Основной инстинкт +1120

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Katekyo Hitman Reborn!

Пэйринг или персонажи:
альфа!Дино/омега!Хибари
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Омегаверс
Предупреждения:
Кинк
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Омегаверс. Хибари-омега осознает свою природу.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Если вы не знаете, что такое омегаверс, лучше не читайте.
1 января 2013, 22:02
Семнадцать лет не так уж мало для омеги.
Течки у Хибари начались еще четыре года назад, и конец был бы предсказуем еще тогда – подходящая альфа, союз, секс, размножение. Четырнадцатилетняя беременная омега – нормально для общества, в то время как возраст согласия для обычных людей – шестнадцать.
Хибари с таким положением вещей согласен не был, в результате в тринадцать лет он выбил одному альфе четыре зуба, а в четырнадцать – сломал руку другому.
Дрочка и таблетки снимали лишнее напряжение во время течки. В шестнадцать лет Хибари впервые переспал с девушкой, и это помогло еще лучше. Никакого желания ложиться под альфу он не испытывал и начал считать все рассказы о том самом единственном глупыми шутками.
Он почти перестал опасаться, что встретит однажды человека, которого захочет до потери рассудка, до дрожи, до физической боли. Он почти перестал высматривать его с одной-единственной целью, накинуться и убить, как жизнь, та еще любящая пошутить сука, подкинула Хибари очередной сюрприз.
Начало пятой течки совпало с очередным визитом Дино в Японию.
Конечно, Хибари всегда было известно, что Дино – альфа. Этот факт регистрировался на грани сознания как дополнительная информация: Кеко – девушка, Ямамото – бейсболист, Хиберд – птица, Дино – альфа. Хибари чувствовал его запах, но никаких особенных желаний, кроме желания пустить кровь, этот запах не вызывал.
Казалось бы, так оно и должно продолжаться.

Хибари глубоко вдохнул, замер и выдохнул. Отчетливо пахло Дино, но запах стал другим – более резким, властным, дурманящим. Он кружил голову и вызывал желание. Знакомое чувство сексуального возбуждения накатывало, как волна цунами, и точно так же грозило захлестнуть с головой.
Дино был здесь, ждал его на крыше или в кабинете, или еще где-то. Дино был альфой, Хибари – омегой. У Хибари была течка. Все сложилось крайне неблагоприятным для Хибари образом. Ему хотелось трахаться, и, что было куда неприятнее, ему хотелось трахаться с Дино.
Какие злые духи принесли Каваллоне в страну именно сейчас?
Хибари постоял еще немного у входа в здание школы. Он не любил уходить от проблем и всего того, что причиняло неудобства, но сейчас идти напролом не получилось бы.
Запах Дино был слаб, но Кея чувствовал его яснее, чем чувствовал бы запах дыма в горящем здании. Вот в чем заключалась подстава, подумалось ему, альфу следовало убивать до того, как возникнет желание, потому что потом не получится даже просто приблизиться к ней.
– Ке-сан? – спросил Кусакабе с легким удивлением.
– У меня дела, – бросил ему через плечо Хибари. – Ты остаешься.
Кусакабе ничего не сказал. Хибари не мог отделаться от ощущения что сбегает.
Позорно и унизительно, Каваллоне заплатит за это.

Последующие пару дней Хибари, нет, не избегал Дино, избегал – неверное слово… Просто Хибари так планировал свои маршрут и местонахождение, чтобы ни в коем случае даже случайно не пересечься с Каваллоне. Уж в нынешнем своем состоянии Хибари был способен опеределить, где в данный момент тот находится не хуже спутникового джи-пи-эс навигатора. Хибари рассчитывал, что Дино пробудет в Намимори пару-тройку дней, как обычно, и за это время они вряд ли пересекутся. В конце концов, приезжал же Дино раньше, и они умудрялись не сталкиваться.
Почему бы и в этот раз не произойти тому же самому?
Когда раздался стук в дверь, Хибари, в общем-то, уже догадывался, каким будет ответ на этот вопрос. Он шел открывать, чувствуя, кто стоит по ту сторону двери. Но Дино знал, что Хибари дома, и Хибари знал, что Дино это знал. Притворяться было бессмысленно и к тому же отдавало малодушием.
Он открыл дверь.

– Кея, кажется, ты себя нехорошо чувствуешь, – удивленно сказал Дино. – Думаю, тебе надо к врачу.
Он подошел и протянул руку, собираясь пощупать лоб Хибари. Хибари отшатнулся.
Омега чувствует альфу, альфа – омегу. Именно так все и происходило со стороны Хибари – он мог бы прямо сейчас найти альфу по запаху не хуже розыскной собаки. Не просто какую-то там альфу, признал он мысленно после недолгих колебаний, а Дино. Врать самому себе все равно не имело смысла. Что ни соври, а факт остается фактом – Хибари хотел Дино так сильно, что просто связно мыслить уже стоило ему неимоверных усилий.
Гордость и железобетонная воля – вот единственное, что удерживало его от того, чтобы накинуться на Дино прямо здесь.
А сам Дино, альфа, которая должна чувствовать омегу и за семью морями, просто стоял рядом, смотрел чуть обеспокоенно и, кажется, ничего не понимал.
«Ну же, – мысленно почти попросил Хибари, – сделай первый шаг, чтобы я мог убить тебя. Дай мне повод».
Он мог бы ударить в ответ на какое-либо действие, но совсем не был уверен в том, что получиться напасть самому. Не для того, чтобы нанести рану.
– Кея? Ты слышишь меня? – Дино сделал шаг ближе. – Давай я тебя отвезу?
Последнюю связную мысль из головы Хибари вынесло, как медузу на пляж, где она тут же высохла, зашипев, под палящими лучами солнца.
Хибари впечатал Дино в стену и потерся об него, игнорируя удивление в карих глазах.
– Что ты дела... – начал Дино, но осекся, когда Хибари дернул рубашку так, что отлетела пара верхних пуговиц, и неумело впился губами в открывшуюся ключицу.
Отвечать он не собирался, это потребовало бы усилий, а в данный момент процессор Хибари не мог выделить оперативную память для задач вида «мозговая деятельность».
Он снова потерся о Дино, жадно вдыхая тот самый запах, который сводил его с ума последние дни.
Тот выглядел так, как будто до него начало, наконец, доходить.
– Ты просто не осознаешь, что делаешь, – сказал он, когда Хибари принялся расстегивать на нем брюки.
– Тебе всего семнадцать, – выдохнул он, когда Хибари оставил на его шее красное пятно засоса.
– Ты меня потом убьешь, – прошептал он, приподнимая лицо Хибари за подбородок для поцелуя. Тот согласно кивнул, но ответил на поцелуй, жадно и довольно неуклюже.
Хибари видел: понимание постепенно заполняет Дино, как вода пустую емкость. Понимание и желание – Кея хорошо чувствовал напрягшийся член Дино, упиравшийся ему в бедро. Кажется, в альфе тоже начали просыпаться инстинкты.
– Ты живешь один? – задыхаясь, спросил Дино, прервав поцелуй. Хибари кивнул и потянулся к шее Дино. Он хотел продолжить целоваться, но мог дотянуться только до шеи.
Дино зарычал и вжал Хибари в стену. Тот обвил руками его шею и они продолжили целоваться.
– Мы так... не дойдем... до спальни... – Дино несколько раз пытался поднять голову и разглядеть, куда идти, но Хибари требовал не отвлекаться. В конце концов, Дино двинулся куда-то вперед, одной рукой нащупывая стену, а второй поддерживая Хибари.
Первая комната оказалась гостиной, Дино на ощупь двинулся дальше дальше.
Как он раньше не замечал, что Хибари – омега? Обычно Дино все же улавливал слабые запахи других омег, и тогда низ живота наливался теплом. Даже несмотря на регулярный секс, запах омеги был тем афродизиаком, которому еще ни одна альфа не смогла сопротивляться. Как давно у Хибари начались течки? Был ли у него кто-нибудь? Дино мысленно прокручивал в голове вопросы, чтобы не забыть задать их после.
Но только потом, все потом.

Хибари отвечал на поцелуи, пытаясь копировать все, что делал Дино, компенсируя неумение страстью. Какая-то часть него, которая все еще оставалась Хибари Кеей, а не омегой в течке, отворачивалась и закрывала глаза, не желая верить в происходящее, в то время как инстинкты радостно брали свое.
Уже в спальне Дино быстро помог ему раздеться. Хибари сходил с ума от сильного запаха альфы, бьющего прямо в ноздри, и снова потянулся целоваться – сенсорный голод требовалось как-то заглушить, а другого способа он еще не знал.
Дино кое-как стянул с себя брюки и потерся возбужденным членом о член Хибари. Потом обхватил оба члена ладонью и провел несколько раз. Хибари часто задышал.
Часть него, уже ничтожно маленькая, была не против закончить обычной дрочкой, эта же часть, взглянув на член Дино, пыталась сказать, что на следующее утро неприятные ощущения Хибари обеспечены, но инстинкт омеги, слишком долго подавляемый, требовал другого. Он требовал спаривания, настоящего, жаркого секса. Поэтому Хибари положил ладонь поверх руки Дино, останавливая его, и хрипло выдохнул ему в губы:
– Нет.
Если у Дино до этого и оставался хоть какой-то самоконтроль, то после – Хибари ясно увидел это в его глазах – один только первобытный зверь. В каждой альфе есть такой, он дремлет, тщательно подавляемый столетиями лоска и цивилизации. И в каждой альфе он в конце концов пробуждается, тряся головой, отгоняя сон и жадно вдыхая запах своей омеги.
Хибари знал это, потому что в омеге тоже есть такой зверь.
Он почувствовал руку Дино между своих ягодиц, почувствовал в себе пальцы – мокрые от смазки, они растягивали Хибари, будто сейчас это было важно. Хибари впился губами в плечо Дино, оставляя на нем розово-красный след, и тихо сказал:
– Ну же.
В ответ Дино толкнул его на кровать, укладывая на спину, и закинул правую ногу себе на плечо, чтобы было удобнее. Острое возбуждение новой волной прокатилось по всему телу, когда Хибари почувствовал, как Дино раздвигает его ягодицы, чтобы войти.
Даже если боль и была, то ожидаемая, приятная, такая, которую в обычных обстоятельствах Хибари бы просто не почувствовал, но тут она стала пикантной приправой. Член Дино легко вошел почти на всю длину, и пришло ощущение заполненности. Всего лишь инстинкт, не больше, но это казалось таким правильным.
Дино начал двигаться, и Хибари стало все равно. Плевать, что он думал об этом всю свою жизнь, плевать, что подумает завтра, плевать, что горло саднит, то ли от сдерживаемых стонов, то ли от криков в голос.
Зачем подавлять свою природу?
Дино что-то шептал на ухо, Хибари не слушал. Он приподнимался на локтях и двигался вместе с Дино, встречая каждое движение. Вскоре ритм стал совсем уж рваным и быстрым, и Хибари почувствовал, как поверх его руки, которой он ласкал себя, легла рука Дино, помогая дрочить.
Только через пару секунд Хибари понял, что на самом деле просто отвлекая – член Дино по-прежнему толкался в него, но теперь он словно стал толще. Хибари замер – ощущения вовсе не были неприятными, напротив, именно то, чего хотелось: больше, толще, сильнее. Он почувствовал, как Дино входит все глубже, как проникает внутрь его член, как Дино кончает с долгим стоном, утыкаясь взмокшим лбом Хибари в ключицу, и этого оказалось достаточно, чтобы испытать собственный оргазм.
Они лежали так еще некоторое время, отходя от экстаза. Дино так и не вышел из Хибари, да и было ли это физически возможно, тот не знал и не стремился проверять. Ему было хорошо и лениво, а от члена Дино внутри волнами расходилось остаточное удовольствие. Они целовались, и Хибари откинул со лба Дино несколько прилипших прядей, думая, что пожалуй, не будет пока его убивать.
Пожалуй, они еще повторят.