Орбис +46

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Фантастические твари и где они обитают (Фантастические звери и места их обитания)

Основные персонажи:
Криденс Бэрбоун, Персиваль Грейвс
Пэйринг:
Грейвс/Криденс/Геллерт
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Фантастика, AU
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC
Размер:
Макси, 172 страницы, 24 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«За мир, в котором хочется жить» от Морха
«Самая лучшая работа последние!» от pronto
«Отличная работа!» от Экстремальный Яойщик
Описание:
Криденс не обладает магией, но очень хочет отправиться к Орбису. Аврор в отставке решает ему помочь. Но так ли благи его намерения?

Посвящение:
Посвящается Экстремальному Яойщику :)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
По заявке "Твари - Гаттака".
Отдельное спасибо за вдохновение прекрасной Морхе :-*
К фику:
https://pp.userapi.com/c837538/v837538488/2226b/pQMTqoX_jLw.jpg
Шикарный коллаж от Экстремального Яойщика :-*
https://pp.userapi.com/c837538/v837538488/22ca2/hjkX_xrKH5U.jpg
Ну вот еще. Красиво очень)
https://pp.userapi.com/c836132/v836132171/2c3b4/9ZLUAuqivmw.jpg
https://pp.userapi.com/c637522/v637522686/400a9/wMi1VeRHHgA.jpg

1.

4 января 2017, 16:49
— Мама, это Бог? — спрашивает мальчик, завороженно смотря на небо.
— Нет, мой хороший, — отвечает женщина, запуская пальцы в его смоляные кудри. — Это не Бог. Это Орбис.
— Так красиво…

Золотые нити повсюду. Невесомо парят вокруг, куда ни посмотри, пересекаются, сплетаются и расплетаются. Рвутся, изгибаются, совсем как живые, подрагивают… Мерцающая паутина висит в воздухе, тянется от самой земли вверх, за облака. Мальчику даже кажется, что он видит рисунок этой паутины — ажурные спирали закручиваются над его головой, сходятся в одной точке — там, где горит второе солнце. Вот только если долго смотреть на него, глазам ничего не будет. А по телу начтет разливаться беспричинная радость.
Он стоит, задрав голову, еще несколько минут, а потом медленно разворачивается к
матери. На пухлых розовых губах все еще восторженная улыбка, но в глазах женщина замечает тревогу.
— Что-то не так, милый?
Мальчик мнется, не смотрит в глаза, женщине приходится опуститься перед ним на
корточки и вздернуть за подбородок, чтобы снова установить зрительный контакт.
— Криденс?
— Я… я скоро умру, да?
— Что? С чего ты это взял?
— Вы с папой, ваши разговоры… я иногда слышу. Ты плачешь.
— Криденс…
Голос женщины дрожит.
— Это ничего. — Мальчишка передергивает плечами, всегда так делает, когда
волнуется. — Спасибо за подарок. Спасибо, что показали мне это, перед тем, как…
— Крид… — Женщина тянет его к себе, прижимает к груди крепко-крепко,
зарываясь носом в густые волосы. Несколько секунд она глубоко дышит, сдерживая подступившие слезы, а потом говорит очень спокойно: — Ты не умираешь, малыш. Ты будешь жить очень-очень долго.

Сегодня его шестой день рождения. Криденс Бэрбоун впервые видит Орбис.


«Не курить. Не трансгрессировать. Не использовать телекинез. Не посылать заказы телепатически. Нет, я не знаю, где поблизости можно достать маджик. И вам хорошего дня».
Табличка парила над стойкой, ловко уворачиваясь каждый раз, как в воздух взмывал серебристый шейкер, и была единственной волшебной вещью в баре. Алекс творил свои потрясающие коктейли, совершенно не используя магию, хоть и не был маглом. Здесь, на Нижнем уровне, Алекса любили. Особенно за то, что заставлял иногда спускаться с верхних уровней заносчивых генетов.
— … и вот мы доставляем его в камеру допросов, а у самих, честное слово, руки трясутся! Ооо… — Тина прижала к губам тонкие пальцы и наигранно закатила глаза. — Хвала небесам, начальство на совещании было и не видело этого. Я так и ждала какого-нибудь подвоха. А этот паршивец, представляете, просто уселся за стол и молчит. Будто и не он пару часов назад наших в нокаут отправил.
О Тине Криденс почти ничего не знал, хоть и был знаком с ней вот уже три месяца. «Она работает в МАКУСА, безумно боится своего начальника. Или начальницу. И очень любит моего друга, Ньюта», — вот, пожалуй, и все, что он мог бы сказать об этой долговязой, немного нескладной шатенке. «Ах да, еще она генет. Как и Ньют. Как и эти два оболтуса. Господи, когда же я запомню их имена…»
— Мы даже допрашивать его не стали, сразу отправили Коди за сывороткой правды. Думали, раз такой сильный маг нам попался, чего зря время терять? Тут и сыворотка-то не факт, что подействует… А он, представляете, как иглу увидел, чуть не расплакался. Все, мол, расскажу, только не надо ваших штучек. И выяснилось… — Девушка выпрямилась, подбоченилась и громко хмыкнула перед тем, как продолжить: — Он просто эммаг! Силы израсходовал и сидит теперь. Можете представить?..
— Кто? — подал голос Криденс, отрываясь от коктейля.
— Эммаг, — ответил за Тину один из близнецов, подперев голову ладонью и барабаня пальцами по щеке. — Прилипала.
— Магл, использующий магическую силу генета-донора, — подытожила Тина. — И вот, представьте…
— А что, так можно?
— Что? — не сразу поняла Тина.
— Так можно? — переспросил Криденс.
И тут же получил увесистый пинок по ноге под столом. Ньют одной мимикой красноречиво просил его не развивать эту тему.
— Да, можно. Если маг достаточно сильный.
— Это незаконно? — уточнил Криденс.
— Ну конечно, незаконно! — рассмеялась она. — Подобную связь совершенно невозможно проследить. И только представь, что может натворить магл, попав на верхние уровни!
Ньют совсем стушевался и прикрыл глаза рукой.
— Я слышал, они подают объявление, что…
— Фелиикс! — протянул Ньют, с силой сжав переносицу.
— Что? — хмыкнул близнец. — Ой, можно подумать, это тайна! Да даже на нашем уровне все уже давно в курсе, как «залипнуть на колдуна».
— И? — Криденс вернулся к коктейлю, игнорируя испепеляющий взгляд друга. — Как?
— Они ищут себе помощника, — мило улыбнулся Феликс, все так же барабаня пальцами по щеке и с явным интересом наблюдая, как вытягиваются губы Криденса, обхватывая толстую трубочку. — На дом. Не факт, конечно, что каждое такое объявление выведет тебя на донора… Но наткнешься довольно быстро.
Второй близнец на секунду вытащил наушник, буркнул «ага» и снова отключился. Он, житель Первого уровня, не любил спускаться на Нижний, даже ради модных коктейлей, не разделял увлечения брата «странным тощим брюнетом», да и Тину еле терпел. Почему он постоянно слонялся с ними, Криденс не знал.
— И зачем это колдунам?
— Ну, не всегда дела у тебя идут хорошо, даже если ты маг высшего порядка. — Феликс выпрямился, аккуратно сложил свою салфетку, водрузив ее поверх столовых приборов. Криденс неуместно подумал, что, возможно, и в отношениях близнец такой же, внимательный и аккуратный. — Прилипалы обычно — какие-нибудь битые генеты, а то и маглы. Но и у них деньги могут водиться в достаточном количестве. А может, колдунам просто скучно. Это же старые пердуны на пенсии. Или в отставке. — Он подался вперед, снизил громкость голоса практически до шепота: — Говорят, прилипалы частенько расплачиваются сексом.
И лукаво улыбнулся.
— Слушайте, — Ньют заметил, как лихорадочно заблестели глаза Криденса, подался вперед, комкая салфетку и запуская ее на середину стола, — мы вроде засиделись, нет?

Феликс выглядел крайне разочарованным, когда они высыпали гурьбой на улицу и Криденс сообщил, что не пойдет с ними дальше кутить, а задержится здесь, мол, им с Алексом нужно решить «кое-какие вопросы». Конечно, дело было совершенно не в этом. Просто он умудрился за день потратить месячный запас маджика, и теперь волшебного вещества в крови хватало максимум на одну телепортацию. А кроме Ньюта никто в их компании не знал, что Криденс не генет.
— Жаааль. — Феликс скривил губы. — Но на вечеринку-то тебя ждать завтра, да?
Криденс мысленно чертыхнулся и перевел взгляд на Ньюта. Облегчение на лице друга тут же сменилось озабоченностью.
— Да придет, придет. — Он подтолкнул Феликса к брату и Тине. — Пару минут не дадите нам? Покурите там, не знаю… Сейчас догоню. — И, отведя Криденса подальше, тихо спросил: — Ты ведь не собираешься этого делать, да?
— Очень собираюсь.
— Но ты же понимаешь, что…
— Слушай, — перебил он Ньюта. — Но это же такая возможность для меня…
— Какая возможность?! — зашипел тот, выпучив для убедительности глаза. — Ты понимаешь, какой это риск?
— Да какой риск…
— Это незаконно! А ты знаешь, что МАКУСА делает с преступниками? И это еще если тебя поймают такие желторотики, как Тина… Да! Тина! Ты ведь не хочешь подставлять ее, да?
Криденс хотел ответить, что никоим образом не подставит девушку Скамандера, но осекся. Решив, что его речь возымела действие, Ньют удовлетворенно кивнул и отступил на шаг. Потом кинул взгляд на друзей, оттащил Бэрбоуна еще чуть дальше за угол здания, порылся в кармане и сунул ему в ладонь несколько банкнот.
— На вот. На маджик. Если на вечеринку соберешься.
— Ньют… — запротестовал Криденс, но довольной улыбки скрыть так и не смог.
— Ой, ладно, — махнул рукой Ньют. — А то я не вижу, как вы с Феликсом переглядываетесь.

Криденсу четыре. Он просыпается раньше обычного, еще до прихода няньки. Трет глаза и идет на звуки с кухни. Мальчик знает, что в это время мама готовит завтрак и собирает в школу его старшего брата, Алекса.
По утрам Криденс часто чувствует слабость, а потому до последнего лежит в кровати — пока не позовут. Мама говорит, что здесь, на Третьем уровне, воздух достаточно разреженный. Мама говорит, что боится отдавать младшего в местный детский сад. Мама говорит, что придется переехать на Четвертый уровень. Мама много чего говорит, когда думает, что Криденс ее не слышит. Но мальчик слышит.
Он сам не знает, почему не спешит зайти на кухню, осторожно выглядывает из-за угла. Глаза мальчика тут же округляются от удивления, потому что вокруг мамы все летает: тарелки, вилки, ножи. Яйца разбиваются прямо в воздухе, стекают густой медленной струей в муку, которая крутится на столе самым настоящим белым смерчем, хоть и маленьким. Мама что-то мурлыкает себе под нос, целует в макушку Алекса, жующего утренний бутерброд с беконом.
Мальчик заворожён. Он боится пошевелиться, боится спугнуть такой красивый сон, в котором его мама — настоящая волшебница!
А потом его брат, тот, кого Криденс наизусть знает с самого своего рождения, желает их маме хорошего дня и с тихим хлопком растворяется в воздухе…
— Мама! — кричит мальчик, врываясь на кухню. Он и сам уже не понимает, сон это или реальность. — Мама!
Женщина роняет тарелки, но успевает перехватить их у самого пола. Так и сидит около стола, смотря почему-то испуганными глазами.
— А когда я так научусь, мама? — весело кричит мальчик, бросаясь ей на шею.
Она долго не отвечает, а потом подхватывает его на руки, улыбается и говорит:
— Пойдем умываться, милый. Сейчас будут блины.

Это первый из множества вопросов, на который Криденс так и не получит ответа. Он трансгрессировал в двенадцать лет, потратив на маджик все свои мальчишеские сбережения.


Покурив, друзья, наконец, распрощались, оставив Криденса у дверей бара. Для генетов трансгрессия была таким же естественным делом, как дыхание. Да, телекинезом овладевали не все, телепатией — и вовсе единицы, но телепортироваться умел любой генет, даже «битый» — усовершенствованный частично.
Криденс проводил взглядом воздушные вихри, оставленные друзьями, потушил окурок об стену и вернулся в бар.
— Слушай, — спросил он Алекса, когда очередной клиент, заказав выпивку, отошел подальше. — Что ты знаешь об эммагах?
— Твою ж мать, — выругался брат.
И принялся протирать идеально начищенную стойку.