Свободные сердца. За гранью привычного +1

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фантастика, POV, Антиутопия
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
планируется Макси, написано 59 страниц, 12 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Это не та Англия, о которой вы привыкли читать в учебниках истории. Королева Виктория давным-давно ушла из жизни, оставив после себя могущественную Империю, подмявшую под себя весь мир, небо, изборождённое военными крейсерами и торговыми кораблями, и муниципальные округа, жители которых прозябают в нищете ради дальнейшего процветания государства.
Но в череде долгих событий наступает переломный момент, и жизни трёх, совершенно разных, девушек круто меняются.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Это не та Англия, о которой вы привыкли читать в учебниках истории. Королева Виктория давным-давно ушла из жизни, оставив после себя могущественную Империю, подмявшую под себя весь мир, небо, изборождённое военными крейсерами и торговыми кораблями, и муниципальные округа, жители которых прозябают в нищете ради дальнейшего процветания государства.
Но в череде долгих событий наступает переломный момент, и жизни трёх, совершенно разных, девушек круто меняются.
Красивая беззаботная жизнь Натанэл Бофорт рушится, после коварного убийства её отца. Амбициозные планы Мэган Грэй идут прахом, когда её деятельность привлекает опасное внимание сильных мира сего. Монотонное существование М-Шесть заканчивается, когда в её секторе, один за другим, появляются странные незарегистрированные объекты.
Именно с этого и начинается новый виток в истории Великой Британской Империи.
Шагните вместе с персонажами за грань привычного и выясните, способны ли вы освободить своё сердце!

ЖАНР: альтернативная история, приключенческая фантастика, некоторые элементы стимпанка

Часть 2

11 апреля 2017, 15:17

М-Шесть, лондонский промышленный муниципальный округ, юго-западный сектор, 21 сентября, утро




Так, теперь надо решить, что делать с мамзелью.
Поначалу я думала, что её занесло к нам из соседних секторов, но чем дальше смотрю, тем больше врубаюсь, в какое дерьмо вступила. Она не нашего поля ягода.
Ничегошеньки не знает, смотрит на меня с видом полной дурки. Волосёнки длинные. Одежда была из хлипкой и не ноской ткани. Да и упитанная она для здешних мест, любой скажет. Руки и лицо ухоженные, пусть сейчас и расцарапаны вдоль и поперёк. Чем она вообще таким занималась?.. И чтоб объект ни разу в жизни не пробовал перцовку? Ха! Да её все с малолетства знают, наравне с соской.
Самый очевидный вывод – она из последнего завоза. То, что у нее нет бирки с местом приписки, ни о чем не говорит, могла и потерять, многие теряют, но у неё на коже нет ни клейма о регистрации, ни следа от чипа на спине. Это-то и странно. Кто она, дьявол побери, такая и откуда взялась? Загадка, вашу мать.
Не ко времени всё, но придётся что-то делать или не миновать стрелки с дознавателями. За такое одним ударом не отделаться. Отходят плетью, чтоб другим неповадно было.
Тупица! Разбрасывалась перед Т-Семь-Семь советами, а мозгов им же следовать не хватило. Кабы знала раньше, гнала б её из моего квадранта пинками, но сейчас поздно рвать волосы. Задним умом все сильны. Придется сплавить её к тетке Икс-Восемь-Один. Низко и подло, конечно, вешать на старуху заботу о такой мутной крысе, но потерпит как-нибудь до вечера, пока я не вернусь с работы и не вытрясу правду. А там решу, что делать. Прикопать по-тихому или сдать.
Я неохотно отставила бутылку с «перцовкой». Свою норму знаю.
- Ай-нэ-нэй, как жрать-то хочется! Крошки во рту не было. Пойду за консервами, на твою долю брать? Эй! Оглохла? – я щелкнула перед носом мамзели пальцами. – Есть хочешь?
- Да, буду весьма признательна.
- Чё?
- Я говорю «да, спасибо».
Покачав головой, я полезла в подпол за забытыми в спешке банками. На кой ломать себе язык, если можно разговаривать просто и понятно?
Так, что у меня тут сегодня. Бобы в томате и сардина в масле. Кхм. Так и быть. Побуду хлебосольной хозяйкой, оставлю себе рыбу.
По дороге я прихватила с рабочего стола нож, придирчиво рассмотрела, на всякий случай вытерла о штаны, вскрыла жестянки и воткнула в каждую по ложке. Мамзель сидела на табуретке, понуро опустив голову, отчего волосы свисали кудлами, практически закрывая лицо. И как она вычесывала раньше это мочало? Сдуреть же можно.
- Прекращай хандрить. Ешь.
Я сунула пришлой банку, которую она приняла с видом, словно делает одолжение.
В несколько минут от моей порции ничего не осталось, а мамзель всё принюхивалась и ковырялась. И на кой уступила самое вкусное этой привереде? Из всего, что можно получить у Нулевого, бобы я люблю больше всего.
- Что не так?
- Оно… странное, - заглянув под днище банки, мамзель добавила: - Еще и просроченное!
- Да ты что. Ужас какой, – пробормотала я, доставая из кармана штанов отцовские часы и прикидывая, сколько у меня в запасе времени.
- Со вчерашнего дня! И что смешного?
- Всего лишь. Тебе попалась редкость. Везучая! На-ка, глянь, чего там у меня.
Погремев по пустым стенкам ложкой в последний раз, я сунула её в рот и небрежно перебросила жестянку.
- Двадцать три дня назад.
- Нормуль, не помру.
- Но такое нельзя есть. Это надо выкидывать!
- Я те дам выкидывать! Я на эту жратву как проклятая пашу. Не хочешь — не ешь!
Я без особых усилий отобрала банку с нетронутым содержимым и запустила туда ложку. Чтоб тебе треснуть! Зря открывала. За один раз придётся двойную норму прикончить. Оставлять консерву открытой — всё равно, что выкинуть. К вечеру окончательно испортится, не успеешь и глазом моргнуть. Но, однако, приятно в кои-то веки набить брюхо, не думая о завтрашнем дне.
Я выгребла всё до последнего боба и сыто икнула.
Эх, сейчас бы залечь на полчасика, но кто бы мне дал. Я со вздохом потянулась, почесала живот и отправилась в старую комнату родителей. Надо подогнать мамзель под один колер, слишком уж она выделяется, каждая крыса запомнит.
Я порылась в коробках со старыми вещами. Так. На голову сгодится эта шапка, под неё можно заправить волосы. Найти бы еще что-то мешковатое, уж сильно откормлена эта пришлая...
Опаньки!
На глаза попалась темно-коричневая вязаная накидка, распускающаяся от старости в некоторых местах. На скорую руку затянув пару узелков, чтобы эта штука не рассыпалась к дьяволу прямо сейчас, я перекинула её через плечо и уже на выходе из комнаты заметила рабочие рукавицы. Носит их каждый второй, вызывать вопросов не будут, зато изнеженные руки скроют. Хорошая идея!
- На. Одевай вот это всё.
- Зачем?
- Пойдем к моей знакомой. Мне на смену заступать пора, пересидишь у неё до вечера.
- Разве здесь не безопасно?
- Безопааасно? Хех, ну и насмешила. Хочешь сказать, если белоперчаточникам захочется по велению левой пятки перепроверить дом, им что-то помешает сунуть сюда свои рыла повторно? Выбьют дверь, как миленькие. Так что подрывай зад! Будем надеяться старая карга не станет сильно кочевряжиться… Да, кстати, меня М-Шесть звать. А ты?
Мамзель помолчала и коротко ответила:
- Hэл.
- Чудненько. Будем знакомы.
Я провернула вентиль генератора, выпуская лишний пар из системы. Шестеренки замедлили бег, лампа пару раз мигнула и погасла, механизм расслабленно выдохнул и замер. Я с улыбкой погладила его.
Спрятать объект от визоров, замаскировав тепло тела разогретым генератором, однажды придумал Оуэн, но я никогда не проворачивала такой трюк, поэтому волновалась не на шутку. Но всё вышло более чем успешно. Никто из охранников не почуял подвох, даже он не заметил обмана. Ай-нэ-нэй! Ну-с, у кого из нас котелок лучше варит, выскочка!
Насвистывая, я замкнула дверь. Улицы потихоньку оживали, привычно игнорируя всё еще разносящуюся окрест сирену. По счастью, на ряженую мамзель, которая плелась за мной на шаг позади, словно подыхающая крыса, тоже никто не обращал внимания. Вообще, народ у нас не сильно-то и любопытный, ближе к Сорной петле и Центральному сектору дела были бы хуже. Там чужаков страсть как не любят. Вплоть до ножа в печень. Несколько раз со мной перекинулись парой слов шапочные знакомцы, но до квадранта Икс мы без шумихи.
Я загрохотала кулаком по двери.
- Кого там принесла нелегкая? Руки оторву и сожрать заставлю!
Я спрятала ладони в карманы и приготовилась выслушивать шквал ругани. Дверь распахнулась, предъявляя мне вечно недовольную физиономию Икс-Восемь-Один.
- А, это ты.
При виде меня сморщенное, словно тряпичное, лицо приветливее не стало. Мы с тёткой никогда не ладили. Она не любила меня, я её, да и родственниками мы с ней не были.
- Как Оуэн?
- Как всегда. Говори, чего припёрлась. Уж я тебя знаю.
Я не стала отпираться, кивая себе за спину:
- Она — из другого сектора. Передержишь у себя, пока я не вернусь вечером?
- С какого перепоя мне соглашаться? – смерив мамзель острым взглядом, старая карга презрительно сощурилась. У перестраховщицы отличный нюх на неприятности. Собственно, из-за этого она меня и не признаёт.
- Только до вечера. Сама знаешь, какие у меня отношения с... законом.
- Вот и не впутывай меня. Я законопослушная жительница.
- Ладно, катись к дьяволу. Что-нибудь придумаем. Верно, Нэл?
Я обернулась, чтобы увидеть, как мамзель, закатив глаза, хлопается в обморок. Мы с тёткой переглянулись.
- Я её не заберу. И не мечтай.
- А я на своем горбу её не потащу обратно. Брошу тут под дверью, пусть валяется.
В дверях появился Оуэн, вытирая ладони полотенцем.
- Тётя, что-то случилось? О, М-Шесть! Как же я рад тебя видеть! Ой, а кто это? Твоя подруга, да? Ей плохо? Ой, да она вся горит! Ей надо срочно дать лекарство и сбить температуру. Заноси внутрь, скорее!