Орбис +45

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Фантастические твари и где они обитают (Фантастические звери и места их обитания)

Основные персонажи:
Криденс Бэрбоун, Персиваль Грейвс
Пэйринг:
Грейвс/Криденс/Геллерт
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Фантастика, AU
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC
Размер:
Макси, 172 страницы, 24 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«За мир, в котором хочется жить» от Морха
«Самая лучшая работа последние!» от pronto
«Отличная работа!» от Экстремальный Яойщик
Описание:
Криденс не обладает магией, но очень хочет отправиться к Орбису. Аврор в отставке решает ему помочь. Но так ли благи его намерения?

Посвящение:
Посвящается Экстремальному Яойщику :)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
По заявке "Твари - Гаттака".
Отдельное спасибо за вдохновение прекрасной Морхе :-*
К фику:
https://pp.userapi.com/c837538/v837538488/2226b/pQMTqoX_jLw.jpg
Шикарный коллаж от Экстремального Яойщика :-*
https://pp.userapi.com/c837538/v837538488/22ca2/hjkX_xrKH5U.jpg
Ну вот еще. Красиво очень)
https://pp.userapi.com/c836132/v836132171/2c3b4/9ZLUAuqivmw.jpg
https://pp.userapi.com/c637522/v637522686/400a9/wMi1VeRHHgA.jpg

18.

5 мая 2017, 16:45
От Персиваля пахнет доджем и озоном. Криденс жадно вдыхает этот аромат, когда подходит к мужчине с чашкой горячего чая.
- Извините, сахара нет.
Персиваль сидит на единственном стуле, барабанит пальцами по тумбе. Криденс ставит чашку аккуратно, чтобы не задеть лежащие там же чужие перчатки.
- Ты плохо готовился к моему визиту, - укоряет его Грейвс. – Я люблю пить чай сладким.
Стоять рядом с Персивалем невыносимо, дыхание ускоряется само собой, вдохи становятся глубже. И Криденс уже не понимает, от чего голова идет кругом – от переизбытка кислорода или от этого взгляда снизу-вверх, такого пристального и внимательного.
- Я не думал, что вы придете… сюда… - пытается оправдаться он.
- Да брось, - щурится Грейвс, вскинув голову. – Ты же сам затащил меня в гости, разве нет?
Криденс хочет сказать, что ничего такого в виду не имел, но Персиваль его опережает:
- Может, предложишь мне какой-нибудь десерт?
- П… простите, - совсем теряется молодой человек. – У меня нет…
- Тогда я хочу другой десерт.
Грейвс подается вперед и ловит его запястье, тянет к себе. Криденс собирается спросить: «Что вы делаете?» Криденс уже готов сказать: «Остановитесь, не надо». Но он лишь шумно выдыхает и шагает вперед, позволяя чужим рукам скользить по икрам, коленям, бедрам… Мужчина сводит ноги, зажимая Криденса с двух сторон. Потом задирает его футболку и, продолжая смотреть своей добыче в глаза, проводит языком по вздрагивающему животу.
- Сладкий…
Криденс сам не замечает, как оказывается на коленях Персиваля, машинально хватается за воротник его пальто. Ткань влажная и прохладная, а рука мужчины под майкой – сухая и горячая… Требовательная.
- Скажи, Криденс… - шепчет Персиваль, прижимая его ладонь к своей щеке. Ведет ею ниже – по шее, груди. – У тебя крепкая кровать?
В маленькой комнатке тут же становится тесно и душно. Криденс зачарованно наблюдает, как его ладонь разворачивают пальцами вниз – и она скользит дальше, проходится по животу мужчины, ложится между ног, с силой прижимается к возбужденному члену.
Персиваль все так же пристально смотрит ему в глаза, ласкает себя его рукой, рвано выдыхая. Криденс не выдерживает и тянется к губам Грейвса, предвкушая поцелуй, но тот неожиданно отстраняется, в его взгляде появляется укор. Волосы светлеют, черты лица становятся тоньше, а глаза наливаются золотом…

Криденс дернулся, просыпаясь. Несколько минут лежал, пялясь в потолок, переваривая сновидение. Возбуждение уходило медленно, с неохотой, переплавлялось в привычное уже чувство вины. И в раздражение.
Он вспомнил вечер накануне. Персиваль действительно не отказался от предложенной чашки чая, но пил ее в абсолютной тишине. И ничего не попросил. Криденс сидел на кровати, с другой стороны от тумбы, служившей ему столом, крутил в руках металлический кубик. Он не смотрел на Грейвса, но ощущал его присутствие каждой клеточкой. В какой-то момент молодому человеку даже показалось, что между ними раскаляется воздух, вибрирует, потрескивает… Дышать наедине с Персивалем становилось все сложнее, и Криденс отошел к полкам, пряча кубик. Потом несколько минут стоял, трогал корешки немногочисленных книг, предложенных компанией, и просто ждал, когда мужчина уйдет. Но тот не спешил. Криденс был почти уверен, что еще мгновение – и он услышит позади шаги, почувствует на плечах чужие руки. И что-то произойдет. Что-то запретное, стыдное, обжигающе сладкое…
А потом в комнату без стука заглянула Уна.
Криденс до боли прикусил внутреннюю поверхность щеки, перевернулся на бок и закрыл глаза, пытаясь поскорее уснуть.

Он так до сих пор и не решил, что же делать со своими воспоминаниями. Месяц… целый месяц. А значит, Персиваль увидит достаточно. Что ему грозит после разоблачения? Смертная казнь? Надо сегодня же вернуться в город, поискать в сети информацию о наслоении, сделать хоть что-то… Криденс вышел из тренировочной комнаты, мысленно выругался, заметив летящую к нему Уну.
- Привет!
- Привет.
Девушка тут же подхватила Бербоуна под локоть и куда-то потащила.
- Есть минутка? Пойдем на балконе посидим, а? Надо поговорить.
- Ну, пойдем.
Конечно же, разговор был о Персивале. Уна долго сыпала эпитетами и сравнениями, восхищенно поражалась тому, какой же он «галантный и приятный во всех смыслах мужчина». Криденс слушал молча и лишь скрежетал зубами, потому что за все время не услышал от того ни хоть какого-нибудь комплимента, ни даже уважительного обращения на «вы». Наверно этого были достойны только высшие генеты.
- Ты же не против?
- А? – Криденс понял, что пропустил значительную часть монолога.
- Или против? – насторожилась девушка.
- Ты о чем?
- Ну… что мы общаемся. С Персивалем.
«Ах, так они уже общаются…»
- Нет. Конечно, нет.
- Ну, просто он был в твоей комнате…
- По делу. Не парься.
- И тот мужчина из видения…
- Какого видения? – тут же похолодел Криденс.
- Которого я случайно… помнишь? Я плохо его рассмотрела, но мне кажется, он был похож на Грейвса. Во всяком случае, типаж тот же. Вот я и подумала…
На мгновение Криденс почувствовал себя канатоходцем над пропастью. Ведь самая малость, какой-то незначительный прокол – и конец… А он совершенно не умеет просчитывать наперед, ни к чему не готовится, ничего не опасается. Странно, как его до сих пор не схватили.
- Все нормально, - через силу улыбнулся Криденс. – Конечно, вы можете общаться.

Удивительное дело, но первое же имя, всплывшее по запросу «наслоение», оказалось знакомым – Мэри Лу. «Новый Салем». Организация, про которую говорил Геллерт, ушедшая в подполье после случая с городскими генераторами. Криденс кинул под голову подушку, устроился удобнее, разворачивая нужную страницу. Приходилось прилагать немало усилий, ведь канал был скрытым, нелегальным и находился очень глубоко. Или высоко, как воспринимать. Криденс обнаружил его чудом, когда просмотрел все доступные каналы и уже отчаялся. Наверно, попасть в него можно было лишь по прямой ссылке и, может даже – введя какой-то пароль. Диапазон восприятия обскура отличался от диапазона простого генета, и это стало еще одной приятной и крайне полезной неожиданностью.
Перед внутренним взором появилась фотография женщины. Темные волосы, каре, на голове шляпка – неужели их кто-то еще носит? Ни худая, ни толстая. Среднего роста, неопределенного возраста. Какая-то очень… обычная.
Информация была скудной. Больше каких-то кричащих лозунгов типа: «Очистим наш мир от чужеродного!» Чьи-то заявления о необходимости бороться, рисунки в виде поднятого вверх, сжатого кулака. И даже фотография Гриндевальда с подписью: «Он единственный увидел на той стороне ад».
И больше ничего… Пришлось копнуть значительно глубже, чтобы, наконец, отыскать нужный адрес.

На следующий день, после занятий, подходя к двухэтажному дому на отшибе Нижнего уровня, Криденс перебирал в голове варианты приветствия. «Здравствуйте. Мне вас порекомендовал друг». «Какой друг? Имя будьте добры». Мда… «Здравствуйте. Я наткнулся на вас в сети». «В сети о нас ни слова, молодой человек». Тоже не пойдет. «Здравствуйте. Мне о вас рассказал одногруппник. Его тут дознаватели допрашивали, ненароком проболтались…» Криденс остановился, не дойдя всего десяток метров.
А ненароком ли?
У него появляется проблема. И на следующий же день Бэрбоуну намекают на возможное решение этой проблемы. Совпадение?
Джону рассказали дознаватели. Да, таким образом они объяснили проволочку, но… Но молодому человеку тут же вспомнились слова Грейвса о каком-то работнике Конгресса, покрывающем распространение маджика. Странно все это.
Оглянувшись по сторонам, он все же продолжил свой путь – ведь другого выхода все равно не было. Поднялся на небольшое крыльцо и уже занес руку, чтобы постучать небольшим металлическим молоточком, который был тут вместо звонка, но дверь неожиданно открылась.
- Добрый день, мистер Бербоун, - сказала невысокая девушка с короткими светлыми волосами. – Я Частити. Проходите, вас уже ждут.
Стоит встретиться с чудом пару-тройку раз – и оно уже воспринимается, как нечто обыденное. Стоит привыкнуть к постоянным странностям и совпадениям – и они перестают удивлять. Криденс лишь коротко кивнул и пошел вслед за девушкой.
Мэри Лу оказалась старше, чем на фотографии, в волосах проглядывалась седина. Она сидела за простеньким письменным столом, что-то печатала в небольшом ноутбуке. Молодой человек тихо поздоровался и окинул быстрым взглядом комнатку. Все очень скромно, почти бедно. Одноцветные обои, самые простые, бумажные. Под низким потолком пузатая люстра.
- Добрый день. Присаживайтесь, - махнула рукой женщина, на секунду отвлекаясь от дел. Криденс развернул к себе один из стульев, пододвинул его к столу и сел.
- С чем вы пришли к нам?
- Хотел воспользоваться вашими услугами.
Мэри Лу закрыла ноутбук, переключая все внимание на гостя.
- Слушаю.
- Как вы узнали мое имя? – не выдержал Криденс.
- Трудно проигнорировать человека, так легко потрошащего твой канал, - улыбнулась женщина, сцепив руки в замок. – Обычный генет на такое не способен, да и высший тоже. Возможно, это было бы под силу обскуру. Причем обскуру-супру. Как я понимаю, к Орбису вы не летали, так что, учитывая недавнюю смерть Геллерта Гриндевальда, остается лишь один вариант.
На Криденса словно вылили ведро ледяной воды. Вот тебе и просто тетка… Раскусила его только так, вот кому надо в Конгрессе работать.
- Но имя?
- У меня в компании свой человек. Достать список ньюфагов – не проблема. А уж найти среди них подходящую кандидатуру – тем более.
- Откуда вы узнали, что я собираюсь к Орбису?
- Иначе бы Геллерт не стал тебе помогать. – Она откинулась на спинку кресла, провела руками по идеально уложенным волосам. – И не стал бы так спешить. Так что у меня остался лишь один вопрос – почему ты так долго к нам шел?
Криденс почувствовал себя провинившимся учеником, ощущение было очень неприятным, сразу захотелось как-то оправдаться.
- Я и не знал, что мне нужно куда-то идти. Геллерт мне ничего такого не говорил.
- Конечно, не говорил, - усмехнулась Мэри Лу. – На него наложили кучу запретных заклинаний. Могу поспорить, он даже свое настоящее имя тебе не сказал.
- Не сказал.
Женщина нравилась Криденсу все меньше и меньше. Было в ней что-то высокомерное, но не такое, как в Грейвсе. Высокомерие Аврора раздражало, потому что было скорее напускным. У Мэри Лу же эта черта характера казалась вполне искренней и вызывала неприязнь.
- Но он был уверен, что ты обо всем догадаешься. И придешь сюда.
- Но я пришел совсем по другому вопросу, - запротестовал Криденс.
- И какому же?
- Мне… мне нужно наслоение.
Женщина несколько секунд молчала, потом хмыкнула и покивала.
- Уже успел где-то налажать, да?
- Нет, - процедил Криденс. – Просто один из Авроров хочет устроить проверку воспоминаний. И если он это сделает…
- То увидит Геллерта, - закончила Мэри Лу, задумчиво водя пальцем по крышке ноутбука. – Что ж, этого мы допустить не можем. И как зовут этого Аврора?
- Персиваль Грейвс.
- Грейвс, - прошипела Мэри Лу. Криденсу показалось, что еще миг – и женщина начнет плеваться ядом. – Решил сам этим заняться, да? Ну конечно, это же был отпрыск Блэк… Хорошо. – Она поднялась, расправила длинное темно-синее платье. – Тогда сначала займемся наслоением, а потом заклятьем.
- Каким заклятьем? – Криденс тоже встал.
- Думаешь, Геллерт просто так передал тебе свое ядро? – усмехнулась женщина. – У тебя будет миссия.
Процедура наслоения оказалась довольно простой. В вену молодого человека ввели розоватую сыворотку, после чего уложили его на кровать. Воспоминания всплывали в обратном порядке, безопасные Криденс пропускал, сомнительные – задерживал. Время словно замирало, он рассматривал ситуацию со всех сторон, а потом придумывал что-то, отпечатывая в памяти новое, фиктивное событие. На всякий случай он залез чуть дальше, зацепив еще несколько недель. И на выходе получалось, что он не знал Гриндевальда вовсе. Ощущение было странным, словно в этот отрезок времени он прожил две жизни. Но Криденсу оно даже понравилось.
- Учти, наслойка держится всего восемь дней, - предупредила Мэри Лу, помогая ему подняться с постели. – Идем, угощу тебя чаем. Потом займемся заклинанием.
Чай оказался очень вкусным, с какими-то травами. Криденс пил его с удовольствием, засыпая женщину вопросами о Геллерте. Оказалось, что мага она вживую никогда не видела, но твердо считала себя его основной последовательницей. Криденс немного расстроился, ведь он считал женщину чуть ли не правой рукой Гриндевальда, но вопросы задавать не перестал. Еще он выяснил, что маг отправился на ту сторону с заклинанием полного раскрытия.
- Конгресс хотел ускорить процесс слияния наших миров, - сказала Мэри Лу, подливая ему еще чая. – Идиоты…
- Почему идиоты?
- Геллерт был единственным, кому эта затея не понравилась. И он вызвался сам лететь к провалу, чтобы отреагировать в случае форс-мажорной ситуации.
- Именно такая ситуация и сложилась, да?
- Да, - кивнула Мэри Лу. – Ты пей, пей… Гриндевальд увидел на той стороне чудище, готовое поглотить наш мир, как только представится такая возможность.
- Почему же до него никто это чудище не видел? – хмыкнул Криденс.
- Потому что идиоты, говорю же, - буркнула женщина почти раздраженно. – И Геллерт решил заделать провал. Совсем. Он начал переплетать изначальное заклинание, но времени было мало…
- Так вот куда делись два года.
- Именно, - согласилась Мэри Лу, убирая пустую чашку. – Нужно было еще одно заклинание, еще одна затычка, сплетенная с этой стороны, в нашем мире. Но вмешался чертов Грейвс. Они с Геллертом были друзьями, Гриндевальд никак не ожидал такого предательства.
И она неожиданно грязно выругалась.
- Так что нужно сделать мне?
Женщина подняла на него задумчивый взгляд, словно ненадолго выпадала из реальности.
- Доставить к провалу второе заклинание закрытия, как и планировал Геллерт.
- А если я откажусь?
- Ты не можешь отказаться, - покачала головой Мэри Лу. И глаза ее так фанатично блеснули, что Криденсу стало не по себе. – Гриндевальд отдал за это жизнь!
- Мне он ничего подобного не говорил.
- Он и не мог! Ты плохо слушал?
- Если вы сейчас запихнете в меня это – все сработает само? Мне нужно только доставить?
- Да.
- И вытащить это из себя раньше времени я никак не смогу?
- Нет.
- Хорошо, я подумаю, - сказал Криденс, поднимаясь.
Но ноги тут же подкосились, и он упал на пол. Мэри Лу нависла сверху, нехорошо улыбнулась.
- У тебя нет такой привилегии. Слишком многое поставлено на карту.
- Что-то было в чае, да? – спросил Криденс, в который уже раз удивляясь своей глупости и недальновидности.
- Пересадить свое ядро чужому человеку крайне сложно, почти невозможно. Для этого нужен тесный контакт, очень тесный. Но Гриндевальд всегда был в этом хорош. Тебе же понравилось, да, мальчик? А теперь перестань брыкаться и отблагодари его, – прошипела женщина.
- Иди ты к черту… - тихо ответил Криденс, чувствуя, как к горлу подкатывает комок.
Он не верил, конечно, не верил, но что-то было в словах Мэри Лу, какая-то логика…
А потом на Криденса медленно навалилась приятная вязкая пустота.
Лицо женщины расплывалось, но перед тем, как отрубиться, Криденс успел заметить, что она вскинула голову и оскалилась, словно увидела перед собой злейшего врага. И резко исчезла из поля зрения.
- Криденс? Ты в порядке? – спросили где-то рядом.
И этот голос молодой человек ожидал тут услышать меньше всего…

Криденс лежал на кровати и рассеянно скользил взглядом по высокому темному потолку. Слабость уходила медленно, оставляя дрожь и холод в кончиках пальцев, сводя судорогой ноги.
- Чай или кофе? – крикнули с кухни. – Кофе, да?
- Да, - ответил он, почти не сомневаясь, что его не услышат.
Но это не имело значения – брат хорошо знал его привычки. А вот он брата, оказывается, знал очень плохо…
- Проклятая фанатичка, - буркнул Алекс, входя в спальню. – Зачем ты вообще к ней поперся?
- Я думал, она нормальная. Геллерт советовал поинтересоваться деятельностью «Салема».
Имя мага отозвалось в груди тупой болью, но теперь эта боль была совсем иного рода, с примесью разочарования. Чертова Мэри Лу с ее чертовым языком.
- Поинтересоваться или идти к ним?
- Вот первое… У тебя такие темные потолки… Я словно в пещере.
- А о твоих потолках я так ничего и не знаю, - укорил брат, присаживаясь на кровать и протягивая ему кофе. – В гостях не был.
- Извини. – Криденс с трудом поднялся, взял предложенную чашку, с удовольствием отхлебнул. – Я обязательно тебя приглашу.
- Ты лучше переберись до отлета в корпус компании. И никуда оттуда не выходи, - посоветовал Алекс. – Боюсь, на тебя объявили охоту.
- В смысле?
- В смысле – Геллерт так никому и не дал точных инструкций. И каждый его последователь – а таких много – трактует все, как захочется. Мэри Лу вот вообще с ума сошла…
- Это да, - через силу улыбнулся Криденс. – Она говорила о каком-то чудовище на той стороне.
- Чудовище… - хмыкнул брат. – Говорю же, чокнутая. На той стороне просто другие физические законы. Человек без защитного кокона там протянет от силы пару часов. И если наши миры объединятся, то мы просто не сможем выжить.
- Зачем же Конгресс хотел их объединить? – Криденс не смог скрыть удивления.
- Да он и не хотел. Заклинание, доставленное туда Геллертом, должно было лишь немного расширить провал. Центр планирования был уверен, что после этого начнут появляться естественные генеты, и им не нужно будет лишний раз копаться в генах будущих детей. Просто существовала вероятность, что процесс станет необратимым.
- Ну а ты? – спросил Криденс, чувствуя, как по телу расходится такая необходимая бодрость. – Ты на чьей стороне? Что делаешь во всей этой… цепочке?
- Это был запасной вариант, - признался Алекс. – Если провал все же придется закрыть. Маджик помогает использовать магию без помощи Орбиса. Это просто кажется, что нити – продукт провала. На самом деле они принадлежат нашему миру. А Орбис их просто хмм… перерабатывает. Пожирает, да. А что у тебя не срослось с Гейблом? Как ты вообще попал к Геллерту?
- Гейблом?
- Ну да, я же послал тебя к нему, помнишь?
- Ах, ну да… - вспомнил Криденс. – Он не захотел связываться с несовершеннолетним.
- Ты что, назвал ему свой настоящий возраст? – прыснул брат. – То есть незаконно использовать силу другого мага, постоянно торчать на маждике – это нам совесть позволяет, а накинуть пару месяцев сверху - нет?
Он засмеялся, да так весело, что Криденс его в этом поддержал.
- Мда, удивил, так удивил…
- Между прочим этот твой Гейбл на меня напал недавно.
- Ты опять к нему ходил? - Алекса пробрал новый приступ хохота. – Ну ты даешь! Неужели не догадался, что делать этого не стоит? Гейбл же горит за идею, но и ему умирать не хочется. А тут на тебе – готовенький обскур. И уже готов лететь к Орбису.
- Но почему им всем вообще нужен я? Именно магл с чужим ядром? К провалу же не только я отправляюсь.
- Потому что заложить и активировать нужные заклинания сможешь только ты. У обычного генета, даже супра, не хватит энергии, чтобы зарастить провал. Мы же пользуемся лишь ничтожной частью своих способностей. Ты же получишь доступ ко всему, как только ядро Геллерта приживется. Ты станешь настоящим магом, сильнейшим магом… Да, Гриндевальд попытался сделать это сам, тогда, пять лет назад. Отторгнул ядро, накачался энергией, вот только…
- Вот только оказалось, что обскур не может приблизиться к провалу, - кивнул Криденс. – Слишком нестабилен.
- Именно. Еще вопросы?
- Ты знал Геллерта лично?
- Да. Видел пару раз, еще до того, как он полетел к Орбису. Он контролировал сеть маджика. Пока Грейвс не упек его за решетку.
- А как вообще получилось, что Геллерт стал затворником в доме Аврора?
- Я слышал, того выбесила выходка Гриндевальда. Ну… когда Геллерт прикинулся им. Грейвс добился теста на невменяемость, вытащил Гриндевальда из тюрьмы, привел в свой дом и вколол ему сыворотку окончательной трансформации. Говорят, на всю улицу кричал, мол, хотел мою жизнь – на, получай.
Криденс слушал брата, и брови его непроизвольно ползли вверх. Это было не похоже на Персиваля, совсем не похоже. К тому же, Тина говорила, что Геллерт сам вколол себе сыворотку. И сделал это до того, как занять место Грейвса.
Но спорить с братом он не стал. А лишь спросил, вздохнув:
- Что мне делать, а?
- Что и хотел, - похлопал его по коленке Алекс. – В чем тебя поддерживал Геллерт. Лети к Орбису, просто лети. И никого не слушай.

Перед общим занятием Криденс прикрепил к внутренней поверхности стола металлический кубик, обвел взглядом аудиторию, на всякий случай проверяя, все ли на месте. После долгой и довольно нудной лекции сунул его обратно в сумку. На перерыве отнес вещи в комнату. Он делал все машинально, стараясь не думать о том, все ли в порядке с наложенными воспоминаниями. У Криденса не было ни времени, ни возможности, чтобы что-то изменить, да и сломать кубик он не мог. Или потерять его где-то. Это было бы странным и подозрительным. Так что приходилось полагаться на волю случая.
Перед тренировкой Уна сообщила ему радостную новость – Персиваль пригласил ее в театр. Девушка долго размышляла вслух: что бы такого надеть, какую прическу сделать, как вообще дожить до вечера… Криденс слушал ее вполуха, кидал взгляд на настенные часы. Свидание, значит…
Когда тренировка была в самом разгаре, и золотая сфера начала свой подъем к потолку, в комнате неожиданно появился Грейвс. Он поздоровался с профессором и инструкторами, встал рядом, устремив взгляд вверх. Криденс тут же отвел глаза, держался несколько минут, чтобы не посмотреть на Уну, но все же посмотрел. Конечно же, девушка заметила Грейвса и пыталась теперь скрыть довольную улыбку. Криденсу очень захотелось сказать, что Персиваль явился сюда за кубиком, а вовсе не к ней. Но, закончив тренировку и прождав в своей комнате почти час, он начал в этом сомневаться. Буйная фантазия услужливо рисовала ему крайне обидные картинки, Криденс вышагивал из угла в угол, пытаясь подавить в себе желание тут же броситься в комнату Уны и устроить там скандал. Он отлично понимал, что выглядело бы это, по крайней мере, глупо – ведь мужчина ему ничего не обещал, да и вообще не проявлял к нему подобного интереса, во всяком случае, открыто. Но искушение было так велико…
Устав бороться с собой, Криденс собрал необходимые вещи, сунул в сумку кубик и, вопреки предостережениям брата, отправился в город. Если Грейвсу действительно так нужны собранные молодым человеком сведения, то ничего, найдет его как-нибудь.
Но и в городе ждать пришлось почти три часа. Криденс успел изучить расписание всех городских театров, совсем расстроился, понимая, что пойти Грейвс с Уной могут хоть на ночной сеанс – ведь завтра у обоих выходной. А там уж, само собой разумеется, один пригласит другого на чашечку кофе или на бокал вина… Криденс усмирил фантазию, приводя в порядок расшатавшиеся нервы, а потом сорвался. Выгреб все деньги, рассовал по карманам джинсов. Он не знал, куда отправится, но точно подальше от города. Просто сбежит на пару дней. А что? У него впереди тоже выходные. И Персиваль ничего ему предъявить не сможет, потому что дело деликатное, противозаконное. И совесть у Криденса чиста, ведь он ждал. Честно ждал. А теперь у него дела. И он совсем не хочет сорвать Персивалю свидание, он даже не думает об этом.
В дверь постучали. Криденс напрягся, гадая, кто это может быть, открыл. Сердце тут же радостно затрепетало, но он не подал вида и недовольно буркнул:
- Воспитанные люди сначала предупреждают о своем визите.
- Я собираюсь к тебе зайти, - сказал Грейвс.
- Я имел в виду…
- У меня мало времени, - перебил его Персиваль, переступая порог.
- Мне нужно уходить! - вспыхнул Криденс.
- Значит, больше не нужно, - ответил тот, рассматривая комнату. – Ну? Ты все записал?
Криденс хлопнул дверью. Отдавать что-то Персивалю в руки не хотелось. Молодой человек достал кубик из сумки, кинул на кровать.
- Да.
Грейвс его жест оценил, не спеша взял куб, покрутил в пальцах.
- У вас мало времени, - напомнил Криденс.
- Ага, - согласился тот.
А потом плюхнулся на кровать прямо в обуви. От подобной наглости у Криденса невольно округлились глаза.
- Вы… вы что себе позволяете?!
- У тебя довольно уютно, - промурлыкал Грейвс, сунув кубик в карман куртки. – Наверно тут раньше жила девушка. Но знаешь, тебе такая обстановка подходит.
- Убирайтесь! – прошипел Криденс.
- А то что? – провокационно улыбнулся Персиваль, садясь выше, откидываясь на резную спинку кровати.
- А то… - захлебнулся Криденс, судорожно придумывая угрозы. Но чем он мог угрожать Аврору? – А то опоздаете на свое свидание!
- Так это ревность?
Улыбка Грейвса стала такой широкой и самодовольной, что у Криденса зачесались кулаки.
- Даже не надейтесь! - оскалился он.
Грейвс склонил голову набок, прищурился, а потом совершенно серьезно спросил:
- Ты ведь понимаешь, что я могу заполучить тебя в любой момент?
- Что?! – зашелся в нервном смехе Криденс. – Да вы…
Он моментально подобрал нужные слова, чтобы звучало уверенно и как можно обиднее, но все они застряли в горле, потому что Криденс почувствовал в теле чужую волю. Ощущение было настолько диким и пугающим, что он тут же покрылся холодной испариной.
- Вы… вы что… - еле выдавил молодой человек, пытаясь сопротивляться.
Однако ноги сами понесли его в сторону кровати. Грейвс следил за Криденсом с весельем в глазах, на губах его гуляла едва заметная улыбка.
- Вы сами говорили, что заклинания внедрения всегда имеют побочные эффекты, - укоризненно сказал Бэрбоун, устраиваясь на бедрах мужчины.
Тот сполз чуть ниже, откинул голову, не сводя с Криденса взгляда.
- Я дам тебе дезактиватор. Потом.
- Вы не посмеете… под принуждением… - Голос непроизвольно стал тоньше.
Руки сами принялись расстегивать чужую рубашку, развели в стороны темную ткань и коснулись покрытой волосками мужской груди. Криденс с ужасом понимал, что не может остановиться, но, что еще хуже – не хочет. Дыхание сбилось, стало громким и рваным, а пальцы дрожали от страха и предвкушения, переходя к ремню…
- Остановите это! – шепотом взмолился Криденс.
Но в ответ снова получил:
- Иначе что?
На миг он представил, как позволяет черному дыму вырваться наружу, сминает чужую волю, а потом навязывает свою. Ох, как это будет волнующе… сладкая, сладкая месть…
- Вы что? - неожиданно осенило Криденса. – Вы пытаетесь вывести меня из себя? Думаете, это я – обскур?
- Это бы многое объяснило, - усмехнулся Грейвс. – Например то, как ты удивил Феникса незадолго до его смерти.
- Не понимаю, о чем вы.
- Ну конечно. – Персиваль подался вперед, его губы почти прижались к уху Криденса, вызвав волну мурашек. – Я помню, ты говорил, что готовился. Но одной подготовки для подобных фокусов маловато.
- Я не обязан вам что-то объяснять, – процедил молодой человек. – Адвоката сначала предоставьте.
Персиваль чуть отстранился, посмотрел с улыбкой.
- Ладно, признаю, попытка была глупой. Ты бы все равно не стал сопротивляться, ведь я тебе нравлюсь.
- С чего вы взяли? – раздраженно хмыкнул Криденс.
- С того, что я давно тебя не контролирую. Но твои руки все еще на моем ремне.
Молодой человек отдернул ладони, словно их окатили кипятком. И приготовился выдать новую порцию ругательств, но вдруг почувствовал над головой странное шевеление, словно кто-то поднес к макушке наэлектризованную расческу. Грейвс тоже перевел туда взгляд – и улыбка медленно сползла с его лица. А потом мужчина резко бросился вперед, навалился на Криденса, подмял под себя, охватив его голову руками. И в следующую секунду началось настоящее светопреставление. Что-то визжало, дергало Криденса за рукава и штанины, пытаясь вырвать из-под Грейвса. Но Персиваль лежал сверху могильной плитой, оправдывая свою фамилию. Все это сопровождалось такими яркими и резкими вспышками, что глаза резало даже сквозь зажмуренные веки.
- Держись! – крикнул Персиваль, перекрывая шум.
Криденс вцепился в него мертвой хваткой и почувствовал, как их затягивает в воронку трансгрессии. Почти сразу же его больно ударило в спину, словно пришлось падать с небольшой высоты. Криденс распахнул глаза и с животным ужасом уставился на все еще открытую воронку, в которую летели золотые нити, черные ошметки куртки и что-то красное… Он не сразу понял, что это кровь. И что Грейвс сверху не шевелится. А когда понял – наплевал на предосторожность и выстрелил в сторону проема своими нитями, зашивая, затягивая. Тело тут же начало развеиваться, выбираясь из-под Грейвса, превращаться в черный дым.
Когда воронка, наконец, закрылась, бросив по сторонам клочки одежды и багровые капли, Криденс перевел свое внимание на мужчину, опустился чуть ниже, зависая. С содроганием рассматривая кровавое месиво, в которое превратилась спина Персиваля.