Орбис +45

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Фантастические твари и где они обитают (Фантастические звери и места их обитания)

Основные персонажи:
Криденс Бэрбоун, Персиваль Грейвс
Пэйринг:
Грейвс/Криденс/Геллерт
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Фантастика, AU
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC
Размер:
Макси, 172 страницы, 24 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«За мир, в котором хочется жить» от Морха
«Самая лучшая работа последние!» от pronto
«Отличная работа!» от Экстремальный Яойщик
Описание:
Криденс не обладает магией, но очень хочет отправиться к Орбису. Аврор в отставке решает ему помочь. Но так ли благи его намерения?

Посвящение:
Посвящается Экстремальному Яойщику :)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
По заявке "Твари - Гаттака".
Отдельное спасибо за вдохновение прекрасной Морхе :-*
К фику:
https://pp.userapi.com/c837538/v837538488/2226b/pQMTqoX_jLw.jpg
Шикарный коллаж от Экстремального Яойщика :-*
https://pp.userapi.com/c837538/v837538488/22ca2/hjkX_xrKH5U.jpg
Ну вот еще. Красиво очень)
https://pp.userapi.com/c836132/v836132171/2c3b4/9ZLUAuqivmw.jpg
https://pp.userapi.com/c637522/v637522686/400a9/wMi1VeRHHgA.jpg

8.

10 марта 2017, 13:36
Удивительно, но первым в это праздничное утро Криденса поздравили не родители, не брат и даже не Ньют. Голову сдавило, когда молодой человек принимал душ, мистер Грейвс был привычно немногословен. Поздравив Криденса, он посоветовал провести день в веселье с друзьями и безапелляционно заявил, что будет ждать его завтра. И намекнул на какой-то подарок.
Криденс очень смутился, даже зачем-то прикрылся, будто мистер Грейвс мог его видеть. А потом вспомнил, чем занимался здесь, в кабинке, накануне – и совсем стушевался.
«Да», - ответил он, выскакивая из душа и заматываясь в полотенце. Пальцы дрожали и никак не справлялись со свободным махровым концом, сердце билось где-то в горле.
«Хорошо тебе погулять».
«Спасибо, сэр. И вам… вам хорошего дня».
Когда сеанс связи закончился, он уперся ладонями в раковину и прижался лбом к запотевшему зеркалу. Стоял так несколько минут, выводя на влажной матовой поверхности причудливые узоры и пытаясь восстановить сбившееся дыхание. Криденсу казалось до ужаса странным, что еще совсем недавно он мог спокойно говорить с мистером Грейвсом, смотреть на него, не вспыхивая от ответного взгляда. И думать еще хоть о чем-то…
Ну, вот девятый вал его и накрыл…

Четвертый год подряд – с тех пор, как перебрался на Нижний уровень, - он проводил свой день рождения по одному и тому же сценарию: послоняться в одиночестве по парку Третьего уровня, подумать о том, что успел сделать и ощутить в ушедшем году; навестить родителей. Спуститься с друзьями в бар, где Алекс в счет подарка бронировал ему лучший столик.
Сегодня был еще один пункт – получение постоянного удостоверения личности.
Криденс сидел на скамейке с высокой спинкой и витыми металлическими боками, вертел в пальцах карточку. Маленькая фотка, полное имя, адрес регистрации и роспись. На обратной стороне отпечаток пальца и, мелким шрифтом, - основные физические показатели, среди которых особо глубоко вытеснено «генет».
Небо с раннего утра было подернуто высокими перистыми облаками, размывающими солнце до состояния еле видимого пятна. На провал облачность никак не влияла. Он был хорошо виден даже во время ливня, полыхая под самым чревом тяжелых туч и раскрашивая в желтое дождевые нити. Казалось, протяни руку – и коснешься его, угодишь пальцами на ту сторону, в мир чудес и безбрежного золота. Но до провала невозможно было долететь на антиграве или ракете. Чем выше поднимался аппарат, тем стремительнее удалялось от него око. Лишь раз в год несколько подготовленных генетов имели счастье прикоснуться к той стороне, сокращая расстояние при помощи сложнейшего заклинания. Неужели Криденс попадет в число этих счастливчиков?
Он до сих пор боялся поверить в это до конца, не поддавался эйфории, пытающейся накрыть молодого человека с головой. Обдумывал все возможные варианты неудачи. На всякий случай, чтобы быть готовым и к такому исходу. А потом мысли неизменно сворачивали в сторону дома за белым забором. Криденс корил себя за то, что не может справиться с жадностью и голодом, которые с недавних пор начал вызывать у него мистер Грейвс. Бэрбоуну было мало его силы, его советов, помощи в обучении. Он хотел мужчину всего, целиком. Криденс не задумывался, чего хочет больше - обладать этим чудом или чтобы чудо обладало им. Сейчас это казалось равнозначным. И таким необходимым.
Если его выберут, то отсутствовать придется два месяца - именно столько занимало путешествие к Орбису. Два месяца не видеть мистера Грейвса…
Криденс вздохнул и поднялся со скамейки. Сейчас, когда он наконец-то получил шанс отправиться туда, куда мечтал, - ему так хотелось остаться.

Мистер и миссис Бэрбоун недавно вышли на пенсию и теперь коротали дни в своем доме на Центральной улице Третьего уровня. Криденс не любил бывать у них в гостях, потому что каждый раз чувствовал себя здесь каким-то ненужным, чужим. Обычно его встречи с родителями длились не больше часа. Пообедать, обсудить последние городские новости, которые напрямую не касались ни его, ни их. Забрать подарок, всегда – деньги в конверте. Родители не покупали ему маджик, но хорошо понимали, что именно нужно сыну.
Криденс ни за что бы не стал рассказывать им о том, что случилось за последние несколько недель. О своих планах. Ньюту – да. Возможно – Алексу, со временем. Но только не родителям. И не потому что они начали бы отговаривать его, грозиться запретами или чем-то подобным. Скорее наоборот – он боялся, что не получит от них соответствующей реакции. Но вот один вопрос у Криденса к родителям остался. И тянуть с ним дальше было просто глупо.
Уже в дверях, попрощавшись с отцом, он наклонился к самому уху матери и шепотом спросил:
- Мама, скажи, почему вы не усовершенствовали меня, как Алекса?
Женщина вздрогнула от вопроса, стрельнула глазами в сторону входной двери. Уже на улице, подхватив Криденса под локоть, она развернула его к себе и неожиданно крепко обняла.
- Роды Алекса были очень тяжелыми, - сказала миссис Бэрбоун через несколько минут, все еще не выпуская сына из объятий. Тот совсем растерялся от такого проявления материнского инстинкта, стоял, не зная, куда пристроить руки, не решаясь на ответное объятие. – Мне сказали, что я больше не смогу иметь детей. А потом появился ты… - Она чуть отстранилась, посмотрела в глаза Криденсу. – Ты с детства был таким… странным. Не как другие. Будто видел всех насквозь. – Она улыбнулась. – Ты чудо, Криденс. Понимаешь? И… мы с папой не всегда знаем, на каком языке с тобой разговаривать. Не из-за того, что ты не генет, конечно нет. Просто ты… особенный. Очень самостоятельный и будто… будто мы не твои родители, а… не знаю. Свидетели чуда? Наверно, нас это немного пугает. – Она нервно усмехнулась и опустила глаза. – Ну, меня уж точно.
Криденс смотрел в глаза матери и не мог сказать ни слова в ответ. Все они застряли поперек горла болезненным комком. Он потянулся навстречу, несмело обнял женщину, устраивая голову на ее плече. Совсем как раньше, в детстве.
- Но это все не значит, что мы тебя не любим. - Голос матери дрогнул. – Очень любим.
- Спасибо, мам, - ответил Криденс, сжимая ее крепче. – Мне нужно было это услышать.

Он никогда и никого не приглашал, под вечер в бар к Алексу приходили все, кто хотел, все, кто помнил. Последние два года – брат, Ньют и Тина. Сегодня народу было неожиданно много. Помимо Скамандера с девушкой, пришли Яков и Куинни. И, совершенно неожиданно, но приятно – Уна.
Вечер пролетел быстро и весело. И, что удивительно, Криденсу наконец-то удалось отвлечься и не думать ежесекундно о мистере Грейвсе. С каждым бокалом вина он все больше заглядывался на Уну, ловя ее ответные горячие взгляды. Разлившийся по телу алкоголь придавал молодому человеку уверенности, вымывал из головы подозрения в излишней лояльности генета высшего порядка. Криденс больше не думал, чем зацепил блондинку, просто наслаждался ее вниманием и все смелее представлял себе возможные варианты дальнейшего развития событий.
Конечно, было слишком самонадеянно ожидать, что девушка решит продолжить этот вечер с ним наедине. Да Криденс и не надеялся на это. Но все же, когда Уна засобиралась домой – первой из их компании – предложил проводить. Она согласно кивнула, прощаясь с остальными.
Они прошли вместе два квартала, непринужденно болтая о всяких пустяках. Возможно, дело было в алкоголе, но Криденс чувствовал себя так открыто и расслабленно… Уна смеялась над его шутками, стреляла глазами и то и дело прикасалась к нему. То под руку возьмет, то прядь волос с его лба уберет.
- Слушай, я не хочу торопиться, - сказала девушка, когда они дошли до очередного перекрестка. – Но ты мне нравишься. С тобой легко, не так, как с теми… с кем я обычно общаюсь.
- Не так, как с аристократами, да? – улыбнулся Криденс.
- Типа того, - засмеялась Уна. – Может, как-нибудь еще встретимся, погуляем?
- Конечно.
- Ну, тогда… пока.
Она чуть подалась вперед, легко коснулась губами его губ и в следующее мгновение трансгрессировала.
- Пока, - ответил Криденс, улыбаясь в пустоту.
Он еще несколько секунд стоял и думал о том, что с Уной ему тоже легко и приятно. Не то, что с мистером Грейвсом.
А потом подумал о том, что тело на ее поцелуй не отреагировало никак. И Криденс понял, что это уже ненормально.

Он думал об этом весь остаток вечера. Допивая вино, прощаясь с Алексом и друзьями, разбирая дома подарки. Думал об этом и после, приняв душ и забравшись под одеяло. Фотография привычно левитировала недалеко от лица, мистер Грейвс в форме МАКУСА курил и рассеянно смотрел на него. Интересно, ему теперь весь остаток жизни будут нравиться мужчины или это временное помешательство?
Глаза слипались, фантазия срывала мистера Грейвса с фото и несла вглубь, рисовала серые стены комнаты для допросов. Маг скидывал китель, вешал его на спинку стула и закатывал рукава рубашки, садясь за стол. «Итак, молодой человек, приступим, - говорил он, переплетая пальцы. – Вы обвиняетесь в краже особо ценных фотографий…» По телу разливались волны предвкушения. Криденс проваливался в дрему, отчаянно моля, чтобы сюжет сновидения и дальше развивался по столь сладостному сценарию.

Следующим утром, трансгрессировав в дом мистера Грейвса и спустившись на первый этаж, Криденс снова наткнулся на плотно закрытые двери кабинета. Он даже облегченно вздохнул, потому что успел так накрутить себя, что попросту боялся встретиться с магом. Боялся сказать или сделать какую-то глупость, как-то выдать то, что творится у него внутри. «Вот и хорошо, - думал он, поднимаясь наверх. – Займусь пока делом. Может, получится успокоиться». Комнат осталось всего две. Если очень постараться, можно сегодня разобрать обе. Но молодому человеку не хотелось торопиться, хотелось и дальше прикасаться к вещам мистера Грейвса. Дом мага был словно увлекательная книга, с которой очень жалко расставаться.
Одна из комнат оказалась сплошь заставлена коробками. Криденс в который уже раз подумал о том, что все это как-то странно. Складывалось впечатление, что хозяин дома много лет назад приступил к сбору вещей, но почему-то забросил это дело. Как и дом.
В одной из коробок снова оказались книги. Старые, изрядно потрепанные тома произведений Оноре де Бальзака. Криденс уже привычно подхватил их все нитями, но не рассчитал сил и с изрядным грохотом уронил на пол. Чертыхнулся и принялся собирать вручную. Интересно, мистер Грейвс слышал звук?
Из-под одной обложки выглядывали цветастые кончики. Криденс раскрыл книгу и взял в руки несколько фотографий. Почти все были детскими, магу на них было не больше десяти. А вот две нижние…
На них мистеру Грейвсу было тридцать с небольшим. На первой он стоял еще с тремя мужчинами, все в форме МАКУСА, и женщиной в черном костюме – президентом Пиквери. За их спинами виднелся шпиль здания «Орбис.ком». Криденс поднес фотографию ближе к лицу, рассматривая. Конечно, первым делом он детально изучил мистера Грейвса. Гладко выбритое лицо, идеально зачесанные назад волосы, очень серьезный взгляд. Он стоял с правого края, левее – Серафина Пиквери. Еще дальше – невысокий мужчина за сорок, самый взрослый из запечатленных, с заметной проседью в темных волосах. Еще левее – совсем мальчишка, рыжеволосый и веснушчатый, очень похожий на Ньюта. С противоположного от мистера Грейвса края стоял еще один мужчина. И вот на нем Криденс непроизвольно задержал взгляд. Потому что было в нем что-то… нет, не знакомое, молодой человек мог поклясться, что никогда в жизни его не видел. Но все смотрел и смотрел на него и не мог отделаться от смутного ощущения узнавания.
Мужчина был красив, даже очень. Но не как мистер Грейвс. Он был так же высок, но фигуру имел не такую коренастую, а более изящную. Лицо его тоже было каким-то… породистым? Аристократичным? Тонкие черты, острые скулы. Светлые волосы, уложенные в модную прическу, и – совершенно неожиданно – темные, почти черные глаза.
Криденс повертел фото в руке и заметил на обратной стороне надпись. «До скорой встречи», - прочитал, вглядываясь в идеально выведенные буквы. Кто бы ни писал это, почерк он имел каллиграфический. Интересно, кому и от кого это предназначалось?
На второй фотографии был запечатлен какой-то банкет. Разодетые люди, столики на пять-шесть человек. Кто-то общается, кто-то танцует. За одним из столиков, ближе к левому краю снимка, сидели мистер Грейвс и блондин с первой фотографии. Маг смотрел вниз и улыбался, а блондин склонялся к нему и что-то шептал на ухо, прикрываясь ладонью. Глаза у него странно поблескивали. Хотя… на снимке вообще было много бликов.
- Я собирался переехать. – Криденс вздрогнул и моментально развернулся к двери, встретившись взглядом с мистером Грейвсом. – В другой город.
Бэрбоун поспешно опустил глаза, чувствуя, как по телу разливается колкая нервозность, а уголки губ начинают подрагивать. Зачем-то прикрыл фотографии обложкой, словно мужчина мог рассердиться на него за такое вот вмешательство в свою личную жизнь. Мистер Грейвс зашел, присел рядом на корточки, взял из его рук книгу.
- Нет, я не читаю мысли, как ты мог подумать. Это немного другое. Это… эмпатия. – Он раскрыл томик Бальзака и достал фотографии, начал их перебирать. – Я чувствую то, что чувствуют окружающие. Злость, обиду. Удивление. Похоже на обрывки. Но если подумать, из них можно сложить картинку и сделать выводы.
Криденс почувствовал, как пол уходит из-под ног. Он уперся в него руками, словно и правда боялся упасть, опустил голову ниже, чтобы маг не заметил, как в очередной раз запылали его щеки.
Все было намного хуже, чем он себе представлял. Одно дело – думать о чем-то, мало ли какая ерунда лезет человеку в голову. Подсмотренные мысли можно было хоть как-то оправдать. А вот ощущения… Теперь сомнений не оставалось – мистер Грейвс отлично понимает, что чувствует к нему молодой человек, чего он хочет. Наверно было глупо пытаться скрываться от мужчины и дальше, но Криденс все сидел, опустив голову, насупившись, исподлобья рассматривая длинные пальцы, любовно скользящие по фотографиям.
- Я собирался в спешке, - продолжал мистер Грейвс, - кидал, что куда придется. А потом… - Он ненадолго замолчал, впиваясь взглядом в фотографию с людьми на фоне «Орбис.ком». – Возможно, когда-нибудь я расскажу тебе, что случилось потом. Но не сейчас.
Криденс слушал молча, жалея, что не может вот так же разделять чьи-то чувства. Он хотел бы знать, что у мага в душе.
- Вы бывали в «Орбис.ком»? – спросил он наконец, собравшись с духом.
- Да, - кивнул мистер Грейвс, не отрывая взгляда от фотографии. – Много раз. Поначалу мы инспектировали каждый вылет к провалу. Пока компания не обзавелась собственной командой безопасности. Хорошие были времена…
Он улыбнулся краешком губ, посмотрел на Криденса. Потом вложил в его руки фотографию, не отводя взгляда. Криденс был почти уверен – мистер Грейвс хочет, чтобы он о чем-то спросил, что-то заметил на фотографии. Молодой человек несколько секунд смотрел на нее, затем перевернул и кивнул на надпись.
- Это вы написали?
Мистер Грейвс слабо улыбнулся и покачал головой. «Не он? – подумал Криденс. – Или вопрос не тот?» Снова развернул к себе изображение. Маг чуть подался вперед, тоже рассматривая фото, Криденс непроизвольно дернулся и посмотрел ему в глаза. Мистер Грейвс перехватил его взгляд и склонил голову набок, прищурившись.
- Хочешь меня еще о чем-то спросить?
- Да, - задушенно ответил Криденс, пытаясь справиться с подступившим к горлу комком.
- Так спрашивай.
- Я… я все думаю о том случае… когда вы вылечили мне руки. Это ведь не было заклинанием? Вы просто провели по ним ладонями…
- Да, это так.
- Но разве Авроры это могут? Авроры – специалисты по заклинаниям, особенно боевым. Они не могу вот так лечить одними руками. И эмпатией не обладают. Эмпаты же…
- Целители, - согласно кивнул мистер Грейвс. – Да, от рождения я – Целитель. И с детства мечтал им быть. Но потом… лет в двадцать, захотел стать боевым магом. И, как видишь, добился своего. Правда, заклинатель из меня получился средненький… но вот навыки Целителя не раз спасали жизнь моим напарникам. Да и мне.
Криденс кивнул. Было непривычно видеть мистера Грейвса в роли такого вот бунтаря. Ведь сменить род деятельности для генета высшего порядка – это не просто на другую работу уйти. Это почти невозможно. У Президента все высшие генеты наперечет.
- Это все, о чем ты хотел спросить?
«Нет, - подумал Криденс. - У меня к вам еще миллион вопросов. Вы теперь знаете, что я к вам чувствую. Ведь знаете? Как вы к этому относитесь? Чего мне ждать? И ждать ли вообще? Зачем я вам? Почему вы мне помогаете? И кто тот блондин на фото? Что он вам шепчет? Это он написал вам? Куда он хотел уехать? Вы собирались с ним? Вы поэтому вещи в спехе собирали? Вы были близки? Вы были любовниками? Он был хорош в постели? Вы до сих пор общаетесь? Вы его любите?»
Но Криденс отлично понимал, что не задаст ни один из этих вопросов, потому что слишком боится получить на них ответ. Он лишь покачал головой, до боли прикусывая нижнюю губу.
Мистер Грейвс кивнул и поднялся.
- Тогда идем. У меня для тебя подарок.
Криденс последовал за мужчиной. Ему бы и радоваться сюрпризу, что ждал внизу, но он все не мог отделаться от неприятного ощущения, что успел заметить в глазах мага разочарование.

Подарком оказалась увесистая тетрадь, сплошь исписанная мелким округлым почерком. Заклинание невидимости, заклинание забвения, наведение морока, восстановление, оборотное заклинание… У Криденса разбегались глаза. И сладко ныло в груди от мысли, что он может освоить все это волшебство. Что мистер Грейвс не просто дает ему часть своей силы, но и делится такими секретами.
- Записал тебе кое-что, для начала.
- Спасибо… - завороженно пробормотал Криденс, с благоговением переворачивая листы. – Это… это лучший подарок в моей жизни!
- Пожалуйста, - ответил мистер Грейвс, сунув руки в карманы и скупо улыбнувшись.

Вечером, укутавшись в одеяло, Криденс в сотый раз пробегался глазами по страницам тетради. В одном теперь можно было не сомневаться – фотографию подписывал не мистер Грейвс. Почерк у мага был совершенно другим. Так кто тогда? Тот блондин? В груди неприятно кольнуло. Он ревновал? Еще как. С тем мужчиной на фото было трудно соперничать. Если вообще возможно.
А потом он почему-то вспомнил про старую фотографию мистера Грейвса, сделанную на каком-то празднике. Темноволосый красивый мальчик в костюме Аврора. Что-то не давало Криденсу покоя, заставляло мысленно возвращаться к этой фотографии снова и снова.
«Но потом… лет в двадцать, захотел стать боевым магом…»
Криденс сел в кровати, уставившись в стену. Да, это действительно странно. Разве будет ребенок выбирать себе костюм Аврора, если хочет и, что еще важнее, – рожден быть Целителем?