Орбис +45

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Фантастические твари и где они обитают (Фантастические звери и места их обитания)

Основные персонажи:
Криденс Бэрбоун, Персиваль Грейвс
Пэйринг:
Грейвс/Криденс/Геллерт
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Фантастика, AU
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC
Размер:
Макси, 172 страницы, 24 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«За мир, в котором хочется жить» от Морха
«Самая лучшая работа последние!» от pronto
«Отличная работа!» от Экстремальный Яойщик
Описание:
Криденс не обладает магией, но очень хочет отправиться к Орбису. Аврор в отставке решает ему помочь. Но так ли благи его намерения?

Посвящение:
Посвящается Экстремальному Яойщику :)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
По заявке "Твари - Гаттака".
Отдельное спасибо за вдохновение прекрасной Морхе :-*
К фику:
https://pp.userapi.com/c837538/v837538488/2226b/pQMTqoX_jLw.jpg
Шикарный коллаж от Экстремального Яойщика :-*
https://pp.userapi.com/c837538/v837538488/22ca2/hjkX_xrKH5U.jpg
Ну вот еще. Красиво очень)
https://pp.userapi.com/c836132/v836132171/2c3b4/9ZLUAuqivmw.jpg
https://pp.userapi.com/c637522/v637522686/400a9/wMi1VeRHHgA.jpg

13.

7 апреля 2017, 21:27
- Что там?
- Не знаю, - говорит Алекс, рассматривая небосвод. – Вокруг провала что-то происходит. Он… горит. Господи, это так красиво…
Криденс вскидывает голову и видит, как золотые нити изгибаются у самого ока, расходятся в разные стороны, уступая место новым. Орбис полыхает невыносимо ярко, затмевая солнце, смотреть на него становится почти больно. По телу разливается уже знакомый трепет, молодой человек знает, что будет дальше. Он сам ложится на землю, щурясь, но не отрывая взгляда от провала, глубоко дышит. Дрожь накрывает его постепенно, как и прошлый раз, бьет по нервам, заставляя руки и ноги конвульсивно дергаться. Под солнечным сплетением вибрирует так, что, кажется, его сейчас разорвет. Но Криденс спокоен, он делает долгие вдохи и выдохи, задерживая между ними дыхание. И все расслабляется, расслабляется, позволяя судорогам свободно гулять по телу.
Наконец, в животе успокаивается, дрожь пробегает по рукам и ногам, скатывается с пальцев и растворяется в земле. Криденс уверен, что сновидение закончилось, он готов проснуться. Но провал над ним вдруг озаряется яркой вспышкой, нити скручиваются в жгуты. Молодой человек жмурится, отворачивается и часто моргает, пытаясь рассмотреть, что происходит вокруг. Первым он видит Алекса. Брат стоит в неестественной позе, раскинув руки в стороны, словно наколотая, но еще живая бабочка. Конвульсивно дергается, лицо у него перекошено. Криденс успевает заметить еще две фигуры вдалеке, в таких же позах, а потом пространство озаряет еще одна вспышка, после которой вокруг заметно темнеет. Криденс смотрит вверх, на стремительно выгорающее небо. Солнце стекает вниз крупными огненными каплями; звезды, едва появившись в вышине, тоже срываются вниз серебристым бисером. Луна вскипает, как сыр в микроволновке, идет пузырями. Провал разрастается на глазах, выбрасывая из себя все новые и новые жгуты, оплетая ими все вокруг, как пуповинами. Земля под Криденсом пульсирует, словно живая, от этого молодой человек снова чувствует судороги, но теперь уже рвотные. Он хочет закрыть глаза, перевернуться на бок, позволить содержимому желудка выйти наружу… хочет хоть как-то облегчить свое состояние. Но не может. Лежит и смотрит, как провал набухает в темноте, разрывается, словно пленка, и с той стороны к молодому человеку тянется отросток, еще один… Они ударяются в землю золотыми столбами, слева и справа от Криденса, словно лапы неведомого существа. А потом из провала появляется третий, опускается, приобретая знакомые черты. Лицо какого-то супра. Криденс помнит его очень смутно, но помнит. Потом еще лицо, и еще. Супры меняют один другого, пока, наконец, он не остается один на один с копией Геллерта. Золотые губы растягиваются то ли в улыбке, то ли в оскале, а потом что-то шепчут…

Криденс открыл глаза и посмотрел в окно, на занимающийся рассвет. Удивительно, но чувствовал он себя хорошо. Никакого похмелья не было и в помине, как и давящей, изводящей боли, засевшей в районе сердца. Ему было легко и спокойно. Наверно, все еще действовало заклятие, наложенное на спиртное.
Он перевернулся на спину и уставился в потолок. 5:21 – тут же услужливо высветила серая поверхность. До подъема еще полтора часа… а спать ему совершенно не хотелось. Криденс закинул руки за голову и погрузился в размышления. Пора было разложить по полочкам все, что он успел узнать.
Геллерт Гриндевальд от рождения был Целителем, а значит, как минимум, происходил из богатой, высокопоставленной семьи. После обучения – интересно, кстати, где именно он обучался? – Геллерт устроился в известный медицинский центр. Вскоре его переманили в «Орбис.ком», где мужчина работал не только по профилю, но и помогал разобраться, что же представляет из себя провал. Криденс вспомнил бумажки с расчётами на столе мистера Грейвса… Наверно, глупо было и дальше его так называть, но молодой человек никак не мог привыкнуть к реальному имени мага. И снова он подумал о том, существовал ли настоящий мистер Грейвс. Ведь фотографии можно подделать, навести морок. Да и просто сотворить. Жил ли этот человек когда-либо? Его ли это был дом? Был ли он Аврором? И если да, то жив ли он сейчас? Тот ли это Аврор, ради которого Геллерт покинул компанию? О нем ли говорил маг, когда признавался, что у него был очень близкий человек? Или все это никак между собой не связано?
Если верить рассказу мага, то тоже получалась какая-то путаница. С одной стороны, он говорил, что у него просто был близкий человек. А с другой – что ради любви он даже решился кардинально поменять свою жизнь.
Криденс понял, что и сам запутался, мотнул головой. Так, надо придерживаться временной шкалы. В двадцать лет Геллерт встречает Аврора. И ради него уходит из «Орбис.ком». Но не сразу, а спустя семь лет. Почему прошло именно семь лет? Его так долго не хотели отпускать, но потом все же сдались? Или была еще какая-то причина?
За Аврором Геллерт ухаживает три года. Выходит, ему исполнилось тридцать, когда… Криденс почувствовал болезненный укол ревности.
Он сел, стянул с себя рубашку и штаны - выбраться из которых не удосужился накануне, - укрылся одеялом. Если верить Уне, то Геллерт – именно тот маг, который напал на городские генераторы пять лет назад в виде обскурии. Тогда ему было тридцать два… если умер он в тридцать семь.
Молодой человек лежал под одеялом и все никак не мог понять, что его смущает во всех этих размышлениях. Итак, еще раз. Маг встретил своего Аврора в двадцать. Семь лет плюс три года… Тридцать лет. В тридцать лет он добился расположения мужчины. Напал на генераторы в тридцать два, умер в тридцать семь. Два года. Куда-то выпадали два года. С тридцати до тридцати двух. Все это время он был счастлив с Аврором? И после этого говорит, что у него был близкий человек? Не любимый, а просто близкий? Как-то это все странно… За два года отношения должны были во что-то развиться, разве нет?
Интересно, в каком году Геллерт полетел к Орбису? Можно ли это как-то выяснить? Из общего зала его голограмму убрали, но, может, информация еще хранится в том архиве…
Криденс вспомнил, как окончился вечер накануне, и резко сел, судорожно вцепившись пальцами в одеяло. Уна сбежала. Она что-то увидела, явно что-то увидела… О чем он думал в тот момент? О сроках, о прощании, о мистере Грейвсе… Проклятье! Молодой человек откинулся обратно на подушку, закатил глаза. Ну как можно быть таким раздолбаем? Если вдруг узнают, что он такое теперь, - то точно не оставят в живых. Надо быть осторожнее. И тетрадь… где тетрадь с заклятиями? Пора бы уже знать ее наизусть.
Надо будет срочно забрать ее с квартиры. И квартиру поменять, на всякий случай. За обучение ньюфагам платили, ведь эти месяцы они не могли себя содержать. И платили неплохо. Учитывая отложенные за последнее время деньги, он вполне мог себе позволить небольшую квартирку на Третьем уровне.
Криденс вздохнул, понимая, что опять сбился со своих размышлений. Потом подумал, что надо бы еще часок поспать, повернулся на бок и моментально уснул.

Уну он, как назло, не мог поймать все утро. В столовой ее не было, а потом начались спарринги в отдельных комнатах. Криденс плел заклинание поддержки с темненьким щекастым генетом высшего порядка, пару раз специально делал ошибки. Стальк тактично поправлял его, он тихо извинялся и продолжал. Напарник пытался спрятать улыбку и посматривал искоса, ожидая, когда Криденс еще налажает. Неприятно, конечно, было видеть легкое разочарование на лице профессора, но быть рассекреченным и мертвым ему понравилось бы еще меньше.
Потом настало время финального заклинания, группа собралась в общем тренировочном зале, встала по кругу. Криденс, наконец, увидел Уну, кивнул ей и улыбнулся. Девушка тоже улыбнулась, но тут же опустила взгляд. Что же она увидела, если еще никому о нем не сообщила? Или сообщила, и за ним уже едут, - потому и отводит глаза?
- Все помнят, что должны делать? – осведомился Стальк. – Хорошо. Тогда начинаем.
Золотые нити отделились от стен, Криденс подцепил те, что нужны были ему, тут же умело закрутил. Уна стояла напротив, плела свою часть, не обращая на молодого человека никакого внимания, справа старательно пыхтел генет среднего порядка, Майкл, кажется. А вот слева стоял Феникс… а сразу за ним – недавний партнер Бэрбоуна по спаррингу.
Кокон стремительно рос, оплетая ньюфагов, заключая их в чуть приплюснутую сверху и снизу сферу. Криденс постоянно чувствовал на себе взгляд Феникса, пару раз слышал тихие, сдавленные смешки. Когда с плетением было почти закончено, он не выдержал, сконцентрировался и прощупал своим вниманием левую часть сферы. На одном из участков было два лишних узла. Очень маленьких, незаметных, искусно запрятанных за соседние. Еще и с какими-то мудреными заклинаниями поверх - для отвода глаз. Ясно. Решили над ним подшутить. Ну, посмотрим. Прокрутив возможные последствия, Криденс пришел к выводу, что лишние узлы скинут его в правую сторону, как только сфера будет закончена, и ньюфаги начнут медленно подниматься к высокому потолку в тренировочном полете. Смешно, да. Интересно, что будет Фениксу за такие шутки? Наверно ничего. А что будет, если он сейчас свалится, после того, как несколько раз налажал в спарринге? А вот ему – тоже ничего, ничего хорошего. Эх, пожаловаться бы…
Однако Криденс хорошо понимал, что не может просто остановить тренировочное плетение и сообщить профессору о кознях. Потому что он, генет среднего порядка, просто не мог видеть эти скрытые узлы. Интересно, когда они должны сработать? У самого пола? Или близнец его не пожалеет? До потолка приличных метров пять… Можно не просто что-то себе сломать при падении, можно и шею свернуть, если неудачно упасть.
Сфера блеснула законченным рисунком, медленно поднялась над полом, увлекая вверх заключенных внутри людей. Криденс расслабился. Был и третий вариант, почему бы не воспользоваться именно им? Грех не воспользоваться. Он сотворил несколько безупречно тонких нитей, вплел их с левой стороны, укрепляя свое положение, наложил сверху сложнейшее заклинание скрытия, на зубрежку которого потратил в свое время ни один день.
Смешки стали громче, но Криденс старался не обращать на них внимания. Стоило сфере подняться на пару метров – и веселье близнеца с напарником тут же прекратилось. Криденс хотел спустить все на тормозах, мол, ничего и не было, но все же поддался искушению, посмотрел на растерявшегося Феникса и едва заметно улыбнулся.

- Уна, стой! Пожалуйста! - Он догнал девушку у самого парка, раскинувшегося на одном из балконов второго этажа, поймал за руку. – Подожди!
Уна обернулась, бросила на него быстрый взгляд.
- Что случилось? Ты на что-то обиделась? Прости, этот ром вчера ударил мне в голову, почти ничего не помню.
- Не извиняйся, - улыбнулась девушка, мягко убирая его руку со своего предплечья. – Ты меня ничем не обидел.
- Тогда что с тобой?
Она снова бегло посмотрела на Криденса, будто сама была в чем-то виновата, кивнула на ближайшую лавочку.
- Присядем?
- Конечно.
Криденс сел, попытался расслабиться, меньше всего ему сейчас хотелось выдать свое внутреннее напряжение.
- Это я должна извиниться, - начала Уна, буравя взглядом пол. – Знаю, ты старался быть тактичным, не хотел меня обижать… Но я не фарфоровая. И не законченная стерва. – Она натянуто улыбнулась. – Мне можно говорить все прямо, в лицо.
- О чем ты? – не понял Криденс.
- Я могу читать мысли. Иногда. Я не лезу в чужие головы, поверь… И в твою не лезла. Я вчера нечаянно увидела… правда!
- Что увидела? – спросил Бэрбоун, стараясь не дергать плечами.
- Что у тебя был любимый мужчина, - выдохнула Уна, наконец поднимая глаза. – Все это время. И что он… погиб недавно. Что это его ты оплакиваешь.
- Уна… - протянул Криденс, даже не представляя, что ей на все это сказать.
- Криденс, я нормальная, - усмехнулась девушка. – Ты мне нравишься, очень нравишься. Но если у тебя кто-то есть… был… Не надо было бояться, Криденс. Ты мог просто признаться мне.
- Извини, - сказал он тихо. – Я не хотел делать тебе больно. И ты мне тоже нравишься. С тобой очень хорошо и интересно.
- Ну так со мной можно и просто дружить. – Уна шутливо пихнула Криденса в бок. – Не надо разводить тут драмы. Я адекватный человек.
- Извини, - улыбнулся Криденс.
- И ты меня. – Уна стала серьезной. – У тебя такое случилось, а я тут лезу… - Она помолчала, потом протянула руку. – Друзья?
- Друзья, - согласно кивнул Криденс, пожимая ее ладонь.

Прежде, чем покинуть компанию и отправиться искать себе новое жилье, Криденс еще раз заглянул в основной зал. Прошелся вдоль голограмм, изучил парящие рядом таблички. И заметил кое-что странное. В две тысячи восемьдесят пятом и две тысячи восемьдесят шестом полетов к Орбису не было. Во всяком случае, информации по ним в общем зале не имелось. А у супра, летавшего к провалу в восемьдесят четвертом, было на удивление знакомое лицо. Криденс долго стоял перед его голограммой, но так и не вспомнил, когда и при каких обстоятельствах видел его.
Дома он первым делом собрал вещи, разделив их на две категории – что взять с собой в корпус «Орбис.ком», а что просто перевезти на новое место жительства. Долго думал, что делать с тетрадями, но все же решил не рисковать. Он ведь может почаще ночевать в городе?
Обычно с поиском жилья проблем не было, вот и сейчас Криденс нашел подходящую квартирку всего за двадцать минут. Закрыл для удобства глаза, вышел в общий канал и почти сразу получил разрешение на связь. Хозяин квартиры попросил за два месяца вперед, такая сумма на руках была, и уже вечером Криденс распаковывал вещи в маленькой, но очень чистой и уютной квартирке на Третьем уровне.
Завалившись на широкую кровать с пиццей и молочным коктейлем, он раскрыл тетради и начал читать все подряд. Удивительно, но даже сложные заклинания запоминались теперь в разы быстрее, словно были уже давно известны, но забыты за ненадобностью. Криденс прочитал все, от корки до корки, доел очередной кусок и перевернулся на спину, растянулся, уставившись в красиво подсвеченный потолок. Наверно, такая квартира больше подошла бы девушке… Он перевел взгляд за окно, на парящие в вышине уровни, и почувствовал себя совсем как в детстве. По телу разлилось приятное, щемящее тепло. Повинуясь какому-то внутреннему порыву, Криденс вышел на связь с Уной. Девушка ответила почти сразу.
«Привет, Криденс. Как ты?»
«Привет. Я хорошо. Я… поэтому и хотел поговорить с тобой».
«В смысле?»
«Там было еще что-то? В том роме? Что-то успокоительное?»
«Ну… да. – Криденсу показалось, что мысли девушки окрасились в розовый цвет. – Заклинание легкого забвения. Нет, ты ничего не забудешь, не бойся. Просто боль отступает».
«А оно долго будет действовать?»
«Не знаю… это много от чего зависит. Несколько дней. А что?»
«Хотел поблагодарить тебя».
«…и?»
«Я… не знаю. Это все как-то… Мне не по себе. И мне стыдно. За то, что я должен чувствовать – и не чувствую».
«Криденс. – Мысли Уны словно стали холоднее и спокойнее. – Не думаю, что твоему любимому человеку хотелось бы, чтобы ты страдал. Ему не нужна эта боль».
«Все равно… это как-то неправильно».
Девушка немного помолчала, потом ответила:
«В любом случае, заклятье я снять не могу. Само развеется через пару дней».
«Уна, не обижайся, пожалуйста…»
«Я не обижаюсь. Сменим тему? Что ты сейчас делаешь?»
«Разбираю вещи».
Криденс поднялся с кровати и раскрыл очередную коробку, чтобы слова не расходились с делом, но сразу наткнулся на планшет, достал его, включил и растянулся на кровати, проверяя, дотягивается ли сюда сигнал. Вряд ли, конечно…
«Ты переехал?»
«Да».
«О, ну поздравляю с новосельем. В гости пригласишь?»
«Обязательно. Только разберусь тут немного, хорошо?»
«Хорошо».
Не отрываясь от разговора, Бербоун пробежался по настройкам. Сигнал был слабенький, но все же был. Пролистав пару вирусных рекламных проспектов, он свернул браузер и обратил внимание на иконку срочных заметок. Что он там хотел запомнить-то? Ах да… адреса, которые дал ему Алекс. Казалось, что с тех пор прошла целая вечность…
«Уна, можно задать тебе вопрос?»
«Конечно».
«Ты не знаешь, случайно, когда Геллерт полетел к Орбису?»
Он не подумал заранее, как объяснит девушке свой интерес, но она ничего и не спросила.
«Семь лет назад».
«В восемьдесят четвертом?»
«Да».
«Ты уверена?»
«Конечно, уверена. Я ведь именно его отлет наблюдала».
«Ты что? – растерялся Криденс, словно девушка покусилась на что-то сокровенное, принадлежащее только ему. – Ты… ты не говорила».
«Да ты и не интересовался. Меня туда пропустили по блату, родители работали в компании. Я еще совсем девчушкой была. Именно после того старта я начала мечтать о полете. И именно после него решила, где буду проходить стажировку».
«Но в общем зале другое фото, там другой супр… Ты точно помнишь?»
«Ах, да… В тот раз провал выбрал двоих, насколько помню».
«А разве такое бывает?»
«Ну, как видишь».
«А почему потом два года не было полетов?»
«Вот это не знаю точно. Говорят, в компании была какая-то переорганизация. Это все было до моего прихода, так что…»
«Спасибо, Уна. Ты мне очень помогла. Правда».
«Да не за что. А с чего это ты вдруг всем этим увлекся?»
«Да так… всегда думал, что хорошо знаю историю компании. А оказалось…»
«Ну, в общем канале все это можно найти при желании. Ты просто не искал хорошо. Ой, извини, ко мне тут еще кто-то прорывается».
«Пока. И спасибо».
«Пока».
«Не искал хорошо… - подумал Криденс, когда в голове прояснилось. – Да я вообще не искал. В магловском интернете, оказывается, совершенно поверхностная информация».
Он решил последовать совету сразу же. Перевернулся на живот, потому что в желудке начало привычно тянуть после еды, вышел в общий канал. Действительно. Вот тебе и про два бесполетных года, и список супров с фото. Геллерта среди них, правда, нет… Криденс схлопнул канал и достал из вещей коробку с фотографиями, отыскал снимок, на котором Гриндевальд сидел за столом с… реальным мистером Грейвсом?
Он долго разглядывал фотографию, чувствуя, как болезненная волна раз за разом поднимается откуда-то снизу, из самой глубины, но растворяется на полпути, отдаваясь в нёбо навязчивым зудом. Криденс сам не понимал, чего хочет больше – чтобы на свете существовал настоящий Персиваль Грейвс или чтобы его не было. Ведь если вдруг, каким-то чудом, они встретятся… что будет с его бедным сердцем? А если, к тому же, настоящий Грейвс ничего к нему не почувствует? А если он окажется не особо-то хорошим человеком? Интересно, где его вообще искать? Ну… чисто гипотетически? В МАКУСА? Вряд ли. Пять лет назад случилось что-то серьезное. Геллерт предал его, ну, если придерживаться версии, что Персиваль Грейвс и есть тот самый Аврор… Хотя это тоже не факт… «Близкий человек» мог быть абсолютно другим человеком, не Аврором. Так, опять отвлекся. Может, он в каком-то центре психологической помощи? Или уехал жить в другое место после всего случившегося, вон, и дом забросил. Или дом изначально принадлежал Геллерту? Нет. Девушки же тогда говорили о ком-то… Мол, что Он теперь будет делать с домом?
И тут до Криденса с большим опозданием дошло, что про реального мистера Грейвса вполне может знать Тина. Как бы вот только выведать у нее?
Криденс вернулся к фотографии, перевел взгляд на Геллерта. А глаза-то у него тут золотые… Никакой это не блик.
Он отложил снимок, пытаясь упорядочить свои мысли. Получалось плохо. Убрал коробку под кровать, лег на живот, взял планшет и открыл закладки. Посмотрел на адреса, тут же вспоминая свое позорное бегство из дома второго мага. А первый его просто отшил, помнится, да…
Криденс подскочил на кровати.
Так вот где он видел того супра! Господи! Он соскочил на пол, принялся расхаживать по комнате. Ведь он наткнулся на того, кто был ему нужен, по первому же адресу! Глаза у мужчины, правда, золотыми не были… Но ведь мог он просто морок навести? Или какое-то другое заклинание наложить на себя? В принципе, если следовать этой логике, супры могут просто по улицам разгуливать, а никто вокруг и не поймет, что это супр.
И почему он не думал обо всем этом раньше?
Криденс снова открыл общий канал, нашел информацию по нужному супру. Ну точно, это он! Это он спросил тогда про возраст, а потом просто выдворил Криденса.
Молодой человек еще долго просматривал всю имеющуюся информацию по Орбису и компании, запоминал имена, имеющиеся в общем доступе, сверял даты. По Геллерту ничего не нашел. Впрочем, как и по Персивалю Грейвсу. Окончательно запутавшись, он понял, что совсем выдохся, забрался под одеяло и моментально уснул.

Уна действительно оказалась очень приятным другом. Теперь Криденс получал от общения с ней настоящее удовольствие. Ведь больше не надо было напряженно ждать ее прикосновений, на которые так не хотелось отвечать. Не надо было корить себя за отсутствие хоть какого-то интереса к ней, как к девушке. Не надо было бояться обидеть отказом. Криденса это более, чем устраивало. Феникс всю неделю тоже вел себя крайне тихо и спокойно, держался в стороне, только недобро поглядывал иногда.
В выходные Криденс собрал друзей на новой квартире. Но, проведя там всего пару часов, компания переместилась в ближайший ночной клуб. Якоб с Куинни тут же застряли у барной стойки, что-то обсуждая с барменом, Феникс отделился, найдя каких-то своих знакомых, а Феликс убежал на танцпол. Близнецы сегодня были одеты одинаково, отличались лишь цветом маек. Уна оставила компанию на время, сославшись на срочные дела. Криденс сидел за столиком с Тиной и Ньютом и уже минут двадцать слушал про какое-то новое диковинное существо, выведенное в лаборатории, где работал Скамандер. Криденс его не отвлекал, втайне надеясь, что они с девушкой скоро допьют свои коктейли, а Ньют к своему так и не притронулся. Можно будет предложить Тине еще один коктейль – и сбежать из-за стола под благовидным предлогом. Криденс знал, как важны для друга вещи, о которых он рассказывает, и совершенно не хотел его обижать.
Но Ньют вскоре сам заметил, что бокал Тины опустел, прервался и подхватил его.
- Сейчас принесу. Криденс? Тебе повторить?
- Да… пожалуйста. Может, мне сходить?
- Да сидите, - рассеянно махнул свободной рукой Скамандер.
- Дал нам время на передышку, - улыбнулась Тина, когда Ньют скрылся в толпе.
- Иногда надо.
- Очень! – закатила глаза девушка.
Они непринужденно болтали о всякой приятной ерунде, Криденс пытался выглядеть спокойно, хотя сердце его бешено билось. Потому что в голове начало всплывать заклинание поверхностного внедрения. Конечно, была вероятность, что Тина сможет что-то заподозрить, засечь… Хотя в сносках на полях тетради Геллерт написал, что заклинание действует очень мягко, заставляя человека добровольно выдавать нужную информацию. И создает в памяти небольшой провал, автоматически дублируя в него то, что человек слышит до и после внедрения.
Криденс понял, что ему удалось ввести Тину в нужное состояние, когда девушка чуть качнулась вперед, а взгляд ее рассеялся по поверхности стола.
- Расскажи мне о Геллерте Гриндевальде, - тихо попросил Криденс, сам пугаясь своих слов.
Он очень хотел спросить ее и о мистере Грейвсе и надеялся, что Ньют будет отсутствовать подольше. Но главным было узнать больше о супре. Он просто не мог начать с чего-то другого.
- Геллерт Гриндевальд, - сухо ответила Тина, словно зачитывая рабочий протокол. – Перешел в МАКУСА…
- Нет, стой. Расскажи, за что он был осужден.
- За выкачивание магической энергии из городских генераторов. За несанкционированный полет к Орбису. За нападение на Аврора.
- Что за нападение?
Криденс почувствовал, что сердце сейчас выпрыгнет из груди.
- Пять лет назад Геллерт Гриндевальд пробрался в дом к Аврору Персивалю Грейвсу. Оглушил его и погрузил в сон. Занял его место, воспользовавшись сывороткой окончательной трансформации. Провел от его имени собрание, на котором поднял вопрос о дополнительном запуске к Орбису группы, но…
Криденс заметил, что к ним спешит Ньют, ослабил хватку, мягко выводя Тину из транса. Мысленно чертыхнулся.
- И вот он представляешь, за два дня успел мне рассказать почти обо всех животных Африки! – выдал он с широкой улыбкой, как только взгляд девушки стал осмысленным.
- Да… - ответила она рассеянно, но тут же рассмеялась. – Мои обычные выходные.
- Но он очень хороший, - тепло сказал Криденс, чувствуя себя настоящим подонком.
- Да… - кивнула Тина, погладив по голове севшего рядом Ньюта.
Минут через пятнадцать Криденс все же не выдержал. Пожаловавшись на самочувствие, отошел в туалет. Он даже не соврал – от коктейлей и нервов снова разболелся живот. В туалете он умылся холодной водой и уперся руками в раковину, разглядывая свое отражение. За последние две недели он заметно похудел и осунулся.
Дверь за спиной распахнулась, Криденс вздрогнул, заметил в отражении Феликса. Но не успел развернуться, как парень прижался к нему сзади, опустив руки на живот Криденса.
- Феликс… - запротестовал тот.
- Тшшш, - прошипел близнец, положив голову ему на плечо. – Постой так пару минут.
Сам не зная, почему, Криденс повиновался. И через некоторое время с удивлением отметил, как успокаивается боль в желудке.
- Я же вижу, как ты мучаешься, - тихо сказал позади Феликс.
И тут же вышел.
Криденс озадаченно уставился на дверь, собрался с мыслями. А ведь близнец от рождения Целитель, как и Геллерт…
За столом он снова высидел минут пятнадцать, потом все же попросил прощения у Тины с Ньютом и пошел бродить по клубу. Феникс все еще общался со своими друзьями, весело так… постоянно смеясь. Было непривычно видеть его таким. Заметив Криденса, он тут же отвернулся. Феликс вернулся на танцпол. Криденс встал у бортика, сверху смотря на близнеца. Двигался парень очень красиво, плавно и ритмично. К тому же где-то уже посеял свою майку, открыв окружающим свое точеное тело. Девушки с интересом поглядывали на близнеца, да и не только девушки… Криденс улыбнулся и пошел в курилку.
Ему повезло, в хорошо проветриваемой комнате никого не было. Бэрбоун уселся на широком красном диване, достал сигареты, прикурил и жадно затянулся. Никогда еще он не чувствовал себя так паршиво из-за того, что сделал. Конечно, он теперь знал, что реальный Персиваль Грейвс существует. Но как смотреть после всего Тине в глаза?
- Ой, я не знал, что ты тут, - лукаво улыбнулся Феликс, запорхнув в комнату. – Не помешаю?
- Нет, конечно, - тоже улыбнулся Криденс, чуть подвинувшись и невольно переводя взгляд на четко очерченный пресс близнеца.
Феликс достал из джинсов сигареты, сунул одну в губы и наклонился к Бэрбоуну.
- Слушай, зажигалку где-то посеял…
- Не только ее, смотрю, - беззлобно усмехнулся Криденс, прикуривая ему.
- Ну чтооо? – протянул парень. – Жарко же. Ты только не начинай, ладно? Мне Феникс уже прочел лекцию. Все боится, что меня какой-нибудь папик украдет.
- Ну… правильно боится.
- А ты бы меня украл? – прищурился Феликс.
«Да какого черта? – подумал Криденс, не отводя взгляда, но и не отвечая. – Я же могу… просто из благодарности. Он же мне помог».
Он не стал сопротивляться, когда губы близнеца коснулись его губ. А потом сам подался вперед, углубив поцелуй.
- Слушай… - выдохнул он, лишь через пару минут оторвавшись от близнеца. – Я хотел сказать спасибо. За то, что ты сделал.
- Пожалуйста, - просто ответил Феликс, водя по его скуле тонкими пальцами. – Я ни на что не напрашиваюсь, но… Ой, ладно. Забудь.
И он улыбнулся, откинувшись на спинку дивана, глубоко затягиваясь и шумно выпуская сигаретный дым. Потом скривился.
- Ооо, братец опять ищет меня. Так достал за последнюю неделю…
- Я думал, у вас хорошие отношения, - удивился Криденс.
- Да они хорошие, - вздохнул близнец. – Просто я, понимаешь, в последнее время немного отвык от его контроля. Он же теперь постоянно в «Орбис.ком» пропадает.
- Понимаю.
- Слышал, ты его там уделал, - неожиданно рассмеялся Феликс. – Что ты там такое выкинул, а? Уделать моего братца – это почти подвиг. Эх, хотел бы я на это посмотреть.
- Да так, - признался Криденс. – Ничего особенного.
- Ну все же?
- Не дал ему подшутить над собой. – Чего лукавить? Криденсу очень хотелось похвастаться. - Феникс хотел скинуть меня, он вплел в сферу переноса лишние узлы, ну а я…
Он затянулся, прежде чем продолжить.
- А ты что? – спросил близнец.
Как-то очень нетерпеливо спросил. Криденс медленно выдохнул, перевел на него взгляд. Почувствовал, как внутри что-то обрывается, и резко подскочил с дивана, прошипев:
- Какой же ты все-таки урод!
Близнец скривился, взгляд его тут же стал знакомо-презрительным. Криденс вылетел из курилки, громко хлопнув дверью. На душе стало совсем гадко. Он пошел к барной стойке с твердым желанием напиться. Заказал себе текилы и развернулся на стуле, разглядывая танцпол, выхватывая из толпы тонкий силуэт Феликса.