг беспорядочно замелькали чьи-то стрелы-когти-мечи-дубины. Потом витязь получил сильнейший удар под дых, отлетел к дальней стене и провалился в пустоту. Когда он с трудом открыл глаза, то увидел нависающую над ним давешнюю девицу, сурово упиравшую руки в боки.
– И какого хрена ты влез? – зло прошипела она. – Сколько маны на тебя истратила!
– Да лан, не кипишуй, не все же знают, что ты у нас одна на всю локацию хилотанк, – ухватил ее за руку проносившийся мимо неуловимый тип в меховой шапке и увлек за собой. – Не отставай, герой, – бодро крикнул он, уже скрываясь в недрах темного коридора.
– Кто она? – меланхолично спросил Иван пустоту, тяжело поднимаясь на ноги.
– Врачеватель, который привык идти на таран, – раздался насмешливый шепот Кощея над самым ухом. – А ты силен, Иван Федорыч, скелету на двадцать уровней выше тебя аж обе руки сломал. Шевелись,давай, там сейчас самое веселье начнется.
– Какое веселье? – также шепотом спросил Иван.
– Убивать меня будут, – сообщил голос и хихикнул.
Витязь вздрогнул. С одной стороны, хорошо помнилось, что Кощей – враг, душегубец и просто нехороший человек, но с другой, он так спокойно говорил о собственном убийстве…
– А тебе и взаправду, что ль, смешно? – уточнил Иван.
– Конечно. Хоть какая-то движуха. А то сидишь тут в ожидании, как невеста на выданье, даже словом перемолвиться не с кем.
– Ты… это, – решился Ваня, – хоть покажись, чтоб нормально, по-людски разговаривать.
– А ты со мной поговорить решил?
– Ну, не драться же с тобой, – буркнул витязь.
Рядом раздался тихий смех, и знакомая фигура проявилась на фоне каменной стены.
– Странный ты все-таки, Иван, Федоров сын. С нечистью разговариваешь, воевать не любишь, не подумавши, богатства не ищешь, яблоки тебе подавай. Все на усобицу.
– Почему подавай-то? – обиделся витязь. – Я ж порядок-то знаю: сначала надо подвиг совершить, а потом и яблоки спрашивать. Ну, там за три моря сплавать, чтоб жар-птицу поймать, аль коня дивного раздобыть, или девицу пригожую тебе в жены.
– В жены? – фыркнул Кощей. – Ну, и нафига мне жена? Мозг конопатить с утра до вечера? Да и конь мне без надобности. А насчет жар-птицы – ты павлина видел когда-нибудь?
Иван Федорыч затряс головой.
– Вот. А у меня их тут, как грязи. В саду.
– У тебя сад есть? – спросил удивленный витязь.
– А ты думал, молодильные яблоки на каменном полу растут? Сад у меня, там, – неопределенно махнул рукой Кощей, – за стеной дом нормальный с бассейном, с патио, а не эти застенки Великой Инквизиции. Система управления smarthouse, кондей там, подогрев полов, солнечные батареи на крыше. Недавно стерео систему себе купил навороченную, там такие басы! Закачаешься!
Иван стоял, уронив челюсть, и пытался понять, почему все вокруг разговаривают на каком-то мудреном заморском языке? Вот вроде и слова некоторые понятны, но общий смысл недостижим, как горизонт.
– Ой, – подпрыгнул Кощей, – братва твоя до тронного зала дошла. Надо возвращаться. А то неудобно как-то, народ уже настроился. Ты, Иван Федорыч, никуда не уходи, я их сейчас быстренько раскатаю и вернусь, пойдем сад смотреть. Ок?
Витязь с трудом кивнул, и Кощей сей же миг растаял в воздухе.
– Эй, новичок, не отставай, – откуда-то из недр темного коридора окликнул Ивана высокий парень с мечом. – Будешь далеко стоять, тебе опыта не дадут и квест не засчитают.
Витязь согласно кивнул и заспешил вслед за шумной толпой драчунов. Оно и верно, какой опыт, когда в сторонке стоишь и ничего не видишь? Смысла слов Кощея он так и не постиг, но надеялся, что в процессе что-нибудь прояснится.
Тронный зал был очень неуютным. Темно-красные стены и чадящие факелы навевали мрачные мысли. На тронном возвышении восседал Кощей в явно неудобной мантии с хищно-острозубым воротником. Выглядел он внушительно и устрашающе. Весь зал до самого подножья трона заполняла толпа самых разнообразных скелетов, от человеческих до совсем диковинных.
– Жуть какая, – перекрестился Иван Федорыч.
– Да, очень банально, – раздался над ухом голос Дизи. – Я говорил им, что скелеты давно никого не пугают, но заказчики... Зашоренные стереотипами людишки!
Витязь обернулся и тут же отпрыгнул. В этот раз Дизи принял облик миленькой девчушки лет десяти в коротком розовом платьице, из-под которого виднелись кружевные панталоны и тощие коленки. В руках девочка сжимала внушительных размеров леденец на палочке.
– Нравится? – спросил довольный эффектом Дизи. – Мой дизайн, эксклюзив.
– Эм... А тебя не затопчут?
Малышка надменно фыркнула и скривилась в неприятной кровожадной усмешке.
– Мне эти мобы даже не зеленые. По сотне на удар. Это ж первая лока.
Иван Федорыч приложил руку к сердцу и поспешно отвернулся, не рискнув переспрашивать. Тем временем в зале разворачивались нешуточные бои со скелетами. На троне злодейски хохотал и завывал Кощей.
– Ну чего, пошли убивать босса? Я по нему постучу, а потом, как скажу, ты его добьешь. Ты в пати, если нанесешь последний смертельный удар, ребята будут не в обиде. Все ништяки им упадут.
– Какого... – Иван проглотил вопрос и срочно заменил его на безобидный. – Какого босса?
– Так Кощея же. Забыл, зачем пришел?
– Я за молодильными яблоками пришел, – робко возразил Иван. – Может, это, без смертоубийства можно как-нить?
– Да ты пацифист, добрый молодец! – восхитился Дизи томным девчачьим голосом.
– Но-но, не обзывайся! – взвился витязь. – Я не трус, я в бою никогда задних не пас, просто... Неплохой парень этот Кощей, и негоже всей толпой на одного!
– Да я и не говорю, что ты пас, – хихикнула вредная девчонка. – Просто правила такие здесь, усек?
– Никого я не сек, и что это за правила? Не по-людски как-то: Кощей меня яблоком угостил, сад обещал показать, а я его добивать буду.
– Яблоком угостил? Сад обещал показать? Ну офигеть же! – девочка запрыгала вокруг Ивана, размахивая леденцом. – Пока я там прогеров строил, ты уже успел скентоваться с Кощеем. Вот правду же говорят: дуракам и новичкам всегда везет!
– Это ты на что намекаешь? – подозрительно прищурился витязь.
– Да не намекаю я, прямым текстом говорю: везунчик ты, Ваня. Но Кощея завалить все равно надо, без этого квест не закончится. Так что, чем быстрее мы здесь управимся, тем быстрее ты в саду с ним гулять будешь.
– Как же это, ты же сказал, что мы убьем Кощея? – Иван озадаченно почесал лоб.
– Не тупи, витязь. Кощей – бессмертный, помнишь?
– И что, ему ничего не будет? – с надеждой уставился Иван на теребящего розовое кружево Дизи.
– Легкий укол по самомнению, разве что, – язвительно пропела девчонка. – Что-то он в последнее время зазнаваться стал. Ноет, что ему все надоело, что каждый раз одно и то же, что хотя бы способы убийства придумали какие новые. Так мы и придумали, кстати, ну, бухали как-то с ребятами, день рождения чей-то отмечали... или это мы отмечали День взятия Бастилии?
– Стоп! – прервал Иван приятные воспоминания Дизи. – Давай уж, идем убивать босса.
К удивлению Ивана, при виде безобидной девчушки вся нечисть в зале почтительно расступалась, потому путь до трона они преодолели буквально за один миг, остановившись в паре метров от босса.
– О, Дизи, какой ты сегодня гламурный, – оскалился Кощей, – ну, рассказывай, когда нам тут обнову ждать?
– Мы вообще-то тебя убивать пришли... – не дал своему сопровождающему ответить витязь.
– Издеваетесь, что ли? – возмутился Кощей, – Диз, он же меня своей железкой будет недели две дубасить, пока я не умру... самоубившись от тоски.
– А мы сегодня читерим! – радостно вскрикнул девичий голосок, и Дизи, взмыв в воздух, что есть силы ударил босса леденцом по макушке.
– Блин, больно же, – приложил Кощей ладонь к ушибленному месту, – а обязательно было палку свою слюнявить? Теперь вся башка в какой-то липкой хрени. Мне срочно нужно в душ! – капризно сообщил он.
– И что теперь? – растерянно спросил Иван.
– Да бей уже, – поторопил его Дизи, хихикая, – он тебе только спасибо скажет.
Иван зажмурился и наотмашь ударил Кощея мечом. В ушах оглушительно зазвенело. Когда он открыл глаза, молодца перед ним уже не было. А на троне развалилась знакомая девчушка, грызущая леденец.
– Ну че, Ванюш, грац тебя с победой, – довольно прочавкала она.
Витязь растерянно огляделся по сторонам: в зале оставались только его боевые товарищи, ползавшие по полу и сгребавшие в карманы и котомки горсти золотых монет и какой-то мусор.
– Ой, спасибо тебе, Иван, я хоть ребенка из садика сегодня вовремя заберу, – махнул ему на прощание рукой знакомый рыцарь, и компания в голубоватом сиянии исчезла.
– А где же Кощей? – всхлипнул витязь, обращаясь к Дизи. – Ты же сказал, что он бессмертный... И он мне яблоки обещал, а я его мечом...
– Да не хнычь, Иван Федорыч, обожди пять минут, щас переоденется и вернется, – успокоил его Дизи, слюнявя свой леденец.
Но спустя пять, а потом десять, пятнадцать минут Кощей не появился. Иван Федорыч мерил шагами тронный зал то вдоль, то поперек, а бессмертного все не было.
– Хэлов, Дизи, – оторвал витязь девочку от гигантского леденца, – не нравится мне это. Где Кощей? Может, случилось чего?
– Чего с ним будет? – дрыгнул ногой в гольфике Дизи.
– Не знаю, – уперся Федорыч, – надо пойти посмотреть.
– Ты совсем, что ли? – возмутился дизайнер. – Монстрофил, блин.
– Ты меня хоть как назови, волшебник, но тут сидеть больше мочи нету. Ежели ты со мной не идешь, то я и сам справлюсь.
Дизи закатил глаза и бросил леденец на пол.
– Никакого уважения к личному пространству заслуженной нечисти, – вздохнул он. – Одно слово – витязь. Но если Кощей нас будет видеть не рад, я стрелки на тебя переведу, понял?
– Нет, – честно признался Ваня и упрямо дернул головой, – пошли.
– Куда идти-то знаешь? – поинтересовался Дизи, расправляя платье.
– Кощей сказывал – за стену, туда.
– Ну, туда, так туда. Веди нас, Сусанин-герой…
Витязь решил не спрашивать, кто такой Сусанин, поскольку объем информации, полученный им за сегодняшний день, превышал среднегодовой показатель в несколько раз и плавно подбирался к отметке «тепловая смерть мозга».
Миновав кучу переходов и выйдя наружу, Дизи с витязем оказались у глухой каменной стены высотой в три человеческих роста.
– Вот окопался, мизантроп проклятый, – восхищенно присвистнул Дизи и сплюнул.
– И как нам дальше? – спросил Иван.
– Ща-ща, – приговаривал дизайнер, ощупывая пальцами стыки каменных плит из серого известняка, – где-то здесь должна быть панелька. Вот только где?
– Четыре снизу и два влево, – раздался недовольный голос Кощея, – и прими нормальный вид – в мои апартаменты лицам женского полу хода нет.
– Он еще и сексист, – фыркнул Дизи, но послушно перекинулся в пацана с острыми ушками. – Так пойдет?
– А в человека можешь?– ехидно поинтересовались отовсюду и ниоткуда.
– Капризный какой, – дернул головой Дизи и тут же стал высоким,рыжеволосым и конопатым парнем в джинсовом комбинезоне на голое тело. – Доволен?
– Ах ты, сука, – возмутился Кощей, – вот кто копался в истории моего браузера.
– Чистить за собой надо, Кощеюшка мой сладкий, – заржал Дизи и нажал на один из камней в кладке.
Стена плавно разошлась, открыв проход. Впереди виднелась большая солнечная поляна в окружении яблоневого сада. В центре поляны стоял светлый терем с белеными стенами. Сновала по двору полупрозрачная челядь. Мычали неправдоподобно упитанные коровы в открытом хлеву. Розовая коза с зеленым бантом на шее интеллигентно щипала идеальную травку. Жирный котяра давился кольцом кровяной колбасы, икая и пугая пушистых цыплят отрыжкой. Картинно-изящный конь доедал соломенную шляпку, некогда украшенную букетиком.
– Итальянская соломка, – с видом знатока заявил Дизи. – Кощей вообще очень старый.
Иван связи между возрастом Кощея и родиной соломы не уловил, но сдержал невежественные междометия.
– Здравствуй, гость дорогой! – воскликнул с крыльца хозяин дома, одетый очень неофициально – в белые полотняные шорты и кожаную головную повязку.
– Привет, старый хрен, – присел в иноземном книксене Дизи.
Кощей его проигнорировал и, быстро спустившись, крепко обнял Ивана.
– Ничего что я тебя... – витязь замялся, – ну, мечом-то?
– Да что там с твоего меча урону! Вот за облизанный леденец у меня один читер получит по е... по наглой рыжей морде.
Кощей придирчиво осмотрел Дизи и с заметной неохотой смягчился.
– Или по другому месту.
– Но-но-но! – ничуть не испугавшись, Дизи важно направился к крыльцу, зачем-то виляя бедрами. – Я тебе потом так облик изменю, извращенец... В соответствии с требованиями программы, то есть, без лишних деталей. Даже на поссать не останется.
– Злой он, – доверительно сообщил Ивану Кощей. – Особенно трезвый.
– Дык, у меня батя тоже бывает, как осерчает, особливо, ежели с похмелья, – доверительно пожаловался витязь. – Может, это, наливочки ему, за успешное завершение похода?
– Успешное завершение, значит, – ехидно пропел Кощей. – Читерство сплошное и коварная подстава! У меня теперь мигрень и легкая депрессия, между прочим.
– Ой, прости, – стушевался Иван.
– Да ладно, ты-то не виноват, – приободрил его Кощей. – Идем, покажу тебе свой сад.
Иван Федорыч опасливо покосился на коня-гурмана и проследовал за бессмертным в глубь сада. Витязю показалось, что он попал в рай – именно так представлял он райские кущи, слушая бабушкины сказки в детстве. Ветки яблонь гнулись под весом спелых плодов, солнце просвечивало сквозь листву, пели какие-то птицы, так и хотелось вдохнуть полной грудью и остаться здесь навсегда.
– Красота-то какая! – воскликнул Иван восторженно. – Лепотааа...
– А хочешь, оставайся, – внезапно предложил Кощей. – Мне, знаешь, скучно одному-то, царевны эти – дуры-дурами, украл парочку, так сам был не рад. Такое мне в замке устроили: одна поразвешивала розовые шторы везде по фен-шую, другая пироги яблочные печь пыталась – пожар устроила. А еще же подружки их, селфи на фоне замка, светские рауты... Короче, еле вернул их назад, еще и приплатить пришлось их родственникам...
– Не могу я, – смутился витязь. – Папенька ждет же молодильных яблок.
– Тоже мне проблема, – хмыкнул Кощей. – Посылкой ему яблоки отправим с нарочным, да вон Дизи поручим это дело – он мигом сообразит! А мы с тобой на рыбалку ходить будем в перерывах между квестами, в шахматы играть, в домино там... да найдем, чем заняться!
– Да я бы с радостью, – покраснел Иван. – Но Василиса же... может, и не ждет, но вдруг...
– Аааа, зазноба, значит, у тебя там осталась, – понимающе покивал Кощей. – Она хоть пироги печь умеет?
– Умеет, очень даже умеет! – горячо заверил собеседника Иван. – Она, знаешь, как готовит! А как она поет, как пляшет!
– Да, пляски в семейной жизни – вещь необходимая, – язвительно протянул Кощей. – Ладно, как хочешь, мое дело – предложить.
– А ты к нам на свадьбу приезжай! – нашелся Иван. – Ну, если она согласится, конечно, за меня выйти...
– Ой, я же тебе павлинов показать хотел, – проигнорировал предложение Кощей, – пойдем еще на другой участок прогуляемся,тебе понравится.
На заднем дворе вид открывался еще более невиданный. Огромные птицы с диковинными веерообразными хвостами, переливающимися всеми цветами радуги, гордо вышагивали по белым мраморным дорожкам, выложенным между грядками, на которых росли кексы и булочки, а иногда склянки с жидкостями. Неподалеку в отдельных загонах мирно валялись в травке мохнатые свиньи, почему-то окрашенные под тигров, зеленые овечки с тончайшими крылышками, напоминающими мушиные, и голубоватые полупрозрачные единороги, созданные будто изо льда.
– Это что же, ты сам все тут построил? – смог, наконец, обрести дар речи Иван.
– Это я ему все построил! – отозвался где-то неподалеку голос Дизи, – Одни только эскизы аж две недели целыми вечерами рисовал, ты прикинь, как задолбался.
– Ой, да пошел ты, – огрызнулся Кощей, – рисовал он... Да я чуть спину не надорвал, пока ты меня камни какие-то таскать гонял.
– А это что? – указал витязь на недостроенный деревянный каркас в самом дальнем углу участка.
– Да мельница должна была быть, – махнул рукой Кощей, – уже месяц всем достраивать лень. Ты лучше скажи мне, Вань, ну вот женился ты на своей Василисе, а дальше что?
– Как что? – удивился вопросу Иван Федорыч. – Жить будем, душа в душу. Папенька нам поможет отдельный дом построить, сад там разобьем, не такой, как у тебя чудесатый, конечно, зато свой. Как подвигов достаточно совершу, можно будет и детишек завести. Только представь, выхожу я вечером в свой сад, а там в беседке Василиса моя уже сидит, песни выводит такие, что за душу берет, а вокруг дети бегают... Разве ж может быть что-то прекраснее? – замечтался Иван. – Только, боюсь, не чета я зазнобе моей, к ней столькие сватались уже, а она не привечает никого... Чем я лучше?
– Ой, ладно, – грустно вздохнул о чем-то своем Кощей, – валялся у меня где-то артефакт такой, что ни одна Василиса не устоит. Ты пока там яблок для бати насобирай, – он протянул витязю неведомо откуда взявшиеся два больших ведра, – а я щас вернусь, – и уже привычно для Ивана растаял в воздухе.
Когда Кощей вернулся с бархатной коробочкой в руках, то застал Ивана, волочащего через весь участок огромное бревно, видимо, некогда бывшее баобабом.
– А че это ты делаешь? – удивился бессмертный.
– Да мельницу тебе достраивает, читер, – хмыкнул контролировавший процесс Дизи, к игривому наряду которого добавилась оранжевая строительная каска.
– А зачем? – еще больше удивился Кощей.
– Так ты мне столько добра сделал, – тяжело дыша, отозвался Иван, утирая пот со лба, – не по-людски это, уйти просто так, не отплатив ничем.
Когда работа уже близилась к концу, солнце медленно переваливало за зенит, в безоблачном небе парили ковры-самолеты, а на террасе, развалясь в шезлонгах, лежали Кощей и Дизи. На плетеном столике между ними стоял кувшин с холодным пивом. У каждого в руках было по большой глиняной кружке с запотевшими боками. Дизи дремал, а Кощей неотрывно следил за героем дня. Иван Федорыч в одних лишь насквозь пропотевших штанах споро остругивал бревнышко, сильно превышающее габаритами его самого.
– Ванечка прав, лепота... – блаженно выдохнул Кощей.
Дизи вздрогнул и с трудом разлепил глаза.
– Что?
– Да так, мысли вслух. Где ты нашел этого очаровательного олух... этого настоящего героя?
– Баг, – пожал плечами Дизи. – На соседнем сервере сказку монтируют. Про тебя, кстати. Вроде мульт какой-то. Так вот, это богатырь из сказки той и есть. Мы не гнали, решили потестить. Прикольно же.
– Да-а-а-а... Куда уж прикольнее - баг тестить. И это я извращенец?
– А кто ж? Что ты там Ивану в коробке сунул? Китайский фен?
– Японский фаллоимитатор, – почти обиделся Кощей.
– Мда... Знаешь ты, как угодить женщине...
Дизи хмуро поразмышлял, немного помучался угрызениями совести, потом глупо хихикнул и махнул рукой. День был теплым, пиво холодным, впереди ждали три дня выходных, ни на какую дачу его зимой даже теща не вытащит. Жизнь была прекрасна и в кои-то веки непредсказуема.
– Хороший подарок, – качнул головой Дизи, признавая право Кощея на идиотизм.
– Очень хороший. Спасибо, – невпопад ответил бессмертный, не отводя взгляда от крепкой спины витязя.
Они сделали еще по глотку пива и счастливо вздохнули. Дизи потому, что его рабочий день заканчивался, а Кощей потому, что его сказка только начиналась.