Okumuracest...

Слэш
NC-17
В процессе
112
автор
Тальсам бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Мини, написано 15 страниц, 2 части
Описание:
В сборник входят омегаверс, BDSM-вселенная, соулмейт-вселенная. Читать на свой страх и риск.
Посвящение:
Милашке Рину
Примечания автора:
Впервые пишу омегаверс, бдсм-вселенную тоже слабо представляю, впервые пишу по этому фандому, так что смело критикуйте, я приму все камни с достоинством и прислушаюсь к советам.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
112 Нравится 13 Отзывы 29 В сборник Скачать

... and omegavers

Настройки текста
Рейтинг: NC-17 Предупреждения: кинк, секс с использованием посторонних предметов, неоднократный кноттинг, кноттинг ртом Пейринг: α!Юкио/Ω!Рин

***

Их приёмный отец всегда наказывал ему защищать старшего брата. Не потому что он слабее или ещё что-нибудь из этого рода, нет. Рин был демонической омегой, от таких омег рождаются сильнейшие экзорцисты. А ещё он, как и Юкио, был сыном Сатаны. И это всё усложняло. Рину суждено быть между молотом и наковальней. — Но сейчас он просто омега, его демонические силы запечатаны, — улыбался тогда Широ и трепал его по голове. А Юкио смотрел, как семилетний Рин качается на качелях, восторженно смеясь. — Но всё равно, Юкио, ты должен защищать брата, ведь ты — альфа. В ответ он кивал и продолжал смотреть на старшего близнеца.

***

Это немножко неправильно: любить своего младшего брата так, как любит омега свою альфу. Но всё же Рин любил Юкио, и это вроде ненормально. Наверное. Отец всегда спрашивал его о других альфах («я ими не интересуюсь»), есть ли у него поклонники («нет, я же монстр»), есть ли кто-нибудь особенный для него («да, есть, но ответ тебе, старик, не понравится»). И да, это нормально спрашивать пятнадцатилетнюю омегу об этом, потому что он вскоре станет взрослым, вроде как. Фуджимото, конечно, заметил эту неправильную братскую любовь Рина. Трудно не заметить, что Рин начинал благоухать ещё ярче и вкуснее только в присутствии своего брата — омега привлекает внимание альфы. И он не должен это поощрять, никогда. Широ понимал, что близкая кровная связь и ежедневное присутствие рядом друг с другом сделали своё дело, Рин безоговорочно полюбил Юкио. Фуджимото сам ему не оставил выбора, когда ограничил его мир только храмом, священнослужителями и братом, который, в отличие от старшего близнеца, мог свободно выходить из храма и расширять свой мир. Для Рина Юкио — весь его мир, для Юкио мир не ограничивается только Рином.

***

Окумура относительно недавно начал выходить из храма, поступив вместе с братом в среднюю школу. Тогда (да, и сейчас немного) ему было страшно, он постоянно цеплялся за руку брата, как бы это со стороны не выглядело странно. Юкио мягко ему улыбался, прекрасно понимая его состояние. Тогда Рин только-только раскрывался, как омега, и ему предстояло пережить первую течку. Его аромат был тонким и ломким, но в присутствии брата он словно распускался. Это ненормально. Аморально. Отвратительно. Ужасно… Но чёртово тело пережило свою первую течку только благодаря источаемой феромонами альфы футболки младшего брата, которую принёс отец с мрачным выражением лица. Тогда ему не было стыдно дрочить и мягко надавливать на сфинктер пальцами, носом зарываясь в мягкую ткань футболки. После течки пришли и понимание того, что старик знает его грязную тайну, и стыд перед отцом и близнецом. Он такое грязное животное. Но Широ обнял его тогда и сказал, что любит.

***

Окумура зарылся носом в высокий ворот формы экзорциста, вдыхая сильный аромат младшего брата. Это очень неправильно, старик был бы расстроен. Мефисто сказал, что демону-омеге тяжелее перенести течку, чем обычной омеге. И чаще всего она заканчивается в постели какого-нибудь альфы. «Это нормально для таких, как мы», — улыбнулся тот. Но для Рина это было не нормально, чёрт возьми. Его не воспитывали отдаваться первому встречному. Поэтому сейчас он, накинув на себя одеяния брата, скулил, проникал и растягивал себя пальцами. Его организм давно перестроился под Юкио. И, скорее всего, тот знает, что его старший братик сохнет по нему. Потому что, блин, его течки приходятся на период гона Юкио. Омега даёт сигнал потенциальной альфе. Это не странно ли? Юкио давно следовало задаться этим вопросом. Или начать избегать брата. Но из-за того, что он разорвал печать, сдерживающую его демоническую сущность, течка началась неожиданно. Конечно, Рин распознал симптомы об её приближении, поэтому, смущаясь и запинаясь, он оповестил близнеца об этом и удалился в их общую комнату, предварительно заперев её на ключ. Потому что он не хочет усложнять жизнь себе и брату. Потому что он понимает, что его возбуждение будет таким сильным, что, возможно, Рин пойдёт искать себе партнёра. Или привлечённые его ароматом течки альфы будут ломиться к нему. Окумура не хотел этого. Он с протяжным стоном кончил, пачкая плащ экзорциста, но затуманенный разум не совсем понимал, что делает. Ему просто нужна разрядка, пережить эту неделю без последствий. Угрызения совести об испорченной одежде своего близнеца он оставит на потом. Рин вновь ощутил мучительно приятное возбуждение, это было одновременно и больно, и сладко. Он прикрыл голубые глаза и прикусил грубую ткань чёрного плаща, когда омега ввёл в себя два пальца. Ткань заглушила громкий стон, стоило ему задеть простату. Окумура развёл пальцы, мелко дрожа от своих действий. Запах сильного альфы на одежде брата кружил голову. Как же ему хотелось, чтобы Юкио никогда не был его кровным родственником. Ох, тогда он сразу бы отдался ему в первую же течку, не задумываясь. Рин откинул голову назад, едва сдерживая слёзы, потому что ему мало просто пальцев, ему мало просто вкушать запах брата через ткань его одежды. Он хотел чувствовать его руки на своей коже, ощутить как пальцы Юкио растягивают его, подготавливают. Узнать, как целуется его маленький братик. Эти мысли сводят с ума. Омега задрожал, ощущая протекающую по телу волну наслаждения, когда услышал требовательный стук. Рин открыл слипшиеся от слёз глаза и посмотрел на дверь, в замочной скважине которой заманчиво поблёскивал ключ. — Это Юкио, нии-сан, — пришиб омегу к месту голос молодого альфы. Что здесь делает Юкио? Что он вообще здесь забыл?! Разве он не понимает… — Открой, пожалуйста, дверь, нии-сан, — мягко попросил брат. — Что ты здесь делаешь? — хрипло простонал Рин, кончая только от приглушённого голоса своего близнеца. Так нечестно! Юкио словно издевается над ним. Он же должен понимать… Иногда Юкио ведёт себя так глупо, не смотря на то, что он лучший среди студентов. — Я хотел забрать свою форму, — промурлыкал Юкио. Промурлыкал?! Нет-нет, не стоит желаемое принимать за действительность. Старик этого не одобрит. — Возьми запасную, — тут же ответил Окумура, панически рассматривая испачканный в своей смазке плащ. Нет, он скорее сожжёт её, чем позволит увидеть во что превратилась одежда Юкио. — Она тоже в спальне, — чуть ли не прорычал младший брат и вновь толкнул дверь, которая едва смогла сдержать порыв сильного альфы. — Нии-сан, пожалуйста, открой дверь, — мягко, едва сдерживая рык, попросил Окумура. Рин начал жалобно скулить. Так неправильно! Он не должен ему открывать дверь. Юкио — альфа, а он сам омега, но самое главное они братья! Так нельзя. И всё же противореча своим мыслям и ведомый лишь чувствами, Окумура подполз к двери и повернул ключ. В ту же секунду дверь открылась, обдувая прохладным потоком воздуха разгорячённо тело омеги. Юкио ласково улыбнулся брату, поднимая того с пола. Рин тут же уткнулся тому в шею, вдыхая запах кожи брата. Это даже более, чем он мог мечтать. Альфа помог омеге удобно устроиться на своей кровати, которая так же была испачкана в смазке. — Я так счастлив, нии-сан, — с благоговеньем произнёс младший брат, рассматривая Рина в своём плаще. Под ним он оказался предсказуемо нагим. Юкио поднёс к покусанным губам склянку из тёмного стекла, в которой разливалась вязкая жидкость с приятным запахом. — Выпей, пожалуйста. — Что это? — Это что-то вроде противозачаточных для омег-демонов, — терпеливо объяснил Юкио, лаская своим взглядом тело старшего брата. Рин послушно приоткрыл рот и выпил зелье. — К сожалению, оно не быстродействующее; нам придётся подождать, когда зелье начнёт своё действие. — Нет-нет, пожалуйста, Юкио, — захныкал демон, поглаживая мягкой кисточкой хвоста лицо брата. Пальцы омеги нетерпеливо надавливали на сфинктер. Экзорцист улыбнулся действиям брата. Тот даже не представляет, какой он сейчас желанный и сексуальный. Если бы у него сейчас был гон, он бы набросился на Рина, но сейчас альфа мог сдержать себя. Однако стеснённый тканью брюк член говорил о том, что скоро его выдержка полетит к чертям. — Давай я тебе помогу в твоём занятии, — улыбнулся Окумура, мягко убирая руки омеги и заменяя их своими. — Мои пальцы длиннее, и я смогу задеть ту точку. Под подушечками пальцев он ощутил твёрдую железу и надавил на неё, вырывая слабый хрип из уст Рина. Омега развёл ноги, словно приглашая альфу для более дерзких действий. Юкио приложил всю свою хвалёную силу воли, чтобы не поддаться молчаливым уговорам брата. Старший близнец облизнулся, показывая свои умилительные клычки, и задрожал от прокатившегося по телу оргазма. Альфа ухмыльнулся и вынул пальцы, липкие от смазки течной омеги. Под пристальным взглядом затихшего брата он слизал её с пальцев, вызывая громкий выдох Рина. — Это неправильно — делать такие вещи с братом, — простонал тот, пряча покрасневшее лицо в сгибе локтя. — Старик бы нас отругал. — Возможно, но ты, нии-сан, мой омега, — облизнув ушную раковину, произнёс Юкио. Он с неохотой оторвался от брата, чтобы снять очки. — Даже если когда-нибудь ты найдёшь более подходящую альфу на эту роль, я тебя не отпущу. Прости, нии-сан, но я хочу полностью и безраздельно владеть твоим сердцем, быть всегда в твоих мыслях, быть твоим единственным. — Да, Юкио, да, — возбуждённо ответил омега и с восторженным выражением лица обнял брата. — Я так счастлив, — всхлипнул демон. — Нии-сан? — обеспокоенно спросил альфа. — Я так давно хотел тебе сказать это, — улыбнулся старший близнец, не смотря на то, что по его лицу текли слёзы. Юкио знал, что омеги эмоционально нестабильны в период течки. — Я твой омега, — наконец, собравшись с силами, произнёс Рин. Молодой экзорцист изумлённо посмотрел на своего личного демона и тут же перевернул его, чтобы вылизать кожу на загривке для укуса. Он чувствовал, как дёсны зудели — ему так натерпелось оставить свою метку на теле брата. — Прошу, нии-сан, — с придыханием прошептал Юкио. — Примешь мою метку? — Да-да! — с жаром ответил старший брат, и близнец прикусил его загривок, помечая Рина собой, отбирая его у всех, связывая их жизни навсегда.

***

Юкио впился требовательным поцелуем и вновь резко вошёл в податливое тело брата. Ему было всё тяжелее удовлетворять своего омегу, так как он не был в гоне. И хоть альфы выносливее, течная омега порой может загнать даже сильного партнёра, если тот не в гоне. Поэтому экзорцист приподнял демона, помогая удобно устроится ему на своих бёдрах. Рин соблазнительно ахнул и насадился на член брата. — Ю-юкио, — прошептал омега, начиная двигаться. Его хвост обвил альфу вокруг талии, кисточкой нежно щекоча кожу. Он не мог остановиться, двигаясь в быстром темпе. — Юкио, — заплакал Рин. — Нии-сан, — обеспокоенно произнёс тот, ласково проводя подушечками пальцев по щеке. — Всё хорошо. Я всегда буду рядом, клянусь. Я люблю тебя, нии-сан. Демон ахнул, прикусив клыком нижнюю губу. Он был так счастлив слышать эти слова от младшего брата, что не раздумывая впился в его шею. Его острые клыки прокусили тонкую кожу, после чего немного шершавый, как у кошки, язык слизал сладкие-сладкие для демона капли крови. Это его «метка». Юкио болезненно зажмурился, но принял подарок от старшего брата с радостью. Омега слизывал кровь, а его бёдра продолжали подниматься и опускаться, следуя своему ритму. И Окумуре оставалось лишь принять то, что давал ему близнец, потому что сил ответить совершенно нет. Пока нет. — Юкио, я так счастлив. Твой член во мне, я об этом даже не мечтал. Он так глубоко входит в меня. Ох, — стонал на ухо брату демон, его личный искуситель. — Я чувствую твой узел, Юкио-о. Это… так странно. — Нии-сан, ты сводишь с ума, — простонал экзорцист, прикусывая кончик хвоста, что нежно ласкал его лицо. — Скажи, пожалуйста, ещё раз это, прошу. — Это? — ошалело спросил Рин, открывая слипшиеся глаза. Он смотрел на Юкио, ощущал его бешеное дыхание на своей коже. Член альфы уплотнялся у основания, заставляя дрожать от приятной растянутости. Он впился в его губы, задевая нежную кожу клыками, а после прошептал, крадя дыхание у близнеца: — Я твой омега, Ю-ки-о. Окумуру резко опрокинули на кровать, братик проникал в его податливое, словно созданное для этого единственного альфы тело быстро и резко, идеально глубоко. Над ним нависал Юкио, опираясь кулаками о матрац. И, черт возьми, он был совершенным, с этими капельками пота, стекающими с виска. Воздух загустел, не давал свободно дышать, но для Рина это было благословением. Младший брат обнял его, давая отдохнуть им обоим. Ему особенно нужен этот перерыв, чтобы после он смог дать то, что больше всего хотел его омега. Рин не сможет всегда быть сверху, хоть тот в течке, он всё равно быстро устаёт. Поэтому Юкио должен беречь силы. Его близнец, вымотанный после секса, отдался сну, и экзорцист с удовольствием присоединился к нему, переплетая пальцы их рук, как когда-то в далёком детстве.

***

— Что вы делаете?! — к нему подбежал Рин, разгоняя маленьких хулиганов. Он помог подняться брату и ярко улыбнулся ему, когда увидел скомканный клочок бумаги с наивной мечтой стать доктором. — Ого, Юкио, ты хочешь стать доктором? — Угу, — кивнул брат, утирая слёзы. — Ты сможешь, ведь ты такой умный! — хватая его руку, восторженно сказал юный омега. — Но в следующий раз борись, Юкио. Ты должен быть сильным, ведь ты альфа. — Угу, да, — поднимая заплаканные глаза на смеющиеся голубые — брата. — Я буду сильным. — И даже меня сможешь защитить? — Всегда, я обещаю, я всегда буду защищать тебя, нии-сан. Омега улыбнулся и схватился за руку брата, переплетая пальцы. Я запомню это обещание, отото.

***

Рин не мог, ему недостаточно просто пробки, что была присоединена к стене с помощью присоски. Он хотел член своего альфы в себе, омега желал вновь ощутить, каково это, когда узел младшего брата приятно растягивает его анус. Но вместо этого он должен довольствоваться резиновым узлом, он бы хотел с неё слезть и заменить её членом Юкио, который он неумело сосёт. Но чёртовы инстинкты не давали ему это сделать. Пробка была практически идеальным заменителем узла, и поэтому, когда Рин пытался слезть с резиновой игрушки, края пробки давили на стенки, и тут же срабатывал чёртов омежий инстинкт, не позволяющий узлу выйти и растечься сперме. Рин зло посмотрел на Юкио, лаская языком головку его члена. Что он только не делал: умолял, скулил, плакал, сыпал проклятьями, угрожал, но его брат остался непреклонен. Он лишь позволил ублажить себя. — Юкио, пожалуйста-а-а, — простонал демон, щекой тёрся о крупный фаллос альфы. Тот ухмыльнулся, качая головой. — Я спалю всё здесь к чертям собачьим! — Ты уже это говорил, нии-сан, — дьявольски улыбнулся Окумура и, приоткрывая рот своего старшего брата, начал глубоко трахать глотку Рина. Глаза омеги, в уголках которых скопилась влага, гневно сверкнули. Юкио повторил пальцем путь одной слезы, стекающей по лицу старшего брата. — Я слышал, что вовремя течки можно осуществить кноттинг ртом, так как в этот период у омеги блокируется рвотный рефлекс. Как ты смотришь на это, нии-сан? — ухмыльнулся молодой экзорцист, не давая вырваться и продолжая вбиваться в открытый рот демона, который панически расширил глаза и пытался уйти от брата. — Чувствуешь мой узел, нии-сан, узел твоего альфы? — с неким восторгом прошептал Окумура. — Пожалуйста, прими его, а после я сделаю всё, что пожелает нии-сан. Рин часто заморгал, давая своё согласие. От своего альфы он примет всё, что он пожелает дать своему омеге. Юкио откинул голову назад, полностью расслабляясь и отпуская себя, его старший близнец наоборот молчаливо напрягся. Окумура потемневшими глазами наблюдал, как пухлые губы натягиваются на его начинающий набухать узел. Головкой члена он чувствовал, как упирается в стенку горла своего брата, но тот продолжал опускать голову, обхватывая полностью его узел. И Рин, и Юкио замерли в этот момент. Демон зажмурил глаза и сглотнул, мышцы глотки сократились, и альфа издал оглушительный рык, кончая глубоко в горло. Омеге не оставалось ничего иного, кроме как послушно проглотить сперму. Узел продолжал набухать, заполняя полость рта. Окумура сквозь стиснутые зубы стонал, потемневшими глазами наблюдая за старшим братом. Тот глотал, принося новые незабываемые ощущения близнецу, и жадно смотрел в ответ на Юкио. Голубые глаза Рина вновь наполнились влагой, и он захныкал, но продолжал принимать семя, глотая всё. Его братик зажмурился и, словно не отвечая за свои действия, вцепился в волосы омеги и притянул к себе ближе. Альфа продолжал стонать, едва держась на ногах. Рин видел, как напряглись руки брата, словно тот пытался из последних сил сдержаться, чтобы не причинить боль своему партнёру. Ошалелыми глазами Юкио смотрел на своего омегу и видел лишь совершенство. Опухшие и покрасневшие губы демона вокруг его набухшего узла действовали на Окумуру словно синтетический наркотик — два кубика внутривенно чистого порно, пожалуйста. Рин застонал и вновь насаживался на пробку, хныкая. Его младший брат понимал, что жестко поступил с ним, но иначе он отрубился бы. Силы его действительно покидали, а это всего первый день. — Ты хороший мальчик, — раздался голос Юкио в тишине комнаты, голубые глаза раскрылись и посмотрели на него с огромной мольбой, тонущей в чистейшей похоти. — Да, нии-сан, я дам тебе вновь почувствовать себя. Обещаю. На лице Рина отразился искренний детский восторг от его слов, и это выглядело мило, даже с членом во рту. Младший из близнецов дьявольски усмехнулся, словно в нём так же пробудилась проклятая кровь, и омега задрожал под его взглядом зеленоватых с красными всполохами глаз. — Я так счастлив, нии-сан, — тихо произнёс брат, вновь потревожив тишину. — Что ты только мой, наконец-то ты мой, нии-сан, — его пальцы продолжали тянуть волосы Рина, а узел во рту постепенно уменьшался, и теперь альфа мог выйти из тесноты жаркого рта. Но демон не мог и двинуться из-за пробки в его заднице и чёртовых инстинктов. — Юкио-о, пожалуйста, высуни… мне неприятно, — сипло произнёс старший близнец, продолжая насаживаться на резиновый узел. — Конечно, нии-сан, я же обещал исполнить всё, что ты пожелаешь, — улыбнулся экзорцист, вытаскивая пробку. В ту же секунду Рин кинулся в объятья брата и зарыдал. — Если это не член Юкио, то я не хочу, — простонал демон. — Поэтому войди в меня быстрее, — добавил он, вставая на четвереньки на постели брата. Омега даже не представлял, как он греховно прекрасен сейчас, его протянутая рука прикасалась к коже на груди альфы, едва обжигала синим демоническим пламенем. Экзорцист усмехнулся и поддался вперёд, целуя вдоль позвоночника. — Нии-сан говорит об ужасно неправильных вещах, — передразнил его Окумура. — Но я так счастлив. — Юкио, скорее, скорее. — Да-да, нии-сан, — улыбнулся альфа и вошёл в поджарое тело близнеца. Юкио мягко оттянул хвост демона, который бил его по бокам, и припал к своей метке, целуя её и кусая. Рин от этого только громче стонал и хныкал, потому что повторные прикосновения к метке слишком больно, слишком сладко. Это разрывало, хотелось большего. Омега спиной прижался к груди брата, это ощущалось так правильно. Им давно следовало это сделать, наплевав на всех, на все устои и моральные принципы. Младший близнец запечатлел на его устах мимолётный поцелуй, крепче прижимая его к себе, словно он хотел врасти в брата. — Пожалуйста, ещё, Юкио, — попросил демон хриплым голосом. Его брат улыбнулся и, конечно, исполнил желание своего близнеца, наклоняясь к шее. Он вновь вонзил зубы в кожу брата, точь-в-точь повторяя контуры не зажившей метки. Рин в его объятьях задрожал, следом кончая. — Метка нии-сан — чувствительное место? Я, конечно, слышал, что повторный укус в метку очень приятен, — усмехнулся Окумура, продолжая вбиваться в тело омеги. — Но никогда не знал, что омеги способны от этого кончить, или это только ты такой особенный, нии-сан? — За-заткнись, — смущенно произнесли ему тут же. В ответ Юкио поддался вперёд, практически прижимая к кровати брата, и вновь укусил метку, на этот раз не отпуская его, пока он не услышал жалобное хныканье. Рин обернулся и посмотрел на своего альфу, не переставая дрожать. — Эта метка твоя, Юкио, — негромко начал брат. — Только от осознания того, что ты принял меня, как свою омегу, пометил меня своим запахом… от этого чувства я могу кончить, не притрагиваясь к себе. Зелёно-голубые глаза младшего близнеца изумлённо посмотрели на брата. — Нии-сан, — с придыханием произнёс Окумура, сбиваясь с ритма, но секундой позже он глубоко толкнулся и прикусил шею, рядом с меткой. — Слова нии-сан делают меня ещё счастливее, на это способен только нии-сан. Омега застонал, когда ощутил приятную растянутость узла, но Юкио продолжал двигаться, практически полностью выходя. Рин бедрами поддался назад, чтобы сильнее насадиться на член своего альфы. — Юкио, хочу твой узел в себе! Дай мне его! — Что за требовательный омега, — усмехнулся младший брат, выполняя желание Окумуры.

***

Даже если Рин обладает нечеловеческой регенерацией, чёрт подери, это было больно. Демонический меч Артура легко вонзился ему в ногу, не позволяя подняться с колен. Жёсткая рука альфы вцепилась ему в волосы, тем самым заставляла унизительно преклонить голову перед судьями. — Он ведь омега, — сказал кто-то из них и оценивающе посмотрел на демона. — Но он — сын Сатаны, — тут же добавил Артур, в жёсткой хватке поднимая его голову. В ответ Рин начал невнятно хрипеть. — В любом случае, — хитро ухмыльнулся Мефисто. — Вы не имеете право судить омегу без её альфы. И именно слова альфы решающие в вопросе наказания своей омеги, если тот посчитает, что оно требуется. Ангел замер в оцепенении, как и все присутствующие. — Я не чувствую, что он помечен кем-то. — О, это всё потому, что Окумура-кун довольно сильный омега, как и его цветущий аромат, — с улыбкой произнёс директор школы. — Но метка на его шее всё красноречиво объясняет. Паладин опустил голову Рина и вздернул ворот его рубашки, явив всем след зубов. Омега поёжился и прикрыл метку Юкио, ощущая острую потребность в своём альфе. Двустворчатые двери отворились. Рин шевельнулся, когда почувствовал яростную волну своего сдержанного альфы, и счастливо заскулил. И всё же, не смотря на предупреждения Юкио, он крупно оплошал и сейчас низко опустил голову и жмурил глаза, чтобы не расплакаться. Во второй раз в жизни он не смог противостоять своей силе, которая взяла над ним верх, превращая его в одержимую и кровожадную тварь. Окумура боялся даже вздохнуть в присутствии младшего брата — омега расстроила свою альфу, она ею не довольна. Глаза Юкио полыхали красным, вся его поза говорила о готовности атаковать. Артур ранил его омегу; Артур оскорбил его пару, но положение Окумуры, его статус не позволяли начать открытое наступление против Паладина. — Я попрошу отойти от моего омеги, — сдерживая рык, произнёс альфа. — Вы же братья, чёрт возьми! — выкрикнул Паладин. — Это аморально! — Да, но, благодаря демонической силе и синему пламени, их союз принесёт хорошие плоды, — дьявольски усмехнулся Мефисто. Юкио возник перед шокированным Ангелом, который от неожиданности отшатнулся от экзорциста. Альфа помог своему омеге подняться, Рин тут же прижался к брату, ощущая себя в безопасности. — Ты пришёл, Юкио, — сипло произнёс он. — Я же обещал всегда защищать тебя, нии-сан, — покорно ответил тот, улыбаясь.
Примечания:
Часть вроде и проверялась мной, но возможно, будут ошибки. Спасибо если отметите её!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты