Орбис +46

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Фантастические твари и где они обитают (Фантастические звери и места их обитания)

Основные персонажи:
Криденс Бэрбоун, Персиваль Грейвс
Пэйринг:
Грейвс/Криденс/Геллерт
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Фантастика, AU
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC
Размер:
Макси, 172 страницы, 24 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«За мир, в котором хочется жить» от Морха
«Самая лучшая работа последние!» от pronto
«Отличная работа!» от Экстремальный Яойщик
Описание:
Криденс не обладает магией, но очень хочет отправиться к Орбису. Аврор в отставке решает ему помочь. Но так ли благи его намерения?

Посвящение:
Посвящается Экстремальному Яойщику :)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
По заявке "Твари - Гаттака".
Отдельное спасибо за вдохновение прекрасной Морхе :-*
К фику:
https://pp.userapi.com/c837538/v837538488/2226b/pQMTqoX_jLw.jpg
Шикарный коллаж от Экстремального Яойщика :-*
https://pp.userapi.com/c837538/v837538488/22ca2/hjkX_xrKH5U.jpg
Ну вот еще. Красиво очень)
https://pp.userapi.com/c836132/v836132171/2c3b4/9ZLUAuqivmw.jpg
https://pp.userapi.com/c637522/v637522686/400a9/wMi1VeRHHgA.jpg

4.

14 февраля 2017, 15:56
Криденс не мог бы точно сказать, когда поменялось его отношение к магическому миру. Но в том, что поменялось, молодой человек давно не сомневался. Трансгрессия лишь поначалу кружила голову и вызывала восторг. Со временем она стала чем-то обыденным, хоть и не всегда доступным. Как дорогое развлечение, на которое приходится постоянно откладывать деньги.
Когда он перестал благоговеть? Когда стал настолько… генетом?
Однако, в это утро все было по-другому.
Наручные часы высветили половину одиннадцатого, стоило показаться на работе, попросить у Ковальски отгул. Поесть где-нибудь, наконец… Но Криденс все стоял у окна, не в силах отвести взгляд от провала, физически ощущая, как разливается по венам давно забытый трепет. Он, конечно, знал, что жизнь под действием маджика отличается от полноценной жизни генета, но не думал, что настолько. Золотые нити не просто оплетали все вокруг, они… пели? Криденс не слышал каких-то посторонних звуков, но у него было стойкое ощущение, что нити вибрировали на какой-то своей частоте. А еще он очень четко чувствовал, что все они живые, по всем ним, как по проводам или нервным окончаниям, мгновенно передаются какие-то неведомые импульсы, бегут от самых низов, от всего живого и неживого туда, в небо, к провалу. Само око тоже выглядело немного иначе, оно словно приобрело глубину.
Стоило Криденсу провести в воздухе рукой - и нити потянулись к его ладони, не надо было, как раньше, ловить свободные концы. Молодой человек задушенно всхлипнул, вдруг осознав, что таким образом магический мир, наверное, признает в нем своего. Никаких мысленных узоров и пассов, он лишь пожелал оказаться рядом с пекарней – и мгновенно перенесся.

Якоб Ковальски был низким, плотным мужчиной с большими глазами и толстыми пальцами. Он не был генетом, но с тестом умел творить настоящие чудеса. Выпечка у него получалась высшего класса, что называется «с душой». К нему в булочную, как и к Алексу в кафе, частенько заглядывали генеты, даже с Верхнего уровня. Якоб давно уже мог себе позволить производство побольше, кучу помощников, может, еще одну пекарню… Но на подобные предложения мужчина всегда отвечал, что денег ему и так хватает, а работа делает главное – приносит ему удовольствие. Криденс завидовал его умению жить вот так, находить счастье в подобных мелочах и не гоняться за чем-то несбыточным. Быть маглом и нисколько не переживать по этому поводу. Хотел бы он уметь так же…
Кроме Бэрбоуна, помогавшего за прилавком, был еще один продавец-магл и девочка-генет, доставляющая заказы. Марика. Кареглазая и слегка полноватая. Один раз они даже ходили на свидание. И целовались. Но дальше дело почему-то не пошло, хотя она была совершенно не против. Криденс сам не понимал, почему плавно вернул отношения в дружеское русло, наверно, боялся ответственности. Или не хотел врать еще и ей, ведь все, кроме родителей, брата и Ньюта были уверены, что он генет.
Якоб участливо покивал, вытирая о передник припорошенные мукой руки, он никогда не отказывал Криденсу во внеурочных выходных.
- Все нормально? – спросил чуть слышно, провожая Криденса до двери. – Ты странный какой-то.
- Нормально, - улыбнулся тот. Он давно перестал удивляться излишней участливости своего работодателя.
- Хорошо. Тогда знаешь… - Якоб подхватил с прилавка пряничную птицу в подарочной упаковке, сунул Криденсу в руки. – Вот. Передай Куинни, пожалуйста.
- Кому?
- Куинни. Голдштейн. – Якоб как-то болезненно улыбнулся. – Сестра Тины. Ну… Ньют…
- Тина. – Это Криденс понял. – У нее есть сестра? Не знал.
- Они заходили тут на днях…
Криденсу показалось, что Якоб покраснел.
- Хорошо, - согласился Бэрбоун, взяв птицу, чтобы не смущать Якоба еще больше. Заскочит к Ньюту и попросит передать. Ничего сложного. – Спасибо за отгул.

Переместившись на Третий уровень, сразу к дому друга, он позвонил и уставился на свои ботинки, погрузившись во внезапно нахлынувшие размышления. Как так получилось, что он вчера совсем не заметил преграды из морока? Действие травки? Ньют прав – он до ужаса невнимательный, постоянно погружен в свои мысли и частенько игнорирует то, что происходит вокруг. Пора с этим как-то бороться. Но все же… Морок начинает работать, когда ты повторно пересекаешь границу? Хозяин дома таким образом выбирает, с кем ему общаться дальше, а с кем он делать этого не хочет? И что, он каждому, кто нравится, раздает маячки? Как-то это… слишком сложно? Почему не воспользоваться обычным охранным куполом? И как же соседи? Они-то должны знать, что рядом находится еще один дом? Их это никак не напрягает? Его бы напрягло.
Или… Точно! Купол вокруг этого странного дома есть, вот только он работает по типу «забвения». Те, кто понравился хозяину – видят морок, но знают, что за преградой есть дом. А кто не понравился… А маячок, наверно, не дает забыть…
Криденс еще раз позвонил. Где там Ньюта носит? Должен же быть дома в это время, со своим зверьем. Мобильниками на верхних уровнях не пользовались, генеты всегда могли связаться друг с другом мысленно, раньше такой способ связи был Криденсу недоступен, маджик в этом деле никак не помогал. Надо научиться теперь.
Теперь… Криденс запрокинул голову, разглядывая живое золотое небо, с трудом усмиряя волну восхищения, накрывающую его вот уже который раз за утро. Он никак не может теперь это потерять! Он не сможет вернуться к прежней жизни магла после того, как увидел и ощутил все это. Но что потребуют с него в качестве оплаты? Неужели только какие-то бытовые поручения? Не зря же мистер… ммм… Господи, как стыдно-то! Он совсем забыл имя! Криденс снова уткнулся взглядом в ботинки. Надо купить новые. И одежду. Остались еще деньги Ньюта, да и на работе скоро расчет. Интересно, какой у мага вкус в одежде?
Да что это с ним? Криденс помотал головой. Он хочет… нравиться? Хочет, чтобы маг был доволен им? Чтобы и не подумал лишить его того, что так легко предложил?
Ну же, Ньют! Криденс посмотрел на часы. Ч-черт! Да что же это такое?! Без двух минут двенадцать! Как можно быть настолько несобранным?
Он перенесся на нужную улицу Верхнего уровня, мимолетно представляя, как будет проходить сквозь морок, он никогда не делал подобного. Интересно, какими будут ощущения? Сделал пару шагов, вскинул глаза и оторопел, потому что никакого морока не было, дальше по улице белел знакомый забор. Ладно, с этим потом разберемся. Он быстро пошел вперед и остановился у нужной двери, когда на часах было ровно двенадцать. Позвонил и немного отступил. Подумал – и отступил еще. Да, вот так будет в самый раз. И обязательно извиниться за вчерашнее!
Несколько минут никто не открывал. Криденс стоял, прижимая к бедру пряничную птицу, все больше дергал плечами и пытался выровнять сбившееся дыхание. А что, если маг подумает, что он опоздал? Если решит, что Криденс ему не годится? Так! Хватит паниковать! Он зажал птицу между колен и принялся елозить по джинсам вспотевшими ладонями. В таком виде его и застал хозяин дома. Открыл дверь, окинул гостя быстрым взглядом и чуть заметно улыбнулся, прислонившись к косяку.
- Вчера ты был решительнее.
- П-простите, - запнулся Криденс, перехватывая пряник и невольно заливаясь румянцем. – Добрый день. Я…
- Не опоздал, я знаю, - кивнул хозяин и провел по нижней губе указательным пальцем, словно размышлял, пускать его внутрь или сразу отказаться от услуг.
- За вчерашнее тоже хочу попросить прощения, - выпалил Криденс, кидая на собеседника короткие взгляды. И тут же возвращая их к своим ботинкам. – Обычно я так не делаю.
- Это мне?
- Ой. - Криденс вспомнил про птицу. – Простите. Это другу, думал, успею передать до того, как… но его не было дома… и я…
Он запнулся. Совершенно не хотелось распространяться о том, что он, как всегда, не следил за временем.
- Друг близкий?
- Да.
- Судя по упаковке – очень близкий. - Мужчина широко улыбнулся и плавно качнулся вперед-назад.
Криденс кинул взгляд на пряник. Покрытая блестками прозрачная бумага, бледно-розовая лента поперек груди птицы и два сердечка.
- Ну, это не совсем другу, - принялся оправдываться он. – Его девушке… У нее…
Хозяин дома вскинул густые брови и улыбнулся еще шире, его это все, видимо, немало забавляло.
- Ой, нет, - осекся Криденс, ощущая, как щеки начинают просто невыносимо пылать, словно его макнули головой в адский котел. – Это… это ее сестре.
- Красивая?
- Я не знаю. Не видел. - Несколько секунд он смотрел на мужчину, не понимая, почему у того на лице такое удивление. – Это… это не от меня, - улыбнулся он нервно, когда понял. – Просто попросили передать.
Мужчина кивнул.
- Персиваль Грейвс. Думаю, ты вчера не очень запомнил.
Молодой человек подошел ближе.
- Криденс Бэрбоун.
- Да, я помню, - хмыкнул мистер Грейвс.
- Ну конечно, вы же вчера не… - Криденс снова осекся. – Черт. Я не всегда такой, честно. Просто… волнуюсь.
- Не стоит, - заверил мужчина, поворачиваясь к нему спиной. – Идем.
Он снова был в темной футболке и потертых джинсах. Шел впереди, не быстро и не медленно. Криденс все смотрел и смотрел вперед, пока не поймал себя на том, что рассматривает лопатки мужчины, чуть выпирающие из-под футболки.
При свете дня внутренний двор казался больше, чем накануне, но все таким же уютным. Было видно, что за всем здесь ухаживают, и, наверно, своими руками, а не при помощи магии. Словно прочитав его мысли – а может, и действительно прочитав – Грейвс чуть повернул голову в его сторону, указал на кусты роз, что росли по обе стороны от мощеной дорожки.
- У меня был садовник. Но, к сожалению, больше нет. Умеешь ухаживать за цветами?
- Да, - соврал Криденс. – Немного.
- Насколько немного?
Лица мужчины видно не было, но в голосе Криденс уловил улыбку.
- Я освежу свои знания. А что случилось с садовником?
- Умер. Возраст.
Они обогнули площадку – Криденс в который раз укорил себя за вчерашнее поведение – пошли дальше к дому.
- Не люблю големов, - признался мужчина, развернувшись у самой двери. – И не очень люблю использовать магию в таких делах. Я могу делиться с тобой силой, если ты будешь заниматься всем тем, что я мог бы сделать здесь при помощи нее. Согласен на такие условия?
- Да, конечно, - поспешил ответить молодой человек.
- Тогда заходи.
Снаружи дом казался не таким уж и большим. Но внутри… Криденс был совсем не готов к тому, что увидит внутри. Конечно, он слышал о «дополненном пространстве», но никогда не бывал в подобных помещениях. Мистер Грейвс провел его по всем этажам, которых оказалось не два, как виделось с улицы, а четыре. Высокие окна с плотными тяжелыми шторами, дорогая мебель, местами в чехлах. Картины на стенах. Интересно, сколько времени у него займет уборка?
- Конечно, порядок тут наводится при помощи магии, - сказал мистер Грейвс, сворачивая в узкий коридор на четвертом этаже. – Этого я менять не собираюсь.
Криденса словно хлестнули по щеке. Он снова догадался? Или все же обладает телепатией? В голову сразу же навязчиво полезли всякие мысли и воспоминания, которые он не хотел бы демонстрировать никому и ни при каких обстоятельствах.
- А что конкретно требуется от меня?
- Это старый дом моих родителей. Я переехал сюда почти год назад и не все еще разобрал. Никак руки не доходят. Хочу, чтобы ты мне с этим помог. – Мистер Грейвс открыл нужную дверь, пропустил гостя в небольшую комнату, уставленную коробками. – Все, что покажется тебе достойным внимания, откладывай. Остальное суй обратно в коробки.
- Но сэр… - Криденс благоговейно провел пальцами по ближайшей коробке. – Это же память для вас, разве не так?
- Я не настолько сентиментален, - усмехнулся мистер Грейвс. – Мне хватает и того, что осталось в голове. К тому же, это просто один из домов, я бывал здесь нечасто и особо к нему не привязан, как и к этим вещам.
Они несколько секунд смотрели друг на друга. Криденс напряженно, не зная, приступать ему к работе сейчас же или будут еще какие-то указания? Мистер Грейвс же, кажется, смотрел на него с грустью.
- И, - наконец, продолжил он, Бэрбоун так и не осмелился прервать молчание, - возможно, будут еще небольшие поручения.
- Хорошо. Мне можно уже приступать?
И кивнул на коробки.
- Да, - рассеянно ответил мистер Грейвс, словно выпутываясь из мыслей. – Таких комнат еще несколько. Много, если быть совсем уж честным. Я пользуюсь лишь первым этажом и частично – вторым. Два верхних – в твоих руках. Не везде тут, конечно, столько коробок, но вещей достаточно.

Криденс сам не заметил, как пролетело несколько часов. В первых коробках были в основном книги, их мистер Грейвс попросил просто перенести в библиотеку на втором этаже. Три рейса молодой человек сделал с увесистыми томами какой-то энциклопедии. Расставив книги на полке - а пустых и полупустых полок в библиотеке было много, учитывая ее просто невероятные размеры и высоту потолков, - он уже на выходе наткнулся на хозяина дома.
- Тебе я пользоваться магией не запрещал, - мягко улыбнулся он, деликатно отступив в коридор, чтобы не лезть в чужое личное пространство, а может, выдворить Криденса таким образом из своего. – Я бы даже настоятельно рекомендовал тебе прибегать к ее помощи, если ты хочешь когда-нибудь полететь к Орбису. Почему бы не начать практиковаться уже сейчас?
Слова мистера Грейвса не были похожи на усмешку или издевку, это были действительно рекомендации. Он словно и не сомневался, что молодой человек может отправиться в подобное путешествие.
- Да, конечно, - кивнул Криденс, ретируясь.
Поднять даже самую легкую книжку получилось далеко не с первого раза. Упрямая вещь агонистически дрожала в воздухе и никак не хотела переместиться хоть немного ближе к двери, что уж говорить о другом этаже. Видимо, он довольно долго не появлялся внизу, потому что когда молодой человек все же сделал пару шагов в нужном направлении, в дверях он снова увидел мистера Грейвса.
- Нужно оплести ее нитями, как лента птицу.
Криденс не сразу понял, о какой птице идет речь, он совсем забыл про оставленный на кухне пряник.
Он попробовал оплести книгу нитями, те послушно заскользили вокруг обложки, аккуратно сжали ее со всех сторон.
- Молодец, - похвалил мистер Грейвс. – Теперь представь полку в библиотеке.
Как Криденс ни старался, перенести книгу, не выходя из комнаты, у него так и не получилось. Он совсем разнервничался, решив, что это не понравится магу. Но тот лишь снова улыбнулся и сказал, что не у каждого получается с первого раза, тем более – не у каждого магла. Удивительно, но даже это слово с его уст звучало совершенно не обидно.
Криденс все же выполнил часть работы, нося по одной книге, под конец они даже перестали подрагивать в воздухе, плавно следовали за ним и аккуратно становились на полку. Когда за окном начало темнеть, мистер Грейвс еще раз поднялся и спросил, не хочет ли молодой человек поужинать. Криденс посмотрел на часы - почти десять. Он совершенно не заметил, как пролетело время.
Было как-то неловко в первый же день соглашаться на ужин, но и отказываться, наверно, некрасиво. Он поблагодарил хозяина дома, сказав, что не голоден, подхватил свою птицу и все стоял перед столом, на котором мистер Грейвс расставлял тарелочки с печеньем и чашки. Он не знал, нужно ли ему как-то отпрашиваться, до скольки вообще он будет здесь работать, каждый ли день приходить. А ведь все это нужно было обсудить еще в обед, начать беседу именно с этого, а не с обсуждения степени близости его друзей. Лишний раз поругав себя мысленно за непредусмотрительность, он собрался и тихо спросил:
- Мистер Грейвс, можно мне уже…
- Да, конечно, - улыбнулся мужчина, отрываясь от плиты, на которой закипал самый обычный металлический чайник. – Присаживайся.
- Нет, я…
- Я понял, ты не голоден, - улыбнулся мистер Грейвс, выключая чайник и подходя с ним к столу. – Тогда просто выпей со мной чая. Нам же надо обсудить, когда и на какое время ты будешь приходить.
- Да, конечно. – Он сел за стол. – Спасибо.
Мужчина к вечеру переоделся в легкие домашние штаны и халат темно-синего цвета. Он разливал терпко пахнущий напиток по чашкам и говорил очень тихо и спокойно, будто уже готовился отойти ко сну.
- Ты можешь приходить в удобное для тебя время, три раза в неделю. Думаю, четырех часов здесь будет достаточно.
На столе было много сладостей к чаю, но мужчина, как и Криденс, не притрагивался к ним, пил чай, рассматривая гостя поверх белого фарфорового края. Криденс решил, что пока разговор идет о делах, будет невежливым отводить взгляд в сторону или – и того хуже – буравить им стол. Поэтому он старался смотреть прямо в глаза мистеру Грейвсу, хоть это и было не так просто. Молодому человеку казалось, что глаза мужчины убаюкивают его, кидают в какой-то странный, сладостно-тягучий транс. Интересно, у всех магов такой взгляд?
- Как ты собираешься отправиться к Орбису? – спросил мистер Грейвс под конец их странного ужина, состоящего исключительно из чая. – Разве при рождении ты не записан, как магл?
- Моя… моя мама… - несмело начал Криденс, все же опустив взгляд, не зная, стоит ли доверять в подобных вопросах практически незнакомому человеку. – Имеет связи… она записала меня, как генета. Знаю, это незаконно, и…
Он осекся, посмотрел на мужчину, ожидая его реакции.
- Что ж, - улыбнулся мужчина, - тебе повезло, что я узнаю об этом сейчас. Лет пять назад я мог упечь твою маму за решетку.
- Вы… вы… - Криденс все никак не мог собраться и произнести нужное слово. И надо же было так вляпаться!
- Аврор? – подсказал мистер Грейвс. – Да. Вернее, был им.
- Вы на пенсии? Ой, простите, наверно это неучтиво, вы совсем молодо выглядите…
- Скорее – в досрочной отставке. Хочешь спросить – из-за чего? – Мистер Грейвс сплел пальцы, опустил на них подбородок. – Возможно, когда-нибудь расскажу. Но не сейчас.
Криденс покивал, несколько секунд рассматривал почти пустую кружку, а потом спросил:
- Но вы же не расскажете, о том, что… ну…
- Не расскажу, - заверил его тот. – Учитывая, что я и так иду на преступление, делясь с тобой своей силой.

Когда совсем стемнело, мистер Грейвс проводил гостя, попрощался и хотел уже закрыть дверь, но Криденс неожиданно для себя снова повернулся к нему и спросил:
- Можно вопрос?
- Да, - кивнул тот, снова подпирая боком косяк. В своем халате он выглядел так уютно и по-домашнему…
- Сегодня там, наверху, вы сказали, что вам хватает и того, что осталось в голове.
- И?
- Почему в голове? Почему не в… сердце?
Мистер Грейвс ответил не сразу. Смотрел на своего гостя пристально, но как-то мягко. Уличные фонари парили над ними, раскидывая по лицам причудливые тени, смазывая острые черты. В таком свете мужчине можно было дать чуть больше тридцати.
- Что ж, - наконец улыбнулся он. – Значит, я привязан к этому дому еще меньше, чем думал.
Но Криденс почему-то подумал, что это совершенно не так.