Проблемы и особенности оцифровки +7

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Фэнтези, POV, Hurt/comfort, Эксперимент, Попаданцы, Дружба
Размер:
Миди, 37 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Шикарно!» от Елена СЕА Степанова
Описание:
Попаданчество в форумную ролевую игру (ФРПГ). В мир, который стоит на стыке цифры и человеческой коллективной фантазии. Где-то же она должна существовать, эта вселенная?
©Mina

Посвящение:
Форумной ролевой "Моногатари" и членам родной гильдии "Душа Демона" в частности - за вдохновение и творческие пинки.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Очень хотелось попробовать какую-нибудь нестандартную форму повествования. Поэтому в тексте перемежается повествование главной героини от первого лица с многочисленными кусками чата и сообщений на форуме.
15 декабря 2016, 11:05
      Когда кто-то что-то придумывает — оно существует? Пожалуй, на этапе задумки — нет. Но когда созданное перетекает к читателям, слушателям? Тогда каждый создает свою, чуть измененную копию, исходя из своего собственного внутреннего мира, придает произведению немного свою окраску. И тогда творение начинает дышать само — рвано, неуверенно, но всё же поддержка автора ему потихоньку становится не нужна.
      А что, если придумывает не один человек, а сразу целая толпа? Если каждый человек не просто придает свою окраску при прочтении, а рисует целый кусочек еще на этапе создания? Тогда творение просто обязано где-то быть. Как реальность, которую каждый видит по-своему, но она всё равно существует.
      Примерно об этом я много думала, когда начала играть в форумную ролевую. Правду говорят, что она похожа на бесконечную книгу, которую пишут все игроки одновременно. Очень скоро персонажи перестают быть придумками, обрастают деталями, чертами характера, отношениями и связями. Места тоже теряют свою зыбкость, становятся всё четче и четче — до тех пор, пока не становятся настолько реальными, что их, кажется, можно потрогать. И тогда этот мир становится даже не бесконечной книгой — он становится другой реальностью, которая существует в сознании многих людей одновременно.
      Тут тяжело начать с чего-то, когда по факту история началась намного раньше — еще при создании моего персонажа, когда я размашистыми движениями рисовала мою Эмилию Гундер в своем сознании. Тогда это был лишь набросок, эскиз, зарисовка. Мне хотелось, чтобы она отличалась от меня в реальности, и она стала темным эльфом, наемницей без правил и принципов. Какое-то время я — она — рыскала по просторам ролевой, нападала, убивала. В этой ролевой нет статов и уровней, все бои были описательными, а писала я хорошо, и очень скоро гильдии стали нанимать меня, когда планировалась какая-то межгильдийская заварушка. Кто первым меня нанимал — тому я и помогала. Вступать в гильдии мне не хотелось, в тесном общении наверняка бы прорвалась настоящая я, а так хотелось хоть где-то побыть не собой, а кем-то другим.
      Так продолжалось до тех пор, пока я не нацелилась на орешек, который оказался мне не по зубам. Заказали какого-то зверочеловека. В анкете ничего особенного, девочка-лисичка, очень простенькая биография; тринадцать лет — а значит, в реале вряд ли ей больше, тут обычно возраст преувеличивают, но мало кто осиливает отыгрыш за старшего персонажа. Предвкушая легкую победу, я напала. И обломалась. Мириал играла настолько хорошо, что с легкостью не только отвоевала свою жизнь, но и вывела меня в нокаут. И хоть в случае моей смерти я всего лишь потеряла бы свое золото и не смогла играть в течение трех дней, большим тут смерть не карается, — она оставила меня в живых. Когда мой персонаж очнулся, я первым делом спросила, почему. На что получила ответ «ты мне нравишься, я хочу с тобой дружить». Я так опешила, что почему-то сразу согласилась. Она обрадовалась и привела меня в свое логово.
      Логовом именовался маленький домик в лесу. Гостиная с примыкающей кухней, библиотека, на втором этаже пять комнат, две из которых пустовали. Теперь одна. Кроме Мириал в домике жили нелюдимая демонесса Ребекка Виери и колдун Драган Гиро. Они не называли себя гильдией, но предлагали, возможно, даже больше: стать маленькой семьей. И я не устояла.
      Вскоре ко мне в друзья постучались три человека: Донна Ноубл, Виктория Дубинина и Юрец Кожанов. Методом проб и ошибок я выяснила, что Донна Ноубл — Мириал, Виктория — Ребекка, а Юрец — колдун Драган. Да, забыла сама представиться: Ника Проничева. Надеюсь, не многовато сразу имен, но без этого я не могу приступить к своему рассказу.

***


      Эмилия коротко кивнула, показав, что доверяет клиенту, и забрала увесистый мешочек, не пересчитывая.
      — Приятно было работать с вами. Приходите еще, — усмехнулась она, положила мешочек в сумку и тихо скрылась между домами, растворившись в темноте.

      Я отправила пост и услышала звук нового сообщения.

      Юрец: Будь осторожна. Слышал, ты кому-то перешла дорогу, и на тебя собирается охота.
      Ника: Надо же, как они быстро. Труп еще не успел остыть, а они уже открыли охоту.
      Юрец: Я серьезно, убьют же.
      Ника: Ну и что? Три дня в оффе — не страшно.
      Юрец: Ты не поняла. У них план.
      Ника: Какой же?
      Юрец: Бои на Арене.

      Я замерла на секунду. Да, в этой ролевой был лишь один способ угробить своего персонажа окончательно: проиграть в гладиаторских боях. В случае неудачи персонаж не уходит в оффлайн на три дня, а просто-напросто блокируется насовсем. То есть, труп. Окончательный и бесповоротный.

      Ника: Чушь. Сначала меня туда надо затащить, а я этого делать не собираюсь.
      Юрец: Просто будь осторожнее, было бы жаль потерять такого персонажа как Эмили.

      Я улыбнулась. Славный он парень. Но если бы я боялась угробить персонажа, я бы не играла за наемницу. Сделала бы себе какого-нибудь мирного бармена или травницу.

      Ника: Не бойся, справлюсь.

      Эмилия вышла на полянку и оглядела дом. Не так уж много времени прошло, как этот дом стал для нее Домом. Кто бы мог подумать, что наемница растает от тепла, даримого ей людьми, живущими тут?
      Девушка зашла внутрь, плюхнулась на ближайшее кресло, вытащила из сумки мешочек и принялась методично пересчитывать блестящие золотые монетки. Это всегда умиротворяло.

      Донна: Что, Ника, опять нарываешься на неприятности?)))

      Донна — свое настоящее имя она отказывается называть, прикрываясь именем одной из спутниц Доктора Кто — сама ведет себя в ролевой очень тихо. С кем-то болтает, торгует травами. Но наш с ней единственный бой ясно показал, что за себя она постоять может. Просто не хочет вести себя агрессивно.
      Я взглянула в окно автобуса и поняла, что ехать мне еще минут сорок. Сеть ловилась хорошо, и можно было бы поразвлечься.

      Ника: Неприятности — мое второе имя. Лучше скажи, где твоя Мириал?
      Донна: В соседней деревне, в таверне сидит. А что?
      Ника: Ты не против тренировочного боя?
      Донна: Ну давай))

      Эмилия закончила пересчитывать монетки, затянула горловину мешочка и положила его обратно в сумку. Все точно. Прогуляться, что ли? Дроу встала и вышла на улицу.

      Мириал подошла к поляне перед домом и, не заходя внутрь, растянулась на траве, зажмурившись от яркого солнца, пробивающегося зайчиками сквозь листву деревьев. Рыжие ушки подрагивали от удовольствия.

      Эмилия сразу заметила лисичку, растянувшуюся на траве.
      — Не против поиграть? — бросила она, снимая сумку и кладя ее у стены дома.

      Лисичка мигом перевернулась и встала на четвереньки, хвост заметался из стороны в сторону.
      — А то как же!
      Гибкое тело взвилось в прыжке.

      Эмили ловко увернулась и метнулась в сторону, одновременно вытягивая короткий меч из ножен. Короткий быстрый взмах в сторону противника и тут же перекат, чтобы не достали в ответ.

      Однако Мириал и не собиралась в лобовую атаку. В прыжке она извернулась, и клинок прошел достаточно далеко. Лисичка же в это время приземлилась за противником уже лицом к нему и, не останавливаясь, с места рванула вперед уже с кинжалом на изготовку. Пока дроу была занята ненужным перекатом, лисичка уже оказалась рядом с ней.

      Я усмехнулась. Снова я совершила лишние ненужные действия. Действительно, где там было сказано, что Мириал прыгнула на меня напрямую?

      Донна: Ну что, как выкрутишься?)))
      Ника: Ничего-ничего, ты меня только закаляешь. Сча что-нибудь придумаю.

      Все произошло настолько быстро, что единственное, что я успела осознать — разрывающий уши скрежет разрываемого металла, все вокруг куда-то полетело, а меня саму, кажется, впечатало головой в окно, разбивая его — или ее? — на тысячу осколков. Сознание взорвало болью.
      «Что — вот так?!» — мелькнула дурацкая, ничего не решающая мысль, прежде чем сознание покинуло меня.

      Глаза Эмили вдруг закатились, из нее словно вынули стержень. Клинок выпал из ослабевших пальцев. Тело обмякло, и она рухнула без сознания на землю прямо там, где стояла.

      Донна: Ника, ты чего творишь? Мириал же до тебя даже не добралась еще :D
      Донна: Что, уже сдалась?
      Донна: Ника, алё...
      Донна: Никаааа!
      Виктория: Чего там у вас?
      Донна: Почитай последнее сообщение у дома. Хотели тренировочный бой, называется…
      Виктория: А если это хитрый тактический ход?
      Донна: Был бы таковым, если бы не было написано черным по белому: без сознания.
      Ника Проничева вышла из сети.
      Донна: Ну и как это называется?
      Юрец: Чего это с ней :\
      Донна: Не знаю. Где Драган? Иди сюда, надо перенести тушку Эмили в ее комнату.
      Юрец: Не могу, я на квесте.
      Донна: Вик, а ты?
      Виктория: Ну я могу, в принципе… Сейчас за руки — за ноги дотащим небось, если по дороге не уроним :D

      Мириал остановилась в шаге от Эмили, когда та рухнула без сознания.
      — Эй, Эмили, что с тобой? — лисичка обеспокоенно потрогала подругу, но та не шелохнулась.

      — Что тут произошло? — на поляну из дома, потягиваясь, вышла Ребекка, разбуженная каким-то шумом, и взглянула на лежащую на земле дроу. — Что, ты все-таки ее убила? — она скептически выгнула бровь.

      — Не смешно. Она без моей помощи потеряла сознание. Помоги лучше перенести ее в дом.
      Лисичка, пыхтя от натуги, схватилась за ноги наемницы и выжидающе взглянула на Беку.

      Демонесса тряхнула челкой.
      — Ладно, — пожала она плечами и, подойдя, взялась за руки Эмилии. — Раз, два, взяли!

      Виктория: Может, не будем на второй этаж тащить? В гостиной все равно есть диванчики…
      Донна: Ладно, давай тут кинем.

      Вдвоем девушки еле-еле затащили тело наемницы внутрь и уложили на диванчик у камина.
      — Надеюсь, она скоро очнется, что бы это ни было, — пытаясь отдышаться, выдохнула лисичка.

      — Угу.
      Ребекка выбежала на улицу, принесла сумку и клинок Эмилии и положила рядом с диванчиком.
      — Если ты не возражаешь, я пойду в город, — сказала она и, развернувшись, вышла из дома.

      Мириал рассеянно кивнула и присела в кресло неподалеку от Эмилии, чтобы вовремя заметить, если той потребуется помощь.

      Писк приборов, бряцанье металлических инструментов, негромкие сосредоточенные голоса, запах медикаментов. Сине-зеленые халаты и стерильная чистота. Размеренный писк становится все реже и реже…

      Пока лисичка сидела и смотрела на огонь, прислушиваясь к размеренному дыханию, она чуть не уснула. Заставив себя взбодриться, она поднялась из кресла.
      — Пойду прогуляюсь, — пробормотала Мириал. — Надеюсь, тут ничего не случится в мое отсутствие.
      С этими словами она подошла к двери. Не удержалась, оглянулась на Эмилию. В какой-то момент ей даже показалось, что та не дышит. Да нет, просто показалось… Мириал тряхнула головой и вышла из дома.

***


      Когда я очнулась, не было ни боли, ни головокружения, ни тошноты. Слабость только немного — но только и всего. Неужели я ухитрилась отделаться лишь испугом? Неужели мне только показалось, как разбивается окно от страшного удара головой…
      Пахло мятой, бадьяном и почему-то сосной. Я повернула голову на бок и открыла глаза. Огонь в камине еле теплился, почти не давая света. Что за камин?.. Где это я? Я попыталась вспомнить, у кого из моих знакомых или родственников есть камин, но вскоре пришла к выводу, что ни у кого. Тогда где же я? Вот уж что точно сомнительно — так это наличие камина в больнице.
      Я с трудом подтянула себя на диване, села и осмотрелась. Место показалось смутно знакомым. Как будто бы я уже видела его, даже была тут — но не совсем. Я осмотрела себя. Одежда была точно не моя, но свет был такой тусклый и неуверенный, что даже руки казались не моими: какими-то серыми. Найти бы светлое место, да осмотреться…
      Я встала и, придерживаясь за спинку дивана, принялась его обходить, как тут же споткнулась обо что-то впотьмах. Чертыхнувшись, я присела на корточки, чтобы вглядеться, обо что я споткнулась, и тут находка блеснула в свете камина. Меч?!
      Дурацкая, но такая яркая догадка пронзила сознание. Я вскочила и натолкнулась спиной на стол, больно ударившись об угол, новым взглядом осматривая комнату и к своему неутешению находя в ней знакомые детали. Все это казалось уже чересчур! Я опрометью кинулась на улицу.
      На улице все оказалось еще хуже. Возле дома стоял белый крылатый конь Драгана, вздрогнувший от резко хлопнувшей двери и недовольно дернувший ушами, над деревьями виднелась уходящая в небо путеводная нить маяка Столицы, а мои руки оказались не серыми, а пепельно-синими, как и положено темному эльфу. Паника подкатила к горлу, не давая ни закричать, ни вдохнуть. Я упала на колени и сжалась, обхватив голову руками. Откуда-то из самой глубины прорвался полузадушенный хриплый стон.
      — Это сон, это сон, это сон, — отчаянно шептала я одними губами, в то время как тело четко осознавало: не сон. Что, черт возьми, происходит?!

      Юрец: Видали, что творит?
      Виктория: А? Что? Где?
      Юрец: Эмилию в доме, а потом на улице плющит.
      Виктория: Ооо… Что это с ней происходит?
      Виктория: А она по-прежнему не в сети?
      Юрец: Неа. Интересно, это у нее квест какой-то или что? Предупредила хоть бы сначала…
      Донна: Сейчас узнаю.

      Послышались легкие шаги, и я подняла голову.
      — Мириал?!
      Лисичка стояла неподалеку, рыжие волосы трепал ветер, на ней был легкий белый сарафанчик до колена, на поясе изящные ножны с кинжальчиком, а на руках много-много плетеных браслетиков. Я не помнила этих деталей, но сейчас видела миленькую маленькую лисичку во всех мелочах. Она растерянно смотрела на меня.
      — Что с тобой, Эмили? — спросила она с тревогой. — Тебя отравили? Прокляли?
      — Я… Я не… Это… — Слова упорно не лезли в голову, и я, оставив эти бесплодные попытки, снова уткнулась в колени
      Из глаз хлынули слезы. Меня уже просто трясло от паники, потому что я совершенно четко ощущала: всё, что со мной происходит, происходит реально. Не верила, но тело не проведешь.

      Донна: Нет, ну это уже ни в какие ворота. Поведение совершенно не вяжется с ее персонажем, либо с ней произошло что-то совсем плохое, но тогда я не могу понять, в какой момент и что именно?
      Донна: Ника, душа моя, вернешься в сеть — быстро отвечай, что, наконец, происходит с Эмили!

      Тонкие пальчики прикоснулись к плечу.
      — Ну-ну, мы справимся со всем, что на тебя свалилось. Успокойся, мы всегда рядом, — негромко сказала Мириал, поглаживая меня по спине. Наверняка она чувствовала дрожь в моем теле, но ничего не сказала на этот счет.
      Как мне себя вести? Рассказать всё или играть за Эмилию? Тогда главный вопрос: стоят ли за Мириал и остальными реальные люди: Донна, Виктория и так далее, — или же все происходящее является только моими персональными, хоть и излишне реальными, глюками? Думать логически тут не поможет. Да и невозможно в таком состоянии, честно признаться.
      Мириал, видимо, не дождавшись никакой реакции с моей стороны, мягко потянула за руку, вынуждая встать, и повела в дом.
      Там она в первую очередь разожгла очаг и принялась хлопотать на кухне, заваривая ароматный чай на травах, пока я сидела и вяло осматривалась.
      — Кхм… А где Драган и Ребекка?
      — Драган на каком-то задании, а Бека в город ушла, — немедленно отозвалась Мириал. Она поставила чашки на поднос и аккуратно перенесла их на маленький столик у камина. — На вот, выпей, полегчает.
      Лисичка уселась в кресло рядом и выжидающе уставилась на меня. Надо объяснить, что со мной произошло… Но что сказать? Если я скажу, что я на самом деле Ника, возможны два варианта: если Мириал — она сама, то она попросту не поймет; если за Мириал играет Донна, она лишь удивится и закидает мне личку сообщениями с требованием объяснить, что это за сенсационная новость такая. Хотя если это все происходит в ролевой, она и так уже наверняка закидала меня сообщениями… Пожалуй, стоит пока это скрыть и присмотреться, что же все-таки происходит. У меня все же оставалась надежда, что это сон или галлюцинации. Прикинув так и сяк, я предпочла полуправду.
      — Меня, кажется, прокляли. Я проснулась с ощущением, что я — не я.
      — Но сейчас все прошло?
      Я покачала головой.
      — Не думаю…
      Мириал взяла свою чашку и пригубила.
      — И кто же ты, если не ты? — спросила она.
      — Не знаю. Кто-то еще.

      Донна: Так, Ника, что значит — кто-то еще? Это ты таким способом решила кардинально поменять характер перса?
      Виктория: Она со вчерашнего дня в онлайне не появлялась.
      Донна: Ну хоть страницу не удалила, как некоторые.
      Виктория: Я тогда предупредила, что у меня проблемы! Я и с ролкой хотела завязать тогда.
      Донна: В любом случае, речь сейчас не о тебе.
      Юрец: У меня на квесте такая жесть…
      Виктория: Что там?
      Юрец: Бойня некислая. Меня уже покоцали знатно.
      Виктория: Ооо, я почитала. Юра, живи!
      Юрец: Стараюсь.

      Мириал нахмурилась.
      — Я не понимаю…
      — Я тоже, — вздохнула я. — Я тоже…
      Лисичка исподлобья взглянула на меня.
      — Ты же… не уходишь от нас? — тихо спросила она.
      Я вспомнила, сколько врагов нажила себе в этом мире, да и вообще ролевая очень боевая и агрессивная в принципе.
      — Нет! — воскликнула я. — Особенно теперь…
      Мириал задумчиво покрутила чашку в руках.
      — Надеюсь, ты разберешься в себе, — улыбнулась она и откинулась в кресле.

      Донна: Так, ребят, я уезжаю на два дня, дальше разруливайте сами.
      Виктория: Хороших выходных ;)
      Донна: Спасибо.

      Я сжала руками виски.
      — А как я на это надеюсь! — с чувством произнесла я.
      Помедлив, я все же взяла чашку все еще мелко трясущимися руками и глотнула, стуча зубами по краю. Приятное тепло разлилось сначала вдоль позвоночника, а потом и по всему телу. Медленно-медленно меня начало отпускать. Так я маленькими глоточками попивала пряный чай, наверное, минут пятнадцать.
      — Спасибо, это и правда помогает! — я отставила чашку и благодарно взглянула на лисичку, но та не шевелилась, уперев задумчивый взгляд куда-то в пространство. — Мириал?..
      Я подошла и тронула ее за плечо. Ноль реакции. Ох, что же это все значит… И как же узнать, как все обстоит на самом деле?
      Я упала обратно на диван и уткнулась лицом в ладони. Так, спокойно. Ты же всегда гордилась своим рациональным умом! Давай выберем одну теорию и будем следовать ей. Предположим, я действительно в ролевой, за персонажей пишут люди, на что сейчас указывает то, как застыла Мириал. Наверное, Донна просто не может писать. А я чудесным образом соединилась со своей Эмилией. Если опустить вопрос, насколько бредова эта мысль, чем мне это грозит?

      Юрец: Я выжил! Вик, не занята? Притащи своего перса к дому, подлатать надо.
      Виктория: Поздравляю! Сейчас приду))
      Юрец: А то у меня рука отваливается, хех. Да и ребрышки раскрошились.
      Виктория: И ребрышки сейчас срастим, и руку пришьем, все будет тип-топ!

      Из непростых размышлений меня вывел какой-то шум и голоса снаружи. Прислушавшись, я поняла, что это Драган и Ребекка и, вскочив, радостно выбежала на улицу.
      — О, ты очнулась? — откликнулась Ребекка, отвлекшись от Драгана, который полутрупом лежал на траве, но, тем не менее, вяло помахал мне левой рукой, потому что правая держалась только на одной кости.
      О, я представляю, как интересно им все это описывать. Настолько же весело, насколько мне сейчас стало дурно, едва я взглянула на кровь повсюду, лохмы разорванных мышц и плоти, рубашку, целиком выкрашенную в красный, и мертвенную бледность на лице колдуна. Комок подступил к горлу, в глазах потемнело, и я, прислонившись к стене, тяжело сползла по ней на землю.
       — Эмилия, ты в порядке? — с беспокойством спросила демонесса, не решаясь отойти от Драгана, которому помощь сейчас явно нужна была больше, чем мне.

      офф: Ника, ты хоть в сеть выйди, а то мы тебя потеряли.

      — Да-да, — пролепетала я, чувствуя, как с трудом восстановленное душевное равновесие улетучивается быстрее, чем туман в погожий денек. То же самое могут сделать и со мной. Да что там — я сама делала еще хлеще другим персонажам! — Просто что-то нехорошо себя чувствую.
      — А, ну тогда посиди. Если не полегчает — я займусь тобой после Драгана.

      офф: Слушай, не игнорь нас. Хоть тут-то ты можешь сказать, почему не появляешься в сети?

      Колдун тяжело дышал, пока Ребекка колдовала — в прямом и переносном смысле — над его ранами. Волосы потемнели и слиплись от пота на лбу, руки дрожали, а мертвенная бледность не сходила с его лица. Тем не менее, раны быстро затягивались, оставляя лишь бордовые пятна на одежде. Я смотрела — и не могла отвести взгляд от этого процесса.
      — Ну, вот и все, — демонесса поднялась и тряхнула головой, откидывая челку. — Эмилия? Ты как? Тебе все еще нужна помощь?
      Я неуверенно покачала головой.
      — Нет, спасибо. Я, пожалуй, пойду налью чаю нам всем...
      Перебирая руками по стене, я встала и поплелась внутрь.
      — Как знаешь, мое дело предложить, — пожала плечами Ребекка.

      офф: Жопа ты. Ну кто так делает?

      Мириал за это время даже не сдвинулась — так и сидела с чашкой в руках. Я перебрала травы, висящие на стенах, и, выбрав наиболее понравившиеся, принялась готовить чай.

      Виктория: Слушайте, я хотела написать, что обиделась на нее, но тут у меня появилась мысль: а вдруг ее аккаунт угнали?
      Юрец: Какой? Ролки или чата?
      Виктория: Ну не знаю насчет чата, я сейчас про ролку. Потому и характер персонажа так сильно отличается. Видал, она пошла чай делать? Да ее перс к кухне за километр не подходит!
      Юрец: Мысль дельная, но тут уж другой вопрос: кому вообще может понадобиться аккаунт ролки? Это не соц сеть, спамить и накручивать рейтинги не получится. И почему она тогда тут не появляется?
      Виктория: Ну не знаю…

      Я услышала, как скрипнула дверь.
      — Что с тобой случилось? — тихо спросила я, не оборачиваясь.
      — Гуль со мной случился, — усмехнулся колдун, присаживаясь. — Потом вервольф, а потом еще и конкуренты. — Он немного понаблюдал за моими действиями. — Лучше скажи, с каких это пор ты готовишь?
      — Так это же всего лишь чай! — Я прикусила язык, вспомнив, как красочно описывала, как Эмилия перепутала мяту с полынью и какой чай из этого вышел. Колдун промолчал.
      Я поставила перед ними поднос, а сама нацелилась на лестницу, чтобы запереться в своей комнате и прийти там в себя, но Ребекка меня перехватила.
      — Пойдем, прогуляемся?
      — Куда? — замялась я. После того, как я увидела Драгана, я осознала все масштабы фантазии игроков, и что со мной может быть. Юре-то ничего, он всего лишь это описывал. А мне придется прочувствовать на своей шкуре.
      — Ну, в город. Пройдемся по рынку, зайдем в таверну.
      — Я… Я не хочу, лучше я останусь здесь, — пробормотала я, но Бека, схватив меня за руку, потащила к выходу.

      Юрец: Ты просто с ней поролить хочешь или какой-то план?
      Виктория: Есть план.
      Виктория: Мы с ней однажды обсуждали идею квеста в туманном лесу. В шутку, и там такого понапридумывали, что долго ржали, и воплощать это, разумеется, не собирались. Хочу предложить. Если согласится — точно не Ника.
      Юрец: Посмотрим-посмотрим.

      В городе было людно, особенно на рыночной площади. Это меня, в общем-то, немного успокаивало, хоть бойни и в таких местах происходят. Бека затащила меня в какую-то таверну, где мы уселись у окошка.
      — Эмили, ты какая-то странная сегодня, — без обиняков начала она.
      — Я знаю, — проскулила я, уткнувшись лбом в стол. — Без понятия, что происходит со мной. Все бы отдала, чтобы понять это!
      — Может, ты просто устала? — Демонесса заказала нам обеим по порции горячего шоколада, в который я вцепилась обеими руками. — Предлагаю развеяться.
      — Как? — подозрительно спросила я.
      — Ну, прогуляемся где-нибудь…
      — А сейчас мы что делаем?
      — Нет, — терпеливо возразила девушка. — Не в городе. Где-нибудь на природе, вдали от людей, только в нашей теплой компании.
      — Меня вполне устраивает наше логово. Далеко от людей и в нашей теплой компании.
      Демонесса вздохнула.
      — Раз-ве-ять-ся, — раздельно произнесла она, словно маленькому ребенку. — Сменить обстановку, наконец. Мне кажется, у тебя просто сдали нервы.
      Я уткнулась в кружку с горячим шоколадом, словно надеясь увидеть там что-то важное.
      — Если я и устала, то не от людей, — сказала я наконец. — А от поджидающей опасности, понимаешь? Все, что я сейчас хочу — максимально безопасное времяпрепровождение.
      — Тогда я знаю, что тебе нужно, — подмигнула Ребекка. — В Туманном лесу так плохо видно, что нас попросту никто не найдет, даже если пойдет за нами!
      Я честно задумалась над этой перспективой. И уже открыла рот, чтобы согласиться, как вдруг вспомнила наши с ней идеи на потенциальный квест в этом лесу. Про тентакли и… кхм… Мы же тогда только поржать хотели! Она же это не серьезно?!
      — А зачем именно туда? — осторожно спросила я.
      — Ну, место хорошее.
      — Давай найдем другое хорошее место, — помотала я головой.
      — Точно? Ты не знаешь, чего теряешь!
      — Точно, — буркнула я. — Тентаклей из тумана мне еще не хватало…

      Юрец: Провалилась твоя затея. Это точно Ника.
      Виктория: Вот черт…

      — Ну ладно, — демонесса разочарованно вздохнула. — Хочешь в логово — пойдем в логово.
      Мы еще немного посидели, поболтали ни о чем, допивая горячий шоколад, а потом встали из-за стола и пошли на выход.
      Вот тут-то и произошло то, что я не учла. Я вышла к воротам города раньше, чем Ребекка. Наверное, она просто еще не отписала переход, но на деле вышло так, что я осталась одна-одинешенька. Пока я растерянно озиралась, ища глазами демонессу, откуда-то из тени вынырнул силуэт и проскользил ко мне так быстро, что я и пискнуть не успела. Клинок блеснул на солнце, я неловко, бестолково дернулась, но увернуться не вышло, и остро заточенная сталь вошла под ребра. Наверное, удар был нацелен на сердце или позвоночник, но я все же успела сместиться, и только поэтому не умерла на месте.
      Буквально одно мгновение я ничего не чувствовала, а затем меня пронзила такая боль, что я закричала и скорчилась. Сколько раз я это описывала, и не подозревала, каково это…

      Юрец: Вика!
      Юрец: Ты где?
      Юрец: Эмилию убивают!
      Виктория: Черт! Она пишет посты слишком быстро. Я отписала свой последний пост глубокой ночью, не думала, что она сразу ответит и уйдет из таверны.
      Юрец: Не болтай, беги спасать. Я сейчас тоже прибегу, если интернет не подведет.

      Сознание начало куда-то уплывать, но тут к воротам гневной фурией прибежала Ребекка. Черные волосы с аккуратно уложенной обычно челочкой развевались, переходя в языки черного пламени, в руках она держала две катаны.
      — Как ты посмел?! — выкрикнула она.
      Теперь в ее голосе была такая сталь и гнев, что я на месте убийцы убоялась бы. Но он усмехнулся, провернул клинок и выдернул. Я уже не могла кричать — захлебнулась кровью и тяжело рухнула на землю. Сознание горело, легкие горели, рана горела. Мне казалось, будто бы я сама вся объята огнем. Все вокруг начало двоиться. Словно бы совсем со стороны я видела, как Ребекка яростно бьется с человеком в плаще, но тот оказался ловчее: вот одна катана вылетела у нее из рук, а следом и вторая, и наемник, молниеносно вытащив откуда-то второй кинжал, крест-накрест воткнул их демонессе в живот и резко развел в стороны, вспарывая брюшину.
      — НЕТ! — откуда у меня только силы взялись на крик… Точнее, не на крик — булькающий хрип.
      Девушка согнулась пополам, зажимая руками ужасную рану на животе. Кровь лилась буквально ручьем, и ей уже ничто не могло помочь.
      — Ребекка, — прошептала я, беспомощно наблюдая, как она падает на землю и замирает буквально спустя секунду. Наемник стряхнул с кинжалов и рук кровь, развернулся и деловито направился ко мне. Я стиснула зубы, готовясь, что меня постигнет та же участь.
      Вдруг со стороны леса донеслось ржание и нарастающий стук копыт, и в наемника влетел огромный огненный шар. Асассин покачнулся и зашипел от боли, сбрасывая с себя горящий плащ, но ему не дали передышки ни на секунду: вслед за первым огненным шаром полетел второй и третий, и тот, еле увернувшись от них, резво отскочил и скрылся в тени деревьев.
      Драган на скаку спрыгнул и подлетел ко мне.
      — Ты жива?!
      — Ребекка… — прохрипела я. — Он… убил ее…
      Колдун поднял голову и взглянул на труп девушки, поджал губы.
      — Ей я уже не могу помочь, а тебе — да. А ну-ка…
      Он бережно поднял меня на руки. У меня перехватило дыхание от боли, и я едва не потеряла сознание, но еще держалась.
      — Тшшш, скоро мы будем дома, еще чуть-чуть, потерпи, — прошептал он, легко вспрыгивая на коня. Конь дернул ушами, заржал, взмахнул огромными крыльями и взлетел, перенеся нас обоих домой в мгновение ока.

      Виктория: Мда, не умею я сражаться… Теперь три дня в оффе.
      Юрец: Прости(( Инет заартачился, полтора часа не мог подключиться.
      Юрец: Кто же теперь ее вылечит? Я лечить не умею.
      Донна: Я снова тут. Что тут у вас происходит?
      Юрец: ДОННА!!! Беги в ролку, Эмилию почти убили, скорее лечи! Мы сейчас к дому прилетим.
      Донна: А Вика?
      Виктория: А меня совсем убили((
      Донна: Как так?! Эмилия же отлично сражается!
      Виктория: Как ее переклинило — больше не сражается.
      Юрец: ДОННА, БЫСТРО ЛЕЧИ! ОНА УЖЕ ПИШЕТ, КАК УМИРАЕТ!!!
      Донна: Бегу-бегу.

      Едва мы приземлились, Драган осторожно спрыгнул с коня и положил меня на землю, зажимая рану. Периферийное зрение почти совсем отказало, обзор схлопнулся в узенький-узенький тоннель. Воздух практически перестал поступать в легкие, каждый вдох отзывался жгучей болью в груди и был слабее предыдущего. Я закашлялась и сплюнула кровь.
      — Я не… не могу… больше… — с усилием выдохнула я. Руки и ноги налились свинцом.
      — Мириал!!! —крикнул колдун, не обращая на мои слова внимания.
      На грани сознания я успела заметить, как из дома выбежала лисичка, но тут мое тело свело мощной судорогой — словно молнией прошило, я попыталась закричать, но воздух больше не проходил в легкие. Холодная равнодушная тьма затопила все мое существо.

      Тело Эмилии забилось в руках Драгана в конвульсиях, а затем обмякло. Глаза девушки медленно тускнели, продолжая бездумно смотреть в предзакатное небо. Она больше не дышала.

      Донна: Как так?
      Донна: Мы не успели?
      Юрец: Выходит, так…
      Донна: Черт, почему она отписала свою смерть?!
      Донна: За нее Вику грохнули, а она…
      Виктория: Вышла с форума.
      Донна: Что?
      Виктория: Я смотрела, она до этих пор не была в сети здесь, но зато просто постоянно была на форуме. Теперь не в сети и там.
      Виктория: Мне кажется, если и вернется, то только через три дня, когда можно будет воскреснуть.
      Донна: Как же все это на нее не похоже….

      Спустя минуту труп рассыпался на мириады частиц, которые полетели к небу, чтобы спустя какое-то время быть снова воссоединенными богами.

***


      Донна: Приветствую.
      Юля: Привет. Чем обязана?
      Донна: Ты же подруга Ники Проничевой, верно?
      Юля: Да, а что?
      Донна: Дело в том, что я играю с ней в форумную ролевую, и вот она пропала внезапно и не появляется уже несколько дней. Я волнуюсь. Ты же наверняка знаешь, что с ней?
      Юля: Знаю.
      Юля: Она попала в автокатастрофу три дня назад.
      Донна: И… Что с ней?
      Юля: Лежит в коме.
      Донна: И как состояние? Надеюсь, стабильно?
      Юля: Нет… Вчера ей внезапно стало хуже, все врачи разводят руками — никто не знает, что с ней. Подключили к аппарату поддержания жизни.
      Донна: Ясно. Благодарю за ответ. Желаю ей скорейшего выздоровления.
      Юля: Погоди. По части города у тебя в анкете написана правда?
      Донна: Да.
      Юля: Тогда мы все из одного города. Я вспомнила тебя по рассказам Ники. Если я не ошибаюсь, вы весьма тесно общаетесь. Если хочешь, я могу сказать тебе адрес больницы. Ей, наверное, было бы приятно, если ты ее навестишь…
      Донна: С радостью!

***


      Мириал поправила сумку и повела плечами, распределяя вес. Клинок Эмили, обе катаны Ребекки и целый ворох защитных амулетов и лечащих зелий.
      — Драган, ну скоро ты там?

      — Сейчас!
      Колдун проверил еще несколько подозрительных мест, где линия могла стереться, и наконец распрямился.
      — Все в порядке, можем выдвигаться, — сказал он, перехватывая растрепавшиеся волосы шнурком.

      Мириал переступила через защитную черту и быстрым шагом направилась к порталу.

      Драган тоже переступил через черту, которая за его спиной вспыхнула еле заметным сиянием, как сторожевой пес, тявкнувший на прощание, и пошел следом за Мириал.

      Донна: Вика, готова? Полчаса осталось до твоего воскрешения.
      Виктория: Я-то готова, а вы где?
      Донна: Подходим к алтарю.
      Виктория: Хорошо. Не хочу сразу же умереть.

      Мириал остановилась напротив алтаря и обернулась к Драгану.
      — Это тут? — спросила она. — Я никогда тут не была… Богам ни разу еще не приходилось возвращать меня обратно.

      — Тут, точно.
      Драган поежился, вспоминая, как это было у него в первый раз. Уж он-то не раз тут бывал после магических потасовок. Далеко не всегда он выходил из них победителем.
      Маг сел на траву и приготовился ждать.
      <i/>
      Виктория: Урааа, я снова в строю!

      Воздух над алтарем сгустился, принимая человеческую форму. Он клубился и клубился, пока не стал совсем плотным и осязаемым, и сквозь него не перестали просвечивать цветные камни мостовой.
      Девушка сошла с алтаря и поежилась от ветерка.
      — Привет, — тихо сказала она, увидев рядом друзей.

      Мириал подошла к Ребекке и порывисто обняла ее.
      — Я рада, что ты снова с нами.
      Лисичка вытащила катаны и отдала их законной владелице.

      Демонесса огляделась.
      — А где Эмилия? — спросила она, не найдя дроу.

      — Она погибла следом за тобой, — промолвил колдун, поднимаясь с травы и тоже обнимая девушку. — Так что скоро и она должна быть тут.

      — Тогда подождем, — кивнула Ребекка.

      «…Живи еще хоть четверть века —
      Все будет так. Исхода нет.

      Умрешь — начнешь опять сначала,
      И повторится все, как встарь:
      Ночь, ледяная рябь канала…»

      Я не могу сказать, в какой момент все случилось. Разумеется, я не помню ожидания воскрешения, но было ощущение чего-то холодного, темного, безмолвного и безумно одинокого, будто я разом лишилась всех органов чувств. Именно с этим ощущением я и вывалилась из небытия.
      Грудная клетка дернулась, я судорожно вдохнула воздух, царапнувший горло. Закашлялась, машинально попыталась вдохнуть снова. Ноги подкосились, и я рухнула куда-то вниз, сразу же очутившись в чьих-то сильных теплых руках.
      — А вот и Эмилия, — улыбнулся Драган, осторожно ставя меня на ноги и на всякий случай придерживая за плечи, чтобы я не упала.
      Сердце мало-помалу успокаивалось, и я принялась себя ощупывать, но, разумеется, никаких ран не обнаружила.
      — Ребята… — пролепетала я, оглядывая участливые лица друзей, как вдруг увидела Ребекку. Не удержав слез, я повисла у нее на шее, уткнувшись лицом в плечо.
      — Ну-ну, — растерянно пробормотала она, неловко гладя меня по спине. — Со мной все хорошо. И с тобой все хорошо. Успокойся.
      — Не хорошо, — проскулила я, — со мной черт знает что…
      После этой дурацкой катастрофы все происходило слишком быстро и слишком кувырком. Не успела я осознать свое положение, как появился тот убийца, начисто лишив меня жалких крох спокойствия, которые я успела обрести, попивая чай с Мириал, а потом — с Ребеккой. Я чувствовала себя крошечной и беспомощной. Намного беспомощнее, чем в реальном мире, ведь здесь каждый мнит себя искусным убийцей или воином и норовит помериться силой. А учитывая, что я каждый раз буду воскресать, это может продолжаться до бесконечности.
      — Не оставляйте меня одну в темноте, — вырвалось у меня. — Пожалуйста…
      — Мы тебя не бросаем, — тепло улыбнулась Мириал и тоже погладила меня по вздрагивающей от беззвучных рыданий спине. — Сейчас мы все пойдем в наш дом, и ты будешь там в безопасности: Драган позаботился о защитном барьере.

      Юрец: Нет, я определенно ее не понимаю. Игнорит нас тут, и при этом устраивает такие сцены там. Я готов разрыдаться, честное слово. А знаете, как она меня встретила, когда я ее так же встречал после воскрешения пару месяцев назад? «Спасибо, что приволок мои железки! Пойдем, замочим того чувака, что меня грохнул?»
      Донна: И чего ты хочешь этим сказать?
      Юрец: Ничего, меня просто немного раздражает, как она сейчас строит из своего перса трепетную лань.
      Юрец: И, черт возьми, ничего не объясняет! Я бы понял, если это хитрый сюжетный поворот, но она же забила на нас.
      Донна: Мало ли бывает обстоятельств? Предлагаю продолжить ей подыгрывать. Вдруг она нам сама все объяснит?
      Юрец: Я бы ей тоже не отказался кое-что объяснить… На форуме тоже есть личные сообщения, которые она с успехом игнорит. Это не говоря про то, что мы ей писали в офф.

      Я кивнула, вытерла слезы и отлипла от плеча Ребекки.
      — Спасибо, — прошептала я, как вдруг натолкнулась на хмурый взгляд Драгана. — Что? — настороженно спросила я.
      — Ты о чем? — удивился колдун, мигом стерев с лица мрачное выражение.
      — Ты… только что смотрел на меня так, словно я тебя не на шутку обидела. Если что-то не так, ты говори. Вы — единственные, кому я могу доверять здесь. Если мне придется ожидать удара и от тебя, я свихнусь.

      Виктория: Чего ты ей наговорил в ЛС?
      Юрец: Эммм… Ничего такого, на самом деле. Просто многочисленные просьбы выйти на связь или хотя бы ответить.
      Юрец: На самом деле, я подумывал отписать что-то такое за Драгана, но не решался. Но не может же она знать, о чем думает мой перс, если я это не отпишу, в самом деле.
      Юрец: Если кто-то здесь не держит с ней связь по другим каналам.
      Донна: Ты на что намекаешь?
      Юрец: Знаешь, на что.
      Донна: Серьезно? Ты считаешь, что мы тебя решили разыграть таким способом?
      Юрец: Очень похоже на то.
      Донна: Прекрасно. Мне не хотелось это говорить, пока я не докопаюсь до всех деталей, но ладно. Хочешь правды — вот она. Ника почти неделю в коме.
      Юрец: В смысле?
      Донна: В самом прямом. Около пяти дней назад она попала в автокатастрофу и с тех пор в себя не приходила.
      Виктория: Ох, это очень печально… Надеюсь, она скоро поправится. Но это значит, что кто-то отписывает с ее аккаунта?
      Донна: Факт номер два. Три дня назад ей стало хуже, и ее подключили к аппарату поддержания жизни. Сегодня, буквально час назад ее состояние снова стало стабильным, но в себя она по-прежнему не приходит.
      Виктория: Час назад? Это когда она воскресла?
      Донна: Именно.
      Донна: Факт номер три. Внимательно пересмотрите все посты Ники с момента ее обморока во время нашего с ней боя. Во-первых, она теперь пишет значительно чаще обычного, если мы не отвечаем сразу — пишет еще и еще, словно для нее время там идет непрерывно, а не по событиям. Во-вторых, посты изменили свой характер. Они стали красочнее, живее, и в то же время Эмили стала значительно уязвимее, словно она не наемница со стажем.
      Виктория: Я поняла, к чему ты клонишь. Но разве это вообще реально?
      Донна: Пока это единственная теория, в которую укладываются все детали.
      Юрец: Вот мы и поняли, кто из нас подыгрывает Нике.
      Донна: Придурок! Тебе прислать фото из больницы?! Я ж могу, хоть прямо сейчас тебе сделаю. А чтобы достовернее было, могу на листочке написать «Юрец — редкостный баран» и положить ей в ноги, чтобы в кадр попало!!!
      Виктория: Донна, успокойся пожалуйста. Ты правда сейчас в больнице?
      Донна: Да. Выяснилось, что мы с ней из одного города. Ее подруга сказала мне адрес и палату. Хотелось проверить свою теорию, что сегодня ей должно было стать лучше. Ну и повидать ее…
      Юрец: Ну и бредятина…
      Донна: Ну и катись на все четыре стороны, раз не можешь доверять друзьям!
      Виктория: Ребят, ну не надо ссориться! Давайте лучше придумаем способ проверить, что это правда?
      Юрец: Без меня. Я в этом спектакле участвовать не собираюсь.
      Донна: Ну и вали, предатель. Хоть не буду ожидать от тебя подвоха.
      Юрец Кожанов вышел из беседы.
      Донна: Да что б вас… Вика, если у тебя тоже какие-то претензии или ты мне не веришь, лучше скажи сейчас.
      Виктория: Я сама себе не верю. Но ты права, только так все сходится. Я с тобой. Жаль, что Юра такой импульсивный…
      Донна: Лучше так, чем каждый час снова убеждать его, что мы всерьез.

      — Если что-то не так? — медленно повторил колдун после недолгого раздумья. — Не что-то. Кто-то. Ты — не та Эмили, которую я знал. Та Эмили бы встряхнулась, улыбнулась и побежала давать сдачи обидчику себя и друзей. А не разводила бы сопли на пустом месте. Ты не первый раз воскресла. И практически все тут воскресали не единожды. Так к чему эта драма? Прости, но я пойду. Не желаю смотреть это представление одного актера.
      Он фыркнул, развернулся и пошел прочь. Мириал и Бека, к моему удивлению, не шелохнулись.
      — Драган… Драган, постой!
      Я сорвалась с места и побежала за ним.
      — Чего тебе? — недовольно отозвался он.
      — Ты уходишь из-за того, что я странно себя веду? — недоверчиво спросила я.
      Драган попытался пройти мимо, но я перехватила его за руку.
      — Постой, прошу тебя! Я совершенно беззащитна тут, только вы можете мне помочь!
      — Беззащитна? Не смеши меня. Неужели ты не увернешься даже от этого?
      Колдун вдруг развернулся и сильно толкнул меня в грудь. Я не удержалась на ногах и рухнула на землю. Воздух вышибло из легких, грудная клетка заныла.
      — Эмили! — Ребекка подбежала ко мне и ощупала ребра, но, кажется, я отделалась только будущим синяком. — Какого дьявола ты творишь?! — завопила она на колдуна.
      Тот лишь фыркнул снова.
      — Что за спектакль, — пробормотал он. — Наемница не может увернуться от простого тычка. К чему это?
      Я поднялась, потирая ушибленное место.
      — Жаль, что ты отвернулся от меня именно тогда, когда мне по-настоящему нужна твоя помощь, — буркнула я, отворачиваясь. На глаза навернулись злые слезы обиды, но Драган прав, я и так уже слишком много ревела.
      Мириал, во время этой сцены стоящая столбом, вдруг отмерла и бросилась на колдуна, на ходу вытягивая из-за пояса кинжал. Молниеносное движение, на которое Драган даже не успел среагировать, и на его щеке уже красовался длинный порез.
      — Ты еще не понял, что причиняешь ей реальный вред?! — злобно прошипела она. — Решил нас бросить — так вали, но если по твоей вине на теле Эмили появится еще хоть один синяк или царапина, пеняй на себя. Я не позволю тебе навредить ей!
      — Ах, да. Реальный вред, — выделил колдун первое слово. Снял пальцем каплю крови и слизнул ее. — Я запомню.
      Он развернулся и ушел, быстро потерявшись между домами. Я растерянно смотрела ему вслед, не зная, что и думать.
      — По моей вине наша маленькая семья распадается, — грустно сказала я наконец.
      — Не переживай. — Мириал с воинственным видом заткнула кинжал за пояс. — Он только о себе и думал. Пойдем домой.

      Донна: Ты бы видела, как она захрипела и закашляла, когда Драган ударил Эмили.
      Виктория: Значит, ты права.
      Донна: Ты правда мне веришь?
      Виктория: А какой смысл тебе врать? Это слишком серьёзно.
      Донна: Спасибо. Но мне страшно. Учитывая, как агрессивно Ника играла, у Эмили, должно быть, куча врагов. Да и кто ее осудит в этом? Ролевая — она на то и ролевая, чтобы быть там кем угодно, кем никогда не сможешь быть в жизни. Однако, мне вспомнилось о том, что говорил Юра. Про то, что ее хотят затащить на Арену. Это — единственное место, где ее могут убить окончательно и бесповоротно. А раз теперь Эмили и Ника связаны, возможно, умрет и Ника. И мне страшно от мысли, что у нас может не выйти.
      Виктория: Не переживай, мы сделаем всё возможное и невозможное.
      Донна: Еще и Юра, предатель… Чем меньше нас, тем сложнее будет.
      Виктория: Юра вспыльчивый, но отходчивый. Вернётся, если ты его пустишь, конечно. И уж точно не будет идти против нас.

      Однако, несмотря на то, что Драган ушел, защитный круг он не снял. И он исправно работал, судя по бестолково ползающим вдоль линии с наружней стороны лесным животным.
      — Ну хоть в чем-то он не повел себя как последний баран, — пробурчала Мириал, перешагивая через черту. Круг вспыхнул, пропуская каждого из нас. — Так, Эмили. Мы сейчас сядем и все обсудим, ладно? И то, кто есть ты, и то, что нам с этим делать. Но то, что мы собираемся тебя защищать до последнего, даже не обговаривается. — Она открыла дверь и сделала приглашающий жест рукой.
      В лесу хрустнула ветка, и я, даже будучи уже за защитным кругом, поежилась и поспешила юркнуть внутрь. Лисичка закрыла за нами дверь на засов, прошептав какие-то слова. Наверное, заперла на магию.
      — Рассказать-то я расскажу. А вот насчет того, что с этим делать, боюсь, возникнут проблемы.
      — Не переживай. Ты рассказывай, а мы решим, что мы можем сделать.
      Мириал вновь засуетилась, разливая всем чай, Ребекка присела на подлокотник кресла и выжидающе уставилась на меня. Я упала в кресло, тяжело вздохнула и потерла лоб, собираясь с мыслями.
      — Ладно, ребят. Как это сказать-то, черт… В общем, вы уже наверняка потеряли ту меня, что из другого мира. Я не знаю, что осталось от меня там после аварии, в которую я угодила, очень надеюсь, что хоть что-нибудь. Но я сама теперь тут, вместо Эмилии. Я сама не имею представления, что происходит, но одно могу сказать точно: я ощущаю всё это как реальность. Я чувствую прикосновения, чувствую боль. И, ей-ей, больше не хочу испытать того, что пережила из-за того убийцы. Вы… понимаете, о чем я?..
      — Понимаем, — кивнула Мириал, ставя поднос с чашками и усаживаясь в одно из кресел. — Я видела тебя в больнице. Ты в коме. И, боюсь, всё, что с тобой здесь происходит, отражается на твоем теле. — Она обменялась взглядами с Ребеккой и продолжила: — Обещаю, мы постараемся сделать всё, что в наших силах, чтобы защитить тебя.
      — Ты… видела меня?! — ошарашенно проговорила я. — Серьезно? То есть я не свихнулась?
      Бека взяла меня за руку и участливо заглянула в глаза.
      — Конечно, ты в порядке. Ну, насколько это может быть в твоем положении.
      — Но почему тогда Драган ушел? — непонимающе нахмурилась я.
      — Он не верит, — вздохнула Мириал. — Но с его помощью или нет — мы справимся.
      Она глотнула чай, задумчиво уставилась на чаинки, словно пытаясь по ним что-то нагадать.
      — Надо обеспечить тебе защиту, — сказала она наконец. — Магический круг — это, конечно, хорошо, но и среди врагов не дураки — снимут заклинание. Мы будем патрулировать дом. Знаю, Бека, ты не очень хороший боец, но от тебя будет нужно лишь одно: вовремя заметить опасность и предупредить нас. Чтобы больше не оказалось никаких неожиданностей.

      Донна: Так, Вик, если ты по-прежнему со мной, то предлагаю вот что: мы постараемся по-максимуму пасти Эмилию. Причем, круглые сутки. Ты на такое согласна?
      Виктория: Конечно, согласна. Но нас с тобой маловато для целых суток. А ночью что делать?
      Донна: Пока я буду ночью. Но я попробую как-то облегчить нам эту задачу, хоть ничего пока не обещаю.
      Виктория: Как?
      Донна: Не знаю. Посмотрим.

      — Спасибо вам огромное! Даже и не знаю, как вас отблагодарить, вы столько готовы для меня делать…
      — Пустяки, — отмахнулась демонесса. — В этом и заключается дружба.
      Внезапно дверь распахнулась (засов так и остался на месте, слегка мерцая и то исчезая, то появляясь), и внутрь вошел какой-то эльф. Обошел комнату, мечтательно глядя по сторонам, уселся в одно из пустующих кресел у камина и принялся неспешно, со вкусом раскуривать трубку. Я просто обалдело пялилась на него, не зная, что сказать на такое нахальство. Тем временем золотоволосый эльф обернулся к нам, словно только заметил.
      — Приветствую вас, прекрасные леди, я — Леголас из Лесного Королевства. Вы не против, если я присоединюсь к вашей теплой компании? Я долго путешествовал и наконец пришел в эту прекрасную страну. — Он многозначительно подвигал бровями, как семафорами. Ей-богу, они изгибались под совершенно немыслимыми для человека углами. — Эй, бармен! — вдруг заорал он во всю глотку. — Стакан вашего лучшего пойла!

      Донна: Это еще что за фрукт?!
      Виктория: Новичок. Гляди, это его первое сообщение в игре.
      Донна: А, точно… Ладно, сейчас аннулирую его посты и объясню в ЛС, что к чему.

      Офф: Пост Леголаса аннулирован. Персонаж не отписал переход в закрытую территорию.

      Я продолжала пялиться, раскрыв рот, на пустое кресло. Спохватившись, покрутила головой и никого лишнего не обнаружила, даже дверь была снова закрыта.
      — Это что было?! — ошарашенно спросила я. Мириал и Ребекка как ни в чем не бывало попивали чай.
      — Ты о чем? — удивленно изогнула бровь Бека.
      — Ну этот, эльф… Как он сюда попал и куда делся?
      — Его здесь и не было. Это — альтернативное событие, и ему не суждено было сбыться, так как он не мог здесь находиться.
      Я на миг подвисла, не понимая, о чем она, а потом до меня дошло. Наверное, он был неопытным новичком, не разобравшимся, что делать можно, а что — нет, и его посты аннулировали. Так вот как это выглядит изнутри… Больше смахивает на галлюцинации.
      Внезапно эльф снова материализовался в кресле. На сей раз в одной руке он держал откуда-то взявшуюся кружку с пивом.
      — Ну так что, леди, как насчет компании? — невозмутимо поинтересовался он как ни в чем не бывало, второй рукой изящно поправляя волосы. Правда, в этой же руке он уже держал раскуренную трубку, так что огненный пепел посыпался на его макушку, не добавляя красоты. Хотя он, кажется, ничего не заметил. Брови субъекта внезапно снова зашевелились и бодро уползли со лба вверх. Не ограничившись головой, они взлетели к самому потолку и там зависли двумя светлыми мохнатыми гусеницами.
      Бека начала подхихикивать. Мириал решительно поставила чашку на поднос и встала.
      — Уважаемый Леголас, — ласково произнесла она, хватая его за классическое эльфийское ухо, — к сожалению, это не таверна, а частный дом. Не могли бы вы соблаговолить выместись отсюда сию же секунду?
      С этими словами она выволокла красавчика из кресла за то же ухо и выкинула из дома, распахнув дверь простым пинком, предварительно проведя рукой над засовом, отпирая его и снимая защиту. Я внезапно поняла, что он еще и не в ту сторону ее открывал.

      Виктория: Божечки, хотела бы я узнать, как Ника увидела «брови вопросительно поднялись вверх на недосягаемую высоту» :D

      Меня подмывало расхохотаться. Я посмотрела вверх.
      — А с летающими бровями мы что делать будем?
      Бека заржала в голос, чуть не свалившись с подлокотника кресла.
      — Ловить сачком, что же еще? — еле выдавила она.
      Мириал глянула вверх и тоже прыснула.
      — Намусорил тут, — фыркнула она, вскочила на кресло, легко подпрыгнула, схватила «гусениц» и выкинула их в еще открытую дверь.
      Внезапно снаружи послышался какой-то шум и крики. Что-то бабахнуло, после чего крики стали громче.
      — Что это? — Я вскочила, резко посерьезнев, напряженно глядя в дверной проем. Судя по всему, что-то происходило в лесу.
      — Где? — нахмурилась Мириал.
      — Вы не слышите? Там кто-то сражается!

      Донна: Вик, проверяй соседние локации!
      Виктория: Уже нашла. На опушке Драган с парочкой неопытных наемников бьется.
      Виктория: Кажется, за Эмили взялись всерьез.
      Донна: Вот дурень… Бежим помогать!
      Виктория: Не надо, он уже сам справился.
      Юрец Кожанов вернулся в беседу.
      Юрец: Привет.
      Юрец: Ребят… Я хочу извиниться перед вами. Я напрасно вам не доверял, еще и наговорил всякого… Простите дурака. Просто это слишком неожиданно и дико прозвучало.
      Донна: И что же заставило тебя изменить мнение?
      Юрец: У меня в знакомых есть админ сервера, на котором форум. Спросил, с какого адреса заходят на аккаунт Эмилии Гундер. Он долго не отвечал, но в итоге сказал, что какой-то глюк или чего, но IP-адрес для этой сессии не определяется, будто вовсе ниоткуда не заходят, хотя пользователь в сети. Даже если сидят через прокси-сервер или еще какие-то уловки, адрес все равно должен определиться, хоть какой-то, иначе и быть не может. Так что — извините. Был не прав.
      Донна: Бестолочь ты, вот что. Иди, перед Эмили извиняйся.
      Донна: В смысле, перед Никой.
      Донна: Ну, ты понял.
      Юрец: Угу.
      Донна: Стой! Ты админу своему скажи, чтобы сессию не завершал!!!
      Юрец: А ее как бы и нет. Так что с ней извне в любом случае ничего нельзя сделать.
      Виктория: Сложнааа...
      Виктория: Вы о чем?
      Донна: Если в двух словах, то Эмилия и в сети, и не в сети. Наши догадки подтверждаются.
      Виктория: Ну Юра-то понятно, я знаю, что он в универе учится. А ты? Донна, тебе сколько лет? Я думала, тринадцать, как твоему персу.
      Донна: Секрет)

      Шум постепенно смолк.
      — Драган ассасинов гоняет, — хмыкнула демонесса. — Уже разогнал, кажется.
      — Ассасинов? Черт… — Я вспомнила хруст ветки, который услышала перед тем, как зайти в дом.
      В дом ввалился немножко потрепанный, но вполне себе живой колдун. Остановился у входа, взглянул на меня и виновато потупился.
      — Прости меня, — буркнул он. — У меня не было причин тебе не доверять, и это была моя самая большая ошибка. В мире и так очень много неизведанного, чтобы отрицать возможность чего-то такого. Так что позвольте мне вернуться.
      Я улыбнулась.
      — Сложно осуждать кого-то за то, что он тебе не верит, если сама не можешь поверить в то, что происходит.
      — Заходи, жук, — ворчливо перевела Мириал, захлопывая за Драганом дверь. — Ты там наемников разогнал?
      — Да, — он устало опустился на диван. — Наткнулся на них совершенно случайно, когда сюда шел. Правда, они и сами убежали при первой возможности. Ума не приложу, чего они добивались… Если бы они хоть чуть-чуть поднапряглись, мне пришлось бы тяжко.
      — Не пришлось бы, — покачала головой Мириал. — Мы были тут, и мы вас слышали. И уже собирались прийти на помощь.
      Драган встал, снял с полки еще одну чашку и налил в нее чай из заварника.
      — Ладно. И чего вы собираетесь делать? Сидеть тут до посинения, охраняя Эмилию?
      — Пока что это — наилучший выход.
      — Нет! — тут же перебила я. — Научите меня сражаться. Если я смогу хоть как-то постоять за себя, всем будет спокойнее.
      Мириал растерянно на меня взглянула.
      — Ты уверена? А если мы тебя случайно покалечим или ты сама по неопытности покалечишься?
      — Я могу покалечиться. Но вы же не внутри! Вы можете отреагировать на любое мое неловкое действие. И потом… Я доверяю вам. Целиком и полностью.
      Лисичка долго, пристально смотрела мне в глаза, прежде чем ответить.
      — Ладно, — сказала она наконец. — Ты права. Нам так действительно будет спокойнее.
      Я благодарно улыбнулась ей.

      Виктория: Донна, будешь учить ее биться сама. Я точно опять что-то не так сделаю или не учту.
      Донна: Да не вопрос. Юр, поможешь?
      Юрец: У нее же нет магии.
      Донна: Нет, не в том смысле. Проследить и подстраховать. Сможешь?
      Юрец: Конечно.

      Мириал допила чай, о чем-то сосредоточенно думая, и, поставив пустую чашку, вздохнула.
      — Боюсь, на своем клинке ты не научишься. Он для тебя слишком тяжел. А вот на кинжале я тебя обучить смогу. Драган, у тебя нет сейчас других дел?
      — Нет, — покачал головой колдун.
      — Вот и отлично. Эмили, ты готова начать прямо сейчас?
      Я неуверенно кивнула.
      — Не дрейфь, на первый раз всё равно ничего серьезного не будет! — Мириал схватила меня за локоть и потащила к выходу. — Пойдем за дом, а то мы тут что-нибудь разнесем.
      Я еле успела поставить чашку. Драган и Ребекка вышли вслед за нами.
      Мы не стали уходить далеко. Зашли за дом и отошли немного, чтобы был простор для действий. Даже за пределы круга не вышли. Мириал вытащила из-за пояса свой кинжал и протянула мне. Увидев, как неловко я его взяла, вздохнула и, сжав мою руку, выставила в правильное положение: параллельно земле на уровне талии.
      — Вот так, — проговорила она. — А теперь ты должна в первую очередь научиться двигаться. Чтобы при любом маневре кинжал был направлен туда же, куда и твой взгляд. Давай, покачайся, сделай несколько разворотов и прыжков. Заодно расслабишься.
      Лисичка посмотрела немного, как я не знаю, куда девать руки и ноги и, рассмеявшись, встала рядом.
      — Смотри на меня и притворись, что ты — моя тень. Видишь? Теперь повтори!
      Повторять оказалось намного проще. Спустя какое-то время я начала чувствовать стойку.
      — Молодец! — похвалила она. — Теперь бы попробовать спарринг, но тренировочных ножей у нас нет. Не на палках же это делать…
      Она покрутила головой в раздумьях. Ожидая, пока она придумает, что делать дальше, я принялась крутить в руках кинжал, рассматривая его. В рукоять был инкрустирован достаточно большой красивый сапфир. Я поднесла его к глазам, рассматривая, и тут поняла, что тонкая полоска, идущая вдоль лезвия — на самом деле надпись, состоящая из мелких-мелких букв.
      — О! Придумала! — воскликнула Мириал, заставив меня отвлечься. — Драган, вот теперь нужна твоя помощь. Ты можешь сделать как бы копию меня, морок? Чтобы я стояла далеко от Эмили, а бесплотная и безопасная копия меня — в непосредственной близи от нее?
      — Мысль дельная, — кивнул тот. — Могу.
      Воздух вокруг Мириал заискрил, подчиняясь пассам колдуна, а затем стал отделяться от нее, пока рядом не возникли две лисички. «А ведь всё это я могла бы сделать и сама, — мелькнула у меня мысль. — И магию, и эпичные бои. Если бы я была… отсюда».
      Мириал отошла назад, ее копия синхронно — вперед.
      — Приступим! — азартно выкрикнула она, вытащив откуда-то второй, более простенький кинжал, и сделала первый выпад.
      Уворот, прыжок в сторону, назад.
      — Не уходи, нападай!
      Нападать? Лааадно… Я попыталась скользнуть вдоль ее бока и ткнуть кинжалом, но ее клинок совершенно внезапно оказался намного ближе, чем мне представлялся. Резкий толчок на опережение, и клинок глубоко вошел мне в живот.
      — А-ах!
      Я отпрянула, инстинктивно схватившись за живот, но, разумеется, никакой крови там не было.
      — А так даже лучше, чем на тренировочных, — довольно заключила Мириал. — Ну что? Еще раз?
      Я сосредоточенно кивнула.

      Виктория: Ты что, умеешь драться на ножах? Очень детально пишешь, как по учебнику.
      Донна: Да было дело… Младшая сестра захотела походить на ножевой бой, ну и я с ней за компанию. В итоге у меня оно пошло лучше, и мне пришлось ее учить.

      После еще пяти или шести спаррингов я опустилась на траву, тяжело дыша.
      — Безнадежно, — махнула я рукой. — Вряд ли ты меня чему-нибудь научишь.
      — Эй, — засмеялась лисичка, подходя ко мне уже сама и садясь рядом, — ты же не думала, что научишься сражаться спустя одну тренировку?
      — Я и намного хуже видал, — хмыкнул Драган, развеивая морок, — причем не на первое занятие, а двадцатое.
      Я жалко улыбнулась, все еще пытаясь отдышаться.
      — Не расстраивайся! — Мириал обняла меня за плечи. — У тебя всё получится, я натренирую тебя. Ну, будешь еще?
      — Да я вообще-то с ног валюсь, — пробормотала я. — И есть хочется, — добавила я чуть тише.
      — Пойдем в таверну? — предложила Ребекка.
      Я побледнела.
      — Не хочу выходить отсюда!
      — Так мы же все вместе пойдем, — удивилась Мириал.
      Но я упрямо замотала головой.
      — Может быть, потом, но не сегодня! Пожалуйста…
      — Ладно, — пошла на попятный лисичка и, хлопнув меня по колену, поднялась. — Пойду тогда куплю чего-нибудь и вернусь с едой. Бека, пойдешь со мной?
      Демонесса кивнула.
      — Идите, — махнул рукой Драган. — А я останусь тут на всякий случай. Да и посидеть в тишине и покое хочется.
      Они ушли, и Драган, протянув мне руку, помог подняться.
      — Ты извини меня еще раз, что я тебя толкнул тогда, — неловко сказал он, когда мы пошли вдоль стены дома, чтобы выйти ко входу. На этот раз для разнообразия с другой стороны, через маленький огородик с кустами малины и смородины. — Я правда думал, что ты увернешься.
      — Ай, что было, то прошло, — отмахнулась я. — Я на тебя не сержусь.
      По пути я, не удержавшись, остановилась и принялась обрывать с куста малины самые спелые ягоды. И когда углубилась достаточно далеко, аккуратно раздвигая колючие ветви, вдруг увидела… сапог. Добротный такой мужской сапог. Проследив взглядом дальше, удалось обнаружить и штанину из легкой ткани, а рядом — безвольно лежащую кисть. Вот тут удержаться уже не удалось. Взвизгнув, я отпрянула, едва не сбив поджидающего меня Драгана с ног.
      — Там кто-то есть! — выкрикнула я, нервно сжав кулак. Алый ароматный сок немедленно потек между пальцами.
      Драган растерянно посмотрел туда, куда я указывала дрожащим пальцем.
      — Где? — недоуменно спросил он.
      — Да там! В кустах! Неужели не видишь?!

      Юрец: Народ, она там кого-то в кустах увидела, никто не знает, что это значит?
      Донна: Кажется, знаю. Сейчас попробую найти…
      Донна: Точно, вот. Держи ссылку.

      Мариус сел на траву у домика и откинулся на его стену. Было тут так спокойно, у этого необитаемого дома, что не хотелось никуда идти. «Поселиться, что ли, тут?» — лениво подумал эльф. Но пока не хотелось ничего. Он закрыл глаза и уснул.

      Донна: Это — последнее сообщение Мариуса, и было это за месяц до того, как там поселилась Мириал.
      Виктория: Красиво и печально…

      — Это — призрак прошлого, — сказал наконец Драган после минутного молчания. — Эльф, забытый кем-то в вечности.
      «Кто-то, забросивший ролевую, оставил тут персонажа, а не заморозил», — перевела я мысленно.
      — Как его зовут?
      — Мариус.
      Осмелев, я развела ветви в стороны и вгляделась в его лицо. Оно не было слащаво-приторным, как у посетившего нас недавно Леголаса. Немного растрепанные каштановые волосы заплетены в короткую косичку, короткий косой шрамик на подбородке и тревожная морщинка между бровями, словно он часто хмурился. В остальном — классическое эльфийское лицо с тонкими чертами. Я с сожалением отпустила ветви, и они, вернувшись на место, скрыли эльфа.

      Мирил с Ребеккой вернулись по ощущениям примерно через полчаса, таща большую, безумно аппетитно пахнущую сумку. Весь вечер мы просидели в гостиной, весело болтая и уплетая ароматный мясной пирог. А когда у меня начали слипаться глаза, Мириал растолкала меня и повела наверх, в свою комнату.
      — А жизнь тут может быть и весьма неплохой, — прошептала я, пока лисичка укрывала меня одеялом.
      — И мы приложим все усилия, чтобы так было и дальше, — тепло улыбнулась она и, потушив свечу на столе, вышла из комнаты.

***


      В таком режиме прошла неделя. Я хорошо высыпалась, вкусно ела и много тренировалась. Потихоньку я избавлялась от страха: и благодаря тренировкам, и с Мириал было очень спокойно.
      Меня всё терзал один вопрос, но задать его я не решалась. И однажды, гуляя в лесу, Мириал затронула эту тему сама.
      — Как ты себя чувствуешь? — начала она издалека.
      — Очень хорошо! С каждым днем кажется, что сил всё больше.
      Она одобрительно кивнула.
      — И это видно. Знаешь, там тебе тоже лучше.
      Я бросила на нее быстрый взгляд.
      — А там… время идет не так же, как здесь, я права?
      Мириал кивнула.
      — И сколько времени прошло там?
      Она остановилась, глядя куда-то вглубь леса.
      — Месяц, — буркнула она наконец.
      — Месяц… — эхом откликнулась я, осознавая эту информацию. — Ты часто меня навещаешь? Может быть, ты видела мою маму? Или подругу? Как они?
      Мириал развернулась и пристально посмотрела мне в глаза, а затем тепло, очень тепло улыбнулась.
      — Я у тебя каждый день. С Юлей я подружилась сразу. А вот твоя мама меня едва не выгнала сначала.
      — Каждый день?! — не поверила я. — И не лень же тебе… А чего с мамой не поладила?
      Лисичка смущенно почесала затылок.
      — Решила, что я — маньяк какой-то… Пока Юля не пришла, пыталась выпереть из палаты.
      Я фыркнула. В духе мамы. Хотя я слабо представляла, что в облике тринадцати-пятнадцатилетней девчонки могло сподвигнуть ее на такой вывод, но вдруг Донна в реале какая-нибудь готесса или что-то в этом духе? Мама таких на дух не переваривает.
      — А ты рассказала им про меня?..
      Лисичка замотала головой.
      — Ты что? Тогда меня и Юля выгонит из палаты, сказав, что я псих.
      Я рассмеялась.
      — Спасибо за весточки от близких!
      Она лишь смущенно махнула рукой, и мы пошли дальше.
      — Мариус — твой брат? — спросила я, вспомнив о надписи на клинке. Вчера во время передышки мне удалось разглядеть его повнимательнее, и я наконец прочитала мелкие буквы.
      Мириал аж споткнулась от неожиданности.
      — С чего ты взяла?
      — У тебя на клинке написано: «Любимой сестре от Мариуса. Пусть он тебя защитит». Так он — твой брат?
      — Д-да, — с запинкой ответила она.
      — А в реале?
      — В реале всё сложнее, — вздохнула она.
      — Парень?
      — Послушай. — Она даже остановилась. Ушки нервно подергивались. — Это правда сложно. Да, мы и в реале брат и сестра. Но всё намного сложнее, чем ты думаешь. Возможно, это еще и глупость и эскапизм… — она тряхнула головой и невпопад закончила: — Но всё так, как есть, и менять я ничего не хочу.
      — Извини, что спросила, — виновато пробормотала я. — Я не знала, что это для тебя больная тема.
      — Да ничего, — отмахнулась она. — Пойдем лучше домой.

      Виктория: Так у тебя не только сестра есть, но и брат?
      Донна: А ты не поняла, что я не хочу говорить на эту тему?
      Виктория: Так есть или нет?
      Донна: Тебе второй раз повторить?
      Виктория: Ну всего одно слово.
      Донна: Нет у меня брата.
      Донна: И сестры нет.
      Виктория: Почему же ты тогда говорила про сестру до этого?
      Донна: Потому что больше её нет.
      Донна: А она настолько была близка со своим братом, что не только играла с ним в ролевой, но и доверила ему все свои логины и пароли.
      Донна: Когда ее убили, я поклялся, что хотя бы та ее часть, что осталась в ролевой, не умрет никогда. Забросил свой старый аккаунт — Мариуса, и продолжил играть Мириал.
      Донна: Теперь твоя душенька довольна?
      Юрец: Вот это поворот! Не, чувак, но писать о себе в женском роде…
      Донна: Ролевая — это ролевая. А тут я хоть раз писал о себе в женском роде?
      Виктория: И как тебя зовут на самом деле?
      Донна: Андрей.
      Юрец: Во дела творятся…
      Виктория: Прости… Я не хотела(( Но почему тогда сейчас ты все рассказал?
      Донна: Потому что не люблю вранья. И раз уж отшутиться или недоговорить не получилось, лучше уж сказать всю правду, чем совсем уж откровенно врать. Простите, что не сказал сразу. Тогда это было слишком тяжело, а потом было уже как-то неудобно… Но Эмили, в смысле Нике я ничего не скажу сейчас точно. Если она поймет, как мало обо мне знает, будет отчуждение. А доверие — это все, на чем она сейчас держится.
      Юрец: Есть ли еще что-то, что нам стоит знать о тебе?
      Виктория: Юра!
      Донна: Он прав. Двадцать пять лет, работаю сисадмином. Это все. Все остальное, что я вам говорил о себе — правда.
      Юрец: Ты сказал, что каждый день у Ники в больнице. Как же ты работаешь?
      Донна: Отпуск за свой счет взял.

      Мы неспеша пошли обратно по направлению к дому, болтая о всяких пустяках. И в этот момент мир ролевой снова решил испытать меня на прочность.

      Донна: Посторонние в локации «Солнечная поляна». Сообщение в 17:32:47 от персонажа Теодор Дервиши.
      Донна: Посторонние в локации «Солнечная поляна». Сообщение в 17:34:21 от персонажа Йозуми Того.

      Мириал вдруг выхватила кинжал, с которым тренировалась сама, и широко, но быстро замахнулась, разворачиваясь. Несмотря на доверие, я почему-то сдуру решила, что подруга на меня нападает, и шарахнулась в сторону. Ох, зря…
      Кинжал Мириал полетел, со свистом рассекая воздух, и вонзился в бок подобравшегося со спины наемника, а я со своими маневрами влетела точнехонько в руки ко второму. Тот обрадовался и стиснул меня покрепче, не давая вырваться, но при этом не успев угрожающе упереть мне куда-нибудь свой клинок, и Мириал, не разбираясь, влетела в нас обоих, сбив с ног. Следующим движением она схватила меня за шкирку и сдернула с наемника подальше, а озверевший в самом что ни на есть прямом смысле наемник со звериным рыком набросился на неё саму. Ой-ё, да он еще и оборотень…
      Рычащий клубок покатился по земле. Мириал сражалась со всем остервенением, однако со своей ипостасью чтобы выстоять против оборотня, ей было просто необходимо оружие, а ее именной клинок остался у меня после тренировки. И тогда я, недолго думая, вскочила, выхватила кинжал из-за пояса и прыгнула оборотню на спину.
      Раздался визг, во время которого я с ужасом решила, что вонзила клинок не в того, однако сразу после этого тушка оборотня обмякла и завалилась на бок, погребя меня под собой.
      — Эмили! Эмили!!!
      Я поднапряглась, силясь сбросить с себя тяжеленное тело, Мириал навалилась сбоку, но как только я почувствовала, что могу вдохнуть, она отступила. Весь обзор мне закрывал огромный мохнатый загривок, но я услышала рядом какой-то шум, крики, и вдруг тяжесть, навалившаяся на меня, увеличилась еще больше.
      — Ох! Мириал, что происходит?! — прохрипела я, изо всех сил напрягая руки, чтобы пощадить ребра и пропустить в легкие хоть капельку воздуха.
      — Прости-прости, сейчас!
      Вскоре мне стало чуть полегче, а потом мы совместными усилиями отвалили в сторону и тело оборотня. Я ошалело посмотрела на трупы. Первый наемник был уже с кинжалом в шее. Видимо, рана в боку его не остановила, и Мириал пришлось его добивать. У моего же трофея рукоять клинка торчала из нижней челюсти. Удачно воткнула. Надо же.
      У Мириал через все лицо шли глубокие борозды от когтей, рубашка на плече пропиталась кровью, однако широкая счастливая улыбка затмевала всë.
      — Ну что, поздравляю с боевым крещением! — выдохнула она. — Ты справилась! Как ощущения?
      — Отвратительно, — честно сказала я, переводя взгляд с ее окровавленного лица на трупы и обратно. — И это не я справилась, а ты.
      — Брось прибедняться, — отмахнулась она. — Мы же отлично справились как команда! Без тебя мне бы тоже пришлось худо. — Она осторожно потрогала лицо и чуть поморщилась. — Все-таки мои тренировки не прошли даром, это хорошо. Пойдем быстрее домой, попрошу Беку меня подлатать.

      Донна: Уф, пронесло… Ни царапинки, хвала небесам.
      Виктория: Да, вы здорово сработались)) А что это были за новостные сводки?
      Донна: О, действительно, совсем забыл сказать. Вик, помнишь, я говорил, что попробую облегчить нам задачу постоянного мониторинга за окрестностями? Так вот: я тут написал кое-какой скрипт нам в помощь. В общем, он сканирует локации рядом с домом с интервалом в минуту, и если там кто-нибудь появится кроме нас, то он сразу же отправит письмо мне на почту и заодно — сюда в чат.
      Юрец: Ух ты, это впечатляет! Ты реально серьезно подошел к проблеме.
      Донна: Ну надо же было себя чем-то занять.

      Когда мы пришли домой, Мириал о чем-то весело трещала, пока Ребекка ее лечила, а мне становилось все гаже и гаже на душе, несмотря на сокрушительную победу. Вылезло все то, что я пыталась запихать поглубже всю эту неделю здесь. Все, о чем я старалась не думать. И когда подруги позвали меня пить чай, я сказала, что не хочу, и пошла наверх, в свою комнату. И вот тут я снова разревелась. Даже знание того, что друзья все равно видят, чем я тут занята, не помогало. Что-то в этом мире я реву с завидной регулярностью, а ведь никогда не отличалась сопливостью… Впрочем, до этого меня никогда не пытались убить. А еще до этого мое будущее не было столь неопределенно.
      Минут через пятнадцать в дверь поскреблись.
      — Чего еще? — вяло огрызнулась я.
      — У нас там внизу потоп, — виновато сообщила Мириал. — И чай почему-то соленый. Может, ты спустишься и поможешь нам решить эту загадку?
      Я улыбнулась сквозь слезы и шмыгнула носом. День приоткрылась, и в щель протиснулись рыжие ушки.
      — Ну чего ты опять расстроилась? — ласково улыбнулась она, подходя к кровати, где я сидела, и присаживаясь рядом. — Мы же справились, радуйся!
      Я пожала плечами.
      — Вдруг подумала, что теперь вся моя жизнь будет такой. Навсегда. Вряд ли кто-либо скажет мне, как мне вернуться обратно. В свое тело, в свой мир. И сколько бы мы ни тренировались, это не приблизит меня к этому.
      Мириал обняла меня за плечи.
      — Мы что-нибудь обязательно придумаем. А пока ты здесь, подумай о том, что тебе нереально повезло. Да-да, не смотри на меня так ошалело, я правда так считаю. Ну подумай сама: скольким еще довелось попасть в мир фэнтези, полный магии, всевозможных существ и загадочных мест! Мы вынуждены это представлять, а тебе выдалась реальная возможность увидеть и почувствовать все лично. Ну? Разве тебя это не примиряет с судьбой?
      — Но как же…
      — Да наплюй ты на эту опасность! На тебя и дома может упасть кирпич. Знаешь что? — Она решительно встала и протянула мне руку, я машинально за нее ухватилась, и она вздернула меня на ноги. — Закрой глаза.
      — Что?.. — растерялась я, и Мириал, не теряя времени, просто накрыла мои глаза ладошкой, а потом что-то екнуло у меня в животе, и ноги тут же подкосились.
      Первое, что я почувствовала — под коленками оказались не доски пола и даже не ковер. А мягкая и чуть влажная трава. Шумела падающая вода, в ноздри ударил запах влажной свежести, трав и, почему-то, пряностей.
      — Что это было?
      — Зелье разовой телепортации.
      Мириал отпустила мои пальцы, убрала руку с глаз и отступила на шаг.
      Я подняла голову и заозиралась по сторонам. Место, где мы оказались, было похоже на сказку. Я сидела на берегу озера с хрустально-чистой водой, под поверхностью которой мельтешили блестящие спинки рыбок. Рядом вплотную к нему полукругом шла скала, с которой падал небольшой водопадик, а с другой стороны словно тропой причудливого зверя проходили старые, заросшие травой и мхом рельсы железной дороги. Огромные деревья раскинули свои ветви над головой кружевным пологом, создавая уютную мягкую полутень.
      Лисичка с довольнющей улыбкой прошлась немного вдоль берега и вернулась обратно ко мне.
      — Сюда только один способ добраться — по железной дороге. В случае даже намека на какую-то опасность, — она вытащила из кармана еще два пузырька, — мы мгновенно смываемся. Ну? Что скажешь?
      — Место просто прекрасное, но зачем мы здесь?
      — Чтобы ты смогла получить удовольствие от передряги, в которую угодила, — проникновенно сказала Мириал. Немного подумала и добавила: — Ну и мне ужасно хочется тебе показать кое-что. Только нужно немного подождать. — Она кинула мне один из пузырьков. — Держи на всякий случай. Не волнуйся, я совсем рядом.
      С этими словами она развернулась, сделала несколько танцующих шажков, и не успела я опомниться, как вдоль берега прочь от меня бежала уже самая настоящая рыжая пушистая лиса. Она остановилась у одного из деревьев, покосилась на меня напоследок и скрылась в лесу.
      Я стиснула пузырек с зельем телепортации в кулаке, откинулась на мягкую траву и закрыла глаза. Шум водопада и колышущихся от ветра деревьев умиротворял. Не нагонял сон, а словно бы уносил куда-то далеко-далеко, заставлял забыть себя — самую малость, лишь для того, чтобы приблизиться к белесому летнему небу.
      Так я пролежала, наверное, около получаса, но топот маленьких лапок услышала сразу. Я открыла глаза и приподнялась на локте. Лиса на ходу превратилась обратно в рыжую девчонку.
      — У меня получилось! — восторженно взвизгнула она, наваливаясь на меня передними лапами, тьфу, руками, и придавливая обратно к земле.
      — Получилось что?
      — Смотри сама!
      С этими словами она отодвинулась в сторону и ткнула пальцем куда-то вверх. Я глянула и обомлела: на верхушке скалы рядом с водопадом сидел грифон. Мириал свистнула в два пальца, и он сорвался со скалы и спланировал к нам.
      — Ты… Ты его приручила?!
      Она довольно кивнула.
      — Но для этого же нужно выполнить целую прорву заданий!
      — Захотелось, — мурлыкнула подруга, нежно глядя на грифона. — Теперь не только у Драгана есть личный транспорт. Ну же, подойди, погладь. Он такой мягенький!
      Я встала и нерешительно приблизилась к грифону, вспоминая почему-то Гарри Поттера, однако грифон не выказывал беспокойства или неприязни, даже чуть повернул и опустил голову, чтобы мне было сподручнее.
      — И правда мягкий! — воскликнула я, зарываясь пальцами в пушистые перья на загривке.
      — Покатаемся?
      В глазах Мириал горел настоящий восторг, и я решила: почему бы и нет? Действительно, надо уметь получать от жизни удовольствие, в какой бы ситуации я не оказалась, а не трястись, боясь сделать лишний шаг.
      Я лишь коротко кивнула.
      Мириал легко вспрыгнула на спину грифона, схватила меня за руку и лихо втащила к себе.
      — Хоп! — залихватски крикнула она, легонечко пнув грифона пятками, и он тут же взмыл над скалой и выше — к самым облакам.
      В первые мгновения меня подмывало завопить, но закрыть глаза — ни за что! Когда грифон выровнялся и плавно полетел на одной высоте, у меня просто дух захватило от открывшегося мне зрелища. Я никогда не летала на самолетах. Ни на больших, ни на маленьких. Поэтому то, что земля показалась мне лоскутным ковром, оказалось для меня неожиданностью. Нет, разумеется, я видела фотографии, но чтобы вот так вот казалось, что протянешь руку и коснешься его — это было очень необычное чувство. Я держалась за Мириал и озиралась по сторонам так, что будь моя голова привинчена — точно бы открутилась.
      — Не вертись так, — засмеялась подруга. — Держись крепче! — И она похлопала грифона по загривку. — Снижайся, милый.
      Грифон чуть сложил крылья, и мы полетели вниз, как по гигантской американской горке. Вот тут уж я завизжала — не от страха, от восторга. Рядом смеялась Мириал, и я действительно была абсолютно счастлива.

      Юрец: И почему мне кажется, что ты в нее влюблен?
      Донна: Брось, это просто чувство ответственности за чужую жизнь. Ну и хотелось ее немного развеселить. Разве ты не считаешь своим долгом приободрить подругу, когда видишь, что она грустит?
      Виктория: Черт, никак не могу привыкнуть… Ужасно трудно думать о тебе, как о мужчине.
      Виктория: Юра прав. Не каждый будет вот так каждый день ходить в больницу к человеку, который лежит в коме, даже если это его родственник.
      Донна: Я же ее даже не видел ни разу до этого.
      Виктория: Ох, Андрей, это ли главное…
      Виктория: Ладно, ребят, я спать пойду. Кто дежурить остается?
      Юрец: Я точно не ложусь. Курсач, будь он неладен.
      Донна: Окей, раз так, я тоже пойду спать. Выключает нещадно. Сколько еще ты будешь работать?
      Юрец: Не меньше часов пяти. До утра, короче, не парься.
      Донна: Хорошо. Тогда встану часов в шесть. Спокойной ночи.
      Виктория: Ночи)

      Вернулись в логово мы уже почти ночью. Мириал тут же отправилась спать. Я же от переизбытка эмоций уснуть не могла долго, но в конце концов усталость взяла своё, и я тоже отключилась.

      Виктория Дубинина вышла из сети.
      Юрец: Андрей, а ты чего не выходишь?
      Юрец: А, этот твой скрипт, точно…

      Драган вошел в гостиную и прислушался. Кажется, все спали. Ну и ладно. Он взял книгу, налил себе горячего чая и с комфортом разместился у камина.

      Донна: Посторонние в локации «Солнечная поляна». Сообщение в 03:47:53 от персонажа Тойво Мери.
      Донна: Посторонние в локации «Солнечная поляна». Сообщение в 03:48:35 от персонажа Везо Хайкинхеймо.
      Донна: Посторонние в локации «Солнечная поляна». Сообщение в 03:50:03 от персонажа Грегори Аллард.
      Донна: Посторонние в локации «Солнечная поляна». Сообщение в 03:53:27 от персонажа Александер Кадар.
      Донна: Посторонние в локации «Солнечная поляна». Сообщение в 03:55:57 от персонажа Тео Клинтберг.
      Юрец: Да, ребят. Кажется, нас пасли.
      Донна: Посторонние в локации «Поляна у старого дома». Сообщение в 03:58:26 от персонажа Тойво Мери.
      Донна: Посторонние в локации «Поляна у старого дома». Сообщение в 04:01:16 от персонажа Везо Хайкинхеймо.
      Донна: Посторонние в локации «Поляна у старого дома». Сообщение в 04:04:21 от персонажа Грегори Аллард.
      Донна: Посторонние в локации «Поляна у старого дома». Сообщение в 04:05:34 от персонажа Александер Кадар.
      Донна: Посторонние в локации «Поляна у старого дома». Сообщение в 04:07:04 от персонажа Тео Клинтберг.
      Юрец: Джеронимо!

      На улице послышался какой-то шум. Колдун прикрыл глаза, прислушался и понял, что гостей не меньше пяти. Это не к добру, хорошие люди не ходят незваными в гости по ночам. Он вскочил, уронив книгу и чашку на пол, но даже не заметив этого.
      — Эмилия! — заорал он во всё горло. — Эмили, проснись! Враги!!!

      Александер не стал размениваться по мелочам. Взятых с собой амулетов хватило, чтобы попросту пресытить энергией защитный контур. Амулеты рассыпались в его руках в прах, но зато и магическая стена с тихим хлопком погасла.
      — Заходите, — ухмыльнулся он, отстраняясь и пропуская остальных внутрь.

      Драган сразу почувствовал, когда его стена разрушилась. Плох тот маг, который не чувствует, что происходит с его заклинаниями. Он сунул руку в карман и на ощупь перебрал имеющиеся в запасе зелья. Ха, да у него еще есть, чем угостить гостей! Заскучать они не успеют, это точно. Первым делом он активировал амулет хамелеона. Пускай поищут его! Заклинаний, которых можно противопоставить хамелеону, не существует в природе. После этого он взял по склянке в каждую руку и замахнулся. Ну же, только суньтесь.

      Хайкинхеймо первым подобрался к двери и распахнул ее.
      — Здесь человек! — облизнулся он, не увидев его самого, зато почувствовав вкусный запах, и молниеносным броском кинулся прямиком на жертву, ориентируясь по запаху.

      Грегори осторожно заглянул внутрь вслед за наггой, оценивая обстановку. Соваться дальше раньше времени он не считал нужным, Везо и сам прекрасно справится с единственным колдуном.

      Едва дверь распахнулась, Драган, не рассматривая, кто там появится, бросил одну склянку под ноги, и одновременно вторую — по направлению к двери. Содержимое первой колбы тут же заволокло весь этаж багровым дымом, отбивающим нюх у любого существа, а особенно чувствительных приводя к обмороку, а вторая, влетев в косяк над дверью, так бабахнула, что заложило уши. Вокруг полетели щепки вперемешку с кирпичной крошкой, а вниз рухнула балка, погребя под собой всех, кто был в этот момент в дверном проёме.

      Однако когда колдун разбил свои склянки, Хайкинхеймо уже летел к жертве. Из-за своих махинаций колдун не успел сменить своё место. Гигантские ядовитые клыки впились в шею жертвы. Даже если он сейчас вырвется, от яда нагги ему не спастись.

      Я не услышала сквозь сон, как Драган меня звал. Зато проснулась от такого грохота, что мне показалось, что дом развалился. Я вскочила с кровати, спросонья даже не зная, что и думать, и почти сразу услышала нечеловеческий вопль. Кричал Драган. От хорошей жизни люди таких звуков не издают, это точно.
      — Эмили! Беги! — услышала я сквозь шум хриплый голос колдуна.
      Бежать? Куда?!
      Я бросилась к окну. Да, второй этаж, но в принципе, не так уж это и высоко. Однако, едва распахнув створки, я тут же увидела внизу приветливо оскалившегося берсерка.
      Из-под двери в комнату начал просачиваться багровый дым. А что, если…
      Не успев даже додумать мысль до конца, я бросилась к двери. Спохватившись, метнулась обратно до тумбочки, схватила кинжал, после чего пинком открыла дверь и бросилась вниз.
      В плотном тумане не было видно ничего уже на расстоянии вытянутой руки. Я натолкнулась на одно кресло, второе, а затем споткнулась обо что-то мягкое. «Драган!» — мелькнула мысль. Я протянула руку, чтобы ощупать его, однако тело было холодным, гладким и каким-то чешуйчатым. Взвизгнув, я отпрянула и наткнулась снова на что-то мягкое, на этот раз — теплое.
      — Тшшш, это нагга, но он без сознания, — прошептал Драган. Я приблизила к нему лицо, чтобы понять, что с ним, и разглядела ужасные рваные раны на шее.
      — Драган… — растерянно пробормотала я, но он прижал палец к губам.
      — Я уже труп, — сказал он. — Чертов яд нагги. А вот у тебя еще есть шанс. Снаружи остались трое. Хватай моего пегаса и что есть духу мчись в город, а из него телепортом — в столицу. Помнишь, там у тебя будет час неприкосновенности? Надеюсь, к этому времени к тебе подоспеют Мириал или Бека. А я, увы, выхожу из игры. — Он уже едва ворочал языком и очень тяжело дышал, но стоически терпел муки. — Держи. — В мою руку ткнулся холодный бок стеклянной колбочки. — Забрось в этих гадов. Веселье обеспечено. Ну же, беги.
      — Но…
      — Беги!
      Он толкнул меня, насколько хватило его угасающих сил. Я решительно сжала склянку в левой руке, а кинжал — в правой, и бросилась к черному входу.
      Только — вот незадача! — там меня уже поджидали все трое. Не успела я бросить колбу, как один из них перехватил мою руку и вывернул назад. Склянка упала из машинально разжавшихся пальцев и мягко упала на траву, так и не разбившись. Второй схватил за правую руку, вырвал кинжал и пнул в живот. Я охнула, ноги подкосились. Третий проскользнул мимо, скрылся в дыму и вскоре вернулся с телом нагги на плече.
      — Валим.
      Они слаженно сбились в кучку, после чего у меня знакомо ёкнуло в животе, и я почувствовала запах пряностей. Правда, на этот раз вряд ли меня ожидал прекрасный водопад с лесным озером.

      Донна: Вашу ж мать!
      Донна: Чертовы ублюдки!
      Донна: Такой подлости я не ожидал…
      Юрец: Прости. Я ничего не смог сделать.
      Донна: Ты молодец. Вынести двоих из пяти в одиночку — дорогого стоит. А вот я зря ушел спать. Если бы остались вдвоем…
      Донна: Вот же не уперлась им эта месть! Как же невовремя!
      Донна: Она в тюрьме, я правильно понимаю?
      Юрец: Да. Я узнавал: бои будут через два часа.
      Донна: С кем?
      Юрец: С Кайно.
      Виктория: О боже…
      Юрец: Да. Лучший из воинов.
      Виктория: И я хороша, пошла тоже спокойно спать…
      Виктория: И что мы можем сделать?
      Юрец: Не знаю. Ее уже заявили на бои. А когда заявили, нельзя снимать, иначе это автоматически считается поражением, и персонаж умирает. Мы можем, конечно, попытаться всё рассказать, донести, что нельзя устраивать этот бой, но что-то я слабо верю в положительный исход. Скорее всего, над нами просто поржут.
      Виктория: Донна, а ты что думаешь?
      Виктория: Донна!
      Виктория: Тьфу, Андрей!
      Донна: Я еду в больницу.
      Виктория: А делать-то что?
      Донна: Не знаю.

      Лисичка нахмурилась, разглядывая всё еще клубящийся красный дым. Буркнула заклинание, и он постепенно пошел на спад.

      Демонесса выглянула из соседней комнаты, свесилась через перила и охнула.
      — О, боги, да тут была бойня!

      Мириал кивнула, сосредоточенно разглядывая обстановку. Сбежала вниз по лестнице, обошла багровое пятно, от которого так сильно пахло кровью Драгана, и подошла к черному входу. Покачалась из стороны в сторону, потом подняла с земли клинок и так и не разбившуюся колбочку и сжала в руках.
      — Я в столицу, — решительно сказала она и стремительно вышла на улицу.

      Виктория: Так у тебя есть план?
      Донна: Я бы не назвал это планом. Скорее это самоубийство. Но ничего не делать — выше моих сил.

      Было холодно. От каменных стен и пола веяло сыростью и какой-то обреченностью. Я знала, куда меня скоро поведут. И знала, что мне там не выстоять. Знала, и ничего не могла с этим поделать. Как и никто не мог. Удивительно, но в момент, когда для меня было ясно как день, что я скоро умру, у меня не было ни слезинки. Какая-то дурацкая отрешенность — и только. Я подняла глаза туда, откуда, по моим представлениям, смотрят на смертных всемогущие боги. А еще — мои друзья где-то там, по ту сторону цифры и человеческой фантазии.
      — Ребят, — прошептала я, прекрасно зная, что они услышат, увидят, как бы тихо я ни говорила. — Мне было с вами очень здорово. Как здесь, так и там. Знайте, что я всех вас люблю. И благодарна вам за то, что вы не отвернулись от меня, когда меня швырнуло в этот мир. Как бы банально и заезжено это ни звучало. Просто… Думаю, такие вещи надо говорить тогда, когда этого требует сердце. Боюсь, больше у меня такой возможности не будет. Жаль, что я не могу сказать вам это в глаза.
      Скрипнула железная решетка.
      — Пора.
      Я прошла мимо открывшего дверь демона. На выходе из тюрьмы меня ждали еще двое, они проводили меня прямиком на Арену.
      — Выбирай оружие.
      Я бегло глянула на заваленный всевозможным оружием стол. А толку-то… Откопав среди железяк кинжал, я коротко кивнула, показывая, что готова.
      — Ну тогда давай, проходи на Арену.
      И меня вытолкнули на песочек.
      То ли в силу ограниченности фантазии, то ли из-за коллективного бессознательного — Арена выглядела как Колизей. Народу на стенах этой гигантской пиалы было немного, но все галдели без умолку. Я глубоко вздохнула и сделала несколько шагов к центру.
      Кайно появился с противоположной стороны. Уж он-то пришел сюда по своей воле. Лучи восходящего солнца блеснули на черных, как смоль, волосах и четко обрисовали рельефную мускулатуру. Я остановилась, тоскливо глядя на всю эту красоту. Ну куда мне с ним тягаться?..
      — Думаю, мне нет смысла представлять наших сегодняшних участников, но я все-таки представлю на случай, если здесь присутствуют новички, — громыхнуло откуда-то сверху. — С одной стороны Арены у нас Кайно, признанный лучший воин этого мира. В один прекрасный момент он решил испытать свою силу здесь, на Арене, откуда даже боги не в силах воскресить, и с тех пор отправил на тот свет больше десятка героев. Против него сегодня стоит Эмилия Гундер, одна из лучших наемных убийц. Угораздило же ее пришить сыночка герцога, после чего озверевший владыка велел силком притащить ее сюда, дабы испытать на прочность. Извиняй, конкретно у зрителей к тебе ничего личного.
      Я криво усмехнулась. Угораздило, да… Полдня за этим ушлепком носилась. Премерзкая, надо сказать, личность. И ведь сто лет назад уже воскрес, а обиды на пол царства. Еще бы, ведь я сорвала ему сделку.
      Кайно подошел ко мне и церемонно поклонился.
      — Сочту за честь сражаться с таким достойным противником, как вы. Наслышан о ваших талантах.
      У меня ком встал в горле. Кайно — и правда не злодей, не подлец. Просто хороший воин и честно бьется с тем, кто против него стоит. И то, что меня сюда вытащили силком, вовсе не его вина.
      Я кивнула и потупилась.
      — Боюсь, вас ждет разочарование. Я не в форме в последнее время.
      — Ну, это мы еще посмотрим, — хмыкнул он и отошел назад, на свою половину. Я вернулась на свою. Сердце колотилось о ребра, живот крутило. А вот и паника, здравствуйте.
      — Бой! — заорал герольд.
      Зная, что Эмилия — ловкий ассасин, Кайно не спешил сближать дистанцию. Он поднял меч и принялся неспешно обходить меня по большой спирали. Я подняла руки в боевой стойке, как учила Мириал, и поворачивалась вслед за ним, чтобы, когда он нападет, — что? Блокировать? Сделать встречный выпад? Скорее уж убежать. Только далеко все равно не убегу.
      Кайно постепенно приближался, и вдруг, остановившись, крутанул меч в руках и в пробном выпаде рубанул. Я отпрянула в сторону и выскользнула из-под удара. Как хорошо, что он не маг… Иначе тут бы уже всё было залито огнем, летали молнии и черт еще знает, какая гадость. Однако, расслабляться было рано. За пробным ударом пошел второй, горизонтальный. Я пригнулась и отскочила назад, снова разрывая дистанцию.
      На трибунах зашумели. Кажется, им не нравилось то, что я только уклоняюсь. Народ хотел экшена, а мы тут топчемся. Но не могу же я со своей силой и коротким кинжалом лезть в клинч! В крайнем случае он мне просто голову оторвет. И что хуже всего: глядя на спокойное, сосредоточенное лицо Кайно мне становилось страшнее и страшнее. Разные люди по-разному ведут себя в бою, у кого-то лицо искажается до неузнаваемости, а у кого-то наоборот каменеет. И второе, пожалуй, страшнее, когда не можешь даже предположить, о чем думает противник во время удара. Потому и были так распространены шлемы с личиной в некоторых странах.
      Мужчина пошел вперед, раскручивая меч восьмеркой. Лезвие со свистом угражающе рассекало воздух, одновременно завораживая меня, как удав кролика. С трудом отведя взгляд, я наконец сделала то, о чем так мечтала: просто бросилась наутек. Однако, Кайно не побежал следом, напротив: остановился.
      — Ты хочешь, чтобы я просто умер на Арене от голода? — насмешливо крикнул он. — Давай, сражайся достойно!
      Я остановилась и обернулась. Вечно бегать и правда не выйдет, как ни крути. Но мне было так страшно, что я готова была тянуть время до посинения, коль уж Кайно великодушно предоставлял мне такую возможность.
      — Ну? Не собираешься нападать?
      Я стояла. А кто на моем месте смог бы в открытую напасть на искусного воина, когда у тебя лишь недельный запас тренировок за плечами?! Кайно пожал плечами и внезапно рванул ко мне с мечом наперевес. Я сделала пару заплетающихся шагов назад и замерла, судорожно сжимая в одной руке кинжал, а другую бесполезно выставив вперед.
      Кайно был в двух шагах от меня, когда мне с перепугу показалось, что небо рухнуло. Не из-за воина: небо и правда в считанные мгновения потемнело, в лицо ударил поток воздуха. Я зажмурилась, а спустя мгновение услышала сдвоенное шипение: разъедаемой кожи и самого Кайно.
      — СТОП! — прогромыхало из судейской ложи.
      Я открыла глаза. Высоко в небе парил грифон. Кайно сорвал с себя жилет, сквозь клочками проеденную кислотой рубашку виднелись отвратительные ожоги на груди и плечах. Мириал стояла рядом, прижав уши и злобно исподлобья глядя на воина.

      Виктория: Ты что творишь?!
      Виктория: Туда же нельзя, твои посты попросту аннулируют, и всё! И толку от этого?
      Донна: А вот и нет. Аннулировать могут только тогда, когда игрок противоречит механике игры или физике. А на Арену просто нельзя.
      Виктория: И в чем разница?
      Донна: В том, что меня безвозвратно убьют, но результат моих действий уже не отменить. Кайно уже не такой боеспособный.
      Виктория: А как же твоё обещание?
      Донна: Ты о чем?
      Виктория: О Мириал.
      Донна: А… Думаю, сестра меня простит за эту жертву. Пора отпустить Мириал. Пусть напоследок сделает хоть что-то полезное.

      — Мириал… — пораженно прошептала я. — Зачем? Тебя же убьют!
      Она покосилась на меня и ухмыльнулась.
      — Очень уж хотелось подпортить внешность этому хлыщу.
      Судьи закончили перешептываться.
      — Мириал нарушила правила, и за это будет убита без права на возрождение! Всё, что она сделала, остается действительным.
      Лисичка коротко вздохнула-всхлипнула и вдруг рассыпалась мириадами светящихся частичек, которые плавно, словно в рождественском шаре со снегом, стали опускаться на землю.
      — Возвращайтесь на исходные позиции, продолжаем бой!
      — Надоело, — рыкнул Кайно и, проигнорировав слова судей, внезапно поднял меч и с силой ударил, целясь мне в голову.
      Всё еще ошарашенная тем, что произошло с Мириал, не веря в случившееся, я успела лишь повернуть голову и увидеть летящий на меня клинок, как всё вдруг оборвалось. Меня снова поглотила тьма.

      Виктория: Боже, я просто не могу заставить себя обновить страницу, чтобы увидеть новые посты…
      Виктория: Андрей, как там Ника?
      Виктория: Не молчи, пожалуйста!!!
      Виктория: Андрей…
      Виктория: Всего одно слово, умоляю…
      Юрец: А я обновил.
      Виктория: И????!!!
      Юрец: Сервер упал.
      Виктория: Ох ты ж… АНДРЕЙ, УМОЛЯЮ, ОТВЕТЬ!!!
      Донна: Ника пришла в себя.
      Виктория: А чего так безэмоционально? Что-то не так?
      Донна: Да тут какие-то проблемы, я позже напишу. Но она жива, это точно.
      Юрец: Ну, «какие-то проблемы» — это звучит однозначно оптимистичнее, чем «пациент мертв».
      Виктория: Юра!
      Юрец: Ты думаешь, я не волновался?? Пойду-ка я с пар и куплю себе чего-нибудь покрепче. И плевать, что утро.

***


      — Кхм… Привет…
      Голос незнакомый. Я подняла голову. Он топтался на пороге, пыхтя и не решаясь то ли пройти в палату, то ли сказать что-то еще.
      — Андрей?
      — Эм… Да, это я. — Он вздохнул и все-таки прошел внутрь, подошел к моей кровати.
      — Низковат голос для Мириал, — хмыкнула я.
      Он смущенно кхекнул.
      — Понимаешь, у меня была…
      — Не трудись. Я прочитала все пропущенные мной сообщения в чате.
      Я помолчала, собираясь с мыслями, прежде чем продолжить.
      — Сложно осознать всё то, что со мной произошло. Сложно привыкнуть к мысли, что девчонка Донна-Мириал оказалась двадцатипятилетним сисадмином Андреем, который целый месяц без перерывов на выходные был рядом со мной. А еще сложно простить себя за то, что я считала простыми соролевиками тех, кто в трудный для момент поверили в такой бред, да еще и без сомнений кинулись мне на выручку, проводя бессонные ночи за мониторингом форума и так за меня переживая. Поставила же я на уши всех вокруг себя…
      — Не говори так, это не твоя вина! Вика правильно говорила, в этом и заключается дружба.
      Я кивнула, помяла пальцы.
      — Мне неловко просить о таком, но… Можно я на тебя посмотрю? — спросила я.
      — Конечно.
      Я подняла руку с растопыренными пальцами и почти сразу почувствовала под ними горячую кожу. Даже слишком горячую.
      — Ты болеешь? — удивленно спросила я.
      Андрей покачал головой.
      — Ты покраснел! — неуверенно, но уже полуутвердительно заявила я с улыбкой, он что-то промычал, но в конце концов хмыкнул и никак не опроверг.
      Я продолжила блуждать пальцами по его лицу. Сложно было что-то понять, и тем более нарисовать в воображении его внешность. Поняла лишь, что волосы у него жесткие, Андрей собирает их в коротенький-коротенький хвостик, губы тонкие, а крылья носа широкие.
      — А какого цвета у тебя волосы?
      — Каштановые.
      — Как у Мариуса? — улыбнулась я.
      — Точь-в-точь.
      Я отняла руки.
      — Спасибо.
      — Было бы за что, — смущенно пробормотал он.
      — Андрей, а ты будешь еще играть в ролевую?
      — Думаю, да, — вздохнул он. — Я присяду на кровать? Спасибо. Ну, я, наверное, вытащу Мариуса из кустов, отряхну с него пыль и продолжу играть им. А вот насчет тебя… Судьи решили, что Эмилии пора отправиться в небытие.
      — Ничего, — отмахнулась я. — Придумаю нового персонажа.
      — Ника…
      Его внезапно серьезный тон меня насторожил.
      — Что?
      — Как ты будешь дальше?
      Я грустно улыбнулась.
      — Как-нибудь буду. Я ехала на собеседование в школу вокала на должность преподавателя, когда попала в автокатастрофу. Знаешь, для меня ведь музыка — вся моя жизнь. Мне кажется, было бы намного хуже, если бы я потеряла слух. Конечно, зрение — это… — голос предательски дрогнул, но я взяла себя в руки. — Но со слухом я бы потеряла всё, было бы бесполезно моё музыкальное образование, дирижерское, педагогическая практика и… Ну, мечты, что ли. В общем, я справлюсь. Так или иначе. Когда меня выпишут, поеду снова в школу вокала. Вдруг всё-таки возьмут.
      Андрей взял меня за руку, сжал пальцы.
      — Позволь помогать тебе!
      Я всё-таки не сдержала слез. Какое это счастье: несмотря на все невзгоды знать, что тебя окружают люди, которые готовы быть тебе опорой, а в случае чего — даже буксиром. Что ни за что не пропадешь, когда они рядом.

***


      Ника: Алоха!
      Ника: Что, думали, избавились от меня? А она вот она я!
      Виктория: Никаааа!!! Господи, как я по тебе соскучилась!!! <3
      Юрец: Привет! Очень рад за тебя))) Как ты?
      Ника: В целом очень даже неплохо)
      Юрец: Это хорошо) А то Андрей как вышел, так и не заходил с тех пор. Он-то где?
      Ника: Полагаю, он бодался с моей мамой, за месяц он ей надоел хуже горькой редьки. Ну прикиньте сами, приходит, сидит, а сам вечно в ноутбуке строчит! Неправильно же)
      Виктория: Хех, представляю! :D А сейчас он где?
      Ника: Спит) Он, дурашка, не спал почти сутки, когда я пришла в сознание.
      Юрец: Да, а о каких таких проблемах он говорил?
      Ника: Ну… В общем, я ослепла. Совсем. Из-за травмы защемило зрительный нерв, и это, боюсь, не лечится.
      Юрец: Обана… Сочувствую тебе…
      Виктория: Это ужасно((
      Ника: Не стоит. Зато я жива, и это только благодаря вам.
      Юрец: А как ты пишешь сообщения?
      Ника: А, это дурацкое совпадение) У меня на старом телефоне однажды полетела подсветка, а сенсор работал. В общем, я где-то полгода его не меняла и пользовалась программами для управления смартфоном для незрячих, успела приловчиться как-то)
      Ника: А что там с сервером ролевой? Кто-нибудь понял, что случилось?
      Виктория: Ты не поверишь! :D Кажется, тебя спасла лягушка!
      Ника: А поподробнее?))
      Юрец: Когда я спросил своего знакомого админа, что случилось, получил от него всего два слова: «*баные лягушки». Спустя несколько часов он соизволил объяснить, что лягушка забралась в корпус компьютера, закоротила там контакты и благополучно издохла. И произошло это всё ровно в тот момент, когда у вас был бой с Кайно.
      Ника: Кажется, теперь я просто обязана завести террариум! :D
      Ника: В общем, ребят, как только я научусь пользоваться компьютером, я вернусь к вам в ролевую с каким-нибудь новым персонажем. Андрей обещал мне настроить мой ноутбук, поставить специальные программы и научить меня ими пользоваться.
      Виктория: Мы будем ждать тебя!
      Юрец: Поправляйся! Ты знаешь, где нас искать))

***


      — Что, правда?! Серьезно?
      — Ну вот еще, буду я шутить на такую тему.
      — И они правда обещали принять меня на работу по окончании реабилитационного периода?!
      — Да. Сказали, что для преподавателя джазового вокала зрение — вообще последнее, что нужно. Я связал их с твоей преподавательницей из музыкального училища, и они получили наилучшие рекомендации.
      — Ты просто чудо! Ой…
      — Осторожнее.
      Андрей перехватил мой локоть поудобнее.
      — Тут порожек, аккуратно.
      — Ты так и не сказал, куда мы идем, — заметила я.
      — В антикафе, говорил же.
      — Ой, хитришь!
      — Ладно, могу сказать еще кое-что. Это место было источником моего вдохновения.
      — Вдохновения на что?
      — Поймешь, как только мы зайдем.
      Мы спустились по маленькой крутой лестнице, несколько раз повернули и остановились.
      — Всё, пришли.
      Он толкнул дверь, и я почувствовала… Пахло мятой, бадьяном и почему-то сосной. А еще уютно потрескивал огонь. Надо полагать, в камине.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.