Немного о рабстве 56

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Тор, Мстители, Мстители: Величайшие Герои Земли, Мстители, общий сбор! (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Локи/Дарси, Дарси Льюис, Локи Лафейсон
Рейтинг:
R
Жанры:
Юмор, Флафф, Эксперимент, Стёб, Любовь/Ненависть
Предупреждения:
OOC, Кинк
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Локи судит асгардский суд, на котором присутствуют Мстители с Дарси (ну вот так получилось, занесло их туда) и ему предстоит быть рабом. Магический жребий выбирает хозяйкой Дарси, Локи, понятное дело, не в восторге. Но женская ласка способна всё изменить, ведь Дарси кому угодно причинит добро и нанесёт пользу.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Да, что-то меня понесло и в этом фанфике кинк кинком погоняет. Хулиганю, короче. Все персонажи слегка ООСные.

Часть первая и единственная

8 января 2017, 21:24
Дарси не понимала, зачем она здесь, но, во всяком случае, внутри было не так жарко, как снаружи — толстые стены асгардского дворца надежно защищали от летнего зноя. Массивные, украшенные резьбой, колонны уходили вверх и терялись в сумраке бесконечно высокого потолка. Подумать только, этот дворец уже стоял, когда человеческая цивилизация только зарождалась. У подножия колонн толпились люди и асы. Трон Одина находился на возвышении и Дарси даже не приходилось вставать на цыпочки, чтобы увидеть Всеотца. К счастью, на неё почти никто не обращал внимания, все были слишком взволнованы. Дарси в очередной раз огляделась и в очередной раз спросила себя, что она здесь делает. Наташа и Бартон о чем-то переговаривались, Тора и Джейн не было видно, Старк нервно расхаживал от колонны к колонне — сейчас он был не в своей броне, а в обычной одежде — джинсы и чёрная рубашка, через которую светился реактор.
Шум стих — стражники ввели Локи и Дарси увидела, что рот его закрывает намордник, а руки скованы. Больше она разглядеть не успела — было слишком далеко.
Один говорил долго, расписывая прегрешения Локи, и, как поняла Дарси, младшему принцу теперь предстояло провести какое-то время в рабстве, вот только было непонятно, кто должен был стать его хозяином. Впрочем, непонятка быстро разрешилась: к подножию трона принесли нечто вроде большого синего кристалла на низкой золоченой табуретке.
— Что это? — спросила Дарси.
Молоденькая светловолосая асиня в бледно-голубом платье обернулась и ответила:
— Это Камень Справедливости. Он укажет на того, кто станет хозяином принца Локи.
Помолчав, девушка добавила:
— Говорят, что на самом деле это не камень, а живое существо, намного старше богов и людей.
Толпа в зале пришла в движение, на первый взгляд хаотическое, а чуть позже Дарси сообразила, что они образуют длинную очередь, ведущую к трону, вернее, к той самой золочёной табуретке. Дарси отошла за колонну, не желая путаться под ногами, и стала наблюдать. Асы подходили к кристаллу, касались его и... ничего не происходило. Дарси стала гадать, как произойдёт этот самый выбор. Может, когда все пройдут и дотронутся до этого камня, над ним загорится надпись с именем победителя? Хотя приз сомнительный.
— А ты что здесь делаешь? — услышала она голос Джейн за спиной.
Дарси обернулась. Подруга была одета в золотисто-зелёное платье по асгардской моде.
— Стараюсь никому не мешать, — честно ответила Дарси.
— Вставай в очередь, — велела Джейн. — Так положено.
— Но я же... человек, — растерялась Дарси.
— Это неважно, — сказала Джейн. — Ты присутствовала на суде, а значит, тоже должна участвовать. Таков обычай.
— А вы с Тором?
— Тор будет предпоследним. Последним до камня дотронется сам Один. Так принято.
Дарси повезло: она встала за здоровяком в доспехах из голубоватого металла и на неё почти не обращали внимания. Очередь шумела, но двигалась довольно шустро, асы подходили, кланялись Одину, касались камня, кланялись снова и уходили. Дарси подумала, что, если бы они не тратили время на поклоны, то дело бы пошло ещё быстрее. Потом она стала думать о том, что следует сделать ей. Тоже поклониться? А это будет нормально, она же из Мидгарда? Или сделать реверанс. По случаю визита в Асгард Дарси надела самую длинную юбку, какую нашла у себя, проблема была в том, что реверансы она делать не умела. Когда очередь немного изогнулась, она увидела Мстителей, всё также что-то обсуждавших.
Хоть Дарси и готовилась мысленно, но она всё равно растерялась, когда здоровяк в доспехах отошёл в сторону. Перед ней на троне сидел Всеотец, Дарси не решалась открыто смотреть на него и, поскольку трон был высокий, ей были видны только его сапоги из грубой кожи. Зато Локи она разглядела прекрасно. Руки асгардского принца сковывали наручники с длинными цепями, рот закрывал намордник, а роскошное одеяние, чёрное с зелёным, подчеркивало бледность кожи. Выглядел бог обмана не очень — лицо осунулось, а под глазами залегли тёмные круги. Но в самих глазах, удивительного изумрудного цвета, ясно читалось презрение.
Дарси замешкалась на секунду, но вспомнила, что нужно делать, изобразила нечто, похожее на поклон и коснулась прохладной поверхности камня. Кристалл был ярко-синий и одновременно очень прозрачный, в глубине его вспыхивали светлые искорки, Дарси сделала шаг назад и уже собралась изобразить второй поклон, когда из камня ударил пронзительный белый в голубизну свет...

— Жить будете в башне, — говорил Старк. — Просто мне так спокойнее. Всем так спокойнее. Здесь даже комнаты подходящие есть — я думал, они так и простоят пустыми, но нет — пригодились.
Они шли по коридору жилища Старка: впереди — сам Старк, за ним — Дарси с Локи, а позади уже остальные Мстители.
— Знаешь, — Дарси почувствовала на щеке дыхание Локи, так близки он наклонился к ней. — А ведь мне уже приходилось разрушать заклинания Всеотца.
— Угу, — согласилась Дарси. — Только почему-то в этот раз заклинание рабства он наложил на тебя, а не наоборот. Странно, не правда ли?
Локи выпрямился и Дарси показалось, что она слышит шипение рассерженной змеи. И она знала причину его злости: дело было в том, что заклинание не только давало ей власть над Локи, но и позволяло чувствовать его эмоции, конечно, не всегда, только когда раб близко, вот как сейчас, но всё же. Один сказал, что, будь Дарси асиней, она могла бы читать мысли принца, как сам бог обмана читал их у Селвига и Бартона, но, возможно, она ещё научится этому. Да, Локи было от чего быть в ярости.
Старк привёл их в большую комнату с окном во всю стену, диваном буквой Г и плазмой под потолком. В двух противоположных стенах были две двери, ведущие в спальни с отдельными ванными. Вещи Дарси уже доставили из их с Джейн квартиры и даже разложили по местам: одежда — в шкафу, ноутбук и любимый айпод — на письменном столе, косметика — в ванной. Она вернулась в общую комнату и увидела, что Локи стоит у широкого окна и смотрит на город. Невольно Дарси отметила, какие у него широкие плечи и тонкая талия.
— Я знал, что когда-нибудь поселюсь здесь, — сказал бог обмана. — Только полагал, что займу покои наверху, впрочем, всё ещё впереди.
Дарси постояла немного, глядя ему в спину.
— Послушай, — сказала она. — Мне тоже всё это не нравится, я никогда не хотела быть ничьей хозяйкой, разве что в детстве хотела собаку. Мне... не нужна никакая власть, понимаешь?
Локи обернулся к ней и усмехнулся волчьей усмешкой.
— Все желают власти, — ответил он. — Даже глупенькие смертные над собакой.
Наградив Дарси ещё одной улыбкой, больше похожей на оскал, Локи скрылся в своей спальне. Смерив захлопнувшуюся дверь мрачным взглядом, Дарси тоже ушла к себе и плюхнулась на кровать. Её личная эпоха рабовладения началась очень весело.
Вечером Дарси постучалась к Локи.
— Пора ужинать, — сказала она закрытой двери, а сама подумала, что надо бы не церемонии разводить, а пинком распахнуть эту дверь. Хозяйка раба она или как? — И переоденься в нормальную одежду — она в шкафу должна быть.
На самом деле на одежду Локи Дарси было наплевать, пусть как угодно ходит, но Старк сказал, чтобы он тут в этих «толкинистских шмотках не шлялся.»
Дверь распахнулась, так что Дарси едва успела отскочить.
— Девочка, — произнёс бог обмана таким сладким голосом, что стало жутко. — Ты считаешь, будто от того, что Всеотец наложил простое заклинание, не позволяющее мне свернуть тебе шею прямо сейчас, ты можешь мне приказывать? Я — бог, ничтожество!
Последние слова он прошипел ей в лицо.
Дарси прикрыла глаза.
— Нам надо просто подняться в пентхаус и поесть, — сказала она. — Я не хочу приказывать тебе, не хочу лишать тебя воли, как ты это делал с Селвигом.
Локи расхохотался, а Дарси почувствовала что-то странное, наверное, это была магия Одина.
— Повинуйся! — крикнула она и не узнала своего голоса. Тут она впервые увидела и поняла, как работает заклинание рабства.
Это походило на пропущенную через неё и Локи проволоку и ещё на тысячу разных вещей, бог обмана упал на колени и лицо его исказилось от боли, а источником этой боли была она, Дарси. Локи, наверное, закричал или застонал бы, но ему было слишком больно, он завалился на бок и пальцы его заскребли по ковру.
— Ох, прости! — Дарси бросилась его поднимать, напуганная этим зрелищем, но Локи, снова встав на колени, отстранил её. Он бы оттолкнул Дарси, если бы заклинание не запрещало ему причинять ей вред. Медленно, держась за дверной косяк, Локи поднялся и взглянул на Дарси. В изумрудных глазах было бешенство, а за бешенством... такое выражение бывает у собак, которых часто били и вот побили ещё раз.
— Да, госпожа, — тихо сказал он и закрыл за собой дверь.
Появился Локи уже в джинсах и серой футболке.

— Как мило, Мстители играют в благородство и сажают раба за стол, — произнёс Локи, окидывая взглядом длинную вереницу блюд. — Где положенная мне миска гнилой похлёбки?
Дарси сосчитала до десяти и выдохнула. Бог обмана уже успел вывести её из себя и она поняла, что не так уж его и жалеет. Неужели ей и дальше придётся терпеть от него гадости? И тут ей пришла в голову идея.
— Так, — сказала Дарси. — Сейчас ты сядешь и будешь есть всё, что тебе положат.
Мстители полностью оправдали своё название и оттянулись на Локи по-полной — тарелка его не пустела. Сначала шли салаты двух видов — мясной и с рыбой, потом — солидная порция жареной картошки зеленью и грибами и куском свинины в тесте. Затем на тарелке Локи появились блины с разными начинками. Блины были правильные, золотистые, ноздреватые и пахли умопомрачительно. Если бы такую порцию предложили Дарси, то ей бы как раз хватило на плотный завтрак, а парочку бы она остановила на обед или ужин, Локи же предстояло съесть их «в одно лицо» и совсем не на голодный желудок, но он справился, правда, после Дарси заметила, как Локи ослабляет брючный ремень, но ничего не сказала и положила богу обмана большой кусок поджаристого, с глянцевой корочкой, пирога с рисом и яйцами, потом добавила ещё один, с капустой.
Бартон с преувеличенной заботой сгрузил Локи на тарелку чуть ли не четвертушку горячей, исходящей паром, пиццы с салями, свининой и острыми зелёными перчиками.
— А то Всеотец подумает, что мы тебя голодом морим, — сказал он. — Нехорошо получится.
Если вначале ужина Локи прямо таки накинулся на салаты (Дарси почувствовала его голод и подумала, что в тюрьме его, наверное, не кормили или кормили плохо), то сейчас он ел медленно, с паузами, явно прислушиваясь к своим ощущениям. На издёвки и подколки он не обращал внимания, хотя старались все, даже Тор и Стив. Поскольку Старк участвовал в экзекуции на свой обычный манер и постоянно подливал Локи то какого-нибудь вина, то виски, то шампанского, на скулах бога обмана играл хмельной румянец, а зелёные глаза маслянисто блестели. Но он молчал, кажется, сообразив, что Дарси в самом деле может делать с ним, что захочет.
— И ещё кусочек, — Чёрная Вдова положила Локи пару рулетиков с форелью.
Бог обмана посмотрел на неё почти умоляюще.
— Давай, мы в тебя верим, — сказал Бартон. — В богов ведь надо верить, правда?
Когда с рулетами было покончено, Ванда по воздуху переправила Локи шоколадное пирожное. Локи откинулся на стуле и вздохнул. Он сделал несколько глотков чая из большой кружки и приступил к пирожному. Дарси снова осторожно прощупала его эмоции и чуть не рассмеялась — к сладкому бог обмана был неравнодушен и пирожное бы съел без всякого принуждения.
В гигантской гостиной Старка, куда перешли все Мстители после ужина, было всего полно: здесь был и здоровенный диван, кресло, подвешенное к потолку на цепи, футуристическое кресло-качалка, обычные кресла, кресла-бинбеги, подиум, заваленный подушками и второй подиум, тоже с подушками, застеленный ковром и с квадратной ямой посередине метровой глубины. Яма была такой величины, что в неё свободно бы поместились четыре двуспальные кровати, составленные квадратом, пол был мягким, а подушек и даже пледов внутри тоже хватало. Стенки ямы могли подсвечиваться разными цветами. Раньше нечто подобное Дарси видела только в кино, и, увидев это сооружение вживую, решила, что у богатых свои причуды. Но сейчас «причуда» очень даже пригодилась.
Пошатываясь от съеденного и выпитого, а может, и от усталости, Локи с трудом забрался на подиум и тяжело рухнул в яму.
— Капут, — прокомментировал Бартон, тоже падая на диван. — Готов.
— Бедняга, он же теперь три дня лежать будет, — сказал Беннер.
— И не острит больше, — заметил Старк, раскачиваясь в футуристической качалке со стаканом виски в руке. — Как-то даже скучно. Дарси, что ты с ним делать будешь? Проучила ты его красиво, надо сказать.
— Мучить! — ответила Дарси, заглядывая в яму.
Локи пытался сохранять остатки достоинства, но трудно сохранять достоинство, лёжа на спине и едва дыша от сытости. Дарси сбросила туфли и спустилась к нему.
— Кто-то потерял свои кубики, — сказала она, пощекотав бога обмана по уже совсем не поджарому животу.
Локи вздрогнул и посмотрел на Дарси. Она на всякий случай «прощупала» его, подумав, что перестаралась и богу обмана, несмотря на своё бессмертие, поплохело, но беспокоилось она напрасно — Локи одурел от такого количества еды, захмелел, но чувствовал себя прекрасно, если не считать того, что он был страшно унижен.
Но отступать Дарси не собиралась, оправдываться тоже.
— Что ты там делаешь? — в яму заглянула Наташа.
— Ищу потерянные кубики, — ответила Дарси. — Нет, нет, не мешай мне, — сказала она уже Локи. — Лежи смирно.
— Так я помогу найти!

Локи уже было всё равно. Мидгардка показала, что церемониться с ним не будет, а сейчас развлекалась с ним, точно он был домашним питомцем! Не наложи Один заклинание, они бы все сотни раз пожалели о своей наглости.
Спать хотелось ужасно, а от того, что его щекотали, Локи впал в какой-то транс. Он ничего, ничего не мог сделать! Бог обмана лежал, а две пары рук плясали по его рёбрам и животу с двух сторон, так странно и непривычно, то ли противно, то ли наоборот, приятно и хотелось то ли отползти от этих лёгких прикосновений, то ли наоборот, поддаться им. Вот Дарси провела пальцами как проскакала справа, от пупка к груди, самое «щекотное» место — под первым ребром и Локи снова вздрогнул. Чёрная Вдова подходила к делу более упорядоченно и с большим садизмом: она слегка пощипывала ему бок, потом переходила на живот, а потом уже обрабатывала его многострадальные рёбра, отчего где-то под рёбрами всё приятно напрягалось, потом расслаблялось, и так снова и снова.
Нет, столько есть он не может. Локи казалось, что вместо желудка у него огромный тяжёлый шар, который давит на диафрагму, дышать было трудно, а пальцы то ли Вдовы, то ли Дарси уже залезли под и так расстегнутый пояс джинсов и щекотали уже там. С другой стороны, вкусно всё было сказочно, только вот он, кажется, лопнет, если сделает хоть одно неосторожное движение.
— А можно к вам в пыточную команду? — в яму свесилась голова Ванды. — У меня даже идея одна есть.
Эти слова Локи сразу насторожили и не напрасно. Наташа переместилась к голове бога обмана, давая Ванде место, Ванда спустилась и наклонилась над Локи, её длинные волосы задели его по носу. Тоненькие пальчики в кольцах на секунду коснулись груди, а затем Локи почувствовал, что его щекочут уже везде: по спине, по шее, по животу, даже ступни и пальцы ног не избежали этой участи. Это походило и на ласковое почёсывание, и на легкие поцелуи сухими губами, и на совсем слабенькие щипки. Глаза бога обмана широко распахнулись. Ему и хотелось прекратить это, он, в конце концов, наследный принц Асгарда, с ним не смеют обращаться, как с комнатной собачкой, и в то же время это было восхитительно. И спать. Ему так хотелось спать, несмотря на щекотку. Последние три ночи перед судом он глаз не сомкнул и сейчас расплачивался.
Мягкие нежные волны гладили всё тело и Локи было удивительно хорошо. Да, так, и ещё сбоку. Ох, как же хорошо! Пожалуй, он полежит так немного. Совсем немного.
— Его вырубает, — сказала Дарси.
Локи с трудом открыл глаза и посмотрел на неё.
— Что вы делаете?
— Пытаем тебя, неужели не заметно?
— Как... хорошо... Еще, пожалуйста. Пожалуйста...
Потом Ванде надоело и они снова перешли на «ручной режим». Теперь Чёрная Вдова поглаживала и почёсывала его за ухом, как кота, а Дарси водила пальцем под поясом джинсов. С Локи происходило что-то странное: ощущение собственной уязвимости вдруг стало приятным, ему даже стало интересно, что они ещё придумают.
Потом Ванда совершенно беспардонно стала выстукивать на животе Локи какой-то ритм, а Наташа с Дарси стали уже не щекотать его, а гладить. Тело Локи точно растворилось, остались только эти прикосновения. Наташа нашла какой-то плед и прикрыла им Локи глаза, так что он оказался в полной темноте. Темнота и нежные-нежные поглаживания. Он не мог угадать, чего они коснуться в следующий раз. Плечо? Ладонь? Шея? Это незнание приятно и легко томило, а Локи уже не понимал, спит он или нет.
Ох! Его как обожгло, когда Дарси вздумала пощекотать его как в первый раз, Локи дёрнулся, едва не опрокинув Наташу, после чего девушки с хохотом повалились на растерянного и обалдевшего бога обмана, отчего он только охнул.
— Нет, он просто милаха! — воскликнула Дарси.
Вид у Локи был немного обиженный и Дарси обняла его и чмокнула в щёку, после чего Локи стали тормошить и тискать по-новой.
— Напугали бедняжку, — сказала Наташа, разворачивая плед и накрывая им Локи.
— Подушку ему дайте.
— Да, вот так удобно. Замучили мы его.
Локи вздохнул. Это было верно, но под пледом было тепло и уютно, Наташа убрала с лица бога обмана растрепавшиеся волосы, а Дарси снова принялась его гладить.
— Будешь себя хорошо вести? — спросила она.
— Да, — пробормотал Локи. — Всё, что угодно.
Теперь он лежал смирно и только жмурился в объятиях Дарси.
— Точно?
— Да, да, только ещё погладь, да..., — Локи привалился к Дарси. — Не издевайтесь надо мной, пожалуйста.
— Да, он просто очаровашка, — согласилась Ванда. — Всегда бы был такой послушный.
— Будет, — сказала Чёрная Вдова. — С нами не забалуешь.
Локи чуть нервно улыбнулся ей, но вскоре размяк под руками Дарси и Ванды и улыбка его стала довольной.
Полумрак старковой мягкой ямы усыплял. К ним заглянул Бартон, ухмыльнулся и произнёс:
— Хорошо устроился — налопался, как удав, и кайфует.
Самый могущественный, после Одина, маг Асгарда и Мидгарда и хитроумный злодей по совместительству пристроился под бок Дарси, насколько это было возможно при такой разнице в габаритах, и закрыл глаза. Вскоре он уже блаженно посапывал.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.