Полоса препятствий 3 +1

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Transformers

Основные персонажи:
Джинрай (Оптимус Прайм)
Пэйринг:
Оптимус Прайм и Истребитель
Рейтинг:
G
Жанры:
Повседневность, Учебные заведения, Пропущенная сцена
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Что бывает когда автоботов тянет геройствовать. Матрица тут совсем не при делах, теоретически.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
28 января 2017, 22:23
Выйдя из перезагрузки, я лежал на платформе, наслаждаясь тишиной и только одним. Телетрон на базе планеты Микло молчал. Это был такой момент, о котором я мечтал последний миллион местных лет. Пираты Микло конечно никуда не делись, но… теперь ими занимался Стар Сейбер, как и полагается главнокомандующему силами космической обороны. Хотя пираты это забота ГСБ, но вечная аллергия на этих блюстителей порядка, как у меня, так и десептиконов, чья империя была не так уж и далеко от системы, заставляла их держаться подальше, а их работу переложили на нас с Истребителем.
Диверсанта я тоже не видел, значит, кот уже где-то бегает, подняв хвост. Причем воспоминания о фигуральном хвосте специалиста по сованию последней части, куда не следует, с подвигли меня на подвиги.
Если честно, то я и не спец по разведке, да и по особо мордобою тоже, Айронхайд круче, да и тактик из меня хреновый… Как и что я делаю, это полное фиаско… Понятия не имею… Поэтому иногда Коготь ругается, что у меня Матрица вместо проца стоит. И чего им не хватает? И тактику, да и артефакту, похоже, тоже. Матрицу тянуло на подвиги.
Вот где я найду подвиги на базе? А буду искать? Пришлось скривиться, Бравый склюёт и будет с гордым видом носить ногами вверх в клюве красуясь. Я слишком большой, что бы пролезть по транспортеру шеи в багажный отсек, но не достаточно велик, для того, что бы перевесить голову шаттла. Перспектива печальная. Поэтому думалка моя немного подвисла…
Телетрон таки пискнул, пришло сообщение, что Истребитель поднялся. А значит? До здравствует новый день.
Вставать не хотелось. Пока ко мне не вломился, ну не нужно быть особо одаренным, что бы понять, как вламывается Стар Сейбер. Аккуратно постучав, потом подумав, потом снова постучав, и не дождавшись ответа, вломиться и спросить банальность.
– Оптимус, тебе что, плохо?
Вот от чего меня таки перегнуло на платформе.
И так каждое утро. Одна и та же фраза.
Отсмеявшись под разобиженную мордочку Истребителя, отправиться на заправку, утащив гордого покорителя нейтральной зоны туда же.
Пока что подвигов не предвиделось.
Пока заправлялись, Коготь косил на нас зеленым глазом. Я привычно игнорировал взгляды тактика, Истребитель привычно ничего вокруг не замечал, рассуждая о своей неудачной попытке осилить полосу препятствий.
Осилить полосу мне тоже не удавалось, поэтому выслушав Истребителя рассуждавшего о своем личном оскорблении от вояк Мастера. Икнув от желания матрицы геройствовать, я предложил осилить полосу в так называемом командном стиле. Идея Истребителя тоже вдохновила геройствовать. А два желающих геройствовать трансформера – это и есть та сила, от которой мутит Сенат. И которая-то и есть источник всех приключений на пятую точку.
Откладывать задуманное для Истребителя не привычно, поэтому меня вместо нормального моего занятия поволокли на площадку за базу.
Идти не хотелось, после заправки столь капитальной, хотелось сидеть и читать депеши сенатские. А не месить грязь на полигоне.
Погода оказалась ветреной, магнитных бурь не наблюдалось , отписываться было не на что. Так что получасовая трансформация Стар Сейбера воспринималась, как издевательство. Полоса встретила нас как обычно, пасторальной картинкой. Горы, деревенька, ручей, и заборы. Когда бегают Десептиконы картинка уже значения не имеет. И того, Динозавров миновали стандартно, этакий бег с препятствиями, выметнулись к ручью, и пошла карусель, перед мостом, я нагнулся, Истребитель перекатился через мою спину и съездил ногами Центуриону по мордасам. Последний рухнул в ручей, и мы, смеясь, помчались дальше. Деревенька, и тут я краем окуляра замечаю, что Центурион вылезает из ручья, и лезет на берег, Чего в программе никогда не наблюдалось. И тут появился Львиноморд, которого из двух стволов замесили моментально. Проблема оказалась хуже, когда Центурион встал посреди поселка и завопил, что мы с Истребителем болваны. Центурион, это вам не Львиноморд. Гештальт били уже ракетами, зато капитально. И стоя посреди обломков я снова увидел Львиноморда, который выбегал из–за того же дома, как и в первый раз, но теперь этих Львиномордов уже было два… Одинаковых… Но то, что их два, я сообразил не сразу. Истребитель накрыл ракетами одного, я второго. И обратил внимание на прейскурант… Лучше бы я этого не делал… Жизни бесконечны, ресурсная база бесконечна, враги бесконечны… А вот тут мне прилетело в шлем… Откуда и кто – я уже не разбирался, палил во все стороны без разбора.
Замечая только, что Центурион лезет из ручья, благо один. Львиноморды уже толпой, или точнее очередью, из-за угла, один в затылок другому и здороваются хором. Со стороны Истребителя лезли Нетопыри, стреляя во все стороны. Если кто– то думает, что мне не прилетало, он сугубо ошибается. Поэтому упустили Центуриона, который рухнул прямо на Истребителя, А я моментально исчез под грудой Нетопырей с Львиномордами. Такого со мной никогда не случалось. «Меня зовут Львиноморд!» – верещала эта толпа, пытаясь разобрать меня на части. В диком ужасе я пытался выкарабкаться из свалки, замечая, что Стар Сейбер уже поднялся и отстреливает подходящих десов. Но тут, появился Центурион, не то третий, не то четвертый, и понеслось. Мне уже казалось, что Центурион вопит: «Меня зовут Львиноморд!!!» И тогда я понял, что у нас с Истребителем не столько мощности, сколько прописано в прейскуранте,и я с великим трудом сумел развернуть ракетницу, обнуляя полностью обойму в цветное чудовище. На большее меня уже не хватило. Но тут произошло самое невероятное – мигнув, Центурион и вся орава Десептиконов исчезли. И я увидел Истребителя.
Бравый капитан Первой эскадры крутил головой, но не вставал, скорее, наоборот заваливался на левый бок, и я наблюдал, как он рухнул в пыль. Лично я, оказывается, так и не сумел подняться после того как меня затоптали. И наблюдал за Стар Сейбером, лежа на спине ощетинившись всем вооружением в небо планеты Микло.
– Знаешь Прайм, твои идеи зачастую убойней, чем у Гонщика… – высказался тот лежа в пыли на животе. – Надо поблагодарить того, кто отключил этот…
– Ага, – согласился я, – Когтя. Слышишь уже вопит…
– Слышу, и думаю сейчас-то нас за манипуляторы и в лазарет.
– Ага, – согласился я снова, – я устал и мне уже все равно.
– И все равно, полоса это только для тебя. – Истребитель решил посмеяться, но попытка была жалкой.
– О да, но мы пытались, и таки геройство всегда так, на пятую точку…
Тут подбежал золотистый тактик:
– ВЫ! Две ошибки процессора! Приключения им хотелось! Получили! На пятую точку!!! Квинтов на вас нет! А то бы шарками закидали!!!
Выволокли нас именно за манипуляторы, и, уже в медбее, Истребитель спросил, когда я сообразил, что пошел сбой? И я честно ответил:
– Когда пошла вторая волна Львиномордов.