Входящее сообщение +666

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
альфа/омега
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Юмор, Омегаверс
Размер:
Миди, 84 страницы, 14 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от goldfeniks
«Это очень классно! » от Burus
Описание:
"А чего ты систематически опаздываешь к нему на лекции?"
"Считаю, что к учебе нужно подходить системно"

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Сиквел: Отец-одиночка жжот (https://ficbook.net/readfic/5109971)

В популярном 11/06/17:
№11 в топе «Слэш по жанру Омегаверс»
№21 в топе «Слэш по жанру Юмор»

Работа написана по заявке:

01. Злобный лектор

14 января 2017, 19:14

===== Первая глава =====

======== Злобный лектор ========



      — Извините за опоздание, — Марли заглянул в аудиторию и пробежался взглядом по лицам своих однокурсников. Неужели он опять последний? Как же так?

      — Мистер Грейвс? — усмехнулся преподаватель по праву. — Что это с вами? Я не ждал вас так рано. Обычно вы опаздываете не менее чем на пятнадцать минут.

      — Можно войти?

      — Ну разумеется. Как же мы без вашей персоны? Проходите, — разрешил Люк Келли. Омежки-первокурсники, как идиоты, млели от его бархатного низкого голоса. Марли не раз видел, как они собирались стайками и пересказывали, на кого и как мистер Келли посмотрел. Справедливости ради он признавал, что и сам всегда отмечал, в каком лектор настроении, и запоминал, если он иногда улыбался ему. Но сегодня ничего, кроме сарказма, Марли не дождется. Он поспешил к своему месту. — Нет-нет. Куда вы? Идите ко мне!

      — Зачем? — Марли замер на месте и несколько нервно обернулся.

      — Я хотел бы знать, что вас задержало? — легко пояснил Келли. Он держал в руках открытую книгу, но смотрел только на Марли, как удав на кролика. Ну все! Ему конец, жертва выбрана.

      — Я проспал, — неохотно признал Марли. Ему было неловко оправдываться вот так перед всем потоком, но противный лектор не оставлял ему выбора.

      — Вот как? А что делали накануне?

      — Уроки, — язвительно отозвался Марли. Неужели же он расскажет преподу об отвязной вечеринке дома у старосты факультета изящных искусств. Даже странно, как умеют отрываться эти возвышенные неженки.

      — По какому предмету? Кто задает так много, что вы не можете вовремя лечь спать? — не отставал Келли.

      — Вы, — выпалил Марли. Из аудитории послышались тихие смешки. — Я писал доклад об истории кредитования. Вы задали мне его на прошлой неделе, — с трудом припомнил Марли, так как за работу еще и не садился. Кажется, он должен был сдать его до пятницы… проклятье!

      — Отлично. Тогда прошу вас за кафедру. Очень интересно послушать.

      — Сейчас? Но я…

      — Конечно же сейчас! Вы ведь готовились до поздней ночи! Хотели, значит, успеть к этой лекции, раз за всю неделю у вас времени так и не нашлось. Так что прошу. Такое рвение студентов следует поощрять, — Келли криво усмехнулся, пожирая Марли хищным взглядом. Омега поежился и почувствовал, как по спине пробежался холодок.

      — Я… не взял материалы с собой, — все еще старался отмазаться Марли. Он не помнил решительно ничего из темы по кредитованию, и стоит ему согласиться читать доклад — провалится с треском. Келли удивленно выгнул бровь. — Торопился, забыл.

      — Не беда, — легко отмахнулся лектор. Он выглядел вполне доброжелательно, и Марли уже подумал, что его мучения закончены, и направился к скамейкам, вздохнув с облегчением. Но насмешливый голос лектора догнал его:

      — Принесете материалы завтра, я проверю. А пока рассказывайте по памяти. Вы ведь готовили презентацию, верно?

      — Верно… да. Можно мне немного подготовиться? — с отчаянием утопающего Марли цеплялся за последнюю соломинку в надежде спастись.

      — Вообще-то, нет. У нас не так много времени, — отрезал Келли. Он встал со своего места, приобретая в глазах студентов большую значимость, и сделал повелительный жест в сторону кафедры.

      Марли со вздохом подчинился. Проходя мимо лектора, он совсем некстати заметил, что у того приятный запах. Даже захотелось заглянуть ему под рубашку. Он мотнул головой из стороны в сторону, отгоняя дурацкие мысли. Это все скорая течка! Нужно не забыть принять таблетки.

      — Эм… — Марли панически посмотрел на своих друзей в аудитории. Они отвечали жалостливыми взглядами, но поделать ничего не могли — никто не хотел нарываться на неприятности с противным лектором. — Итак… Добрый день. Меня зовут Марли Грейвс, я выпускник кафедры социологии. Я хотел бы представить для вас свой доклад на тему: «История кредитования от древнего Рима до двадцатого века…» — монотонным и печальным голосом начал Марли. Он сильно растягивал слова и произносил их почти нараспев, втайне надеясь, что время лекции закончится раньше, чем он перейдет к сути.

      — Мистер Грейвс, простите, что перебиваю. Но если вы продолжите тем же тоном, мы все уснем. Вне зависимости от того, насколько интересен будет доклад, — развеял все его надежды Келли, постучав кончиками пальцев по своему столу.

      — Простите, я немного растерялся. Кхым… Понятие кредита существовало еще в шестом веке до нашей…

****



      — Что ж, мистер Грейвс. К сожалению, назвать ваше выступление талантливым у меня язык не повернется, — с деланной досадой произнес Келли, прервав невнятное мычание Марли. Он сидел в своем кресле, откинувшись на спинку и закинув ногу на ногу. Все время, пока омега пытался связать десяток слов во что-то внятное, он читал какую-то книжку. Ее обложка была заклеена газетой.

      — Я и не претендовал, — буркнул Марли. Он чувствовал на себе насмешливый взгляд и едва сдерживался от того, чтобы послать лектора к черту и убежать вон из аудитории.

      — Да и не особенно сносным. Боюсь, вам придется поработать над этой темой еще раз. Но умоляю — в дневное время суток.

      — Я понял, сэр.

      — Перед тем, как вы разойдетесь, — Келли повысил голос, обращаясь к аудитории, и слегка улыбнулся. Марли показалось, что в его выражении лица промелькнуло что-то демоническое. — Поскольку вместо того, чтобы изучать сегодня основные понятия страхового права, мы слушали посредственный доклад мистера Грейвса, то эта тема остается вам на самоподготовку, а на будущей лекции я проведу тест, чтобы проверить вас. Все свободны.

      Марли едва слышно шикнул себе под нос и, подхватив сумку, направился к двери.

      — Мистер Грейвс, задержитесь на минутку! Признайтесь, вы намеренно раздражаете меня своими опозданиями?

      — Вовсе нет! Просто так вышло. Я живу далековато от университета, — попытался оправдаться Марли. Оставшись наедине с лектором в одном кабинете, он почувствовал себя не в своей тарелке. Как-никак мистер Келли был весьма привлекательным и молодым альфой. Когда Марли поступил на первый курс, тот был выпускником. Теперь же их разница была скорее не возрастной, а статусной. Марли — всего лишь студент, а мистер Келли — уважаемый в университете лектор.

      — В таких случаях студенты встают пораньше, — заметил альфа. Он не поднимался со своего места и смотрел на Марли снизу вверх. — Или можно ночевать в актовом зале, как половина потока изящных искусств и делает. У них там бывает даже весело. Вечеринки-гулянки.

      — Да, я понимаю, — едва не поперхнулся Марли. Препод никак не мог знать о том, где он тусовался ночью. Разве что сам был там. Но с чего бы парням приглашать к себе злобного лектора? Абсурд! — Я исправлюсь, — неохотно пообещал омега. Он чувствовал влечение к Келли. Но понимал — оно вызвано скорой течкой и нельзя позволить себе слабости.

      — Я заметил, что вас не слишком интересует мой предмет. Гражданское и уж тем более уголовное право — не ваш конек, — хмыкнул лектор.

      — Я учусь на социолога. В дальнейшем хочу поступить на отделение психологии. Сомнительно, что мне пригодится право в моей работе.

      — Но оно может пригодиться вам в жизни. Или вы планируете строить из себя невинного барашка и отмечать День Независимости Омег, но при этом игнорировать Праздник Подчинения?

      — Его никто не празднует! — заспорил Марли. Старомодный и дурацкий обычай, который в Штатах и многих других странах до сих пор имел юридическую силу — если альфа метил омегу, тот принадлежал ему. Вне зависимости от желания и того, достиг ли совершеннолетия. Конечно, омега мог отказаться жить с альфой и спать с ним. Но заставить забрать метку не мог ни один суд.

      — Так вы планируете продолжать обучение в аспирантуре? — резко вернулся к предыдущей теме Келли.

      — Именно.

      — А вы понимаете, что для этого вам нужна как минимум приемлемая оценка по моему предмету? Или вы думаете, что я поставлю вам баллы за красивые глаза?

      — Не смел надеяться, — буркнул Марли. Он перемялся с ноги на ногу. Его посетило чувство, сходное с тем, что было в школе, когда строгие учителя за плохое поведение усаживали к себе на стол с идиотским колпаком. Тогда Марли обещал себе, что вырастет и не позволит больше так с собой обращаться. А теперь вот, нечто похожее.

      — И правильно. Но я всегда готов помочь в получении достойного образования. Я планирую отучить вас опаздывать на мои лекции.

      — Отучить? — омега выгнул бровь. Ему показалось, что это слово прозвучало слишком странно в таком контексте.

      — Именно. Когда вы в следующий раз опоздаете, мистер Грейвс, я отправлю вас к стене, как пятилетнего ребенка. И все занятие вы будете стоять там, осмысляя свое поведение, — легко сообщил Келли.

      — Нет! — возмутился Марли. Он сделал шаг назад и покосился на дверь в аудиторию, словно у него появилась причина для срочного бегства.

      — Тогда вам придется покинуть мой курс и выбрать для себя другого преподавателя, — в голосе лектора добавилось ноток стали, и его карие глаза недобро блеснули.

      — Но… нет другого преподавателя…

      — Кажется, вывод напрашивается сам собой, — пожал плечами Келли.

      — Да… могу я идти?

      — Хорошего дня, — разрешил лектор. Он уже повернулся к столу и занялся какими-то документами. Видимо, очередным докладом, раз он так безжалостно черкал его красной ручкой. Вот был бы Келли омегой, Марли, не сомневаясь, назвал бы его стервой. А так даже слов не находилось, чтобы описать, как его бесил этот дурацкий препод.

      Он выскочил из аудитории и с силой пнул стоящий здесь напольный горшок с высоким и густым фикусом. Тот неодобрительно покачал листьями, а у самого омеги в наказание за грубость с растением заболел большой палец на ноге.

      — Вот извращенца кусок! — возмутился Юджин Уолт. Он остановился рядом с Марли и погладил его по напряженной спине, стараясь успокоить. Омеги дружили с первого курса, снимали вместе комнату и всегда старались помогать друг другу. Разумеется, Юджин не мог не заметить, как выбесил Марли дурацкий лектор.

      — Да вот же! Ты тоже заметил, что он только к омежкам цепляется? — зло прошипел Марли, косясь на дверь аудитории и мысленно желая преподу всевозможных неприятностей. Меньшее, что грозило Келли в мечтах омеги — это падение с крыши университета и множественные переломы.

      — Может, он так к себе внимание привлекает. Типа, смотри, какой я брутальный альфа? — прикинул Юджин. Он потянул друга за локоть, оттаскивая подальше от злосчастной аудитории.

      — Пусть членом своим трясет в другом месте! И не в мою сторону! — фыркнул Марли. Он позволил увести себя к лестнице, предварительно показав язык в сторону двери, за которой Келли остался в гордом одиночестве.

      Юджин только посмеялся от такого дурачества. Телефон Марли пискнул, оповещая о пришедшем сообщении в чате, и омега поторопился прочитать его. Он уже несколько месяцев переписывался с альфой. За это время они ни разу не виделись и только общались обо всем и ни о чем сразу. Почему-то у альфы был ник «Кейк», хотя он и признался, что это просто первое, что пришло ему в голову при регистрации.

      «Привет, как жизнь, пупсик?» — да, сообщение от него. И, как всегда, ни смайликов, ни даже банальных скобочек, но зато эта приписочка… Как это по-альфьи!

      «Приветик. Паршиво. Вот, подрался с деревом», — быстро настрочил Марли. Он всегда старался отвечать молниеносно, совсем забыв о наставлениях Юджина о том, что следует сохранять достоинство и не показывать, что он сидит и ждет, как влюбленный дурак, этого сообщения. Марли не был уверен, что можно влюбиться вслепую, но иногда ему казалось, что друг прав.

      «Подрался с деревом?»

      «Ну да. Оно стоит у нас в коридоре. Попалось под руку»

      «А можешь поподробней рассказать, как ты с ним дрался?»

      «Зачем?»

      «У меня будет против тебя компромат. Я смогу шантажировать тебя тем, что расскажу в Гринпис, как ты напал на невинный цветочек»

      «Но вообще-то я проиграл! У меня теперь нога болит!»

      «Так ты его ещё и ногами бил?!»

      «Эй, ну хватит уже! Лучше скажи, как думаешь, почему препод до меня вечно докапывается?» — написал омега. Он добавил к сообщению грустного обиженного щенка, хотя и знал, что в ответ ему ничего такого не пришлют.

      «Может, он тоже против насилия над природой?» — не унимался Кейк. Он любил привязаться к какой-то теме и долбать собеседника. Но следом пришло ещё одно сообщение от него:

      «Или влюбился. Ему меньше восьмидесяти?»

      «Меньше! Раз в пять»

      «Шестнадцать?»

      «Блин! Нет, около тридцати. Не знаю я! Но он придурок!»

      Марли опять покосился в сторону крыла, где находилась аудитория Келли. Может, он и был придурком, но привлекательным. И почему-то своего друга по переписке омега представлял себе именно таким. Только менее вредным.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.