Свободные сердца. За гранью привычного +1

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фантастика, POV, Антиутопия
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
планируется Макси, написано 59 страниц, 12 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Это не та Англия, о которой вы привыкли читать в учебниках истории. Королева Виктория давным-давно ушла из жизни, оставив после себя могущественную Империю, подмявшую под себя весь мир, небо, изборождённое военными крейсерами и торговыми кораблями, и муниципальные округа, жители которых прозябают в нищете ради дальнейшего процветания государства.
Но в череде долгих событий наступает переломный момент, и жизни трёх, совершенно разных, девушек круто меняются.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Это не та Англия, о которой вы привыкли читать в учебниках истории. Королева Виктория давным-давно ушла из жизни, оставив после себя могущественную Империю, подмявшую под себя весь мир, небо, изборождённое военными крейсерами и торговыми кораблями, и муниципальные округа, жители которых прозябают в нищете ради дальнейшего процветания государства.
Но в череде долгих событий наступает переломный момент, и жизни трёх, совершенно разных, девушек круто меняются.
Красивая беззаботная жизнь Натанэл Бофорт рушится, после коварного убийства её отца. Амбициозные планы Мэган Грэй идут прахом, когда её деятельность привлекает опасное внимание сильных мира сего. Монотонное существование М-Шесть заканчивается, когда в её секторе, один за другим, появляются странные незарегистрированные объекты.
Именно с этого и начинается новый виток в истории Великой Британской Империи.
Шагните вместе с персонажами за грань привычного и выясните, способны ли вы освободить своё сердце!

ЖАНР: альтернативная история, приключенческая фантастика, некоторые элементы стимпанка

Часть 10

11 апреля 2017, 21:32

Натанэл, юго-западный сектор лондонского промышленного муниципального округа, 24 сентября, вечер




Свернувшись калачиком, я лежала на кровати и смотрела в безграничный мрак, столь же непроглядный, как и моё будущее.
Знобило. По виску ползла холодная капля пота, ладони, которые я зажала между коленями, подрагивали, голодный желудок урчал. Слабыми пальцами я едва натянула на себя старое покрывало, что уж говорить о том, чтобы встать и отправиться на поиски еды. Впрочем, даже будь у меня эта разнесчастная консерва, которой попрекала меня М-Шесть, я всё равно не знаю, как открывать крышку. Экономка всегда заказывала только свежие овощи и мясо, для людей нашего достатка питаться полуфабрикатами, рассчитанными на средний класс, - дурной тон.
Да, я никогда не знала, что такое нужда и лишения. Вероятно, папа даже немного меня баловал, но и не удивительно, ведь вскоре после моего рождения мама умерла, и я осталась единственным его утешением. Денег на булавки (да еще плюс честно заслуженная академическая стипендия) всегда хватало на приятные мелочи: перчатки, серьги или шляпка к новому сезону. Мой отец - человек большого ума, - с отличием окончил университет, построил блестящую карьеру; моя мать – представительница одной из ветвей старинного, пусть и обнищавшего, дворянского рода из Италии - также по праву имела все привилегии. Воспитанные и культурные люди, образцовые подданные, пример для подражания. Мы самостоятельно всего достигли, политика разделения здесь совершенно не причём!
Я прекрасно разбираюсь в новых и новейших хрониках Британской Империи, профессора, которые посещали наш дом для уроков, особое внимание уделяли истории. Начало девятнадцатого века открыло новую веху в покорении небесных просторов. После изобретения германскими военными новой модели парового двигателя – более мощного и грузоподъемного, – аэронавтика ушла в прошлое. Неповоротливые дирижабли и малоприменимые воздушные шары полностью уступили место в небе юрким полу-парусникам, быстроходным крейсерам и грозным дредноутам.
Когда королева Виктория вступила на престол, мир уже был погружен в распри и политические разногласия. Радикальная перестановка сил была только вопросом времени. В ожидании неминуемых столкновений, правительство во главе с королевой бросило все ресурсы на развитие воздушного судостроения, стараясь укрепить флот и модернизировать его в соответствии с последними веяниями техники. На работу приглашались все желающие. Платили скромно, зато обучали, давали крышу над головой и кормили. Вокруг крупнейшего завода стремительно росло поселение, с каждым годом расползаясь в стороны. Расширенные уже в двадцатом веке лесные массивы (так называемый Зелёный пояс Лондона) были призваны не только защищать жителей столицы от последствий индустриализации, но и сдержать экспансию промышленного муниципального округа.
По всей стране возводились новые фабрики, Академия Наук упорно трудилась над улучшением технологий, привлекались самые светлые умы. Строительство флота давало работу тысячам и тысячам граждан, в то же время удешевление производства позволяло зарабатывать на перепродаже воздушных кораблей и оружия союзным странам. Вырученное золото возвращалось в промышленность, создав, таким образом, беспрерывный цикл обогащения.
Но в мирную жизнь ворвалась война, результаты которой позже войдут в учебники под названием Великий Колониальный Раздел.
Во время постоянной внешней угрозы приходилось решать и внутренние трудности. Синие воротнички массово покидали рабочие места, создавая проблемы на производстве. В момент опасности, эти трусливые создания не желали содействовать победе и пытались дезертировать, якобы спасаясь от обстрела, которому подвергались промышленные постройки. В то время как сотни талантливых пилотов и храбрых офицеров погибали, защищая родину!
Советом Министров было принято решение окружить промышленные округа охранными стенами и ввести в них военное положение.
Шаг за шагом, титаническими усилиями, ценой многих жизней, мы одерживали победу за победой. Никто в мире не мог усомниться в могуществе Британской Империи, культура и образ жизни английского высшего света победно шествовали по миру.
Боевые действия смещались всё дальше на восток, а новые земли отводились под ресурсные нужды, ведь многомиллионной армии требовалось оружие, продовольствие, одежда. Наша нация никогда не любила нахлебников, поддерживая политику «каждому воздается по заслугам». Королевским указом улицы городов следовало очистить от тех «кто не желал зарабатывать честным и достойным трудом». Их отправляли в закрытые комплексы, для того, чтобы даже низшие слои населения делали свой вклад в развитие прогресса.
Лондон был очищен.
Конечно, нельзя сказать, что проблемы исчезли, многое только предстоит сделать и наверстать, но когда я читала о годах до политики разделения, то приходила в ужас. Ни дня без убийств и насилия, по городам свободно разгуливали пьяницы, безумцы и нищие, источая смрад и распространяя болезни. Не хотелось бы мне жить в те времена!
Я ни в чём не виновата, пусть и была излишне резка. Но зачем отрицать очевидное? В то время как в Лондоне развивается исключительно интеллигентное общество, в промышленном муниципальном округе рождаются потомки воров, предателей, бездельников, преступников. А научно доказано, что генетика ничего не забывает и не прощает. Ум и способности передаются от родителей к детям, как и склонность к лености, безумству, преступлениям. Люди, лишенные уважения друг к другу, чувства сострадания и взаимопомощи, годятся только для черной работы. Не вижу никакой несправедливости, меня не в чем упрекнуть. Истинная добродетель в том, чтобы открыто признавать собственные недостатки.
Пусть М-Шесть, которая по своему разумению докатилась до такой жизни, продолжает нести чепуху. Уж я-то знаю, кто прав. Ведь пожелай она стать полноценным членом общества, то была бы избавлена от необходимости жить за стеной.
Например, один из курсантов военного отделения, по слухам, был как раз выходцем из лондонского промышленного муниципального округа, и при этом едва ли не лучшим в потоке! Я поступила на первый курс Королевской Военно-Воздушной Академии, а все разговоры только и были о том, что курсант Найт по разрешению ректора заканчивает обучение экстерном. Говорили, что молодой человек совмещает учебу со службой Империи. Высокий, худощавый, но хорошо сложенный, с изысканной бледностью лица, резко контрастировавшей с черными волосами, – он был причиной тайных вздохов едва ли не каждой девушки Академии.
Ох, как я одно время завидовала Мэган Грэй, однокурснице, которая не только видела его вблизи, но и разговаривала! Что же касается, мисс Грэй, мне она и до этого не сильно нравилась, особенно крайней педантичностью, а вскоре наша с ней взаимная неприязнь переросла в негласное противостояние…
Утомленная переживаниями, я впала в полудрёму, вздрагивая от любого шороха и звука, так что щелчок замка подействовал на меня как сигнал тревоги. Я села на кровати, затаила дыхание и прислушалась. В соседней комнате, где стоял генератор, кто-то ходил, натыкаясь в темноте на препятствия. Захлопали дверцы шкафчиков, заскрипели выдвигаемые полки, зазвенели бутылки под аккомпанемент ругани. Я прислушалась к знакомым интонациям и расслабилась – хозяйка вернулась домой. Выдохнув, я выпустила судорожно смятое покрывало из рук.
Шум и возня стихли, чиркнула-зашипела спичка, и в комнату робко заглянул поток тусклого света. Я с трудом поднялась с кровати и вышла из-за двери.
М-Шесть, покачиваясь на нетвердых ногах, обернулась на звук, подняла повыше лампу. Я ожидала чего угодно: упрёков, оскорблений, нотаций, но хозяйка дома только прохрипела-прокаркала:
- Двигай за мной.
Мы вышли на улицу. Придерживая левую руку на весу, М-Шесть кое-как заперла дверь. От девицы разило спиртом, а руки тряслись, как у бывалого пьяницы.
- Отведу тебя к Икс-Восемь-Один, ночуешь у неё сегодня, других вариантов нет. Будешь помогать по хозяйству, а в обмен она согласна тебя кормить. На улицу не выходишь, тебя никто не должен видеть и слышать. О проверке я толком ничего не смогла выяснить, так что, на всяк случай, показываю тебе самый короткий путь к моему квадранту. Если услышишь сигнал о начале проверки – дуй ко мне, чем бы ни занималась. Хоть посреди ночи, хоть с горшка, хоть полудохлой ползи. Ясно? С этим не шутят. Я дам тебе запасной ключ. Вставляешь его ровно наполовину и проворачиваешь один раз по часовой стрелке, потом задвигаешь до конца и три поворота против часовой стрелки.
Я молчала, старательно запоминая дорогу. Не ради сомнительного плана М-Шесть, а на тот случай, если придется спасаться бегством. Я не верю ей. Сама говорила, что у неё нет причин меня прикрывать, сдаст при первой удобной возможности. Пока я не придумаю, как выбраться на свободу, придется смириться с обстоятельствами и жить у старухи с мальчишкой.
Больше местная не сказала ни слова. Отдала ключ-пластину грубой отливки, привела к дому, кивнула на дверь и поторопилась уйти. Странное поведение. Мне казалось, М-Шесть не упускает случая поскакать наседкой вокруг мальчика-альбиноса и похвастаться своими незаконными делишками. Я оглянулась и пожала плечами. Ушла - и ладно, её дело.
Не прошло и пары секунд, как, в ответ на стук, дверь распахнулась, обдавая теплом жилого дома и сытными запахами. Оуэн просиял, как начищенный соверен, и чересчур энергично взмахнул зажатой в руке лампой:
- Нэл! Как я рад тебя видеть! Я заждался. А где М-Шесть? Вы разве не вместе?
- И тебе доброго вечера. Она оставила меня здесь и ушла, - я не стала дожидаться приглашения войти и переступила порог, с раздражением отмечая до нелепости восторженную манеру речи. В таком возрасте пора бы перестать разговаривать, словно ребенок в Рождественское утро!
Оуэн замолчал, сник.
- Извини, ты устала за сегодня, а я набросился с вопросами. Пойдём, я покажу твою комнату, мы её специально приготовили.
- Разве я буду спать не там, где раньше?
- О, в той каморке живу я. Поверь, тебе намного уютней будет в комнате попросторней. Там и с потолка течёт в разы меньше!
Оуэн подвёл меня к занавеске, призванной заменять дверь, отдернул ткань в мелкий цветочек и торжественно обвел комнату лампой. Колченогий табурет, достопамятная кастрюлька, гамак, подвешенный на вбитые в стены металлические штыри – вот и всё, чем меня одарили.
- Это М-Шесть сегодня сделала. Нравится?
- В восторге, - буркнула я, проверяя прочность креплений. Не хотелось бы посреди ночи оказаться на полу. - А где, та, что тоже здесь живет?
- Ты спрашиваешь про тетю Икс-Восемь-Один? О, её пока нет, она в соседнем квадранте, отпевает покойника.
- Что?!
- На заводе сегодня взорвался котёл, и кипятком обожгло одного из рабочих. Его пару часов назад принесли. Хорошо, что не мучился долго, скончался почти сразу. Ну, не буду мешать, отдыхай.
Оуэн бесшумно исчез вместе с лампой. Замечательно. Милая жизнеутверждающая история на ночь. Именно то, что мне надо.
Я не стала раздеваться. Забралась в гамак, нащупала плед, укуталась в него и замерла, покачиваясь из стороны в сторону. Ночная тишина не была абсолютной: занавеска шуршала по полу от сквозняка, старый дом поскрипывал, ветер свистел за окном, где-то вдалеке раздавались женские рыдания. По спине пробежали мурашки, я зажмурилась и зажала уши ладонями.