Свободные сердца. За гранью привычного 2

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фантастика, POV, Антиутопия
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
планируется Макси, написано 68 страниц, 14 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Это не та Англия, о которой вы привыкли читать в учебниках истории. Королева Виктория давным-давно ушла из жизни, оставив после себя могущественную Империю, подмявшую под себя весь мир, небо, изборождённое военными крейсерами и торговыми кораблями, и муниципальные округа, жители которых прозябают в нищете ради дальнейшего процветания государства.
Но в череде долгих событий наступает переломный момент, и жизни трёх, совершенно разных, девушек круто меняются.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Это не та Англия, о которой вы привыкли читать в учебниках истории. Королева Виктория давным-давно ушла из жизни, оставив после себя могущественную Империю, подмявшую под себя весь мир, небо, изборождённое военными крейсерами и торговыми кораблями, и муниципальные округа, жители которых прозябают в нищете ради дальнейшего процветания государства.
Но в череде долгих событий наступает переломный момент, и жизни трёх, совершенно разных, девушек круто меняются.
Красивая беззаботная жизнь Натанэл Бофорт рушится, после коварного убийства её отца. Амбициозные планы Мэган Грэй идут прахом, когда её деятельность привлекает опасное внимание сильных мира сего. Монотонное существование М-Шесть заканчивается, когда в её секторе, один за другим, появляются странные незарегистрированные объекты.
Именно с этого и начинается новый виток в истории Великой Британской Империи.
Шагните вместе с персонажами за грань привычного и выясните, способны ли вы освободить своё сердце!

ЖАНР: альтернативная история, приключенческая фантастика, некоторые элементы стимпанка

Часть 3

11 апреля 2017, 15:18

Мэган Грэй, Лондон, Королевская Военно-Воздушная Академия, 21 сентября, утро




«Моя прелестнейшая Мэгги!
Рада сообщить, что дома всё в порядке. Да, я помню твои горькие слова, что после произошедшего ты не стремишься знать о родителях, но всё же считаю своим сестринским долгом сообщить – папа и мама в полном здравии.
Я лелею надежду о скорой встрече, хотя понимаю, что это невозможно».
Я зевнула и подперла щеку рукой.
«Наш старый пёс Луи перестал ходить. Боюсь, скоро он покинет нас. А помнишь, как здорово было бродить с ним по полям, тайком красться через кухню, чтобы мисс Грушевская* не заметила запачканные в грязи туфельки?..»
Я вздохнула и просмотрела по диагонали еще три листа подобной чепухи. Не ясно, каким образом моя младшая сестрёнка умудряется обхитрить жесткий контроль матери, но раз в месяц обязательно приходит письмо. С другой стороны, несмотря на кажущуюся неприспособленность к реальной жизни, я всегда считала Китти более прогрессивно развитой в отличие от остального нашего семейства.
Переговариваясь, в лекционной стали собираться однокурсницы. Привычно пропуская галдёж мимо ушей, я сложила листы и, не дочитав, спрятала в конверт. Как-нибудь на досуге, сейчас есть дела намного важнее. Всё равно ответ я никогда не отправляю.
Я открыла записную книжку и, поглаживая угол корешка, в очередной раз пробежалась взглядом по списку имен с адресами, стараясь покрепче задержать их в памяти.
Я встала затемно - даже раньше, чем мальчишки-газетчики получают свежую прессу, - и миновала ворота Академии с первой минутой открытия. Пробраться в архив, привычно сдвинув панель в потолке, не составило большого труда. Результаты доказали - анализ успеваемости выпускников, а также книжных предпочтений во время обучения, эффективен. За последние полгода семеро из моих «подопечных» выказали активную поддержку Чарльзу Бофорту. Для курсантки-пятикурсницы - несомненный повод гордиться.
Дело продвигалось бы продуктивней, если бы я вынесла часть инфо-карт и провела механический анализ данных, но у меня нет знакомых с беспрепятственным доступом к машине Бэббиджа. Непозволительное упущение, которое необходимо исправить, если в будущем я хочу добиться успеха. А пока мне остается работать по старинке, с бумажками. Просматривать историю каждого курсанта от корки до корки долго и нерационально, однако со временем я приноровилась, отсеивая лишнее, и выработала алгоритм, ускоряющий процесс.
Просидев до прихода дежурного архивариуса, я выписала несколько интересных фамилий. Пробью по каналам сегодня же вечером. Лорд Бофорт упоминал в недавней переписке слова Томаса Карлайла, его личного секретаря, что после запущенного в народ фельетона о важности социального равенства участились письма домохозяек, в которых те выражали восхищение политическим курсом и человеческими качествами сэра Чарльза. От женщин мало проку, но нельзя пренебрегать любой социальной прослойкой, даже эти салонные философы могут сыграть роль в предстоящей борьбе. Еще немного и нам удастся протолкнуть поправку об обязательном водоснабжении всех муниципальных округов.
Прозвенел колокол, но я не сумела отбросить посторонние мысли.
Простите, мистер Жене, похоже, сегодня я не смогу быть внимательным слушателем. А жаль. Профессор нередко высказывает весьма любопытные мысли. Я бы сказала, нетипичные для того, кто променял родную страну на служение агрессору ради тёплого местечка. Впрочем, всем приходится жертвовать чем-то ради достижения цели.
Открылась дверь, присутствующие встали с мест. Сначала - гимн, затем - перекличка. Я поднялась и заучено приложила ладонь к сердцу, но привычные строки «Правь, Британия!» не успели сорваться с языка.
Эту статную по-военному грузную фигуру, застывшую посреди аудитории, сложно спутать с комплекцией тощего француза.
Ректор. Сэр Альфред Уоррен.
Не нарушая безмолвия, он жестом велел всем сесть.
Что происходит? Чего я не знаю?
Усилием воли я последовала примеру однокурсниц.
- Приветствую вас, дамы. По вашим лицам я вижу, что все вы слышали о сегодняшней трагедии. Несчастье, которое не должно было случиться и уж тем более коснуться вас. Но я с прискорбием сообщаю, что в пожаре, произошедшем ночью в поместье лорда Чарльза Бофорта, никто не выжил. Я получил официальное подтверждение.
Элайза Вуд вскочила с места. Зажимая ладонями рот, она выбежала из лекционной.
Как восприняла эту новость сама мисс Бофорт?
Я посмотрела на места перед кафедрой. Пусто. Никто не сел на первые три ряда. Там словно образовалась мёртвая зона. Натанэл не явилась на занятия.
- Объявлен недельный траур. Советом профессоров мы приняли решение отменить сегодняшние занятия. Возвращайтесь домой, скорбите об утрате, ибо она действительно велика: видный политик и подающая надежды молодая леди безвременно покинули мир. Страна долго не сможет оправиться от подобного удара. Но наберитесь отваги и сил, ведь именно от вашего поколения зависит будущее и честь Империи; вам предстоит возделывать поля науки и сеять зерна прогресса; на вас рассчитывает Королева, Парламент и вся нация. Так приложим все усилия, какие бы козни не строили недоброжелатели. На сегодня вы свободны, дамы. Храни вас Господь!
Едва ректор вышел, вспыхнуло еще два очага безудержных рыданий: мисс Бофорт пользовалась всеобщим одобрением и симпатией. Смерть самого мистера Бофорта едва ли глубоко затронула эти благочестивые сердца, в них нет места двум печалям одновременно, как нельзя отправиться на приём сразу в нескольких платьях.
Я захлопнула блокнот и встала, чувствуя, как рассыпаются прахом месяцы и годы моей работы. Нужно узнать подробности.
Примечания:
*Их родители не желали, чтобы дочерей воспитывала порочная девица (все колонии во Франции у миссис Грэй ассоциировались с Парижем, столицей борделей), но и позволить себе немецкую гувернантку, как делали многие аристократы, тоже не могли. Так что в результате сошлись на русской.