Заказ столиков на одного +66

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Драма, POV
Размер:
Мини, 27 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Я смотрю, как Ян расписывается в бумагах и поднимается. На мгновение наши взгляды встречаются, и мне хочется сказать ему: «Спасибо». Он уходит, и уходит навсегда из моей жизни.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Сиквел к "В пустом зале гаснет свет" (http://ficbook.net/readfic/5013479)

А для тех, кто хочет эпилога: http://farmazonya.diary.ru/p212503792.htm :)
25 декабря 2016, 03:00
Я смотрю, как Ян расписывается в бумагах и поднимается. На мгновение наши взгляды встречаются, и мне хочется сказать ему: «Спасибо». Он уходит, и уходит навсегда из моей жизни.
Боже, сколько лет я думал, что что-то переменится само собой.
Я смотрю на подписанные бумаги, не веря, что все кончилось. Что все эти месяцы наконец-то окупились. И хотя сейчас двенадцатый час всего, мне хочется пойти и страшно нажраться.
Спустившись вниз, я иду искать подходящее место. Снег метет и лезет мне прямо в лицо, но мне даже это не мешает. Я свободен.
Свернув на более узкую улицу, я нахожу подходящее место. Оно находится в подвале, и лестницу вниз уже наполовину забросало снегом. Чугунные перила обжигают руки, но я все равно боюсь отцепиться.
- Столик на одного, - произношу я, прислушиваясь к трепету внутри от этих слов.
- Прошу, - меня проводят за столик в самом углу, рядом с туалетом, но я не возражаю. Даже удобно, ходить далеко не надо.
Я медленно напиваюсь вином, пытаясь очистить голову от воспоминаний. Нам было хорошо вместе, это правда. В те моменты, когда он был со мной, он был моим безраздельно.
А потом я начал чувствовать, что этих моментов становится все меньше. Даже будучи со мной, он смотрел на свой телефон и ждал - звонка или сообщения. Мне было плевать, если он делился своим телом с кем-то еще, об этом мы договаривались. Мне не было плевать, что его сердце и душа перестали быть безраздельно моими. А он даже не заметил, когда все стало именно так.
Я говорил ему, он лишь отшучивался. И внутри меня копился огромный ком боли, отвращения, страха. Я хотел быть единственным, с кем Ян разговаривает, единственным, кто выдерживает его.
И появился он.
Я допиваю очередную бутылку и пытаюсь щелкнуть пальцами, чтобы подозвать официанта. Вино не помогает мне забыться, оно делает все воспоминания только ярче. Проклятье. Что мне делать.
Самое паршивое, что я все еще хочу быть с ним. И хочу быть свободен. И быть с ним.
Но я безумно устал от такой жизни, от этой лжи, что висела над нами. Мы не лгали друг другу, о нет. Мы лгали тем, кто имел неосторожность попасться на пути. Иногда мне казалось, что Ян даже не помнит, что мы женаты, что он относится ко мне, как к удобному соседу и другу.
И это я виноват во всем, это я допустил подобное. Я позволил ему творить, что вздумается, с моего молчаливого согласия.
Я опускаю голову на сложенные руки, мне хочется плакать. Усталость от этих лет, усталость от месяцев развода… Усталость от самого себя.
Я попытался найти отдушину, но не преуспел. Ян не возражал даже, хотя на его лице мелькала ревность. Мне было сладко видеть эту ревность, проступающую сквозь его самодовольную маску хотя бы на мгновение. Моя ревность душила меня, а он не замечал.
Как хочется сейчас вернуться к нему. Сесть вместе в ванну и читать друг другу вслух. Он любит ванны, я люблю это ощущение, когда ты сидишь с кем-то кожа к коже.
Выпив еще, я достаю телефон. На заставке все еще стоит наша с ним фотография тех времен, когда все было так хорошо. Мы были на каком-то фестивале и позволили художникам раскрасить наши лица. Ян всегда насмешливо фыркал, глядя на эту фотографию, и говорил мне вырасти. А у самого то же самое стояло на заставке ноутбука.
Я вздыхаю, выбирая из галереи какую-нибудь луну со звездами. Мне не по статусу держать бывшего мужа все время на виду, не правда ли? Но я не могу удержаться и провожу пальцем по лицу Яна. Мы были молоды, веселы, и обиды еще не накопились огромным шаром внутри.
- Алекс?
Я поднимаю голову и фокусирую взгляд. Надо мной стоит высокий мужчина, и на секунду мне кажется, что это Ян.
- Ага.
- Ох, самый час надираться, - Макс садится за стол без приглашения и смотрит на меня. Что ему-то надо. Он нам все похерил своим появлением.
- Иди в ж…
- Я слышал новости.
- И-иди в ж, - продолжаю я и ставлю бокал на стол. - Он подписал, наконец-то. А ты, жопа, вали отсюда. Не мешай праздновать.
- Это больше похоже на поминки.
Я закрываю лицо руками, чуть задыхаясь. Если бы я был уверен, что поступаю правильно, мне было бы легче. Но часть меня все еще цеплялась за прошлое и громко кричала, что не хочет ничего менять.
- Прости, - Макс забирает у меня бокал и тихо усмехается. - Я и подумать не мог, что…
- Нахрена вот ты влез, - шепчу я. - Тебе надо было по-серьезному? Он что, похож на серьезного? Что ты собрался с ним делать, женить на себе?
- Разве это не естественно, когда влюбляешься?
- Нет, - зло шепчу я. - Из-за тебя он перестал быть моим. Он стал ждать твоих звонков и и ваших свиданий, он никогда не ждал. Он терпеть не мог быть ведомым, а с тобой он это позволял.
- Если бы я знал правду, я никогда бы не стал.
- Да при чем тут правда. Ты, блин… влюбил его в себя.
- Если бы я знал правду, я бы не стал даже начинать.
Я опускаю голову на сложенные руки. Что толку от этих его «я бы» и «да если бы»? Он просто был, появился. Это все зависело от Яна, а не от него. Мы все просто марионетки в его руках.
Как же я ненавижу этого придурка.
***
Когда мы выбирали квартиру, я следил за всем: чтобы комнаты были светлыми, чтобы окна не выходили на помойку, чтобы кухня была просторной. Ян же только сказал, что ему нужна большая ванная комната.
Я прохожусь по переделанной ванной, из которой исчезли все шкафчики, специальный столик, да и сама ванна. Прикоснувшись к стеклянной перегородке новой душевой кабины, я решаю, что, может быть, перегнул палку.
Мне хочется избавиться от духа Яна в доме, но мне все, совершенно все о нем напоминает. Даже эти проклятые деревянные ложки. Эти магниты. Каждый уголок квартиры словно пахнет им, хотя уже много месяцев нога Яна не переступала порог.
Я возвращаюсь в свою переделанную комнату и сажусь на диван. Я лгу самому себе, что хочу забыть и уничтожить любое напоминание. Зачем тогда я просто запер комнату Яна на ключ, эту его странную белую спальню, которой он практически не пользовался?
Взяв вино, я включаю телевизор, чтобы наполнить пустующую квартиру звуком. Хорошо бы отрешиться от воспоминаний. Найти еще больше работы, продолжить переделывать кухню, уехать…
Может быть, мне уехать? Побыть хотя бы месяц где-то, где ничто не напоминает мне о Яне.
Интересно, что он делает сейчас. Почти наверняка он уже отправился на поиски приключений снова. Забыл меня. Он и так был на пути к этому.
Немного помедлив, я беру телефон и открываю страницу сайта знакомств. «Высокий рейтинг»… Вот он.
Ян смотрит на меня с фотографии, слегка ухмыляясь. Он шикарно выглядит на ней, неудивительно, что он ловит простачков пачками. Фотография показывает его лишь по пояс, в обтягивающей майке, и только я знаю, что ниже пояса на нем пижамные штаны с зайчиками. Я знаю, потому что я и сделал эту фотографию. Это на меня он смотрит так, снизу вверх, но при этом с чувством превосходства.
Зачем я только это делаю, словно мне мало. Но я продолжаю пить вино и листать его страницу. Мы вместе ее заполняли, это было весело и идиотски.
- Напиши, что любишь греблю, - фыркая, добавил я.
- Греблю? - Ян тихо рассмеялся и положил голову мне на колени. - И на кой хрен? Вдруг какой-нибудь идиот весло притащит?
- Вот ради этого! О… И еще, еще, еще это… Прогулки под луной!
- Я не хочу выглядеть полным идиотом, ты чего.
- Ты написал, что любишь собак, прогулки по пляжу и сигареты с ментолом. Поздно.
- «По пляжу под луной»… Ага. Чего еще?
- Фотографию надо. А ну сядь.
- Прям ща?
- А чего тянуть, - я отобрал у мужа телефон и встал на колени на постели. - А ну ляг вот так и смотри на меня.
- Я, блин, в пижаме. Что за мачо в пижаме?
- Ма-ачо. Снимай рубашку, - я нашарил на полу рядом с кроватью свою майку и бросил в Яна. - Надевай. Будешь спасатель с пляжа Малибу. Почти.
- Она мне тесна.
- В том и шик, идиот. А ну, не лезь в кадр со своими зайцами, смотри на меня.
Я закрываю глаза, отложив телефон подальше и взяв бутылку. Мы ненормальные, совершенно ненормальные.
Допив первую бутылку и открыв вторую, я набираюсь решимости и снова беру телефон. Рядом с фотографией уже появился значок, что Ян онлайн. Значит, он и правда возвращается сюда до сих пор. Может быть, он только что даже вернулся со свидания. С…
Я потираю лицо, чувствуя, как грудь сдавило тисками. Все веселье всегда заключалось в том, что он рассказывал об этих придурках. Даже если спал с ними.
А что, если я… Если я создам… И…
Я ложусь на диван, положив телефон рядом. Сколько времени должно пройти, чтобы мне начало становиться легче? Чтобы не смотреть его страницы, не перебирать его фотографии?
Одним глазом я смотрю телевизор, где готовят очень сложный многослойный торт и пытаются не уронить его. Какие у людей проблемы, честное слово. Гигантский торт. А я себя так чувствую, будто на меня десяток таких тортов упало.
Восемь лет брака. Десять лет знакомства. Мне нужно не меньше половины этого срока, чтобы забыть. И мне нужно очень-очень много вина.
***
Я заканчиваю ремонт на кухне аккурат ко дню рождения. Чудесно, теперь я могу есть в полном одиночестве в окружении сплошного кантри-стиля. Я звоню в японский ресторан, крутя брошюрку. «Именинникам скидка! Сколько вам лет, такая и скидка!»
Хм. Здорово было бы закатить пирушку столетнему дедуле. А если еще старше, то они приплатят?
Через минут двадцать после заказа в мою дверь звонят. Какая прелесть, они еще и быстрые. Прямо сказка какая-то.
Я открываю дверь и растерянно смотрю на Яна, который стоит, уперевшись рукой в стену, и протягивает мне букет пахучих желтых лилий.
- С днем рождения.
- М, - я беру букет и в полной растерянности пропускаю Яна в квартиру. - Не ждал тебя.
- Да, я бы сам себя тоже не ждал.
Мы не разговаривали восемь месяцев с развода, а он так спокойно приходит сюда и не выглядит ни капли страдающим по мне.
- Хм. Ладно, я заказал большую праздничную тарелку суши. Поможешь.
- А еще я подарок принес, - он протягивает мне большой тяжелый подарочный пакет с лупоглазым котенком.
- Бокал-бутылка, - усмехаюсь я, вытащив коробку. - О, ты знаешь, как угодить.
- И три бутылки пино.
Я смотрю на коробку. Как, черт возьми, меня окутывает уютом рядом с ним. Словно ничего не было, как это.
- Что, перешел в мою возрастную категорию? - Ян усмехается и проходится по обновленной квартире. - Хорошо ты тут все переделал. Ох, боже, ванная. Мое сердце.
- А ты все живешь в той квартире? - я вытаскиваю из пакета бутылки и ставлю на стол.
- О, я переехал. В студию. Там косые потолки, но огромная ванная. И окна на крыше, поэтому я просыпаюсь и смотрю на голубиные жопы.
Я не сдерживаю смешок, открывая вино. Ян встает по другую сторону стола и опирается на него. Зачем я впустил его?
- Если хочешь, я могу уйти. Просто я подумал, что это было бы грустно, встречать тридцать лет в одиночестве.
- С чего это ты решил, что я буду в одиночестве? - щурюсь я.
- Не начинай, - хмыкает он. - Если бы ты был с кем-то, я бы просто отдал подарок и ушел. А между тем ты заказал сто штук суши. Куда тебе столько?
- Праздник же, - я вытаскиваю из коробки бокал, который плавно переходит в бутылку из-под вина. Мой размерчик. - Прости, я тебя не поздравлял.
- Ничего. Меня и в стране-то не было, - Ян наклоняет голову, внимательно глядя на меня. - Я поехал в Дублин и бухал там неделю. Потерял кошелек. Потом нашел кошелек, правда, чужой. И владельца кошелька потом еще.
Я чувствую, как по спине проходит озноб. Он ведет себя так, будто между нами ничего не изменилось. Смотрит, говорит… Словно мы просто волей случая оказались в разлуке больше, чем на полгода.
- Зачем ты мне об этом рассказываешь?
- Да мы всегда делились веселыми историями вроде.
- Я не хочу этого слушать, - я переливаю бутылку в свой новый бокал, поджимая губы.
Ян замолкает, продолжая смотреть на меня. Нет, я определенно чувствую напряжение. Та прежняя легкость испарилась навсегда, между нами теперь всегда будет висеть расставание. И весьма тяжелое расставание.
Скоро привозят и кучу коробок с моим праздничным обедом. Ян забирает у меня целый пакет соевых соусов.
- Не представляю, как ты собирался умять это все один.
- Я собирался съесть, сколько смогу, а потом кидаться остатками в прохожих, - отвечаю я, выкладывая все на большое блюдо.
- А я бы хотел присоединиться к такому веселью, - заинтересованно отвечает Ян.
Я передаю ему палочки, вздохнув. Если бы он не пришел, этот вечер был бы так уныл… Но спокоен.
- Нам понадобится больше бутылок вина, чтобы растопить лед, не правда ли, - Ян садится на барный стул и слегка покачивает ногой.
- У меня в запасах столько нет.
- Тогда, может, начнем с водки?
Я пью из своего нового бокала. Даже когда мы только встретились, мы не были настолько чужими друг другу. Ян смотрит на меня, по привычке чуть приподняв подбородок. Из-за этого у него всегда получается жутко надменная рожа.
- Лучше бы ты не подошел ко мне тогда, десять лет назад, - говорю я, включив тихую музыку.
- Я? Это ты ко мне первый подошел, - хмыкает Ян. - И пролил на меня целый бокал красного.
- Вовсе нет, - я ставлю бокал на стол рядом с Яном, щурясь. - Это ты подошел, а я плеснул тебе в лицо вином.
- Я помню, это было в ресторане.
- В клубе.
- Ты был со смешным ежиком.
- Длинными волосами.
- Ты… был блондином тогда? - медленно произносит Ян, глядя на меня.
- Угадал, - хмыкаю я. Ох нет, мы снова играем в игру «Когда твой муж дебил».
Ян берет мой бокал-бутылку и делает глоток, как ни в чем не бывало. Меня постепенно отпускает напряжение, алкоголь просто стирает из памяти всю гадость, создавая иллюзию, что мы все еще вместе.
Он обнимает мое лицо ладонями, и я почему-то не сопротивляюсь. Даже когда он целует меня, я все равно позволяю ему это. Ток, электричество, мучительное и болезненное желание. Мы не были вместе давно, но я в одно мгновение вспоминаю все, каждое его прикосновение. И у меня просто не хватает воли отстраниться.
Как у меня хватило сил тогда, чтобы уйти?
- Ян, хватит, - выдавливаю я наконец.
- Боже, как я соскучился по тебе. Алекс… - бормочет он, уткнувшись носом мне в шею. - Неужели я все разрушил? Ты ничего не сказал мне, я бы попытался все исправить. Правда, попытался бы.
Слегка протрезвев, я все же отстраняюсь. «Ничего не сказал?..»
Когда Ян только начинал встречаться с Максом, это было весело. Немного гнусно, учитывая, что Макс ничего не знал, но все же. Когда у них расстроились планы с домиком в горах, я впервые увидел Яна действительно растерянным. На его обычно самодовольном и уверенном лице проступила вдруг детская беззащитность, от которой мне стало просто физически больно.
Он хотел увидеться. Он хотел провести время вместе. Хотел. Он сам еще не осознавал этого, но любовь уже катилась на него огромной каменной глыбой.
И я оказался на пути у этой глыбы, не в силах ее остановить.
Спустя еще пару месяцев я совершенно четко осознал это.
- Может быть, мы сходим в этот ресторан? - я показал Яну рекламу. - Впечатляюще.
- Макс ходил туда. Говорит, там мясо пахнет грязными тряпками, - не поднимая головы, отозвался он.
- И ты не хочешь это проверить?
- Как думаешь, если я позову Макса на пляж, он уделит мне целый день? Достал уже работать.
- Разве мы не собирались поехать на пляж вдвоем?
- Когда?
- Мы всегда открывали сезон вместе, - я отложил журнал и взял вино, чувствуя, как задрожали руки. «Макс то, Макс сё»…
- О, ну, солнце, мы делали это много лет подряд. Все равно ты не загораешь, а ворчишь на меня из-под зонта. А Макс…
- Да, понятно. Зови, - резко ответил я и отвернулся. Мне хотелось закричать ему прямо в лицо, но он бы даже не понял, в чем дело. Удивительная способность пропускать мимо себя все, что ему не нравилось или могло доставить неудобства.
А потом он просто взял ключ у Макса. Он, кто так ненавидел любые признаки обязательств и серьезных отношений. До этого момента только я был тем, кого он готов был терпеть много лет рядом с собой, а теперь я стал практически никем. Меня заслонила эта огромная глыба.
- Зачем ты взял ключи? - спросил я, когда Ян их мне показал.
- Это мой трофей.
- Вовсе нет, - ответил я, внутренне содрогаясь.
- Не ворчи, - легко отозвался он и подбросил ключи в руке. - Теперь я могу устроить ему сюрприз. Вернется он после работы, а там я. Красивый и с бантом на заднице.
- Какая глупость, - мой голос сел.
- Конечно. А он что, думал, что с кем-то умным связался.
- Серьезно, это…
- Набери мне ванну, солнце? Я схожу пока за вином.
Может быть, я и правда ничего не сказал.
Мне нужно было ткнуть его носом в эти ключи, как нашкодившего щенка, и напомнить, что он обещал только легкомысленные приключения, а не подобное?
- Алекс?
- Какого хрена я вообще с тобой повелся, - говорю я, застегнув рубашку и отвернувшись. Да, я ни разу не сказал ему ничего, что он не воспринял бы как мое ворчание. Я для него просто какой-то ворчащий придурок рядом. Если бы он хоть раз задумался обо мне.
- Я подумал, может быть, мы хотя бы попытаемся быть друзьями? Нам было здорово вместе, не правда ли? По-дружески.
- Тебе настолько не с кем поговорить о своих победах?
Ян усмехается, но потом снова очень быстро становится серьезным.
- «Вот, смотри, твоя собака сдохла. Но ты все еще можешь играть с ней на заднем дворе», - передразниваю я, глядя на Яна. - Не тревожь собачку. Никакой дружбы у нас не выйдет. Ты… ты просто хочешь использовать меня, потому что не можешь завести друзей. Да и кто вообще поймет тебя, ты долбанутый на всю голову.
- Я не хочу искать других, - отвечает Ян.
- Ты нашел Макса.
- Он не понял.
- Но ты нашел же? Молодец, иди и ищи нового Макса, - говорю я с горечью и ухожу в спальню.
Яни идет за мной, тяжело вздыхая.
- Может быть, я и правда не заметил, что слишком много говорю о Максе. Было бы весело жить втроем, м?
- Что? - я оборачиваюсь, едва сдержавшись, чтобы не дать Яну по морде.
- Э. Ничего.
- Никаких «втроем». Никогда. Мне плевать, если ты перетрахаешь всех мужиков в мире, но никакой любви втроем. Понял?
- Нам бы сейчас вдвоем разобраться, - покорно соглашается он и берет меня за руку. - Может, потанцуем?
Я устало прикрываю глаза: какой же паршивый у меня день рождения. И что я только что сказал? Будто мы вместе. Чушь какая. Одно его присутствие сбивает меня с толку.
Мы танцуем под тихо урчащее из кухни радио. Не надо было все это начинать, пускать его в дом снова. Я столько месяцев пытался избавиться от ощущения его присутствия тут… Дурак я слабовольный.
- Это не самый твой плохой день рождения, - говорит Ян, обнимая меня за пояс. - Помнишь, пять лет назад ты отравился и провел праздник в больнице под капельницами?
- Я себя чувствую не лучше, чем тогда. Хотя ты не пришел в больницу даже.
- Да, - Ян вздыхает. - Я всегда был паршивым мужем, не правда ли? Поэтому теперь я живу в квартире, где каждое утро меня приветствуют голубиные жопы.
- Да, - усмехаюсь я, положив голову на плечо Яна.
Постепенно меня окутывает ощущение тепла и уюта. Мы просто танцуем, прижимаясь друг к другу, и мне совсем не хочется отстраниться. Мой самый близкий и самый далекий человек. Только он способен причинить столько боли, сколько причинил, а потом прийти и танцевать со мной.
Мы оба ненормальные, нам едва ли удастся найти еще пару таких.
***
В моем любимом ресторане царит всегда приятная расслабленная атмосфера. Лампы светят тусклым желтым над столами, между сидениями перегородки с витражами. Приятно в кои-то веки прийти сюда.
- Столик на одного, - произношу я, все еще немного мучаясь от этого внутри.
- Простите, столики для групп гостей. Вы можете сесть за стойку.
Растерявшись, я соглашаюсь и оказываюсь сидящим на высоком стуле в углу. Вот как, одному уже не сесть возле красивого витража, занимая стол на шестерых. Логично, но как-то обидно.
Я пью вино и смотрю на телевизор, который висит над другим концом стойки. Без звука здесь идет футбольный матч, и что б я еще что-то понимал в этом.
Может быть, завести собаку? Тогда у меня появится стимул выходить на улицу. Или кошку, тогда дома будет уютнее. В любом случае будет, кого обнимать.
С моего дня рождения прошел месяц, и Ян пока больше не заявлялся ко мне. И я не знаю, нравится мне это или нет, что самое паршивое. Пока он рядом, пока я ощущаю его присутствие, я не могу его отпустить и жить спокойно. Но без него мне так тоскливо. Вся моя юность, фактически, прошла рядом с ним, а теперь его нет.
Мы познакомились в клубе на вечеринке, посвященной двадцатым годам. Меня туда затащил друг, и я совершенно не вписывался в атмосферу. Хотя мы попытались сделать что-нибудь с моими мелированными длинными волосами, они выдавали мне чужака из другой эпохи.
Мой друг вскоре оставил меня у стойки бара и пошел танцевать с какой-то особой, у которой из-за уха торчало длинное страусиное перо. Тут-то ко мне и подошел Ян.
- Тут царит такое веселье, а ты будто скучаешь? - сказал он.
Я взглянул на него и его загеленные волосы, про себя усмехаясь: сколько же сил некоторые вложили в какую-то тематическую вечеринку. Ян продолжал тонко и приятно улыбаться, явно взяв курс на завоевание.
- Не будто, я и правда скучаю, - ответил я и чуть повернулся, держа бокал в руке.
- Как нехорошо, - заявил Ян. - Ты тут один?
- С другом.
- О, и как же он тебя оставил, солнце?
- Мы не вместе, он может делать все, что хочет, - хмыкнул я.
- Хорошая мысль, - Ян сел рядом со мной и тоже заказал вина.
Я оглядел зал, где бродили и танцевали люди. Почему это вдруг уныло сидящий вдали от всех я оказался ему интересен. Хотя… может, потому и оказался. Отбившаяся от стада овечка, грустный мальчик с винишком. Ну ничего, я еще ему покажу, как он ошибся.
- Могу я узнать твое имя?
- Алекс.
- Какое хорошее имя.
- Еще бы, особенно когда его стонут, - ухмыльнулся я, чуть искоса глядя на Яна, который поперхнулся вином.
- Чудесное замечание. А меня зовут Ян.
- Тоже ничего себе имя. Легко запомнить.
- Ты не хочешь потанцевать?
- Не особенно. Я хочу сидеть тут и пить вино, - я вытащил сигарету из пачки и взглянул на Яна. - Огонька не найдется?
Он мгновенно выудил зажигалку и щелкнул ею.
- О, неужели аутентичная?
- Стилизованная. Я подумал, это весело.
- Спички были бы еще стилизованнее.
- А если бы ты курил через мундштук, то это было бы весьма интересно.
- У тебя есть мундштук?
- Конечно, - хмыкнул Ян. - Я же знал, куда я иду.
- Очень уж серьезное отношение к вечеринке.
- О, я совсем ни к чему не отношусь серьезно.
Я выпустил струю дыма вверх, разглядывая Яна. Он был из тех, кого можно без сомнения назвать красавчиком. И он это знал и зазнавался. И я знал, как он хочет, чтобы этот вечер и это знакомство закончились.
- Как насчет того, чтобы подышать свежим воздухом на балконе?
- Я не против.
Мы вышли из немного душного шумного зала на балкон, украшенный вазонами со цветами. Клуб располагался в псевдоисторическом здании с балюстрадами и пышным парадным входом. Внутри тоже были колонны и лепнина. Немного помпезно, но для сегодняшнего случая подходяще.
Я продолжил курить, глядя на редкие снежинки, которые падали с черного неба. Красиво тут.
- Знаешь язык цветов? - спросил вдруг Ян, тоже закурив.
- Хм? Знаю о нем.
- Очень завуалированные послания. Как язык веера, только проще научиться.
- Ага. Мучаешься, выбираешь букет, чтобы составить целую поэму, а получатель понятия не имеет, что ему сказали.
- Поэтому я предпочитаю говорить прямо.
- Я тоже.
И все же он ничего не говорил. Мы молча докурили каждый свою сигарету, потушили их в выставленной на перилах пепельнице и повернулись друг к другу. На темных волосах Яна остались несколько не растаявших снежинок, и я коснулся пальцем каждой из них, заставив обернуться водой.
Ян чуть наклонил голову, глядя на меня сверху вниз. Я просто улыбнулся и собирался было уйти, как он поймал меня за руку. И крепко поцеловал, не произнеся ни слова. Что ж, это было достаточно прямо.
- Хочешь проверить, как я буду стонать твое имя? - шепнул он, оторвавшись от моих губ ненадолго.
- Собираешься делать это как-то по-особенному? - тихо хмыкнул я, прикрыв глаза.
- Собираюсь делать это долго. И раза четыре за ночь.
- А что так мало?
- Я могу и больше, зависит от тебя.
- О, с одним хотя бы справься сначала, - насмешливо протянул я, ухватив Яна за галстук. - Спускайся вниз, мне надо хоть друга предупредить, что я ухожу.
Когда Ян ушел, я закурил новую сигарету и пошел к черному ходу. Это было весело, конечно, но я не собирался быть игрушкой в руках какого-то самодовольного красавчика.
Так я ушел с нашей первой встречи, оставив Яна ждать меня в машине.
Я опускаю голову на сложенные руки. Как же было хорошо тогда, я практически держал этого донжуана на поводке. А потом что-то случилось - я стал совсем никем. Он теперь считает, что может прийти, когда ему вздумается, несмотря на развод.
Скотина.
***
Я покупаю большую винную полку и выставляю бутылки в ней. Кажется, их слишком много. Подумав, я добавляю пару коньяков и большую квадратную бутылку виски, почти пустую и с красивой пробкой в виде кулака. Откуда Ян только умудряется нарыть это все.
Отметив покупку парой бокалов, я беру телефон и набираю номер Яна. Я слушаю гудки и смотрю на себя в зеркало, висящее напротив. Зачем ты это делаешь. Дурак.
- Да? - немного удивленно отзывается Ян, взяв трубку.
- Хочешь приехать? - мягко произношу я, ковыряя художественную заплатку на колене.
- Сейчас?..
- Да.
- О, ну… Если ты хочешь?
- Я жду.
Я бросаю трубку подальше от себя и плюхаюсь на диван. Мне холодно, тоскливо и одиноко, вот и все.
Через какое-то время раздается звонок, и я иду открывать. Ян стоит на пороге, и на его волосах виднеются не растаявшие пока снежинки.
- Там идет снег? - тихо фыркаю я и тяну Яна за галстук, ведя в спальню.
- О, хм, да. Алекс?
- Что?
- Ты серьезно сейчас?
- Серьезно, - я стягиваю с Яна куртку, пиджак и ослабляю галстук. Он стоит, растерянно глядя на меня. - Снимай перчатки, это будет глупо смотреться.
- Я думал, у тебя что-то случилось, - он стягивает перчатки, и я бросаю их в кучу к остальной одежде.
Он холодный с улицы и пахнет морозом, его губы встречаются с моими горячими губами, согреваясь. Это как кататься на велосипеде - ты не разучишься.
С ним все понятно, хорошо и спокойно. Мы знаем друг друга, но огромный перерыв делает все совершенно новым и особенным. И я снова хочу слышать, как он стонет мое имя.
После секса я просто кладу голову ему на плечо и закуриваю. Почему мне не приходило в голову сделать это раньше: позвонить ему и заняться сексом? Зачем мне нужен был этот год воздержания? Или, может, после этого года мне наконец-то захотелось по-настоящему трахнуться.
- Угостишь?
Тихо фыркнув, я вставляю свою сигарету Яну между губ и с удовольствием потягиваюсь. С обновлением, моя новая холостяцкая спальня. Пусть это бывший муж, но это все же считается.
- Это было классно, - Ян выпускает дымное колечко, и я задумчиво ловлю его пальцем. - Давно так не было.
- Конечно, - соглашаюсь я.
Ян целует меня в макушку, окутывая запахом моих же вишневых сигарет. В окно видно, как метет снег, и так уютно и тепло валяться в постели.
С тех пор я звоню Яну, и он приезжает. Это так странно, что потеряв брак, мы нашли что-то другое. Абсолютно независимые друг от друга жизни безо всяких глупых разговоров и обязательств. Странно.
- Ты стал таким страстным, просто супер, - тянет Ян лениво, поглаживая меня по спине.
Я лежу на животе рядом с ним и листаю фотографии на телефоне. И молчу о том, что я всегда был таким. А он уже забыл об этом, увлекшись своими приключениями на стороне. В последние годы у нас секс был раз-два в месяц, Ян почему-то об это тоже забывает.
- Мила приглашает на вечеринку по поводу Нового года, - говорю я задумчиво. - Странно, они твои друзья, что они до их пор приглашают меня?
- Они и твои друзья тоже.
- Изначально твои. Но что ж. Я давно никуда не выбирался.
- Мы можем пойти вместе, - предлагает Ян.
- Нет, а то у них появится странная мысль, что мы снова вместе, - фыркаю я.
- Действительно, - я слышу в голосе Яна нотку разочарования. Я умею это слышать очень хорошо.
Это правда, мы не вместе. И чем дальше, тем легче мне это осознавать. Как только Ян уходит за порог, он может делать, что хочет: трахать кого хочет, любить кого хочет, - меня это перестает касаться.
- Значит, я приду с кем-нибудь другим?
- Зачем тащить свое, если можно что-то новое найти там? - хмыкаю я.
- Хм. Ты же знаешь те вечеринки, кто там новый может быть.
- Му-уж Милы-ы.
- Ну что ты опять начинаешь. Я же говорил, мы только в теннис вместе играли, ничего больше.
- Это забавно, - я переворачиваюсь на спину и натягиваю одеяло повыше.
- Я никогда не врал о таких вещах.
- Это точно, - я улыбаюсь, глядя на Яна. - Ты говорил всю правду, даже когда мне не хотелось ее слышать.
- Ты никогда не говорил, что не хочешь этого слышать, - хмыкает он.
- Конечно, милый, - говорю я, похлопав Яна по щеке. - Что, второй заход и по домам?
Почему мне раньше не приходило в голову, как легко быть просто любовником, и не думать ни о чем больше? Глупый, глупый Алекс!
***
Вечеринки у Милы всегда проходят в особняке на берегу озера. Это место можно снять для проведения свадеб и банкетов, и она любит его. А мне еще после первого раза осточертело это место. Как сейчас помню, это был день рождения ее драгоценного мужа, и Ян впервые притащил меня в свою компанию.
Это скучная компания, я до сих пор не понимаю, что держит Яна в ней. Он же сам отзывается об этих людях с нотой презрения, любит пошутить над ними за глаза.
Я брожу перед столом с закусками, выбирая, что лучше всего подойдет к моему красному. Ян тоже бродит неподалеку с бокалом, но его то и дело ловят его друзья. Меня тоже поймали раз и, сочувственно глядя в глаза, сказали, чтобы я держался.
Да я и не падаю, вообще-то. Мои апатия и слезы кончились несколько месяцев назад, сейчас я вполне себе наслаждаюсь свободной жизнью, иногда вызывая к себе любовника.
Я накалываю на шпажку несколько кусочков сыра и отодвигаюсь в сторону, когда рядом со мной встают. Только не начинайте опять со своим сочувствием.
- Добрый вечер.
- Добрый, - я вежливо улыбаюсь и поднимаю голову.
Надо мной стоит, слегка нависая, бородатый мужчина. Наверняка знакомый, но я катастрофически не помню ни одного имени из этой компашки скукоты.
- Лео, - представляется бородач. - Я уже давно наблюдаю. Хотите, я подберу вам идеальные закуски к вину?
- В этом часть веселья, но ладно, - хмыкаю я. Лео? Какой еще Лео? Кто это вообще?
Я наблюдаю за тем, как Лео ловко собирает небольшую сырную и мясную тарелку, добавляя орехи и прочие мелочи, о которых я бы и не подумал. И вручает мне с торжественным видом.
- О, да вы мастер, - хмыкаю я, съев кусочек сыра со шпажки.
- Люблю вкусно поесть и вкусно выпить.
- В этом мы, пожалуй, похожи, - я удовлетворенно улыбаюсь. Ничего, несмотря на бороду он кажется нормальным мужиком..
- Вы меня не помните, не правда ли?
- Хм… да.
- Мы виделись три года назад, тоже у Милы. На выставке.
- О-о, - тяну я. - Нет, не помню.
- Ну ничего. Тогда наша встреча была весьма мимолетна. А вы, я помню, были женаты.
- Хм, да. Но сейчас уже нет.
- Я знаю, потому я и подошел.
Я смотрю на Лео, поскучнев. И этот собирается мне свои соболезнования высказывать? Я что, так плохо выгляжу? Краем глаза я вижу, как Ян флиртует с молоденьким официантом. Да, вот он точно не выглядит подавленным. Зараза.
- Я хотел познакомиться ближе, но не в моих правилах связываться с теми, кто занят.
Лео смотрит на меня, а я смотрю на него, хлопая глазами. Из всех людей, которые заняты, он мог бы именно со мной спокойно познакомиться. Это было бы очень интересно.
- Да? Люблю людей с принципами.
- Хотите еще вина?
Я киваю, улыбнувшись. Ах, черт, обходительный какой. Понятно, что ему нужно, но приятно все равно. От Яна не дождешься маленьких приятных жестов. Раньше, то есть. Сейчас мне от него ничего не надо, конечно.
Вечеринка стремительно становится гораздо более интересной. Лео рассказывает об особняке, и я замечаю, что мне не скучно от разговоров об архитектуре. То есть, смеяться над толпой и местом с Яном было весело, конечно, но и так тоже весьма неплохо.
- Здесь проводились небольшие камерные концерты, - Лео показывает маленький зал с высокими окнами, где сейчас пусто, только куча стульев стоит вдоль стен. - Я ходил, когда играли Моцарта и Штраусса. А потом здесь сделали ремонт, и акустика стала ужасна.
- Ох уж этот ремонт, - отзываюсь я и делаю глоток вина.
Мы стоим одни в этом зале, довольно далеко от остальной толпы. Стекляшки на огромной люстре под потолком отбрасывают зайчиков, а за окном в синеве ночи кружит снег. Если я что-то и знаю о мужиках, то сейчас он и покажет, зачем был так учтив весь вечер.
- Да, - задумчиво говорит Лео и поворачивается ко мне. - Пройдем в галерею, там висят чудесные портреты, стилизация под Ренессанс.
Я моргаю и иду за Лео, который переключился от архитектуры к живописи. В галерее уже есть народ, и никакого шанса больше у Лео нет. Не то, чтобы я не собираюсь его дать.
Я вполуха слушаю Лео, заметив Яна и официанта на лестнице. На втором этаже особняка тоже располагаются комнаты, и некоторые из них очень даже хорошо звукоизолированы. Почувствовав мой взгляд, Ян поворачивается и белозубо мне улыбается, и я чувствую, как мои новообретенные уверенность и свобода трескаются словно тонкий ледок. Едва унявшаяся, забитая вглубь боль поднимается до самого горла, и меня начинает просто мутить.
Поспешно отвернувшись, я выпиваю остатки вина в бокале. Мне все равно, с кем он. Мне плевать. Мне должно быть плевать.
- Все в порядке, Алекс?
- Да, - отзываюсь я и ставлю бокал на высокий столик рядом с вазой. Мне бы сейчас очень помогло, если бы Лео тоже увлек меня в одну из комнат.
Но он ведет меня на улицу, где так волшебно кружится снег и так дьявольски холодно. Я рассеянно собираю с перил снег и роняю его вниз пальцем. Раньше мне было плевать, даже если я видел, как Ян уходит с кем-то. Это что-то новенькое.
- Возможно, ты выпил слишком много вина, - Лео накидывает мне на плечи свой пиджак.
- Возможно. Можешь… можешь вызвать мне такси?
- Я отвезу тебя домой.
- Спасибо, - произношу я.
Пальцам холодно, и в груди больно. Что мне делать теперь?
***
Лео привозит меня домой, и я приглашаю его на кофе. Точнее, на что-нибудь, потому что кофе и чай на ночь он не пьет.
- Какое милое жилище, - Лео садится на кухне и смотрит на новые шкафы.
- Я старался, - усмехаюсь я. Мне становится немного лучше, хорошо, что мы ушли.
Я завариваю ягодный чай, который обычно не пью, и ставлю на стол тарелку со сладостями. Бедный Лео, наверняка он собирался иначе провести время на вечеринке, а не уходить в самый разгар.
- Благодарю.
- Вы еще можете вернуться на вечеринку.
- Хм, зачем. Я уже встретил вас, я туда ради этого и пошел.
Я тихо хмыкаю и сажусь напротив Лео. Он пьет ягодный напиток и осматривается вокруг. Как странно, я ему нравлюсь. Почему-то в браке я совсем забыл как это - нравиться другим мужчинам. Не считая коротких эпизодов, которые Ян сразу заставлял меня заканчивать, и того несчастного, которого он обзывал поросенком.
А сейчас передо мной ничего не стоит, я могу делать, что захочу. Например, заставить Яна ревновать. Как он смеет жить, будто ничего не случилось.
- Значит, выжидали несколько лет, прежде чем познакомиться со мной?
- Мила в разговоре недавно сказала, что вы развелись. И я попросил ее непременно позвать вас.
- Могли бы и раньше познакомиться, - хмыкаю я. - У нас не было все так уж строго в браке.
- Конечно, нет, - произносит Лео. - Это недопустимо.
Я просто пожимаю плечами и замолкаю. Сомневаюсь, что могу найти человека, который поймет нас с Яном. Я и сам нас не очень понимаю.
Проходит час, Лео убеждается, что со мной все в порядке, и собирается уходить. Обычно я бы предложил остаться и продолжить вечер, но не сегодня. Поэтому я даже рад, что Лео такой консервативный.
Мы прощаемся на пороге, и Лео целует мне руку. Его борода щекочет пальцы, это забавное ощущение.
Оставшись один, я набираю номер Яна. Он отвечает почти сразу, на фоне слышен довольный гул телевизора. Что, он уже успел отделаться от своего официантика?
- Я не нашел тебя потом, - голос Яна звучит приглушенно. Я знаю, он сейчас стоит на кухне, зажав трубку плечом, и старается что-то приготовить.
- Я уехал. С Лео.
- Лео? Это тот старикан, который все вился вокруг тебя?
- Он не старикан, - я наливаю себе вина в кружку, потому что мне лень доставать бокал. - Борода его немного старит. А так он молод душой.
- Да ему под сорокет, у тебя какая-то слабость к мужикам постарше.
- Да, именно поэтому мы с тобой и встречались.
- Пф.
- А что твое рандеву?
- Ничего, было мило. Оказывается, мы уже спали с ним, я сделал вид, что знал это.
- Что, пошел на второй круг? - язвительно отзываюсь я.
- Похоже, Мила реально всегда зовет одних и тех же. Даже официантов. Как она скучно живет, а? А ее муж, между прочим, переспал с какой-то супермоделью с обложки. Типа лицо декабря или ноября.
- Страшное, должно быть, лицо у ноября.
- Он так хвастался, как будто стал первым в мире мужиком, который завалил модель. Это не так уж и трудно, между прочим, - Ян усмехается, и я слышу треск и шлепок. - А, твою мать.
- Что ты там делаешь?
- Омлет. Из пяти, теперь уже четырех яиц. Слушай, а грибы надо чистить или их надо только мыть?
- Ты бы справился сначала с простой яичницей, прежде чем грибы добавлять.
- Я научился делать глазунью, между прочим.
- Наконец-то, - я прикрываю глаза, сделав глоток. - Хочешь приехать?
- Конечно, хочу.
Я кладу телефон на стойку и залпом выпиваю вино. В голове совершенно мутно.
***
В магазине ходят просто толпы. Все закупаются к праздникам, и я с трудом отбиваю у какой-то дамочки последнюю пачку смеси для торта. Все как с ума посходили.
Я останавливаюсь перед рядами с вином, размышляя, сколько взять. Глядя в мою корзину, можно подумать, что у меня будет вечеринка, но я собираюсь праздновать один.
- Алекс?
- Боже, опять ты, - я чуть поворачиваюсь и смотрю на Макса, который держит в руках три бутылки шампанского.
- Что ты так возмущаешься?
- Что ты вечно ошиваешься рядом.
- Я тут живу.
- Нашел оправдание, - хмыкаю я и кладу четыре бутылки в корзину.
Макс бродит со мной по магазину, а я молчу. Мы иногда сталкиваемся здесь, Макс - напоминание о прошлом, с которым я ничего не могу поделать. Разве что переехать.
- Как Ян? - наконец нарушает тишину Макс, когда мы стоим в рядах с охлажденным мясом.
- А что с ним должно быть, он нормально, - ворчу я.
- Он… Может, он нашел кого-нибудь?
- Неужели ты хочешь простить ему все и вернуться? - ехидно отзываюсь я и поворачиваюсь к Максу, который с серьезным видом держит охлажденную утку в пакете.
На секунду мне становится удивительно больно от этой нелепой мысли, но потом я напоминаю себе, что мы уже давно разведены. Может, я и разрушил их милые отношения своей правдой, но эти парни явно все равно старались тянуться друг к другу. Прямо как я все еще тянусь к Яну, несмотря на неугасающую боль.
- Я думал об этом…
- Почему бы тебе не поговорить с ним, а не со мной? - немного злюсь я и отбираю пакет с уткой. - Я всего лишь был преградой на пути вашего счастья.
- С тобой проще как-то об этом поговорить. Мы столько раз вместе ходили за покупками, что я считаю тебя своим другом.
- Как скучна и уныла твоя жизнь. Еще и Яна тебе не хватало.
- Ты же сам с ним развелся. И разве у тебя не появился другой? Почему ты так злишься?
- Потому что, - огрызаюсь я.
Лео, да… Лео вроде как появился. Он вроде как есть, мы пару раз ездили в ресторан. Но на этом все, он очень медленно развивает что-либо, и я даже не считаю, что мы встречаемся.
Я почти каждые выходные зову к себе Яна, он никогда не занят для меня.
Разве это не то, чего бы мне хотелось: обходительный и ласковый мужчина, горячий и страстный любовник… Почему только они не могут быть одним и тем же человеком.
- Ты знаешь телефон Яна, звони ему и пой в уши о своей любви. Только ты же понимаешь, что он не изменился. Он будет с тобой поступать точно так же, как со мной, а у тебя на это явно не хватит терпения.
- Ты просто позволил ему это, - отвечает Макс.
- Да, давай. Жена во всем виновата, конечно, - я ставлю в корзину маленькую коробку с елочкой и иду на кассу.
- Разве нет? - продолжает Макс, хотя я явно не выражаю желания слушать его. - Ты дал ему карт-бланш, а теперь возмущаешься, что он им пользовался?
- Ты серьезно думаешь, что если ты возьмешься за Яна и запретишь ему его интрижки, то он перестанет изменять? - фыркаю я.
- Я сделаю так, что ему будет хватать меня одного.
- Ха. Ха.
Я собираю пакеты и иду прочь из магазина, а Макс все никак не отвязывается. Нет, серьезно, никто нас с Яном не может понять. И все считают, будто это я виноват в том, что мой бывший такой кобелина.
- Если хочешь, иди и наступай на эту мину. Меня это все вообще не касается. Только плакать не прибегай, когда окажется, что мина под тобой разорвалась.
Внутри меня кипят злость и обида. Почему меня винят во всем этом? Даже Ян иногда начинает нудеть о том, как у нас все было хорошо, пока я все не испортил. Это я, значит, все испортил?
Ян приезжает ко мне через несколько часов, а я все еще не могу отойти от легкой болтовни с Максом. Поэтому я пью.
- Что, начал без меня? - Ян бросает шарф на полку и подходит ко мне. - Давно начал?
- Как только купил, - хмыкаю я и ставлю бокал.
- И утку жаришь?
- Это на праздник. Я собираюсь сидеть и есть ее руками, упиваясь своим одиночеством.
- Хочешь, я приеду?
- Что, неужели тебя не позвали ни на одну из этих вечеринок, куда мы вечно таскались, хотя я говорил, что не хочу?
- Позвали, но я бы предпочел провести время с тобой, - хмыкает Ян, обняв меня за пояс.
Почему-то мне становится неуютно от этого. Ян никогда мне раньше не говорил такого. Если только до свадьбы.
- Пф. Почему бы тебе не найти кого-нибудь, с кем можно провести время? В домике в горах, - фыркаю я.
- Хм?
- Ма-акс? Помнишь такого?
- К чему ты о нем вспомнил? - Ян приподнимает брови, и я жадно пытаюсь разглядеть в его лице остатки влюбленности или боли.
- Что, если он хочет вернуться к тебе? - немного пьяно смеюсь я. - Снова сделать своим милым-любимым, дать тебе ключи от своей квартиры и возить тебя везде?
- Ты серьезно напился с одной бутылки вина? Это уже ни в какие ворота, Алекс.
- А ну отвечай! Это же я виноват в вашем всем этом! - я отталкиваю руки Яна и ковыляю за стойку. - Вы так прелестно ворковали, а я, грымза такая, разрушил ваше счастье, потому что мне было больно. Какая глупость, хотеть, чтобы мой муж любил только меня, да?
Ян тихо вздыхает со страдальческим видом, и я кидаю в него кружку, от которой он легко уворачивается. Может быть, если я устрою скандал, то Ян уйдет. И не захочет больше возвращаться ко мне. Может быть, я все-таки справлюсь.
- Вот зачем ты о нем вспомнил, м? Столько времени прошло, ты до сих пор считаешь, что я в него влюбился.
- Потому что я тебя насквозь вижу! Это ты думаешь, что ты такой сложный, а нас самом деле ты как… как чурбан.
- Алекс…
В мою дверь раздается звонок, и Ян, насупившись, замолкает. Я открываю дверь, чувствуя, как по лицу текут пьяные слезы. Совсем развезло, я отвратителен и ничтожен…
На пороге стоит Лео, который сразу проходит в квартиру, хмурясь.
- Так ты не особо в одиночестве собрался проводить праздники, да? - хмуро говорит Ян, пока я тру мокрые щеки. Что Лео здесь делает? Что они все здесь делают, я никого не жду вообще.
Лео немного мрачно хмыкает и бьет Яна в лицо.
- Ян!.. - растерянно вскрикиваю я, глядя, как Лео выкидывает моего бывшего мужа из квартиры. Ян громко матерится, но дверь за ним захлопывается, и Лео оборачивается ко мне.
- Добро пожаловать, - истерично смеюсь я, ища штопор.
- Я звонил тебе, мы собирались пойти ужинать, - Лео мягко, но решительно отбирает у меня штопор и усаживает на стул.
- Ч-черт, сегодня?
- Да, - Лео выливает остатки вина из моего бокала в раковину, убирает бутылки и выключает духовку. - Полагаю, твой бывший муж занял тебя?
- Он тоже сам приехал, - я закрываю голову руками, улегшись на стойку грудью. - Зачем ты-то… Что ты… Не бей людей.
- Ничего, просто синяк будет, - Лео открывает окно, впуская морозный ночной ветер в мою душную квартиру.
- Он ничего не сделал даже, - мой телефон мигает дисплеем. Это Ян. Наверняка хочет продолжить материться, что его ни с того ни с сего избили и выкинули на мороз.
- Неважно. Как ты?
- То ли засыпаю… То ли могу сейчас стошниться тебе на ботинки.
- Лучше сначала второе уж. И не на ботинки, а в уборной.
- Не порти мою утку, она почти готова… - едва слышно фыркаю я.
- Давай-давай, Алекс… Поднимайся. Обопрись на меня.
- Я не смертельно пьян.
- Это ты так думаешь.
Я закрываю глаза и позволяю Лео делать со мной все, что ему вздумается. Если ему так хочется меня отрезвить… Я мысленно прокручиваю в памяти момент, когда он ударил Яна, и внутри у меня становится так тепло.
Так тепло, Лео.
***
Лео приносит поднос с праздничным ужином на тарелке и ставит его мне на кроватный столик.
- Я не больной, я могу и до кухни дойти, - тихо хмыкаю я.
- Лучше уж побудь в кровати, - Лео садится ко мне на постель и открывает маленькую бутылку минералки. - Я приготовил соус к твоей утке и картофельное пюре. И эти маленькие кексики просто волшебны.
- Да, я знаю. Это я их готовил. Не помню, правда, когда. Наверное вчера утром…
- Алекс, знаешь… Может быть, мы еще не настолько близки, конечно, но у тебя явно проблема с выпивкой.
- У меня нет проблем, я могу бросить в любой момент. Просто не хочу. Вино помогает.
- Не сомневаюсь, - Лео наливает минералку в бокалы. - За встречу?
- И откуда ты такой хороший на мою голову вдруг? Почему ты меня от мужа три года назад не увел, м? Я бы был моложе и не таким нервным.
- Как-то не в моих принципах уводить людей из семьи. Раз уж вы были тогда вместе, значит, что-то вас все еще держало вместе.
- Не знаю, не помню, - я смотрю в свой бокал на веселые пузырьки. - Ты слишком добр, Лео. Я боюсь, что я не смогу тебе соответствовать.
- Как же к тебе относился твой бывший, если ты это считаешь прямо верхом доброты и заботы?
- Хм-м… Обычно мы пили вместе. И он приносил утром две таблетки.
- Меня даже не мучает совесть, что я его ударил.
Я тихо фыркаю, принявшись за еду. Да, моя утка не очень хорошо получилась, но что поделать. Соус все скрывает.
- На самом деле я устраивал ему истерику, а ты еще и по роже ударил. Может, послать ему кексиков? - вздыхаю я.
- Я всегда думал, что при расставании лучше перестать общаться с бывшими, - Лео садится поудобнее, съев свою порцию. - С глаз долой, из сердца вон.
- Я пытался. Я не могу понять, как мне хуже: с ним или без него. Что, ты со своими бывшими рвешь сразу и бесповоротно?
- Да, - Лео смотрит на меня немного строго. - Это больно, но это полезно.
- У меня тогда не останется никого, с кем бы я мог общаться. Все мои друзья - бывшие друзья - женаты и скучны. Бывшие знакомые - знакомые Яна. На работе я их всех терпеть не могу. У меня никого нет, Лео, только Ян, с которым прошло десять лет моей жизни.
- Ты можешь общаться со мной.
- Могу, - соглашаюсь я и допиваю воду. - Только ты вряд ли захочешь продолжать со мной общаться, когда узнаешь меня лучше. Я не так уж далеко ушел от Яна во многом.
- Позволь мне судить, захочу я или не захочу. Я довольно долго ждал удачного момента, чтобы познакомиться с тобой.
- Прямо я тебя настолько очаровал? Чем? Умением выпивать? Что мы там на выставке делали вообще…
- Ты пел на сцене, меня очаровал твой голос, - говорит Лео.
Я потираю глаз, глядя на него. Как мало ему надо, обалдеть. Я даже не помню ничего такого, помню только, что меня откуда-то стаскивали. Или это было не в тот раз.
- Мы пересекались у Милы, но, видимо, ты меня не помнишь.
- Может, у тебя не было бороды тогда?
- Иногда не было, - усмехается Лео.
- И все это время ты млел от меня, но ничего не предпринимал?
- Увы.
- А если бы я не развелся, то ты бы так и ходил? Несчастный.
- Я не чувствовал себя столь уж несчастным, - задумчиво отзывается Лео. - Разве плохо лелеять в груди теплое чувство?
- Не знаю. У меня в груди пустота. Или кусок угля. В любом случае, лучше туда не заглядывать пока.
Я ставлю бокал на столик и прикрываю глаза. Обалдеть. «Лелеять теплое чувство». И он до сих пор дальше поцелуев в ручку не зашел. Какой-то он очень уж основательный и медленный. Или это я испорчен и порочен настолько, что не вижу никакой прелести в долгих ухаживаниях?
Придется признать, что да. Это я. Я ужасен.
- Что ж, я пойду. Надеюсь, ты не станешь пить больше?
- Постой… Не уходи? Пожалуйста.
Лео смотрит на меня, а я растерянно дергаю себя за ворот футболки. Если я сейчас останусь один, то я снова все равно возьмусь за бутылку. Неужели Лео и правда согласен взвалить меня на себя и тащить? Я как бесполезный груз сейчас.
Кивнув, он уносит столик и возвращается ко мне. Такой внушительный и основательный, в костюме. Неловко, что я совсем забыл о встрече с ним, мы собирались попробовать настоящей французской кухни. Это Макс меня выбил из колеи со своими расспросами про Яна.
- Прости, что испортил тебе вечер.
- Не так уж ты его и испортил, - тихо хмыкает Лео.
Он наклоняется ко мне и целует в лоб, и меня окутывает сладковато-пряный запах его одеколона. И борода приятно щекочется. Весь он такой приятный и ароматный. Я не даю Лео отстраниться, ухватив его за пиджак.
- Может быть, я могу как-то улучшить вечер?..
- О, если ты настаиваешь…
Я немного отчаянно целую Лео, цепляясь в него. Если он станет вместо Яна, то это же так хорошо… Так хорошо быть с ним вместо Яна!..
***
На стеклянной крыше снизу очень хорошо виден тонкий слой снега и следы голубиных лап. И даже видно, где один из голубей поскользнулся и заскользил вместе со снегом по скату.
- Ты моешь крышу от голубиного помета? - я перевожу взгляд на Яна, который старательно чистит яблоки.
- А что поделать, - хмыкает он. - Иначе я буду просыпаться и смотреть на их художества.
Я рассеянно хмыкаю, замешивая тесто для яблочного пирога. Мне, наверное, не надо ходить к Яну. Но мне это необходимо.
Следов от того вечера на Яне не осталось, а вот я… Как же я хочу поговорить.
- Знаешь, я к тебе больше ездить не буду. Не ровен час твой любовничек мне что-нибудь сломает.
- Это было недопонимание.
- Мало ли. Как насчет сначала разобраться, а потом бить. Меня из-за тебя уже второй раз бьют.
- Макс тебя бил не из-за меня, а из-за того, какой ты подлый лгун.
- Но узнал-то он об этом из-за тебя, - хмыкает Ян и садится на высокий барный стул. - Но хватит обо мне. Скажи, у вас потом была жаркая ночка в утешение?
- М, - отзываюсь я, дернув плечами.
- «М»? Это самое полное восторга «м», что я от тебя услышу?
- Ты серьезно хочешь слушать обо мне и Лео?
- Ты же слушал обо мне и… всех. Я думаю, я справлюсь.
- Лео, он… - я вздыхаю, сыпанув сахара побольше. - Он очень обстоятельный. Нежный. Надежный. Не думает только о себе.
- Ну, я понял, он совершенно не похож на меня. Еще у него член больше, и он тебя в постель до самого пола вбил, ага.
Я смотрю на веселящегося с ножиком Яна. Ах, черт. Если бы я мог именно это сказать!
- Он обстоятельный, - повторяю я.
- Хм-м…
- Во время секса с ним мне нужно что-то на потолке, чтобы занять себя.
- Хэ? Правда что ли?
- Да, - расстроенно бормочу я. - Он медленный и холодный. Не плохой, но… Вряд ли я буду орать на весь этаж.
- У, как я испортил тебя, - Ян бросает очищенное яблоко в миску и наклоняется ко мне. - Теперь у тебя слишком высокие стандарты.
- Знаешь, что!..
- Ну, он не удовлетворяет тебя только в постели, а в остальном он ведь так прекрасен.
- Почему я вообще говорю о этом с тобой.
- Потому что мы знаем друг друга.
- И тебя это устраивает.
- Мы уже это прошли. Так что, ты бросишь мужика за то, что он не такой страстный?
- Я этого не говорил, - вздыхаю я и начинаю резать яблоки. - Если бы я был плох в постели, ты бы ведь не стал на мне жениться?
- Если бы? - ехидно фыркает Ян.
- Эй.
- Я не знаю, что бы тогда было. И нечего делать такое лицо, ты был неуклюжим и неопытным, когда мы только познакомились.
- Ты меня с кем-то путаешь, - веселюсь я.
- Ах да. Это был официант в отеле.
- Так что?
- Разве основой наших отношений был секс? Я всегда думал, что нас объединяет наше ироничное восприятие мира и всего в нем живущего. Мягко говоря.
- Судя по тому, как редко мы спали вместе, секс точно не был основой наших отношений.
- Да, поэтому мы наверстываем сейчас, - хмыкает Ян.
Я хмыкаю в ответ. Странно, но это не далеко от правды. Не считая конфетно-букетного периода и нашего медового месяца, который длился полгода, потом наша страсть здорово поутихла. Ян находил себе приключения, я тоже. Нам было… нам было очень уютно вместе.
- А какого черта ты со мной так мало спал? - спрашиваю я.
- Не хотел, чтобы ты мне надоел.
- Это идиотизм.
- Наверное, - хмыкает Ян. - Так что, может быть, твоя проблема с Лео не такая уж и проблема. Ты будешь брать от него столько, сколько захочешь, а он не станет требовать больше. Идеально. Плюс он старый и бородатый, ты будешь его мальчиком-зайчиком.
- У меня не может быть хорошо сбалансированных отношений, да? Что-то непременно должно быть с перекосом?
- Ты хочешь отношений с ним? - серьезно спрашивает Ян.
- Наверное, - отвечаю я, продолжая готовить пирог.
Я и правда не знаю. Мне хочется быть не одному. Но пока я люблю Яна, другим мужчинам явно места не будет. Черт. Я все еще люблю Яна?
Я украдкой смотрю, как он поедает кожуру от яблок, довольно жмурясь. Меня все еще не оставляет ощущение, как будто ничего не изменилось. Как будто мы все еще живем вместе, и все остается по-прежнему. Как будто меня все еще касается его жизнь.
Да черт возьми, я стою на его кухне и готовлю хренов яблочный пирог вместе с ним. Потому что мне нечем заняться больше.
- Мне Макс звонил, - говорит Ян, доев кожуру.
- Наконец-то.
- Зачем ему это? Разве он не понял, кто я такой? Ты ему не объяснил?
- Меня не касается, если он решил вляпаться в тебя, - хмыкаю я. Но внутри у меня все сжимается от ревности.
- Я не понимаю, что ему нужно.
- Неужели.
- То есть, понимаю, но… - Ян пожимает плечами. - С ним все слишком сложно и запутанно. Врать.
- Ты сразу собираешься ему врать? Может быть хотя бы попытаешься утихомириться и побыть с одним человеком? - говорю я, хотя сам не знаю, зачем. Зачем я пытаюсь его убедить сойтись с кем-то?
- Да, я буду ему врать. Я это знаю. Потому что он хочет слышать ложь. Почему все так хотят, чтобы я изменился? Ты тоже хочешь, чтобы я изменился?
- Я ничего не хочу, меня больше это все не касается, - вру я.
- Может, когда мне исполнится сорок, я и успокоюсь. Или пятьдесят. Когда, короче, система отказывать начнет.
- И кому ты будешь нужен с отказанной системой, старый и эгоистичный придурок?
- Как ты сурово, - хмыкает Ян.
Он закуривает, чуть жмурясь. Зачем он Максу? Зачем он мне?
Неужели он мне важнее, чем мягкий и заботливый Лео, который готов меня на руках носить? Неужели мне так нравится страдать?
Боже, нормальные люди ни секунды бы не медлили, стоя перед таким выбором.
***
Праздники пролетают очень быстро, погружая в сонливую усталость. М-м-м, усталость с восточных склонов Французских Альп, выдержанная в дубовых бочках меланхолии. Изящный букет с терпкой ноткой разочарования.
Я лежу в постели, глядя на висящие на окне украшения. Через час за мной заедет Лео, чтобы отвезти на какую-то выставку, а я еще даже не пытаюсь выбраться из-под теплого одеяла. Тихо вздохнув, я кутаюсь в одеяло с головой и поворачиваюсь на бок. У Лео есть ключ, он справится сам.
Когда он приезжает, то приносит с собой запах зимы и свежей выпечки.
- Ты еще не готов? - Лео садится в кресло рядом.
- Может быть, прилично пойти в пижаме? - я вытаскиваю руку из-под одеяла и показываю зайчиков.
- Нет, но мы можем не ходить, если ты не хочешь. Я принес круассаны, могу пока сварить кофе.
- Было бы неплохо…
Я закрываю глаза, слушая, как возится Лео на кухне. Может быть, мне остаться лежать в кровати, пока что-нибудь не изменится?
- Я подумал, может быть, нам съездить куда-нибудь вместе? - Лео приносит кофе и заставляет меня сесть. - Где тепло и тебе не будет так тоскливо.
- Хм… У меня сейчас на работе слишком много всего, - отвечаю я, взяв чашку. - Хотя было бы здорово.
- Отдых не помешает.
- Конечно.
Интересно, меня хоть что-нибудь в восторг приведет? Лео так мил, пытается возиться со мной, пока я мешком валяюсь по полу.
- Ян очень обижается, что ты его ударил.
- Все еще?
- Он злопамятный.
- Почему ты продолжаешь общаться с ним?
- Я же говорил, мне не с кем, - хмыкаю я.
- Ты можешь общаться со мной, - говорит Лео.
- Конечно, могу. Но это не то…
- Ты не доверяешь мне?
- О, дело не в этом, - отвечаю я, наслаждаясь кофе. - Просто… Это неловко.
- Ну что ты. Я готов ко всему.
- М-м… я лучше поболтаю с Яном.
- Тебе стоит просто вычеркнуть его из жизни, - говорит Лео.
Я послушно киваю, глядя на Лео. Вот поэтому я и не могу с ним говорить обо всем: он всегда прав. Я чувствую себя иногда школьником, которому строгий учитель читает лекцию о жизни. И я со всем соглашаюсь.
И не делаю ничего.
Да, и еще. Я не могу жаловаться на Лео самому Лео, это будет уж слишком. Хотя я и не хочу ему врать.
- Может быть, сбросишь свой костюм и заберешься ко мне? У меня тут тепло, кофе и сладкое.
- Я не мог не слышать о том, какие у вас с бывшим мужем были отношения, - говорит Лео, задумчиво покачивая ногой.
- У-у, Мила-сплетница, да?
- Он изменял тебе напропалую, а ты это терпел?
- Я бы не назвал это «напропалую». У него не всегда доходило до секса, - хмыкаю я. - И всегда было весело обсудить это.
- Ты знал обо всем?
- Ну да. Ян не любит хранить секреты.
- А ты… - Лео медлит, будто подбирая слова. - Ты тоже изменял ему?
- Не так часто, как он мне, - хмыкаю я.
Лео немного мрачнеет. Но он первым завел этот разговор, не правда ли?
- Осуждаешь?
- Я не понимаю подобного поведения, - отвечает Лео. - Семья это самое важное, что есть в жизни. Как можно из раза в раз предавать ее?
- Мы договорились, что на стороне у него будет только секс, - отвечаю я. - Секс это… приключение. Ничего особенного, пока не вовлечены чувства.
- Секс без чувств?
- Хм, - я ставлю чашку на столик. - Это сложно?
- Ты тоже считаешь, что это приемлемо? Заниматься любовью без любви?
Я чувствую, что правильный ответ: «Нет». Правильный и лживый. Лео смотрит на меня строго, и я не могу молчать слишком долго, выдавая ложь.
- Я говорю о том, как это все воспринимает Ян. Если помнишь, мы в итоге развелись.
- Да, но много лет ты терпел это все.
- Нас многое связывает.
- До сих пор.
- Уже нет, - я наклоняю голову, внутренне начиная злиться из-за этого его строгого тона. Что он взялся меня отчитывать вдруг?
- Почему ты вообще так привязан к нему? - спрашивает Лео.
Я открываю было рот, чтобы ответить, но понимаю, что не знаю ответа. На чем вообще стоит моя огромная, всепоглощающая любовь, что все никак не исчерпается?
Он не заботлив.
Он эгоистичен.
Он лжив.
Он изменял мне.
- Это вообще не поддается логическому объяснению, - хмыкаю я.
Он смотрит на мир точно так же, как я.
- Это глупо.
- Ты сам влюбился в меня, потому что услышал мое пение.
- Это другое. Это влюбленность. Любовь же сложнее.
- Без сомнения.
Я чувствую горечь кофе на губах. Любовь, дорогой мой Лео, это очень сложно. И я боюсь, что я не смогу полюбить тебя, пусть ты такой правильный и непохожий на Яна.
***
Я смотрю на себя в зеркало, растерянно трепля свежеотрезанную челку. Да, светлый цвет мне точно идет, а вот челка… Хорошо, что я не лицом зарабатываю на жизнь.
Что бы я ни делал, у меня ничего не получается хорошо. Что в личной жизни, что с прической.
Мы все еще общаемся с Лео, он водит меня по концертам и выставкам. И я все еще зову к себе Яна, чтобы просто бессмысленно трахнуться. И мне было бы гораздо легче, если бы все это я мог делать с одним человеком.
И еще я не умею стричь челки, но мне было скучно. И Лео забрал все мое вино.
Мне кажется, пока я делал ремонт и пытался вычеркнуть Яна из жизни, мне было веселее. А сейчас я сам себе все безумно усложнил.
Может быть, я себе все безумно усложнил еще тогда, когда решил разводиться. Сидел бы себе тихо, пока Яну бы не надоело возиться с Максом.
- Ты выглядишь, как мальчик из рекламы молока, - заявляет Ян, увидев меня.
- Ой, заткнись, что ты вообще понимаешь в стильных прическах.
- «Мама-мама, дай мне молотька!», - продолжает дразнить Ян.
- Сейчас как врежу!
Ян смеется, включив кофеварку. Он распоряжается на моей кухне как у себя дома. А я распоряжаюсь на его.
- Ты пришел сюда учиться готовить, - я бросаю в Яна фартук. - Внимай и трепещи перед учителем тогда.
- Весь внимаю и трепещу, честное слово. Я всегда смеюсь, когда нервничаю.
- Пошел бы на курсы готовки. Научился бы какой-нибудь буйабес делать.
- Нет уж, я люблю брать частные уроки. Все внимание ко мне, - хмыкает Ян, повязав фартук с фигурой Венеры Милосской.
- Милые сисечки.
- Иди в задницу, мелкий членик Давида.
- Пф. Что ты понимаешь в искусстве.
- Мы бы, кстати, могли сходить на ярмарку. Там будет куча тупых прикольных вещей.
- Еще больше тупых прикольных вещей в моей кладовке? Когда ты уже вырастешь?
- Я никогда не буду слишком стар для хорошего телефона в виде губ или кружки, на дне которой кто-то показывает фак.
- Это меня пугает, - хмыкаю я.
Я ставлю на стойку миски и баночки с приправами. Может быть, Лео прав, и мне нужно отвязаться от Яна совсем. Перестать пускать его в свою жизнь, выкинуть его из головы. С глаз долой, из сердца вон.
- Если мы поедем на выставку, я поеду в пижаме с зайчиками, - говорю я, вымыв руки.
- Здорово. Я тогда надену пижаму с желтыми котами, - фыркает Ян, вытащив сигарету из пачки.
Снова это ощущение уюта. Черт бы его побрал, честное слово. Я смотрю как Ян возится с нарезкой овощей. Он от усердия даже закусывает кончик языка, и это так мило. Смешно и мило.
- Ты чего? - Ян поднимает голову и смотрит на меня. Черт, он почувствовал мой взгляд.
- Как там дела с Максом?
- Серьезно? Мне начинает казаться, что тебе и правда это интересно.
- Ну… - я пожимаю плечами. Я знаю, его ответ причинит мне боль, но почему-то все равно спрашиваю. Почему он не может солгать мне.
- Он какой-то разочаровывающий теперь, - говорит Ян, бросив овощи в миску.
- Разочаровывающий?
- Подозрительный. Ревнивый. Я не помню, чтобы я что-то обещал.
- Может быть, Макс - это твой шанс на нормальные отношения, зачем ты отпихиваешь его от себя? - говорю я.
- «Нормальные», - хмыкает Ян.
- Так ли важно перетрахаться со всеми вокруг, если у тебя может быть один?
Ян смотрит на меня сквозь сигаретный дым и почему-то молчит. Я опять не знаю, зачем я так стараюсь их свести вместе. Меня мучает совесть за то, что я их разлучил? Или я хочу пристроить Яна в надежные руки, прежде чем забыть о нем?
- Мне не так уж и важно перетрахаться со всеми, да.
- Ну вот и утихомирь свое либидо, - вздыхаю я, начав готовить соус.
- Как ты утихомиришь, когда все станет серьезно с Лео? - Ян гасит сигарету в пепельнице и обходит стол.
- Я… Речь вообще не идет обо мне, - я вздрагиваю, когда Ян обнимает меня со спины и утыкается в шею носом. - Прекрати. Мы сегодня только готовим.
- Ты готовь-готовь.
Почему я полюбил этого козла вообще когда-то?..
- Знаешь, Алекс. Может быть, хорошо, что мы развелись, - немного невнятно говорит Ян.
- Конечно, хорошо, - у меня в груди слегка колет, и я стараюсь как можно легкомысленнее хмыкнуть.
- До этого я не понимал, как ты важен мне.
- О, не начинай, Ян. Если бы я был важен, ты бы не вел себя так, как ведешь.
- Я хочу, чтобы ты вернулся ко мне, - говорит Ян, и на кухне повисает тишина.
Я поднимаю голову, внутри меня все застывает. Зачем ему все это нужно, зачем он это говорит? Он издевается надо мной?
- Я говорил, что устал от того, что было. Я не хочу снова в это возвращаться.
- Этого больше не будет. Правда.
- Чего стоит твоя правда, Ян? Мы сойдемся, и ты будешь винить меня в том, что я заставил тебя отказаться от всего, стал скучным и тебя утомил до смерти?
- А ты оптимист, - Ян разворачивает меня к себе, выглядя довольно серьезным. - Если ты считаешь, что тебе будет лучше с Лео, я пойму. Но я считаю, что тебе будет лучше со мной.
- Не начинай это. Мы все нахрен переломали, к чему мы можем вернуться?
- Посмотри, как сейчас. Разве нам не хорошо вместе сейчас?
- Потому что мы оба свободны и можем делать все, что захотим. Ты потом поедешь в бар и снимешь так какого-нибудь сопляка. А я…. даже напиться не могу, потому что Лео у меня все вино забрал. Тебе-то хорошо, тебе вообще плевать.
- Я знаю, что я зашел тогда слишком далеко. Но я обещаю.
- Не надо, Ян. Прошу. Мне и так больно до сих пор, еще ты тут со своими обещаниями. Ты знаешь, что ты не изменишься. Я знаю, что ты не изменишься. Мы все прекрасно знаем. Может быть не сразу, но потом ты чудесненько забудешь обо всех своих обещаниях, потому что тебе будет так удобно. А я второй раз такого уже не выдержу.
- Поэтому ты спихиваешь на меня Макса? Чтобы я был с кем-то, а ты не волновался?
- Ничего я не спихиваю. Он чего-то там хочет, я тут ни при чем.
- Он сказал, что ты дал свое благословение, - хмыкает Ян.
- О, ну раз я вас благословил…
- Серьезно, Алекс. Мы можем попытаться снова? Прошу, дай мне второй шанс.
- Ты сейчас опять это сделаешь, я откажусь от Лео, а ты меня снова будешь шпынять, - мямлю я.
Ян чуть наклоняет голову набок, глядя на меня. Да, я хочу согласиться! Да, он знает это! Но, черт возьми, зачем тогда было это все? Если только до него дошло, что он может меня потерять, а не потому что я так удобен для него.
- Тебе надо подумать, хм?
- Я уже давным-давно обо всем этом думаю. И с каждым разом мне видится все более мрачный финал.
- Мы не разговаривали вот так, когда были вместе.
- Ты не слушал.
- Я слушал.
- Значит, не слышал, - вздыхаю я и отхожу от Яна. - Я понимаю, со мной лучше. Я тебе в твоих приключениях едва ли не свечку держал. От Макса и других такого не дождешься. Зачем искать второго такого дурака, когда все еще есть я. Знаешь, что говорит Лео об изменах?
- Не знаю и знать не особо рвусь.
- Что измены это предательство самого близкого человека.
- Я примерно так и думал, что он так говорит.
- Что секс должен быть по любви.
- А он в курсе, что ты в постели с ним изучаешь трещины на потолке? Или это потому что ты его пока не любишь, а потом-то у-ух! как будет?
- Ты слышишь?
- Слышу, - Ян садится за стойку и закидывает ногу на ногу. - Нас все осуждают. Все вдруг взялись решать, как нам жить. Мы же не считали это все изменами, не правда ли? До определенного момента.
- До определенного момента, - соглашаюсь я неохотно.
- Ты считаешь, я предавал тебя?
- Зачем нам быть вместе, быть семьей, если для тебя есть вещи поинтереснее?
- Я чувствую, нам надо было бы завести этот разговор пораньше, еще до развода. Ты как-то все так быстро решил, совершенно без меня. Может быть, тебе нужен был просто повод? И Макс просто… стал таким поводом? Может быть, это ты не хочешь, чтобы мы были вместе, или хотел сменить условия договора, но у тебя не хватило духу сказать об этом?
- Если бы я хотел сменить условия, о которых ты так печешься, ты бы сразу бросил меня. Если я скажу то же самое, что и Макс сейчас говорит, ты и меня назовешь скучным и разочаровывающим, - говорю я, чуть дрогнув. - Я не вернусь на прежних условиях, Ян. Я уже сказал тебе это.
- Вот как, - со вздохом отвечает он.
- Как я хочу набухаться…
- Нет, - Ян возвращается к готовке. - Если я в чем и согласен со стариканом, то это в том, что тебе пора завязывать.
- Ах-ах.
***
Проходит почти месяц с того нашего разговора, а я все еще продолжаю о нем думать. Ян больше к этой теме не возвращается, мы только встречаемся пару раз в неделю, и я учу его готовить. Мы даже не спим больше.
А Лео… мой бедный скучный Лео. Мне кажется, я не отпускаю его только потому, что иначе снова останусь один. Где-то далеко будет жить своей жизнью Ян, а я буду прозябать в квартире, упиваясь своим одиночеством.
Я уже не знаю, как правильно поступить. И как хочется поступить. Я вообще больше ничего не знаю.
Лео приходит ко мне в выходные и приносит несколько книг. Восторг, да и только.
- Ты не хочешь сходить на лекцию об импрессионистах? Я читаю.
- О, я с удовольствием, - я беру один из толстых томов. - А я могу принести тебе цветы с восторженным видом?
- Не стоит.
Я украдкой бросаю взгляд на серьезного Лео. Боже мой. Мне веселее всего с ним было, когда он выбирал для меня сырную тарелку.
Или просто меня настолько засосало в болото уныния, что мне вообще ничего не кажется веселым больше?
- Что ты такой серьезный? - хмыкаю я, листая альбом.
- Ты продолжаешь встречаться со своим бывшим мужем?
- Боже, не начинай опять, м?
- Я же говорил тебе…
- Да, ты говорил, - я захлопываю книгу и поднимаюсь. - Ты говорил! И что теперь?
- Ты так и будешь зависеть от него, если будешь продолжать.
- Мы общаемся как друзья.
- Сомневаюсь.
- Что ты хочешь от меня? - сухо спрашиваю я.
Лео смотрит на меня своими строгими черными глазами. Я закуриваю, отвернувшись к окну и запахнув халат поплотнее. Нашел время заводить эти разговоры.
- Чтобы ты с ним не общался.
- Извини, но я не помню, когда ты получил право что-то требовать.
- Если ты хочешь встречаться со мной, то тебе стоит прислушаться к моим условиям.
Я открываю рот, глядя на него, и чувствую, как на нижней губе повисла сигарета. Что он сейчас сказал?
- Ты мне условия ставишь?
- Ты тоже можешь поставить мне условия, это честно.
- А если я от тебя ничего требовать не собираюсь, то это все еще честно?
- Да, вполне. Мне ты можешь всецело доверять, я верен и серьезен в своих намерениях.
- А, значит, я неверен и несерьезен? - я снимаю сигарету с губы и нервно хмыкаю.
- Не могу пока сказать обратного.
- Считаешь, ты такой клад, что ли? Я должен умолять тебя встречаться со мной, принимая любые твои договоры?
- Я уж точно неплохая партия.
- Ах, - отвечаю я, и меня начинает душить смех. - «Неплохая партия».
- Разве не так?
- Твой рейтинг сейчас стремительно начал падать, - продолжаю смеяться я, погасив сигарету. - Особенно с этими разговорами о том, с кем мне общаться.
- Не устраивай истерик, Алекс.
- О, ты моих истерик еще не видел на самом деле, - я медленно выдыхаю от смеха. - Забавно, мне казалось, что ты какой-то другой. Прямо герой на белом коне.
- Я хочу помочь тебе выбраться из твоего состояния.
- Знаешь, с моим состоянием все нормально, не надо его трогать. Твои унылые лекции мне точно не помогут.
- Я зайду позже, когда ты успокоишься.
- Книги свои забери. Я не буду это все читать. Я уже отучился в университете, - говорю я, сев на подоконник.
Лео собирает книги с оскорбленным видом и берет свой портфель. На пороге он оборачивается и строго смотрит на меня:
- Позвони, когда придешь в себя.
- До свидания, - мягко пою я и закуриваю снова.
Внутри мне горько и тошно. Почему я такой? Почему я не могу общаться с нормальными людьми нормально?
Помедлив, я набираю номер Яна и слушаю длинные гудки. Когда звонок переключается на голосовую почту, я тихо всхлипываю и жму отбой.
Да что со мной такое…
Ян перезванивает через несколько минут, когда я уже совершенно поддаюсь идиотским слезам.
- Что с тобой?
- Н-ничего, - всхлипываю я в трубку.
- Ты снова смотрел «Титаник»?
- Мы пос-сорились с-с Лео.
- О боже, - Ян вздыхает прямо в трубку. - Ну, хочешь, я приеду?
- Нет, - стону я, кивая.
- Ладно, жди.
- Привези хоть чего-нибудь, а?
Я кладу трубку и закрываю лицо руками. Кажется, раньше я не был такой сопливой развалиной. А потом как пошло-поехало. Ужасно просто.
Ян приезжает через несколько часов, когда я, откровенно говоря, уже успокоился.
- Ты что, ехал в другую сторону и обогнул земной шар?
- Прости, - Ян передает мне пакет, хмыкнув. - Ждал?
- Бился в истерике несколько часов назад, - ворчу я, отправившись на кухню.
- Хочешь, посмотрим мелодраму, чтобы ты снова разревелся, а я тебя утешал?
- Твои советы все лучше день ото дня прямо.
Я вытаскиваю коробку с пирожными и смотрю на Яна, который с довольным видом усаживается за стол.
- Они что, пропитаны коньяком?
- Нет, просто пирожные. Твои любимые.
- Я думал, ты привезешь вина.
- Тебе только вина не хватало. Одну чашку ты разбил уже.
- Не надо носиться со мной, как с маленьким.
- Точно?
Я ставлю чайник, продолжая ворчать. В этом весь Ян - обещать приехать, чтобы утешить, и заявиться, когда уже не надо.
- Так что там у вас произошло? Поспорили, в каком точно году закончилась Пуническая война?
- Он требует, чтобы я перестал общаться с тобой.
- О, его можно понять, - хмыкает Ян.
- Я не хочу, чтобы от меня что-то требовали, - я ставлю красивые чашки на стол.
- Он оскорбился, что ты не согласен?
- Там было… разное. Но он ушел, и теперь… Что мне, мириться? Просить прощения?
- Нашел, у кого спрашивать, - Ян подтягивает к себе тарелку с пирожным и берет ложечку. - Ты хочешь с ним мириться?
- Понятия не имею, - вздыхаю я. - В смысле… Наверное, нет? Он весь такой положительный, но пресный, как…
- А тебе лишь бы поострее.
- Я уже вообще ничего не знаю. Хотя он прав, мне надо перестать с тобой общаться.
- Как же так, мы же такие хорошие друзья.
- Ян.
- Да-да. Тебе было лучше, пока мы не стали общаться снова?
- Мне было спокойнее. А сейчас каждый раз, как будто болячку срываю, и снова начинает кровить.
- У тебя очень вкусные метафоры, - говорит Ян с набитым ртом.
- Конечно. Я много читал.
- Справочников по медицине что ли?
- И их тоже.
Ян допивает чай и кладет передо мной конверт со смешным мультяшным самолетиком.
- Это что? Деньги за постой? - хмыкаю я.
- Нет, это запоздалый нормальный подарок, наверное, - фыркает Ян.
Я беру конверт и вытаскиваю из него билет на самолет и ваучер в отель на побережье. Как мило.
- И что это?
- Да ладно, не тупи. Поезжай и отдохни нормально.
- Один?
- Чтобы тебе никто не мешал, - хмыкает Ян. - Все оплачено, завтраки и ужины. Можешь хоть в номере весь день сидеть.
- О, ты знаешь, как мне угодить, - я обнимаю Яна за шею.
- Отдохнешь ведь?
- Хм-м… Почему бы и нет, раз ты наконец-то подарил мне что-то приличное.
Ян прикасается к моему лицу и чуть улыбается, у меня внутри все начинает просто таять. Сукин же ты сын, Ян.
***
Я прохожу в номер, таща за собой чемодан. Тут немного сумрачно из-за задернутых штор, которые я не хочу открывать. И так хорошо.
Оставив багаж в прихожей, я плюхаюсь на кровать и смотрю на стоящие на столе свежие алые лилии в вазе. Не помню, чтобы тут раньше было так мило и ароматно.
Я устало плюхаюсь на кровать, закрыв глаза. Я приехал отдыхать, и я буду отдыхать. Вдали ото всех. Совсем вдали. От Лео, от Яна, от этого всего. От своей квартиры, которая снова стала ловушкой.
Кажется, я почти сразу засыпаю, измотанный перелетом, и через неопределенное время меня будит звонок об ужине.
- Да? Да… можно в номер?.. - невнятно бормочу я и с трудом сажусь.
За окном полыхает закат, я точно проспал весь день. Это мой способ отдыхать.
После ужина и короткого душа, я выползаю на улицу и иду на пляж. Здесь уже собирают лежаки и закрывают полосатые зонты. Прибрежные кафешки забиты людьми, музыкой, и из них тянет ароматами жареного мяса и рыбы. Мимо меня проходит пара симпатичных полицейских в светлой форме, и я рассеянно провожаю их взглядом. Наконец-то сексуальные мужчины, которые не Ян.
Пройдя еще мимо кафешек, я оказываюсь практически на пристани и вдруг с болезненной ясностью понимаю, что знаю это место. Именно здесь Ян и сделал мне предложение. Мы жили в отеле за этим мысом, на той стороне.
Я стою какое-то время на лестнице, а потом все-таки решаюсь спуститься. Проклятье, почему до меня сразу не дошло, куда я приехал? Совсем уже.
Остановившись на краю, я кутаюсь в легкую куртку. Здесь тепло, но меня все-таки пробирает озноб. Когда Ян дал мне кольцо, меня тоже пробрал озноб от волнения. Первой моей мыслью было выбросить кольцо в море к чертовой матери.
Может быть, так и надо было сделать, чтобы избавить нас обоих от всего этого.
Я сажусь на край, свесив ноги к воде. Тянет же Яна именно сюда, зачем он меня сюда отправил? Это было бы забавно и как в кино, если бы он сейчас откуда-то появился. Весь такой в белой рубашке и с гитарой. Будь, говорит, моим. Возвращайся, говорит.
Смешно.
Зевнув, я ложусь на теплые доски и смотрю вверх на звезды, которые хитро перемигиваются на черном-черном небе. Если бы рядом был Лео, он бы непременно начал читать мне лекцию о созвездиях. Бедный, он совершенно не может расслабиться.
Пожалуй, его мне стоит отпустить, пусть он и ждал меня столько лет. Не судьба ему, найдет себе более скучного, более верного и более спокойного. Так только кажется, что любовь преодолеет все, а на самом деле за какое-то время я настолько устану от Лео, что сбегу. Я уже устал.
Я вытаскиваю телефон и набираю номер Лео.
- Да? - немного недовольно отвечает он.
- Я звоню, чтобы извиниться, - говорю я, глядя на звезды.
- О, хм, хорошо.
- Да. И нам лучше расстаться.
- Что?
- Я не думаю, что я подхожу тебе. К тому же, я еще долго не смогу отвязаться от своего бывшего мужа, зачем тебе такие нервы.
- Ты даже не мог расстаться со мной с глазу на глаз.
- Не рушь момент. Я отпускаю тебя, - я провожу свободной рукой по воздуху. - Иди и живи, Лео. Спасибо за все, что ты сделал для меня.
- Я могу приехать, и мы все обсудим.
- Я в Испании.
- Что?..
- Ты же говорил, что мне нужен отдых. И Ян тоже. В общем, я сегодня приехал отдыхать. Хочешь, я дам тебе послушать море?
- Нет, - резко отвечает Лео и бросает трубку.
Я жму отбой, тяжело вздохнув. Да, по телефону расставаться это дурной тон. Но мне захотелось сделать это непременно именно сейчас, под шум волн, гитарные мелодии ресторанов и запах сибаса.
Еще немного повалявшись на пристани, я снова беру телефон и открываю одну из избранных вкладок. С тех пор, как мы с Яном начали видеться снова, я не заходил на его страницу. Мне было тошно от мысли, что я увижу его онлайн. Хотя я зачем-то все еще хранил в недрах телефона его фотографию в моей майке и пижаме с зайчиками. Я хранил многие фотографии, особенно те, на которых он выглядел счастливым и смотрел на меня совершенно по-особенному.
Медленный интернет загрузил страницу, на которой появилась иконка с разбитым сердцем и надпись «Этот пользователь удалил свою анкету». Я тупо уставился на надпись, моргая.
Удалил.
Закрыв страницу, я сажусь. На мгновение мне хочется позвонить и Яну тоже, но я почему-то сдерживаюсь. Я могу пробыть здесь неделю один, в месте, наполненном романтическими воспоминаниями. И подумать.
Ты этого и хотел, Ян? Чтобы я вспомнил, почему изначально вообще с тобой связался?
Поднявшись, я иду в ближайшую кафешку.
- Столик на одного, - я показываю улыбчивому очаровательному официанту палец, внутренне готовясь быть усаженным за стойку. Как меня достало сидеть за стойкой бара вечно. Что за дискриминация.
- Прошу, - он проводит меня к столику с видом на мыс и кусок моря и зажигает свечу. - Вы хотите заказать что-нибудь сразу?
- Вина… М… Нет, кофе и большое-большое мороженое, - я улыбаюсь, совершенно окутанный его мягким акцентом и белозубой улыбкой.
Он улыбается еще шире и уходит, а я поворачиваюсь к окну. Что-что, а спокойствие на меня вдруг накатило. Мне тепло и сладко, а вокруг играет легкая музыка и слышится мелодичная испанская речь.
Спасибо, Ян.