Орбис +46

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Фантастические твари и где они обитают (Фантастические звери и места их обитания)

Основные персонажи:
Криденс Бэрбоун, Персиваль Грейвс
Пэйринг:
Грейвс/Криденс/Геллерт
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Фантастика, AU
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC
Размер:
Макси, 172 страницы, 24 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«За мир, в котором хочется жить» от Морха
«Самая лучшая работа последние!» от pronto
«Отличная работа!» от Экстремальный Яойщик
Описание:
Криденс не обладает магией, но очень хочет отправиться к Орбису. Аврор в отставке решает ему помочь. Но так ли благи его намерения?

Посвящение:
Посвящается Экстремальному Яойщику :)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
По заявке "Твари - Гаттака".
Отдельное спасибо за вдохновение прекрасной Морхе :-*
К фику:
https://pp.userapi.com/c837538/v837538488/2226b/pQMTqoX_jLw.jpg
Шикарный коллаж от Экстремального Яойщика :-*
https://pp.userapi.com/c837538/v837538488/22ca2/hjkX_xrKH5U.jpg
Ну вот еще. Красиво очень)
https://pp.userapi.com/c836132/v836132171/2c3b4/9ZLUAuqivmw.jpg
https://pp.userapi.com/c637522/v637522686/400a9/wMi1VeRHHgA.jpg

15.

24 апреля 2017, 16:58
В жизни Криденса Бэрбоуна случилось не так уж много ярких событий. И все они, так или иначе, были связаны с Орбисом. Уже к десяти годам мальчик понял, что для него нет ничего важнее сияющего провала в небе. До своего восемнадцатилетия он жил почти как монах – не поддаваясь искушениям, не имея особых материальных ценностей и целей. Все его помыслы и желания были устремлены к нему, золотому чуду.
Удивительно, как быстро могут поменяться приоритеты. Для этого достаточно встретить всего одного человека. Особенного человека.
Ньюфаги тихо переговаривались, рассматривая Грейвса. Внимание дознавателей тоже было поглощено начальником. Казалось, они ловили каждое движение его рук, головы, бровей… Готовые исполнить любое невысказанное пожелание. Стальк же сидел, закинув ногу на ногу, смотря в окно, будто происходящее вовсе его не интересовало. Одним словом, никому в этом зале до Криденса дела не было.
Не сразу, но ему удалось расслабиться. Сердцебиение потихоньку утихомирилось, дыхание выправилось. Он с силой прижал к коленям взмокшие ладони, и они, наконец, перестали трястись. Все это время Криденс не сводил глаз с Грейвса, отмечая про себя каждую деталь, каждую новую, незнакомую черточку, понимая, что, возможно, он видит его первый и последний раз. Зачесанные назад волосы, на висках – заметно светлее, хотя на седину не похоже. Странная прическа, необычная, но Грейвсу очень идет, добавляет солидности. Мужчина сосредоточенно изучает что-то в планшете, губы плотно сжаты. Так непривычно видеть его напряженным...
Грейвс поднял глаза, быстро пробежался взглядом по аудитории и остановился на Криденсе.
- Ты свидетель?
Тот машинально кивнул, чувствуя, как его пригвождает этим взглядом – очень внимательным и острым.
- Значит, начнем с тебя.
Аврор поднялся, поправляя китель, кивнул профессору. Стальк тут же вышел из своей прострации, подскочил, указывая путь:
- Сюда, мистер Грейвс.
Ноги слушались плохо, Криденс придерживался за соседние стулья, пока добирался до выхода. Впереди маячила широкая спина Грейвса. Криденс следовал за ним по коридору, думая о том, что совсем еще недавно так же шел за Геллертом, рассматривая его лопатки. Уму непостижимо, как может поменяться жизнь за каких-то полтора месяца…
- Располагайтесь, - приглашающе махнул рукой Стальк, открывая дверь из матового стекла.
Криденс зашел следом, оглядел кабинет. Не тот, в котором его допрашивали прошлый раз, заметно меньше, да и обстановка скромнее: стол, два стула, кресло, стенной шкаф. За небольшим окном раскинулась пустошь.
Грейвс подошел к столу, положил на него планшет. Потом окинул взглядом две стопки бумаги и несколько разноцветных ручек, сдвинул их в один угол, поправил, чтобы все лежало аккуратно. За спиной тихо закрылась дверь, оставляя их один на один.
- Присаживайся, - кивнул Грейвс, снимая китель и вешая его на спинку кресла.
Криденс медленно опустился на стул, завороженно наблюдая, как мужчина расстегивает манжеты и закатывает рукава рубашки, обнажая красивые запястья, покрытые темными волосками. Молодой человек вдруг с ужасом понял, что именно эту сексуальную фантазию представлял себе чаще всего. Допрос с пристрастием. Таким очень своеобразным пристрастием…
Грейвс все делал не торопясь, обстоятельно, словно впереди у него была целая вечность. Криденс не мог оторвать взгляда от всех этих движений, жадно ловил, запоминал, впитывал. И чувствовал, как в теле совершенно некстати зарождается возбуждение.
Лишь закончив приводить себя в порядок, Грейвс сел в кресло, положил руки на стол, сцепив их в замок, и, наконец, посмотрел на Бэрбоуна. Тот сделал над собой просто невероятное усилие, лишь бы не отвести взгляда, и приготовился в очередной раз повторить свою историю. Но мужчина удивил его, спросив:
- Зачем ты летишь к Орбису?
Криденс несколько секунд молчал, судорожно соображая, к чему такие вопросы, потом сказал то же, что когда-то говорил Геллерту:
- Чтобы понять, что это такое.
Грейвс сухо улыбнулся, чуть склонил голову на бок.
- То есть несколько десятков магов, посетивших провал до тебя, сотни ученых, утопающих в своих расчетах и теориях, этого до сих пор не поняли, а ты поймешь?
Признаться, Криденс никогда не думал над этим вопросом так конкретно, а потому очень смутился, но взгляда все же не отвел.
- Возможно, я увижу то, что до меня не видели.
- Очень самонадеянное утверждение. Учитывая, что в твоей группе три высших генета. Как думаешь, велика ли вероятность, что провал выберет именно тебя?
- Это как-то относится к убийству? – не выдержал Криденс.
- А кто сказал, что Феникса убили? – Грейвс деланно удивился. – Разве он умер не от сердечного приступа?
Криденс осекся, на секунду задумался, панически роясь в воспоминаниях, отделяя истинные от выдуманных.
- Его мама… миссис Блэк сказала мне на похоронах, что Феникса, возможно, убили каким-то сильным заклинанием.
- Выходит, ты хорошо общаешься с семьей погибшего?
- Не так, чтобы очень. Только с его братом, Феликсом.
- Думаешь, Феникс ревновал тебя к своему брату? Поэтому и задевал постоянно?
- Не знаю. Возможно.
Криденс вдруг понял, что Грейвс использует каждый его ответ, чтобы засыпать новыми вопросами. Чего он хочет добиться? Выбить Бэрбоуна из колеи? Заставить запутаться?
- Вы подозреваете меня? – спросил молодой человек напрямую.
- Я подозреваю всех. Некоторых в большей степени, некоторых - в меньшей.
- Но разве это не странно – убить человека и не сбежать с места преступления? Остаться, пытаться оказать помощь… Или что? Думаете, я сделал это специально, чтобы отвести от себя подозрения?
- Я думаю, что твое лицо мне очень знакомо, - неожиданно ответил Грейвс, снова застав Криденса врасплох.
Он несколько секунд просто хлопал глазами, весь его праведный запал тут же иссяк, потом ответил, нахмурившись:
- Вряд ли мы с вами встречались раньше.
- Я знаю. У меня хорошая память.
Грейвс откинулся на спинку кресла, положил руки на подлокотники, ни на секунду не сводя взгляд с оппонента. Криденс подумал, что если Геллерта можно было сравнить с какой-нибудь дикой кошкой, то Грейвс больше походил на удава. Сидел, гипнотизируя жертву взглядом, и все сжимал-сжимал вокруг свои кольца.
А еще он отчетливо понял, что Аврору давно известны все обстоятельства происшествия, его показания, показания других… и мужчина просто изучает его реакцию. Интересно, какие именно документы перекинули ему в последний момент? Криденсу пришлось призвать на помощь всю свою силу воли, чтобы не перевести взгляд на планшет.
- Так значит, ты думаешь, что это было заклинание? – спросил Грейвс, уже знакомо потерев мочку левого уха. Видимо, этот жест был у мужчины из разряда привычек. – Заклинание, сработавшее на расстоянии? Или, может, заклинание с таймером?
- Вы всегда обсуждаете свои рабочие версии с подозреваемыми? – поинтересовался Криденс, хорошо понимая, что еще один подобный вопрос – и терпению мужчины может прийти конец.
- Не всегда. Ну, так что? Ты не заметил ничего необычного?
- Это шутка такая? – Криденс. Грейвс слегка повел головой, мол, продолжай. – У него на руках были черные разводы. Как живые. Они двигались под кожей, к груди.
- Та-а-ак… - протянул мужчина, поднимаясь. Прошел к двери и крикнул в коридор: - Голдштейн!
Тина прибежала уже через несколько секунд, спросила где-то за спиной Криденса, сбивчиво дыша:
- Да, мистер Грейвс?
- Кто проводил допрос Бэрбоуна? – поинтересовался тот, возвращаясь к своему креслу.
- Абернетти, мистер Грейвс.
Мужчина остановился на полпути, положил руку на стол. Криденс непроизвольно бросил на нее взгляд, отмечая длинные холеные пальцы с идеальным маникюром.
- Почему Абернетти? Разве я не тебе поручил это дело?
- Простите, сэр, но мы с Криденсом знакомы, и…
- Почему этого нет в деле?
На несколько секунд в комнате повисло неловкое молчание. Грейвс встал около стула допрашиваемого, опустил руку на спинку. Криденсу тут же захотелось откинуться назад, почувствовать ее лопатками. Он развернулся через силу, встретившись взглядом с растерявшейся девушкой.
- Я… не думала, что это имеет значение… - она опустила глаза. – Простите.
- Не думала она… - буркнул Грейвс, сжав пальцы на металлической перекладине спинки.
Криденс стиснул зубы, заметив, как вздыбились вены на запястье мужчины. Совершенно некстати вспомнились руки Геллерта, держащие карты, с такими же вздыбленными венами. Его затуманенный взгляд…
Криденса накрыло странной смесью возбуждения и стыда, злости и обиды. Ему вдруг показалось, что это дико несправедливо – что один человек его бросил, даже не удосужившись поинтересоваться, готов ли Криденс заплатить такую высокую цену за свою мечту. А второй стал невольной преградой к этой самой мечте. Но самым обидным было то, что сам он совершенно ничего не мог поделать ни с таким положением вещей, ни со своей реакцией на стоящего рядом Аврора.
- Выйди-ка в коридор, - сказал Грейвс, приглашающе махнув Тине. – И позови Абернетти.
Та кивнула, бросила быстрый взгляд на Бэрбоуна и вышла. Грейвс последовал за ней, прикрывая дверь.
Оставшись в одиночестве, Криденс колебался несколько секунд, потом все же подался вперед, развернул к себе планшет, включил. Тут же всплыла не закрытая карта местности. Так, вот город, вот основной информационный канал. А это что? Недалеко от города черной извилистой нитью была указана какая-то траектория. Местами нить становилась толще, а то и совсем расплывалась кляксой. Видимо, там объект наблюдения задерживался. Криденс судорожно вдохнул, когда, наконец, понял, на что смотрит. На свои метания двухнедельной давности…
Выключив планшет и аккуратно положив его на прежнее место, Криденс откинулся на спинку стула и принялся судорожно соображать, как ему вести себя дальше. Что можно говорить Аврору, что не стоит. Очень раздражало, что Грейвс не придерживался стандартной процедуры допроса, задавал какие-то несущественные вопросы и постоянно менял тему. Молодой человек вдруг с удивлением обнаружил, что впервые чувствует подобное к «мистеру Грейвсу». Раздражение. Колкое, неудобное ощущение, которое раньше в нем вызывали лишь фотографии Геллерта…
- Свободен, - раздалось за спиной.
Криденс вздрогнул, проводил взглядом Аврора. Мужчина устроился в кресле, пододвинул к себе планшет. Но, прежде чем включить, посмотрел на все еще сидящего напротив Бэрбоуна.
- Тебе бы потренировать свою реакцию… Пригодится в полете.
Криденс вспыхнул, резко поднялся, не разрывая зрительно контакта. И вышел, с трудом преодолев желание погромче хлопнуть дверью.

Второй раз позвонить в знакомую уже дверь оказалось немного сложнее. Криденс мялся, уговаривал себя прийти в другой раз, но любопытство, в конце концов, одержало верх. И он, переведя дух, нажал на кнопку звонка.
На этот раз открыл ему не голем, а молодой человек. Примерно его возраста, может, чуть старше. Светловолосый и веснушчатый, как Ньют.
- Добрый день. Вы что-то хотели?
- Я могу видеть мистера Гейбла?
- Вам назначено?
- Нет.
Криденсу показалось, что он заметил на лице паренька тревогу.
- Хорошо. Подождите, я спрошу, сможет ли он вас принять. Как вас зовут?
- Он меня не знает. Скажите, что я хочу задать ему несколько вопросов о Геллерте Гриндевальде.
Лицо встречающего тут же разгладилось, и он закивал, прикрывая дверь. А Криденс вдруг понял, что только что общался с маглом. И, наверное, тот чуть не принял Криденса за своего конкурента-прилипалу.
Мужчина долго щурился, рассматривая Бэрбоуна, потом улыбнулся и потряс пальцем.
- Я вас помню. Вы приходили пару месяцев назад.
- Да. Приходил.
- Тогда вы не назвались…
Криденс представился.
- Присаживайтесь. – Хозяин дома кивнул и махнул на большое кресло. – Смею предположить, что с Геллертом вы познакомились при весьма специфичных обстоятельствах.
- И тут вы правы, - сдержанно улыбнулся Криденс, подумав, что юлить и врать - особого смысла нет.
- Что ж… - кивнул мистер Гейбл. – Задавайте свои вопросы.
Криденса немного смутила такая открытость и готовность. Он ожидал встречных вопросов, возможно – звонка в Конгресс. Но мужчина вел себя вполне благосклонно, видимо потому, что и сам незаконно делился теперь своей силой с молоденьким маглом. Интересно, насколько близки были их отношения?
- Я… кхм… - Криденс прочистил горло. – Хотел бы узнать, что именно случилось тогда у провала. Почему ваша группа отсутствовала два года? И вы… вы ведь супр, не так ли? Я видел ваш портрет в архиве «Орбис.ком». Как получилось, что око выбрало сразу двоих?
Мистер Гейбл несколько секунд молча изучал Криденса, потом усмехнулся и тихо сказал:
- Не надо было мне тогда прогонять тебя… - И потянулся к столику, достал из ящичка сигареты, закурил, предложил пачку Бэрбоуну. Тот отказался, благоразумно решив, что в гостях у незнакомых людей ничего больше принимать не будет, даже если очень хочется. – Учитывая, что ты успел добраться до компании… В этом году прошение подал, да?
Криденс кивнул и только тут заметил, что хозяин дома как-то плавно перешел с ним на «ты».
- Похвально, похвально… - Он сделал глубокую затяжку, продолжая изучать молодого человека сквозь сизый дым. – Ну что ж… мы застряли там потому, что Геллерт пропал в провале. Мы перепробовали все, что должна делать группа в подобной ситуации, но… Ничего не помогло. Тогда я отправился за ним. Нам понадобилось довольно много времени, чтобы сплести еще одно заклинание, позволяющее мне подняться вдоль его удерживающего магического троса. И когда я, наконец, попал на ту сторону, Гриндевальд был почти мертв.
- Что там случилось?
Мистер Гейбл стряхнул пепел в воздух, серое вещество тут же растворилось.
- Никто не знает. Нашу группу не ставили в известность, но…
- Но?
- Но, учитывая, что Геллерта провожала сама Президент, он должен был сделать на той стороне что-то важное.
- Я думал, эксперименты там запрещены, - вскинул брови Криденс. – Был какой-то несчастный случай…
- Ну, не совсем несчастный... После происшествия с Геллертом и запретили, - усмехнулся хозяин дома. - Человечество влезло туда, как слон в посудную лавку. И ему мягко намекнули, что в гостях нужно вести себя поскромнее.
Криденс тоже улыбнулся.
- Геллерту, значит, дали добро на какой-то эксперимент?
- Видимо, - пожал плечами мистер Гейбл. – Я был простым участником группы, как и остальные. Да, сильный маг, но не Гриндевальд. Таких, как я, в курс дела обычно не вводят. Но, думаю, да. Он пытался что-то сделать на той стороне. С разрешения МАКУСА, конечно же.
Криденс несколько секунд молча рассматривал свои ботинки, переваривая услышанное, потом спросил:
- Его… вы доставили его вниз, сюда… при смерти?
- Да, - кивнул мужчина. – Он несколько дней был в коме.
- А потом… - Криденс вскинул голову. – Потом же…
- Потом был небесный пожар, - закончил его мысль хозяин дома. – Именно в тот день, когда Гриндевальд пришел в себя.
- Понятно… - протянул Криденс, хотя ничего ему понятно не было. – Спасибо. Вы мне очень помогли.
- Пожалуйста, - расплылся в улыбке мистер Гейбл.
А потом резко подался вперед и выкинул в сторону Криденса руку. С пальцев его сорвалась мерцающая сфера, и Бэрбоун машинально отбил ее куда-то вверх, даже не задумываясь. Сфера зашипела, разлетаясь на множество подрагивающих нитей.
- Он хорошо натаскал тебя, перед тем, как отдать свое ядро, - хохотнул мистер Гейбл. – Да, обскур?
Криденс дернулся, но мерцающие нити, все еще опускающиеся сверху, тут же оплели его, и молодой человек с опозданием понял, что не уничтожил, а, наоборот, активировал ловушку. Он рухнул обратно в кресло, с ужасом ощущая, как руки и ноги перестают слушаться.
Хозяин дома поднялся, неспешно подошел и склонился над ним, уперев руки в спинку кресла.
- Прости. Но ты же понимаешь, что я не могу отпустить тебя? Ты нам нужен.
Криденс хотел спросить, кому именно, но не смог произнести ни слова. Он отчаянно дернулся внутри, и это неожиданно возымело действие – мистер Гейбл отшатнулся, но тут же навис еще ниже, сверкнув на мгновение золотыми глазами.
- Сильный, щенок. - И довольно улыбнулся. – Хорош. Вот только у моей обскурии опыта побольше.
Мысли метались в голове, от одного заученного заклятия к другому. Не то, не то… Криденс вдруг понял, что может скинуть путы ловушки, но какой в этом смысл, если после этого маг сразу нападет на него? Повинуясь какому-то внутреннему порыву, он осторожно коснулся сознания мужчины, и тот – готовый к любому силовому выпаду, но не к этому – не сразу заметил внедрение. Когда же он дернулся, пытаясь разорвать установленную Бэрбоуном связь, тот уже вовсю стирал последние воспоминания мистера Гейбла. Остановился он лишь на моменте, когда помощник сообщал ему о госте. И под конец еще оглушил растерявшегося мага несложным заклинанием.
Мужчина навалился на Криденса, вжав в кресло и тяжело дыша. Тот панически забился снизу, страх подстегнул, помогая скорее избавиться от парализующих пут.
- Что… что вы себе позволяете! – выдавил Криденс, еле ворочая языком.
С огромным трудом, но ему удалось сбросить на пол ничего не соображающего мага. Криденс вскочил, пошатываясь, прошипел:
- Я подам на вас жалобу! За сексуальное домогательство!
Мистер Гейбл смотрел на него снизу вверх ничего не понимающими глазами.
- Вы… вы кто? Что вы тут делаете? Арни!
Криденс не стал дожидаться помощника мага, выскочил на улицу, растирая все еще непослушные руки.

Дождь шел с самого утра, растекаясь по защитному куполу непроницаемым серым полотном. Казалось, что там, за территорией компании, ничего и нет. Криденс вполуха слушал профессора, привычно пялясь в окно.
Несколько дней он не выбирался с территории «Орбис.ком», благоразумно решив не переоценивать свои возможности. Да, магл-помощник не знал его имени, мистер Гейбл тоже не должен был помнить… Но все равно, на всякий случай… Криденс не пытался врать себе – его очень напугали мифические «некто», которым он был зачем-то нужен.
Молодой человек понял, что совсем отвлекся, прислушался к Стальку, но тут же потерял нить его рассказа, поглощенный новой порцией размышлений.
Итак, что он знал на сегодняшний день? Геллерт Гриндевальд отправился к провалу с какой-то определенной целью, одобренной – а может, и предложенной – Конгрессом. В процессе погружения чуть не погиб. Интересно, выполнил ли он то, что задумывал? Или нет?
Дальше. В тот день, когда маг пришел в себя уже тут, небо загорелось. Конечно, это было как-то связано. Но как? В чем был смысл этого небесного пожара? Его устроил Геллерт?
Криденс понял, что вопросов опять больше, чем ответов, тряхнул головой и прищурился, рассматривая черную точку за окном. Со стороны КПП ехала машина.
Он вдруг вспомнил, как еще совсем недавно в окна било солнце, а он сидел вот так же, смотрел на улицу. Переполненный счастьем и щемящим чувством ожидания, предвкушения… Эх… Знал бы он тогда, что совсем скоро потеряет своего мистера Грейвса…
Ему на секунду представилось, как маг выходит с ним на связь, узнает новости. А потом ложится на диван и…
Глаза обожгло. Криденс часто заморгал, почти физически переживая то, что чувствовал маг в тот момент.
Он подпер голову рукой, так, чтобы не видно было его глаз, сквозь пелену рассмотрел подъехавшую к главному входу машину. И настроение стало совсем паршивым.
Потому что из машины вышел Персиваль Грейвс.
Весь остаток занятия Криденса кидало из полной апатии и депрессии в какую-то безудержную, ненормальную радость. Он молил Бога, чтобы их пути с Аврором сегодня не пересекались. Вообще больше никогда не пересекались. И в то же время страстно желал его увидеть. Когда профессор сообщил, что занятие подошло к концу, он был так измотан, что мечтал лишь об одном – добраться до комнаты, запереться и до утра не вылезать из постели. Но стоило группе выйти из аудитории, как он тут же наткнулся на стоящего в коридоре Персиваля. Тот разговаривал с кем-то из руководства компании, махнул рукой Стальку, добавив:
- И Бэрбоуна с собой прихватите, пожалуйста.
Криденс сжал зубы и пошел следом за профессором. Мужчины весело обсуждали что-то, явно не относящееся к их работе, Грейвс стоял, сунув руки в карманы брюк, широко улыбался и казался Криденсу просто до омерзения прекрасным.
- Добрый день.
Стальк пожал руку Грейвса, пропустил Криденса вперед.
Молодой человек тоже поздоровался, размышляя, стоит ли протягивать руку, но Грейвс решил все за него, повернувшись к собеседникам:
- Ну, если еще что-то будет… Дадите знать.
Те покивали, тоже пожали ему руку, прощаясь.
- Вы с ним на сегодня закончили? – спросил Персиваль, обращаясь к профессору.
- Да, мистер Грейвс.
- Хорошо. Я заберу его ненадолго.
- Зачем? – спросил Криденс.
- Что? – вскинул брови Грейвс.
- Зачем я вам понадобился? – повторил молодой человек, перехватив крайне удивленный взгляд Сталька. – У меня еще дела.
- Криденс… - прошипел профессор.
- Хорошего дня, - кивнул Грейвс мужчине, игнорируя вопросы Бэрбоуна. И уже на ходу бросил ему: - Идем.
Устроившись на пассажирском сидении, Криденс открыл для себя новое ощущение – быть с Персивалем Грейвсом в замкнутом и довольно тесном пространстве. Оно отличалось от того, что Криденс испытал рядом с Геллертом тогда, сдвинув стены на четвертом этаже. Гриндевальд был загадочным, невесомым, почти эфемерным. Настоящий же Персиваль оказался очень живым, плотным, горячим, душным, обжигающим.
Криденс наблюдал, как быстро, играючи Грейвс переключает коробку передач, наращивая скорость, и чувствовал, что вдоль позвоночника, несмотря на прохладную погоду, становится влажно. За всю поездку до КПП они не сказали друг другу ни слова. Тишина не была приятной, как наедине с Геллертом, она тоже была обжигающей. И тревожной. Криденс все еще не знал, куда они едут, и каждую секунду ожидал какого-нибудь каверзного вопроса, а может и нападения - люди способны и на это, теперь он был в курсе. И нужно еще постараться ответить или отбить атаку так, чтобы не выдать себя, как обскура, с потрохами.
У КПП они выбрались из машины; следуя за Персивалем, Криденс поймал себя на мысли, что постоянно сравнивает его со своим «мистером Грейвсом». Даже такие мелочи, как походка, поворот головы, сдержанная улыбка контролеру…
Выйдя за пределы охранного купола, Криденс нахохлился и приставил руку козырьком ко лбу, рассматривая мужчину сквозь потоки ливня.
- Куда мы теперь? – спросил он, повысив голос.
Персиваль развернулся, ничего не ответив, протянул руку Криденсу. В следующую секунду молодому человеку показалось, что в него попала молния. И лишь когда они, успевшие изрядно намокнуть, трансгрессировали в какую-то дорого обставленную комнату с широким письменным столом, Криденс понял, что именно таким было первое прикосновение Грейвса.