Кремлевские призраки 91

Акони автор
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Исторические личности, Политика, Исторические события (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Иван ІV Грозный, Иван Грозный, Владимир Путин
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Дружба Исторические эпохи Мистика ООС Политические интриги Призраки Психология Современность Стёб Философия Эксперимент Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Ночь. Кремль. Колокольня Ивана Великого. Иван Васильевич и Владимир Владимирович ведут беседу, а вокруг идёт мистическая кремлёвская жизнь.

Посвящение:
Нет

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Внимание, ужасающее отсутствие политкорректности! Автор предупредил)) Главных героя два - Иван Грозный и Владимир Путин, но так или иначе участвуют или упоминаются многие исторические личности разных эпох: Владимир Ленин, Иосиф Сталин, Николай Ежов, Фанни Каплан, Лжедмитрий, Борис Годунов, Малюта Скуратов, Сергей Лавров, Владимир Жириновский, Дональд Трамп, Хилари Клинтон, Барак Обама... уф, вроде всё) Предупреждение для неадекватных: смотрим жанры и отношение к критике, прежде, чем учить меня "правильному отношению" к истории. Всем остальным - добро пожаловать!

15.12.2016
№6 в топе «Джен по жанру Исторические эпохи»
№9 в топе «Джен по жанру Эксперимент»
№24 в топе «Джен по жанру Философия»
№29 в топе «Джен по жанру Стёб»
№34 в топе «Джен по жанру Мистика»
№38 в топе «Джен по жанру Психология»

16.12.2016
№5 в топе «Джен по жанру Исторические эпохи»
№8 в топе «Джен по жанру Эксперимент»
№23 в топе «Джен по жанру Философия»
№24 в топе «Джен по жанру Стёб»
№28 в топе «Джен по жанру Мистика»
№35 в топе «Джен по жанру Психология»
№47 в топе «Джен по жанру Дружба»
10 декабря 2016, 11:30
      Случалось иногда, и довольно даже часто, что президент России Владимир Путин допоздна задерживался на работе. Хотя, если говорить точнее, работа главы государства никогда особо и не заканчивалась: то заседания, то международные визиты, то выступления на всевозможных форумах, поездки по регионам нашей необъятной... Ясно, самолёт у Владимира Владимировича комфортабельный, но иной раз, совершив по нескольку перелётов за день, он начинал верить, что Россия не заканчивается нигде. В прямом смысле. Иное дело — кабинетная работа, хотя...       На Кремль опустилась ночь. Отведя усталый взгляд от документов, президент поднялся из-за стола. Сделав круг по кабинету, он утёр лоб. На душе было смутно. Неожиданно Владимир Владимирович остановился довольно резко, направился к выходу. Двери раскрывались перед ним одна за одной под взглядами кремлёвской охраны. В глазах читалось непонимание, но никто не стал перечить главе государства.       Накинув пальто, Путин вышел в стылую расцвеченную огнями темноту. Куранты Спасской башни отбили полночь. Внизу, под красными Кремлевскими стенами катила свои воды Москва-река, по улицами спешили машины, шла ночная жизнь столицы. Да, в златоглавой всегда движуха, и время суток не при чём. Мысленным взором президент окинул просторы столицы... нет, всей России! И, хотя Владимиру Владимировичу было не привыкать, сердце невольно сжалось. Здесь, в Кремле, бьётся сердце великой страны. Но сегодня было поразительно тихо.       Путин вышел на Соборную площадь. Луна серебрила высокие купола, делая ночь чуточку волшебной. Свернув к колокольне Ивана Великого, президент взошёл на белоснежное крыльцо. Раздались тихие шаги. Высокая призрачная фигура выдвинулась из стены. На стене явился чёткий профиль с остроконечной бородой. — Не спится тебе, Владимир. Здрав буди! — Доброй ночи, Иван Васильевич. — Пошто пожаловал? — Хочу пройтись, - Путин сделал корректную паузу. - Вообще-то я тут работаю.       Послышался смешок. Владимир Владимирович нахмурился: вот ведь чёрт, опять он оправдывается, как мальчик! Долгие годы управления страной в должности президента, премьер-министра, затем опять президента. Он, Владимир Путин — лидер нации! Он, избранный всенародно, работает круглые сутки. Его уважают и даже побаиваются «наши зарубежные партнёры», но... Высокий статус, манера держать себя, наработанная годами всякий раз рассыпалась горсткой пыли перед царским величием Ивана IV. Путин и сам не мог понять. Грозный физически мёртв уже более четырёхсот лет. Так почему? — Не тушуйся, - усмехнулся царь. - Не враг я тебе. Сам же знаешь: люб ты мне. — Эээ, спасибо, Иван Васильевич, - вздохнув, президент подошёл ближе. - Вы всегда будто смеётесь надо мной, что ли. — Удивляешь ты меня. Вижу: правитель сильный, а не казнишь никого, милуешь. — Я же говорил: в России мораторий на смертную казнь. — Слышал уж. В который раз твержу — подпиши указ да отмени. — Зачем? — Порядку больше в царстве станет. — Нельзя царство без грозы держать. Так, верно? — Гляди-ка, и сам всё разумеешь. — В этом есть резон. Однако, мы, россияне — гуманная нация. Не террористы же какие-то. — Это те, про кого ты тогда сказывал? Что ж их, ловят? — Бомбят. — Под Казань бы мне хоть пару этаких машин летучих — вовек бы не бунтовали мурзы татарские. Дивлюсь: сколько всего у вас нового напридумано. — Так и угроз в современном мире куда больше. — То верно. Прежде всё злое шло от германцев, а теперь Америку ещё какую-то придумали. — Открыли, - чуть улыбнулся Путин. - Кто бы обратно её закрыл! Орден бы дал государственный и звание Героя России. Президент у них теперь новый. — С ним ухо востро: зело умный да хитрый мужик тот Дональд. По лицу видно. — Где вы видели Трампа? — У тебя на стене глядел, где всякие зрелища показывают. — Как это? — Не всегда я глазу видим, везде пройду. Аль забыл? — И правда, - Владимир Владимирович сделал паузу. - Как оно, по ту сторону? — Помрёшь — узнаешь. — Ладно. Не хотите — не рассказывайте, - чуть обиделся Путин. - В Европе надеялись, что победит не Дональд Трамп, а Хилари Клинтон. — Неужто баба в годах да кудахтающая лучше мужчины царство управит? — В том и дело. Европе так было бы выгоднее. — Чего ж он, Трамп, хочет? — Говорит, двусторонних отношений. Санкции хорошо бы тоже снять. — Слово мудрёное. — Товары заморские к нам не везут — вот, что такое санкции. — Э, да будто без их товаров Русь обеднеет! — Не обеднеет, - президент не стал загружать своего собеседника ещё более мудрёным словом «импортозамещение». - Однако мы должны быть открыты сотрудничеству.       Владимир Владимирович не смог сдержать улыбки. Ивана Васильевича в его теперешнем призрачном состоянии он знал уже давно. Когда в первый раз бородатая тень возникла перед ним в ночи на белой стене, Путин сначала не знал, что и думать. Нет, он допускал чисто теоретически, что в старинном Кремле могут обитать призраки, но что б вот так... Когда молитвы и попытки спрятаться и представить, что государь всея Руси лишь галлюцинация, вызванная огромным объёмом работы, не помогли, пришлось заговорить, дабы не показаться невежливым.       Царь, несмотря на свою противоречивую биографию и непростой характер, оказался собеседником интересным и даже приятным. Он не знал, что такое гаджет или вай-фай, но некоторые его суждения о вопросах политических поражали Путина в самое сердце. В самом позитивном смысле.       Почти полное отсутствие в Грозном политкорректности было бальзамом на президентскую психику. Да, на многочисленных переговорах Владимир Владимирович вынужден был сдерживаться даже тогда, когда хотелось треснуть оппонента по лбу. Эх, и как Сергей Викторович только держится!.. Эти «зарубежные партнёры» иной раз хуже врагов: с ними надо говорить вежливо и улыбаться. А как чудесно было бы посадить на кол хотя бы парочку! Может, и неплохая мысль снять мораторий, а? Владимир Владимирович сдержал себя. — А прежнего своего куда они в Америке денут? — Обаму? Да кто же знает. — Как можно столько лет с этакой обезьяной речи вести? Не к лицу государю! — Я уже говорил, - речь Путина по-прежнему была корректна, но на умном лице играла почти злорадная улыбка. - Я уже говорил, что я — не царь, а президент. Это разные должности. —Пусть нет на тебе сана царского, от Бога данного, но, как ни верти, а ты, Владимир, самодержец всея Руси. Без тебя ничего не могут, пока не дашь пинка ты своим боярам, дьякам да всяческим холопам. А с Америкой-то посольский дьяк твой Лавров поди разберётся! — Лавров точно разберётся. Вы во многом правы относительно... пинка боярам. Однако, хочу отметить, что ручной режим управления государством — это не та форма, что должна быть в цивилизованном обществе. — Разве иначе лучше? — Возможно, вам не совсем понятно. — Я умом своим малым да с Божьей помощью своё поцарствовал, да так, что и по сие время помнят Ивана Васильевича. — Поверьте, не хотел вас обидеть, я...       Президент не договорил. Из-за угла Патриарших палат вывернул низкий полупрозрачный человек в длиннополой шинели. Нарком Николай Ежов, ещё один из многочисленных призраков Кремля. Он остановился, отдал честь и двинулся дальше, постепенно растворяясь в воздухе. Государь милостиво кивнул. Президент едва слышно щёлкнул пальцами. Интересно, кому именно козырнул «кровавый нарком»? — Старательный, - констатировал Иван Грозный. - На Малюту моего похож. Пошто Иосиф его в опалу — не пойму. Говорит: в заговоре виновен, а Коля-то твердит, что наветы лживые. — Как же массовые казни? — А как же царство Русское великое?       Оба замолчали, глядя друг на друга, но ни у кого не возникло желание продолжить спор. — На престоле сидя, иной раз не знаешь, чему и верить, - многозначительно изрёк призрак. — Да уж, лжи и сейчас полно. Сталин сам вот так и сказал про Ежова? — Сам. Сильный он, да высоко шибко несёт себя. Возомнил, будто мне ровня, поп недоученный! — Неплохая компания у вас в Кремле, - Владимир Владимирович хитро прищурился. — Куда там! Иосиф вечно с картавым лается, а того даже похоронить не могут по-людски. Похоронил бы его, Владимир. Вопрос о захоронении — это вечная тема. Владимир Вольфович всякий раз как что случается, кричит, мол, всё из-за того, что Ленин в мавзолее не по фэн-шую лежит. — По чему? — Учение такое есть китайское. — Вольфовича ты не гони, пригодится. Не гляди, что шутом прикидывается. — Жириновского я ценю. Вы как с Владимиром Ильичом общаетесь? — Мне лучше уж с Бориской Годуновым пойти повздорить, чем с картавым, что царя, чья власть от Бога, убить приказал. — Ясно, - вздохнул Путин.       Луна зашла за тучу и тут же показалась вновь. Подул холодный ветер. Президент Российской Федерации поёжился. Царь всея Руси ничего не почувствовал.       Раздался тонкий крик, похожий на вой. Должно быть, это призрак Лжедмитрия, что обитал где-то между красными зубцами Кремля, всё-таки встретился с наркомом Ежовым. Почему они недолюбливали друг друга являлось глубокой тайной.       От Комендантской башни спешил призрак женщины в белом с пистолетом: в ту ночь Фанни Каплан в очередной раз решилась достать Ленина. Данный конфликт был более ясным с исторической точки зрения. Мистическая жизнь шла своим чередом. — Из всех кремлевских призраков с вами хоть поговорить можно нормально, - признался Путин. - Жаль, видимся редко. — Не кручинься. Я не всегда здесь. — Где же вы? — У себя, в слободе Александровой, бываю. Да ещё там, о каковом месте живущим жизнью земной знать не следует. — Как умру — так узнаю? — Да. — Вдруг я и после смерти... - отчего-то стало тяжело говорить. — Господь один лишь ведает. Подождём. — Подождём, - несмотря ни на что Владимир Владимирович улыбнулся так, как улыбался россиянам с телеэкрана. - И всё-таки, Иван Васильевич, какая судьба ждёт Россию? — Судьба Руси от тебя теперь зависит, а не от меня. — Но вы же что-то знаете. — Я — суть тень бесплотная. Разве тени знают?       В ночи раздались звонкие шаги по каменным плитам. Сюда шли живые люди. Свет фонарей метался по стенам соборов. — Гляди, тебя ищут. Прощай! — Я бы сказал: до свидания. Обещайте. — Свидимся не на этом свете, так на том. Помни: сильным будешь — все земли тебе поклонятся. — У нас демократия, Иван Васильевич. — Держи царство Русское единым, Владимир!       И царь всея Руси пропал, напоследок явив свой профиль на стене, что очень напугало подбежавшего в сопровождении кремлёвской охраны президентского пресс-секретаря. — Владимир Владимирович, вы здесь! — В чем дело? — Вам звонит Дональд Трамп. — Так идёмте скорей. — Владимир Владимирович? — Что-то ещё? — Возможно, мне показалось. Вы с кем-то здесь говорили? — Набрасывал вслух некоторые рабочие тезисы, с которыми ознакомлю вас чуть позже.       Из стены показался призрачный край длинного царского одеяния и загнутый носок сапога, но никто, кроме Путина этого не заметил. Он улыбнулся, расправил плечи и, стараясь шествовать как можно более величественно, отправился говорить с Трампом. «Владимир Владимирович всея Руси», - подумал президент. - «Мы, цари, работаем без выходных. Так. Уже цитатами думаю. Нужно больше отдыхать. Что там хочет Дональд, интересно? Впрочем, я догадываюсь. Нет покоя на Руси... то есть в Российской Федерации. Никогда его и не было. С дьяком посольским... то есть с министром иностранных дел нужно переговорить завтра. То есть сегодня. Уже сегодня».       «Добро же, иди, Владимир», - подумал Иван Васильевич. - «Иди, иди, я-то, государь, уж своё отходил...». Глядя с высоты колокольни на сияющую огнями Москву, он даже улыбнулся. Красив Третий Рим. Дивно красив.

Похожие работы

Джен, G, Исторические личности, Политика, Исторические события (кроссовер), совпадение по персонажам/пейрингу

Зa рубежи твои 12

Фэндом:
Исторические личности, Политика, Исторические события (кроссовер)
Пэйринг и персонажи:
Белорусская Народная Республика, Палута Бадунова
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 1 страница, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Драма Повествование от первого лица Стихи
Март 1920 года. Палута Бадунова, одна из лидеров БПСР, уезжает из Минска в Смоленск, чтобы продолжать борьбу за независимость родины. Переправа через Березину пройдена, Палута оглядывается и обращается ко всему тому, что оставила позади.
Реклама: