Дорогая сестра +24

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Звездные Войны, Мифология (кроссовер)

Основные персонажи:
Бен Соло (Кайло Рен), Рей
Пэйринг:
Кайло Рен/Рей
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Драма, Фэнтези, AU
Предупреждения:
Инцест
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Артуриана АУ. Перед последней битвой за Камелот, королеву Рей навещает её сводный брат – злой колдун Кайло.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Каким-то образом в голову мне заползла странная параллель Рей/Король Артур и Кайло Рен/Моргана.
14 января 2017, 15:46
Грозовые тучи нависли над Камелотом. Надвигался Рок. Замок кипел всей оставшейся в нём жизнью, они готовились выступить в свой последний поход. Однако тронный зал пустовал: ничего кроме пустых столов, стульев, слабого света пасмурного дня, робко пробиравшегося в окна, и самой королевы.
Королева Рей сидела на своём троне в полном вооружении, с мечом на коленях. Волшебный меч со дна озера, он ничуть не затупился и не потускнел за годы.
В дверях показалась фигура в чёрном и направилась к трону. В пустом зале малейший стук должен бы отдаваться эхом, но человек этот ступал необычайно тихо.
Рей вгляделась в его лицо. С их первой встречи он так и не постарел ни на день. Скорее всего, она сейчас выглядела даже старше него. Она знала, что в её каштановых волосах под короной уже затесалась неестественная ранняя седина.
Семнадцать лет назад Кайло явился к ней впервые, в день её коронации. Она была всего лишь несмышлёной девчонкой, в чьи руки по какой-то причине лёг меч, годы покоившийся в камне. Сотни мужчин, прежде и не взглянувшие бы в её сторону, смотрели на неё с почтением и с глубокой надеждой. Но он смотрел иначе. Взгляд его карих глаз, в свете свечей казавшихся чёрными, впился в неё и жаждал от неё ответа. Он не был красив, но именно от него она не могла отвести взгляд весь вечер. Лишь когда половина лордов перепилась, а половина разошлась, Рей выдался случай заговорить с ним.
– Вы так печальны, сэр. Отчего?
– Я не "сэр", миледи, я всего лишь скромный бард.
– Тогда спойте что-нибудь.
– Боюсь, что потерял голос, миледи.
Она плохо помнила, о чём они говорили потом. Пустая болтовня, сказки, ложь. Её разум окутывал густой туман, дурное наваждение, склоняющее людей к страшным ошибкам. Она стала королевой в тот день, но оставалась пустоголовой девчонкой в тот вечер. Последовавшей ночью он сделал её женщиной, а наутро исчез, как мираж.
Откуда она могла знать, что несчастный бард, скромно назвавшийся Беном, окажется её единоутробным братом. Тем самым, о котором предупреждал её наставник и покровитель, Люк. Колдуном, её завистником и врагом. Иногда она видела брата в своих снах, но не его лицо – лишь страшную маску. Ей казалось, встреть она это зло во плоти, то непременно его узнает. Какой же она была глупой.
Дитя, что Рей произвела на свет девять месяцев спустя, Люк вырвал из её рук, как когда-то вырвали из рук леди Леи её саму. Она даже не успела сама дать ему имя. Он не должен был быть ей ни сыном, ни наследником. И теперь, не получив от матери любви, он требовал её королевство. Что хуже всего, Рей не была уверена, что права, отказывая ему в этом требовании. Говорили, что нравом он пошёл весь в отца, но кто ещё смог бы удержать Камелот в своих руках, как не её кровь? Нет, их общая кровь… плод позорного кровосмешения.
Королева отчаянно нуждалась в мудром совете, но сейчас подданные покинули её. Не было рядом ни Люка, усадившего её на этот трон, ни первого её рыцаря, ни её короля, никогда не бывшего ей любимым, но бывшего верным ей соратником и опорой. Всё что у неё осталось – это меч. И враг, стоящий прямо перед ней.
– Пришёл позлорадствовать? – наконец обратилась к незваному гостю Рей.
Кайло остановился на почтительном расстоянии в полдюжины шагов и слегка поклонился. Он уставился на неё, совсем как в тот вечер, вот только при сегодняшнем свете его глаза отдавали в болотисто-зелёный.
– Ты солнце, дорогая сестра, – а я так люблю смотреть на закат.
Слышать предвестие своей кончины мало кому будет приятно, но Рей понимала, что он прав.
– А ты никогда не сражался и даже не ступал на настоящее поле битвы. В моём войске тысячи, и каждый из них больший мужчина, чем ты – они будут биться за меня с честью, покуда их руки способны держать мечи. Твоё нутро может не выдержать вида такого заката.
Кайло всё так же пристально смотрел ей в глаза.
– Я может быть не воин и посвятил себя искусствам далёким от тех, что почитаются за круглым столом, но крови я не боюсь. Я видел твою кровь, если помнишь, распустившуюся цветком на простыне – в ту ночь, что я подарил тебе.
Рей отвела взгляд. Она никогда не думала, что вспоминать это снова во всех красках может быть так больно. И вправду, та ночь была знатным подарком. Ни с кем и никогда она впредь не была так близка. Но, как и всё связанное с Кайло, его подарок был отравлен – за мгновения радости ей пришлось платить долгими годами стыда и сожаления.
– И всё же, чего ты хочешь, брат? Мою корону? Мой меч? Меня?
Он улыбнулся.
– Всё. Но ты слишком упряма, чтобы дать мне хоть что-то.
– И ты решил уничтожить то, что не можешь получить.
– Я не один. Мы делаем это вместе, дорогая сестра. Мы вместе совершили этот грех, вместе посадили зерно и позволили ему взрасти. Это наш общий грех стоит под твоими стенами с войском.
Кайло подошёл ближе к трону, уже не думая соблюдать почтительное расстояние. Рей не стала его останавливать, лишь сжала рукоять своего меча, готовясь воспользоваться им.
– Но довольно. Я вижу, что мои слова, хоть и правдивые, причиняют тебе боль – а я здесь не за этим. Я здесь, чтобы сделать признание.
И тут её брат опустился перед ней на колени, как будто желая, чтобы она посвятила его в рыцари. Или снесла ему голову.
– Я ненавидел то, чем ты была, с минуты, как узнал о твоём существовании, как ненавидел и твоего отца, и то, что он сделал с моей матерью, и всё, что с ним было связано. Я ненавидел признавшее тебя королевство, я ненавидел мир, который ты построила. Я ненавидел каждого рыцаря за твоим столом. И я любил тебя, дорогая сестра. Твою чистоту и твою силу. Я полюбил твою легенду: об отважной и прекрасной королеве, королеве былого и грядущего. И я верю, что я единственный, кто видел твою душу. Веришь ты или нет, мне жаль, что нити наших судеб сплелись в столь трагичное полотно.
Кайло взял её руку, – ту, что не сжимала меч, – в свои, неожиданно тёплые. Ей захотелось, чтобы он никогда её не отпускал, лишь бы не терять это тепло. Он прикоснулся к её руке губами, а её воли хватило лишь на то, чтобы прикрыть глаза, которые жгло слезами.
– Моя королева! – послышался пронзительный мальчишеский голос.
Тепло исчезло.
Рей распахнула глаза. Перед ней стоял её оруженосец, парнишка лет тринадцати с растрёпанными волосами цвета соломы. Взгляд его выражал беспокойство, как и всякий раз, когда он что-то не успевал, или забывал, или не справлялся с простейшим поручением.
Только оруженосец. Больше вокруг не было ни души – ни в дверях, ни по углам, ни у стен.
– Что такое? – властно спросила она.
– Вы… похоже вы задремали, – мальчишке похоже было неловко даже предполагать, что королева могла просто так задремать на троне в преддверии битвы. – А вас там все ждут. Во внутреннем дворе. Я уже… в-ваш конь собран. То есть снаряжён. То есть ждёт вас, в-ваше величество.
Рей коротко кивнула и жестом отослала оруженосца прочь.
Глаза её всё ещё были влажными, она утёрла их краем туники с геральдическим символом дома Пендрагон. И тут же усмехнулась тому, как это должно быть нелепо выглядит со стороны.
Её называли доброй королевой, даже великой. Сколько певцов прославляли её имя, сколько рыцарей с радостью присягнули ей на верность. По крайней мере треть из них остались верны своей присяге и сегодня. Они готовы были пойти за ней, даже зная, что ведёт она их не за победой – столь много значил для них Камелот.
И всё же Рей чувствовала, что не справилась. Будто ей было доверено величайшее сокровище, обратившееся в её руках в пепел. А может просто она не могла смириться, что любому королевству рано или поздно суждено рухнуть – ей просто не повезло дожить до этого момента. Должно быть это сравнимо с тем, что испытывает родитель, переживший своё дитя. Однако она своё дитя не переживёт, равно как и дитя не переживёт её.
Королева Рей стиснула меч и отправилась навстречу судьбе.

***



Рей чувствовала странную ритмичную качку, точно в колыбели. Затем различила плеск воды. Дыхание давалось ей с трудом, будто бы грудь придавило камнями, а на языке всё ещё чувствовались грязь и кровь.
Открыв глаза, она увидела своего сводного брата. Он смотрел на неё с умиротворением и нежностью.
А вокруг – туман, и ничего кроме тумана.
– Куда мы плывём? – выдавила она из себя.
– На Авалон. Если в Камелоте что и заслуживало спасения, так это ты, дорогая сестра.
– Авалон… – она позволила себе улыбнуться. – Да… отвези меня туда, возлюбленный брат. Я хочу уснуть на Острове Туманов.