Глаза цвета огня и океана. 47

DarkKen бета
_ZG_ бета
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Бесконечное лето

Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 163 страницы, 26 частей
Статус:
закончен
Метки: Дружба Насилие Нецензурная лексика ОМП ООС Первый раз Повествование от первого лица Повседневность Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Давайте представим, что "Совёнок" это обычный лагерь, но в нём воссоздали атмосферу СССР, а Семён не раздолбай и социопат, а обычный парень, которому выпал шанс попасть в этот лагерь. Что же с ним произойдёт ?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Давече я хотел отрыть какие-нибудь фаны с участием Виолы в роли одной из гг или девушки главного героя, но обломался, так как таких почти нет и их можно пересчитать по пальцам одной руки.Поэтому, я решил попробовать написать что-то необычное, но в то же время незамысловатое с участием этой девушки. Приятного чтения.☺
Ах да, хочу сказать огромное спасибо DarkKen за его помощь и поддержку, если бы не этот парень, я уверен, что фик был бы намного скучнее и нуднее.

День 2. Пробуждение.

10 января 2017, 15:53
Тёмная пелена стала спадать с моего разума, и я стал немного приходить в себя. Я чувствовал неприятную боль где-то в районе правого ребра. Секунду спустя в мозгу всплыли недавние события. Я вспомнил драку со Стасом, вспомнил ту боль от ножа, и вспомнил Артура и Славю, бежавших ко мне. Ещё я стал обрывками вспоминать свой сон. Детдом, соревнования, Саша. Не знаю почему, но в трудные моменты мне всегда снится моя подруга. Скорее всего, это происходит из-за того, что Саша тоже из детдома и при нашей с ней встрече мы очень сильно сдружились. Усилием воли я открыл глаза, в которые тут же ударил яркий свет. Передо мной появился белоснежный потолок медпункта. Я сразу услышал стук ручки о стол. Во рту было очень сухо и поэтому я прохрипел: — Воды. Звук резко затих и, спустя мгновение, я увидел над собой голову Виолы. Она явно была рада и взволнована. — Семён! Господи, подожди немного, сейчас я тебе воды дам. С этими словами она исчезла из поля моего зрения. Моё тело было ослабленным, поэтому я даже не пытался повернуть голову в сторону медсестры. Секундой спустя Виола вновь появилась рядом со мной с бутылкой воды. Открутив крышку, она одной рукой приподняла мою голову, а другой взяла бутылку и прислонила горлышко к моим губам. Живительная влага сразу растеклась по организму. Утолив жажду, я легонько кивнул. Виола сразу убрала бутылку и вновь посмотрела на меня. — Как ты себя чувствуешь? — Всё тело, словно каменная глыба, двигаться больно, а еще бок немного ноет. — Потерпи, пионер, сейчас я тебе обезболивающее вколю. — Нет уж, спасибо, не хочу опять отрубаться. К тому же, эти уколы мне не нравятся. — Но как же твоя боль? — Та норм, перетерплю. На миг повисло молчание. Виола пристально смотрела мне в глаза. Я даже немного смутился. — Виола, не смотри так, это малеха смущает. — Ну прости, пионер, просто я очень рада, что ты очнулся. Она улыбнулась. Это была не какая-нибудь пошлая или игривая улыбка, а простая и искренняя. От этого я тоже улыбнулся. — Спасибо, что подлатала меня, ты мне жизнь спасла. — Всегда пожалуйста, пионер, обращайся. — Не-не-не, даже не надейся, я с такими проблемами к тебе больше обращаться не буду. Я засмеялся, но резкая боль заставила меня перестать. Виола обеспокоенно посмотрела на меня. — Лежи спокойно, у тебя хорошая такая рана под ребром. — Мля, долбаный Стас! Из-за этого козла приходится терпеть боль. Кстати, он появлялся в лагере? — Да. Не сам, конечно, его Шурик с Электроником из леса притащили — избитый весь, трещина в ребре у него, его в город увезли с дружками, больше не вернётся, скорее всего. — Избитый, говоришь? Слушай, а ты Артура видела? — Да, видела, как он из столовой выходил, час назад примерно. — Тебе ничего в его виде или поведении странным не показалось? — Вроде нет, но у него костяшки рук были сбиты, а на берцах какие-то пятна красные. — Ого, ты его прям рассматривала что-ли? — Нет, конечно! Просто он очень долго рядом с тобой просидел, сложно было не заметить. — Ясно, значит он решил со Стасом разобраться. Ох, ну хорошо, что хоть не забил до смерти. — Так, значит, это он их так? — Думаю да, просто другим этого не надо. — Эх, мальчишки! И чего вам на месте не сидится? Зачем ты драку эту устроил? — Это не я, он сам пошёл на меня с кулаками, я лишь защищался. — Но если бы ты к нему тогда не подошёл, ничего бы не было. — Знаешь Виола, сейчас уже поздно об этом говорить. Если честно, я думаю, что правильно поступил, надо же было поставить этого зазнавшегося придурка на место, иначе бы он только больше ребят терроризировал, а меня это бесит, когда один ублюдошный гад ставит себя выше других. Знаешь, я ведь детдомовский и поэтому я ценю равенство, ведь там у нас не было кого-нибудь выше другого, все были на одном уровне. Не знаю почему, но в тот момент я решил рассказать правду. Может, это из-за лекарств и обезболивающих, а может, из-за моего непонятного доверия этой девушке. Такое доверие у меня было только к Артуру, Лизе и Саше. Услышав о детдоме, глаза Виолы округлились. Я приподнял уголки рта. — Чему ты удивляешься? У меня в документах это должно быть написано. — Нет, там ничего такого нет. — Да? Наверное, отец постарался. Ну, тогда знай — я год жил в детдоме, а причина, по которой такое случилось, кроется у меня на спине. — Ты про свои шрамы? — Да. Если хочешь, я расскажу тебе откуда они. — Не знаю, если тебе не трудно. — Нет, конечно. Слушай, всё что я тебе сейчас расскажу, должно остаться строго между нами, никому не рассказывай, даже Ольге. Хорошо? — Хорошо. — Вот и отлично. В следующие полчаса, я рассказал Виоле всё о своей прошлой семье, о том, каким ублюдком был мой отец, о том, какой смелой была моя мать и о том, как жизнь поиздевалась надо мной. Реакцию Виолы можно было не описывать. Я бы никогда не подумал, что эта девушка может плакать. Она производила впечатление железной девушки, которая только и делает, что смущает пионеров своими действиями, видом, да просто взглядом. Но я забыл самое главное. Виола обычная девушка! Превозмогая тупую боль, я сел на кушетке и, притянув девушку за талию к себе, усадил рядом с собой и обнял. — Ты то чего плачешь, это же со мной всё произошло, так что не смей плакать. — Вот именно, что с тобой! Я просто не могу поверить! — А ты попробуй. Это сложно, но возможно. Я вытер слезы с лица девушки и мягко улыбнулся. — Хватит уже плакать, ты же не маленькая, блин. Девушка перестала лить свои слезы на моё плечо. Я отстранил её от себя и посмотрел прямо в глаза. — Умница. А теперь умойся и веди себя так, будто этого разговора не было, хорошо? — Хорошо, Сёма. Виола утерла последнюю слезу и подошла к раковине. Быстро умывшись, она вытерла лицо и села за стол. — Кстати Виола, а сколько я уже здесь? — Почти 22 часа. — Сколько?! Так значит, я почти целый день провалялся. — Да. Тебя ранили вчера в 17:00,а сейчас 15:00. — Вот это я поспал, зато выспался. — Оптимист. — Во всём надо искать свои плюсы. Подмигнув медсестре, я вновь лёг на кушетку.

*Артур*

Я уже целый час сидел у Ольги и выслушавал нудную речь. — Ну зачем?! Скажи мне, зачем?! А если бы ты его убил?! — Лучше бы убил, но я не захотел руки марать об эту мразь. — Артур, ты пойми, если он пожалуется своему отцу… — То я расскажу его отцу о его поведении в лагере и о том, как он Сэма пырнул. Ольга положила ладонь на лицо и помотала головой. — Артур, его отец от тебя мокрого места не оставит, ты понимаешь? — Не уверен. Скажите, кто его отец? — Акимов Степан Сергеевич, владелец сетей гостиниц и клубов, в общем, очень богатый человек. — А мой отец — московский прокурор, имеет в сто раз больше связей с вышестоящими людьми, чем ваш Акимов. Так как думаете, кто от кого мокрого места не оставит? Я встал с кровати и подошёл к двери. — Простите, Ольга Дмитриевна, но я думаю, что продолжать этот разговор бессмысленно. Открыв дверь, я вышел на улицу. Выдохнув, я пошел в медпункт. По пути меня догнала Славя и подхватила меня под руку. — Ты куда, любимый? — В медпункт, Сёмку проведать. А ты? —А я с тобой. Славя весело улыбнулась. Смотря на эту девушку, я понимаю, что в мире ещё есть милые, добрые и бескорыстные девушки. Я остановился и, притянув Славю к себе, поцеловал в губы. Она смутилась и отвела взгляд. — Артур, нас же могут увидеть. — Ну и пусть, что такого? — Я… стесняюсь. — Знаешь, клин клином вышибают. Я подмигнул Славе и продолжил движение. Через минуту мы стояли у двери медпункта. Постучав, мы услышали приглашение войти и открыли дверь. — Здравствуй, Виола. — Привет, пионеры. — Арти, а со мной поздороваться не хочешь? Я посмотрел на Сэма. Он довольно улыбался и смотрел на меня и Славю. Я чуть не пустил слезу. — Сёмка! Очухался наконец! Блин, как я рад! Подойдя к кушетке, я положил руку на плечо брата. — Как себя чувствуешь? — Бывало и хуже. Хотя нет, вру, так отвратно я не чувствовал себя никогда. Сэм грустно улыбнулся. К нам подошла Славя. — Привет, Сёма. — Привет, Славя. — Ты как? — Отвратно. Думаю, бок будет болеть ещё очень долго. — А вот и нет, через 2-3 дня будешь как новенький. — послышался голос Виолы. Я обернулся и посмотрел на медсестру. — Серьёзно? Так быстро? — спросила ее Славя. — Да, он очень быстро восстанавливается. Обычно люди не просыпаются дня два или три, а Семён очнулся за довольно короткий срок. — Сразу видно, мой братишка. — Кстати, Арти, ничего мне рассказать не хочешь? Я непонимающе посмотрел на брата. Он немного нахмурился. — Это ты Стаса с его шавками избил? — Да, я. Только не читай мне нотации, мне ОД уже все мозги проела из-за этой ситуации. —Да я и не собирался. Спасибо тебе. Я потерялся. Сэм всегда отчитывал меня за драки, говорил, что кулаки надо применять в крайнем случае, а сейчас он меня поблагодарил. — Да не за что Сёмка, мы же братья. Я улыбнулся. На улице послышался горн, призывающий к ужину. — Уже? Ладно, давай, Сёмка, я после ужина зайду, перекус твой принесу. — Спасибо, Арти. Удачи ребята. — Ага. Я взял Славю за руку, подмигнул Сёме в ответ на его хитрую улыбку и вышел из медпункта.
Примечания:
Вычитано бетой
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.