Ваше Величество... 613

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Dragon Age

Пэйринг и персонажи:
ж!Кусланд, м!Амелл, ж!Табрис, ж!Сурана, Алистер Тейрин, Морриган, Лелиана, Кайлан Тейрин, Все основные персонажи канона. В описание - по мере появления в фике.
Рейтинг:
R
Жанры:
Фэнтези, Психология, AU, Мифические существа, Попаданцы
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика, Элементы гета
Размер:
планируется Макси, написано 318 страниц, 28 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Заснуть под утро в своей постели в номере отеля? Нормально. Увидеть странный сон? Бывает с каждым. Проснуться посреди леса на куче веток, да ещё в компании смутно знакомых людей? А вот это уже интересно!

Теперь все окружающие отчего-то считают меня Кайланом Тейрином - чудом спасшимся от Порождений тьмы Королём Ферелдена...

Его Величеством.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Вот, ради периодического "отдыха" от основного фанфика решил немного отвлечься и написать что-нибудь отличное от космофантастики. За основу взял творение той же знаменитой студии Биотварей.

Создал группу, где будут размещаться иллюстрации к данной работе (и не только к ней))) https://vk.com/emgerslibrary

Глава четвёртая, или и на нашей улице будет праздник

5 февраля 2017, 11:25
      Бригандина подобранная Алистером оказалась выше всяческих похвал. Села она просто идеально, словно мастерили её специально на меня. Всего несколько подтянутых ремешков и вот — ощущения как будто обычную куртку надел, ну или жилет. Движений она почти не стесняла — я для проверки несколько раз согнулся-изогнулся таким образом, что даже кости затрещали, а ей хоть бы хны. Изогнулась вместе со мной. Вообще больше всего и по внешнему виду, и по способу ношения она напоминала мне бронежилеты из нашего мира. Разве что изготовлена была из большего количества пластин и выглядела куда красивее — идеальное строгое сочетание чёрного и серебряного. Вот уж теперь точно выгляжу, как самый всамделишный король. Ну почти. Если не смотреть на Элиссу в её золотом доспехе.
      
      — А с этими что будем делать? — наконец отвлёкшись от экспериментов с новым приобретением, я указал на парочку сдавшихся в плен разбойников, умело прикидывавшихся брёвнами.
      
      — Мне не понравился их взгляд, — хмыкнула Морриган, формируя в руке уже знакомую мне острую ледышку, — такого не привыкла я прощать.
      
      — Эй-эй-эй, погоди! — возмутился Алистер, — Ты что собралась их убить? Их сперва допросить нужно!
      
      — Главарь их мёртв, а эти просто сошки. Бесполезные.
      
      — Они могут рассказать где их лагерь, — вмешалась Элисса.
      
      — Лагерь? Мы что ж теперь устроим по лесам охоту, на всякое отребье?
      
      — Морриган, остынь. Они правы, узнать где их лагерь или схрон нам не помешает, — теперь пришлось вмешаться и мне. Мстительный порыв ведьмы понятен, мне тоже оставлять в живых эту парочку казалось не разумным, правда совсем по другим причинам. Но они наверняка успели настричь с проходящих путников и беженцев прилично добра. А нам предстоит дальнее путешествие, для которого в отличие от игры нужна целая куча всего. Да, конечно забирать награбленное бандитами у несчастных беженцев в чём-то аморально, но я считал, что наша цель оправдывает средства.
      
      — Да ну? А я наивно полагала, что каждая минута дорога, и стражи столь торопятся в дорогу? — ничем не прикрытый сарказм так и сочился из уст Морриган.
      
      — А, прости, в эту дорогу ты на какие шиши предлагаешь отправляться? — отвечаю ведьме в той же манере.
      
      Ведьма в задумчивости замолкает. Ага, прониклась, то-то же, а то привыкла себя, блин, самой мудрой считать. Интересно, это из неё так юношеский максимализм своеобразно прёт, или воспитание Флемет в стиле «все козлы, один я Д’Артаньян» сказывается?
      
      — Добрые господа, прошу, не убивайте нас, мы всё скажем! — неожиданно послышалось от парочки теперь уже бывших бандюков, разумеется слышавших все наши пререкания.
      
      — Ну раз уж вы сами вызвались, то пойте птички, пойте — имена, пароли, явки… — я, а вслед за мной и остальные приблизились к бледным разбойникам, взирающим на нас с откровенным ужасом.
      
      — А если нам покажется, что вы где-то врёте, то вот эта милая девушка, — киваю на хмурую ведьмочку, — думаю согласится вам немного прожарить некоторые несущественные части тела, я прав, Морриган?
      
      Вместо ответа девушка зажгла в ладони небольшой огонёк. Бандиты судорожно сглотнули. Ну и отлично. Иначе пришлось бы признаваться, что я откровенно блефовал. Нет, Морриган наверняка бы не отказалась от такого "развлечения", но вот я... Пытать людей для меня было слишком.
      
      Наш импровизированный допрос прошёл как по маслу — без сучка, без задоринки. Алистер, как наиболее сведущий в этом деле спрашивал на тему «что, где и сколько?», Элисса время от времени задавала уточняющие вопросы, Морриган состроив зверскую мордашку игралась с огоньком в руках, а сельские олухи, возомнившие себя грозою дорог, каялись, плакались и во всём сознавались. Раскаяния мы пропускали мимо ушей, а вот к информации о том, что и где спрятано, где их лагерь и сколько там осталось бандитов, отнеслись со всей внимательностью.
      
      Из их истории следовало, что в разбойники они подались не так давно. Все кроме главаря и двух его ближних сподвижников вчерашние крестьяне. На дорогу они решили выйти, когда в начале весны поползли первые слухи о порождениях тьмы, а вслед за слухами постепенно нарастающий поток беженцев. Главарь оказался младшим сыном одного из местных баннов, изгнанным за какую-то провинность из рода. Поняв, что его в общем-то нигде не ждут и кроме умения махать мечом у него ничего нет, он поднял по окрестным сёлам охочих до лёгких денег людей, сколотил небольшую банду и отправился наживать состояние на всё увеличивающемся потоке беженцев. Разбойников было не так уж и много — всего пятнадцать человек вместе с главарём, но ценностей, по их меркам, работнички ножа и топора подняли изрядно. Собственно, сегодня у бандитов намечалась последняя вылазка — поток беженцев почти иссяк, а по тракту последние дни в основном шли лишь немногочисленные отступающие отряды из бывшей королевской армии. Правда и здесь разбойники успели отличиться – хорошо вооружённые и крупные отряды они разумеется не трогали, но вот на небольшие группки солдат, особенно с ранеными, нападали. Так они и сумели разжиться неплохим оружием и снаряжением.
      
      Вообще нам несказанно повезло — так как назавтра у них намечался отъезд вглубь страны, то все тайники и ухоронки были вычищены, а награбленное имущество перенесено в основной лагерь, где и дожидалось вышедшей на крайнее дело банды под охраной четвёрки бандитов и одного из помощников главаря. Главаря кстати звали Гарри «Чёрный топор» Лэндсейл. Почему «чёрный топор» мы так и не поняли — никакого чёрного топора при нём не оказалось, а вооружён он был обыкновенным стальным мечом.
      
      — Ну и последний вопрос на сегодня, — когда Алистер с Элиссой узнали в общем-то всё что хотели, фальшиво улыбаясь, я впервые вмешался в допрос, — Кто такой этот ваш Помешанный?
      
      Оба бандита дружно повернулись к трупу Винни, так удачно напоровшегося на мой кинжал.
      
      — Так вот же он, — непонимающе бросил один из них.
      
      Я изучающе уставился на ответившего, поигрывая стилетом и размышляя над тем издевается он сейчас надо мной или нет. Впрочем, глянув в его на удивление по-детски чистые и наивные глаза, где разум если и появлялся, то давно и ненадолго и понял, что нет, не издевается.
      
      — Мда, да ты просто капитан очевидность. Ещё раз спрашиваю кто такой Помешанный?
      
      — В-винни! Это Винни!
      
      Повисла тишина. Алистер сдавленно хрюкнул в кулак. Смешно ему блин — юморист хренов, а вот мне с дебилами разговаривать почему-то не смешно.
      
      — Гляжу ты даже звания капитана очевидности не достоин. Ты просто генерал ясен хуй какой-то… Кто этот Помешанный, чем он знаменит-то?
      
      Оказалось, Помешанного звали помешанным потому что он был, барабанная дробь… Помешанным. Короче с головой у мужика были серьёзные такие проблемы, видно в детстве подкинули, а потом поймать забыли. Но в банде его держали не за это — в любой драке свирепей и яростней не было никого. У него было какое-то поистине звериное чутьё на опасность и абсолютно нечеловеческая реакция вкупе с нечувствительностью к боли. Настоящий берсерк, блин. Как я умудрился его так удачно прикончить осталось загадкой.
      
      — Ну и что будем с ними делать? — я обвёл взглядом своих спутников, когда стало понятно, что разбойники иссякли.
      
      — Можно попробовать сдать их людям банна в Лотеринге… — задумчиво почёсывая отросшую щетину предложил Алистер.
      
      — Где их всё равно повесят, — закончила за него Элисса, — и стоит ли ради этого возиться с ними?
      
      — За них нам могут заплатить, — не спешил сдаваться страж.
      
      — Не смеши, за главаря заплатили бы, а за этих мы и медяка не получим.
      
      — Этот Чёрный топор, если ты не заметила, немного мёртв.
      
      — Не проблема — возьмём голову.
      
      — Ну хорошо, убивать ты их сама будешь?
      
      — Я не… — Элисса растерялась, сразу не найдясь с ответом. Действительно, одно дело убить человека в бою, к тому же защищаясь, и совсем другое — безоружного и молящего о пощаде. К счастью у меня уже было решение. Оно мне откровенно не нравилось, и я чувствовал себя последней сволочью, принимая его, но... Боюсь иного выхода у меня не было. Если конечно хочу, чтобы моё инкогнито сохранялось как можно дольше.
      
      — Так, заканчиваем базар, у меня есть предложение, которое устроит всех. Я Король Ферелдена Кайлан Тейрин Первый официально здесь и сейчас осуждаю этих двоих за разбой, бандитизм, ну и… Скажем участие в организованной преступной группе, а также неуплату налогов к смертной казни через… Морриган, не окажешь услугу?
      
      — Наконец-то, — хмыкнула ведьмочка и пара ледышек, вот уже как несколько минут кружащихся над её ладошками, воткнулась в головы незадачливым разбойникам. Те даже вскрикнуть не успели.
      
      — Ну вот и всё, проблема решена, а чего это все примолкли? Алистер? Элисса? — я бросил взгляд на этих двоих. Похоже всё произошло настолько быстро, что они прямо скажем немножечко офигели, — с вами всё в порядке?
      
      — Да, в порядке, — с опаской поглядывая на меня ответил за обоих «брательник». Элисса предпочла промолчать, при этом посматривая на меня, как мне показалось каким-то оценивающим взглядом.
      
      — Раз в порядке, то предлагаю поспешить. Как сказала наша очаровательная ведьмочка, дорога каждая минута!
      
      И мы поспешили. Лагерь бандитов оказался дальше по тракту, но немного в стороне, в лесу у какого-то безымянного сгоревшего хутора. И должен сказать, эти бандиты совсем охамели — никакого уважения к окружающим! Иначе объяснить то, каким образом нашей эрзац-контртеррористической группе удалось подойти к их лагерю почти вплотную я не мог.
      
      — Это ж насколько надо окружающих в грош не ставить, что даже часовыми не озаботиться, — прошептал я, когда мы все вчетвером, пардон впятером включая псину, лежали в густой траве на невысоком холмике, наблюдая прямо под нами кипучую жизнь готовящихся к отъезду разбойников.
      
      — Сплюнь, — так же тихо посоветовал Алистер, — я вообще-то часовых бесшумно снимать не умею…
      
      Я послушно сплюнул.
      
      — Наши действия? Придумаем план на коленке? — я кивнул на суетящихся внизу бандитов.
      
      — А чего тут придумывать? — небрежно хмыкнул Алистер, почёсывая щетину, — мы с Элиссой идём вниз — вы с Морриган прикрываете нас сверху. Стрелять получается?
      
      — Получается, — кивнул я в ответ, поглаживая лежащий передо мной арбалет.
      
      В самом деле, арбалет, забранный мною у одного из бандитов на тракте, это вам не лук. Тут никаких умений не надо. Ну не то чтобы совсем уж не надо, но по сравнению с луком — земля и небо. Даже такой «боец» как я справится после небольшой тренировки. А уж потренироваться, зная куда мы идём я успел. Благо болтов было достаточно. К тому же стрельбой из арбалета я и у себя дома занимался. Ну как занимался… На стене в гостиной он у меня висел. Изредка я его оттуда снимал, когда ехал за город, и вот тогда уже стрелял вовсю.
      
      Эх, какая у меня всё же оказывается была совершенная игрушка… Жаль понял я это лишь когда у меня в руках оказалось детище местных оружейников. Это было, ну примерно, как пересесть из современной машины в первый автомобиль Даймлера. Вроде принцип тот же, а разница… Начиная с того, что заряжать его требовалось, прилагая колоссальные усилия специальным крюком, прицепленным к руке и заканчивая тем, что никакого приклада тут и в помине не было! Ну, да где наша не пропадала. Вытерплю и это убожество, а как появится возможность — закажу себе что-нибудь более приличное.
      
      План Алистера был в целом одобрен единодушным большинством голосов — мной, потому что я не смог бы придумать ничего лучше, Элиссой, потому что она придерживалась схожего мнения и Морриган, потому что той уже не терпелось прикончить всю эту деревенщину и наконец двинуться дальше в путь. Мнения псины, понятное дело никто не спрашивал.
      
      По-быстрому разделив между собой цели, мы разошлись по позициям. Вернее, разошлись Элисса с Алистером и псиной, а мы с ведьмочкой остались на холме. Здесь и радиус обстрела лучше, и в случае чего забраться со стороны лагеря на него труднее. Я, присев за невысоким кустом, аккуратно взвёл арбалет и, вложив болт, приготовился к стрельбе. Морриган, перехватив поудобнее свой посох, зажгла на его конце небольшую задорно искрящуюся молнию.
      
      Ждать пришлось недолго. Вот в лагере раздался шум — заметили наших «штурмовиков», выжидаем пару мгновений и выскакиваем с ведьмой из-за куста.
      
      Внизу уже весело — нападения никто не ожидал, и теперь вчерашние селюки, возомнившие себя грозой дорог, судорожно метались по лагерю. Единственным, кто вёл себя более-менее здраво, оказался здоровенный лысый детина, который никуда не бегал, а подхватив щит и топор принялся раздавать наставляюще-указующие пинки всем остальным бандитам. Ну всем кроме одного, очень не вовремя зазевавшегося у окраины лагеря и словившего длинный стальной сувенир в живот от Алистера. Оставшаяся тройка всё же успела похватать оружие и сплотиться вокруг того самого детины. Это похоже и был второй приближённый главаря, оставшийся в лагере. Он конечно внушал — метра за два ростом, бугры мышц, да косая сажень в плечах! Вот только по всему выходило, что тут справятся и без нас — на разбойниках-то никакой защиты не было, а здоровяк так и вообще оказался голым по пояс. Они же справедливо полагали себя в безопасности в лагере, так зачем таскать лишнее железо?
      
      Внезапно один из бандюков извлёк из-под навеса арбалет и принялся сноровисто его заряжать. Мы с Морриган среагировали одновременно. Как результат, в голове у незадачливого стрелка торчала ледышка, а в груди арбалетный болт. Впрочем, оставшиеся разбойники этого даже не заметили, готовясь схлестнуться с Алистером и Элиссой, не спеша приближавшихся к ним.
      
      Детина принялся что-то угрожающе выкрикивать, подбадривая себя и своих товарищей, потому второй болт полетел в него. Ведьмочка добавила ему в грудь ещё несколько ледышек, а внезапно выскочивший из-за телеги пёс (и как у него так неожиданно всё время получается появляться) напрыгнул сзади на одного из двух оставшихся в строю романтиков большой дороги. На этом собственно всё и закончилось. Резко метнувшаяся вперёд Элисса воткнула меч в горло последнему зазевавшемуся разбойнику, а Алистер сунулся к поваленному псиной, но с тем уже было всё кончено.
      
      В живых оставался только хрипящий на земле здоровяк, но и ему похоже оставалось уже недолго. Говорить он не мог, поэтому его из милости добили. А затем настал черёд разбора трофеев.
      
      В лагере оказалось на удивление много награбленного, хватило бы на пять-шесть возов, как минимум. Собственно, эти возы здесь и стояли, частично загруженные вещами. А немножко в отдалении, привязанные к массивным елям тихо-смирно паслись… Даже не знаю, как их и описать-то. Больше всего они походили на помесь носорога с зубром, или бизоном. Здоровенные, мощные и на удивление медлительные животные лениво пережёвывали своими массивными квадратными челюстями наваленную перед ними свежескошенную траву. Внимания на недавний бой в лагере они похоже не обратили никакого.
      
      — Эй, — я поймал за рукав Алистера, только закончившего перетаскивать трупы бандитов в небольшой овраг неподалёку, — что это за тварюшки?
      
      Он, проследив за моей рукой недоумённо глянул на меня, но потом всё же ответил:
      
      — Это бронто, Кай, ты что и их не помнишь?
      
      Я натужно промолчал. Как оказалось, в ходе нашего недолгого путешествия, «не помнил» я очень многое, в том числе и зверушек. И если тех же нагов я ещё сумел опознать (помесь кролика с поросёнком), то другие, довольно своеобразные создания, изредка случайно встречаемые нами в лесах, порой вгоняли меня в ступор.
      
      Однако бронто были не единственными четвероногими обитателями этого лагеря. Немного поодаль от них так же привязанный к дереву перед корытом с овсом стоял самый настоящий конь светло-кремового окраса. И если бронто выглядели здесь в общем-то к месту, то вот эта животина смотрелась тут как-то совершенно чуждо. И мои мысли подтвердила Элисса, внимательно осмотрев, и чуть ли не излазив всего коня, всё это время подозрительно косившего на неё голубым глазом.
      
      — Даже не знаю, как этот красавец здесь оказался, — сообщила девушка нам троим, как раз ковырявшимся в одном из возов и раскладывая предметы по всё тому же принципу «пригодится — берём» и «в хлам». На самом деле сортировали главным образом Алистер с Морриган, мне с моей «амнезией» такую ответственную работу просто не доверили, я же лишь растаскивал вещи по кучам.
      
      — А что не так? — задал я, как мне казалось, вполне очевидный вопрос.
      
      — Это же Тевинтерский конь! Боевой!
      
      — И что? — мне это не говорило абсолютно ничего. Животинка была конечно красивая, тут не поспоришь, даже очень, но что такого особенно в тевинтерском боевом коне я не знал.
      
      — Да он стоит как несколько больших деревень! — воскликнула поражённая моим неведением Элисса. Впрочем, спохватилась она довольно быстро, вспомнив о моём беспамятстве, после чего принялась вести, как бы я сказал просветительскую работу.
      
      Оказалось, лошади в Ферелдене вообще встречаются не слишком часто. В сельском хозяйстве их не используют, предпочитая бронто, роль тягловых животных выполняют всё те же бронто, а кавалерия в Ферелдене почти отсутствует как класс. Местные предпочитали биться в пешем строю, за что их ещё не так давно вовсю чихвостили орлесианцы, как раз и прославившиеся своей тяжёлой и лёгкой кавалерией. Ферелденцы урок усвоили, но поделать ничего не могли. До короля Мэрика в Ферелдене лошадей разводили разве что при дворах, переехавших сюда орлесианских оккупантов, но никак не местные банны и прочая знать. Почему? Им просто запрещали. Нет, иметь своих коней знати вполне разрешалось, а вот разводить, увеличивая поголовье и создавать собственные конные дружины — нет. В общем-то разумно со стороны орлесианцев, монополизировавших коневодческий рынок Ферелдена и грозно каравших всех, кто смел ослушаться их указа.
      
      Потом орлесианцы умудрились так достать всех местных, что их в итоге разбили и одной пехотой. Как итог, орлесианская оккупационная знать утёрлась, по-быстрому собрала всё, что смогла увезти и отчалила к себе домой. К несчастью для Ферелдена, увести с собой они умудрились не только все свои табуны, но даже и большинство из тех, кто коневодством занимался. Как из своих, так и из прибившихся за долгие годы оккупации местных. Как итог, Ферелден вновь остался без поистине стратегического по средневековым меркам хозяйства и рода войск.
      
      Сейчас в Ферелдене коневодством занимались при многих крупных аристократах-землевладельцах, те же Кусланды, например, уже имели свою чисто конную дружину в дополнение к пехоте, но вот вырастить таких красавцев, как этот конь, в Ферелдене пока не могли. Для этого были нужны десятилетия, если не столетия грамотной селекции. Так что настоящих боевых коней до сих пор приходилось втридорога закупать в Вольной марке, Антиве или Неварре. Орлей по вполне понятным причинам, такого в Ферелден не продавал.
      
      Сортировку трофеев мы заканчивали уже в сумерках. Захвачено нами было много. Очень много. Другое дело, что большая часть всего захваченного представляла собой обыкновенный скарб, одежду и прочие людские пожитки, и нам не могла пригодиться в принципе. Вещей, которые можно было быстро продать тоже нашлось не много. Как итог, не смотря на душившую всех нас жабу, всё, что имело смысл забирать с собой, пришлось запихивать лишь в пару самых крупных повозок.
      
      Туда было сложено всё более-менее приличное оружие, доспехи, часть наиболее подходящей нам и просто удобной одежды, посуда и различные походные принадлежности, которыми нам наконец-то удалось разжиться, пара небольших шатров, три маленьких палатки (на них настоял я, предвидя расширение нашего коллектива) ну и прочая ценная мелочь, которую остальные посчитали достойной внимания.
      
      Отдельным пунктом шёл провиант, коего к сожалению, у разбойников нашлось не так много. Всего несколько фунтов мяса, столько же солонины, пара мешков картошки и ещё каких-то неизвестных мне овощей, две большие головы сыра и три мешка сухарей. Честно, понятия не имею скольким равен здешний фунт, но судя по ощущениям не больше полкилограмма. Отдельным пунктом шёл пяток закупоренных бочонков. В четырёх из них, судя по надписям оказался эль, а в последнем какое-то вино из Орлея. В отличие от провианта, который забрали весь, тут взяли лишь бочонок с вином и один с элем, так на всякий случай, благо они были не слишком большие.
      
      С фуражом ситуация обстояла чуть лучше, собственно фураж в виде овса и нужен-то был лишь коню, столь приглянувшемуся Элиссе. Бронто, как меня заверили, вообще могли питаться, чем угодно.
      
      Зато с финансовой стороны всё обстояло просто замечательно. У бандитов в общей сложности нами было обнаружено двадцать золотых монет различной принадлежности. Большинство составляли грубые ферелденские соверены, но были и орлейские роялы, и монеты из вольной марки и даже парочка тевинтерских ауреусов затесалась. Кроме них удалось собрать пятьсот сорок семь серебрянных монет, также различной государственной принадлежности и судя по весу больше двух тысяч медяков. Их никто считать не стал.
      
      По игре я помнил, что один золотой равнялся ста серебряным монетам, а одна серебряная — ста медным. В реальности всё оказалось несколько иначе и куда сложнее. Согласно общепринятому гномьему стандарту, любая золотая монета должна была обладать определённым установленным весом, который не изменялся вне зависимости от страны чеканки и названия монеты. Таким образом любая золотая монета, хоть соверен, хоть роял, хоть ауреус в настоящее время были одинакового веса и равнялись тридцати серебряным монетам, созданным по той же схеме. В свою очередь за одну серебряную давали тридцать медяков. Ну и разумеется за один золотой требовалось бы отдать девятьсот медяков. Но так было лишь в теории, ну и ещё при расчётах с гномами и между крупными, скажем так «денежными мешками». В повседневной же жизни в том же Ферелдене за один золотой тебе могли дать от двадцати пяти и до сорока серебряных, в зависимости от местности, состояния монет - степени их изношенности и личного отношения к тебе. С серебряным, как имеющим большее хождение ситуация была ещё хуже — за один серебряный могли дать от двадцати, и аж до пятидесяти медяков. Но самое весёлое заключалось с обменом золотого на медные и наоборот. В первом случае тебе могли дать аж до полутора тысяч медяков, а вот в обратную сторону эта цена могла бы вырасти и до барабанная дробь… Двух тысяч!
      
      Именно поэтому перевести всю скопившуюся валюту в условные золотые было весьма проблематично. К слову, как оказалось, ещё десяток золотых было зашито в пояс Элиссы «на чёрный день» и пара монет нашлась у Алистера. Морриган, как и я, денег не имели вообще.
      
      Таким образом наша общая «серостражеская казна» сейчас составляла тридцать два золотых, пятьсот сорок семь серебряных и порядка двух тысяч медяков. Но кроме собственно денег, в казну так же отправился маленький кожаный мешочек с семью драгоценными камешками, несколько серебряных колец и амулетов, а также пара изукрашенных узорами серебряных кубков, как мне сказали, явно церковной принадлежности.
      
      Однако, несмотря на то, что мы старались брать лишь самое необходимое, как итог — пара выбранных нами телег оказались загружена выше бортов, да так, что всё барахло, что оказалось наверху, пришлось даже укрывать тентом и привязывать, чтобы оно попросту не рассыпалось. Почему не взять больше повозок? Да управлять ими было некому. Я в деле возницы смыслю не много, Морриган не сильно больше, остаются лишь Алистер с Элиссой, вот поэтому в две повозки всё и постарались уместить. Впрочем, бронто мы собирались всё равно забирать всех. По две животины в упряжи, а остальных просто привяжем к телегам. До Лотеринга идти недалеко, а там наверняка найдётся кому их продать.
      
      За делами я как-то совершенно непроизвольно поймал себя на мысли, что, рассуждая о той же казне, или иной добыче, даже в уме говорю «наша». То же касалось и моих мыслей насчёт своей дальнейшей судьбы, а вернее её ближайшей перспективы. Что ж, вот похоже и сбылась мечта идиота. Не моя — настоящего Кайлана. Как там было? «Плечом к плечу с легендарными Серыми стражами встать против порождений тьмы»? Ну вот, дождался дебил, теперь похоже придётся встать. Правда не ему, а уже мне. Всю жизнь, блин, мечтал.
      
      Спросите, а зачем мне вообще это надо? Что они без меня Мор не одолеют? Да одолеют конечно, вот только мне самому особо деваться и некуда. Я совершенно не знаю этого мира, не считать же за знание три пройденные игры? Один я тут и недели не протяну. Возвратиться в Денерим и изобразить из себя «чудом выжившего короля»? Не смешите, если я туда вообще доберусь, меня в лучшем случае во дворец не пустят. А в худшем прирежут люди Логейна, как досадную помеху его грандиозным планам. Никто даже выяснять не будет настоящий я король или нет. Хватит простого внешнего сходства.
      
      А вот с Серыми стражами всё иначе. Элисса с Алистером искренне полагают меня королём Кайланом и каждому из них я, как уже успел заметить, был нужен. Для Элиссы я единственный шанс на законных основаниях посчитаться с Хоу. Для Алистера — с Логейном, на которого он возложил не только вину за предательство и гибель армии, но и за смерть Дункана, очень близкого для парня, почти как отца. Да и мне Серые стражи тоже были нужны, просто необходимы, если я хочу выжить и хоть как-то устроиться в этом мире. Рано или поздно они соберут армию и союзников, которые нанесут поражение орде порождений тьмы. За ними будет реальная сила, а дальше зависит только от меня, поможет ли эта сила «вернуть» мне украденный Мак-Тиром трон.
      
Примечания:
Примитивный арбалет, навроде найденного: http://s020.radikal.ru/i720/1702/bf/9a4dd83ad707t.jpg

Тевинтерский конь: http://s41.radikal.ru/i094/1702/e3/b737ad44cf78.jpg

http://s018.radikal.ru/i510/1702/79/8cd52321d0e4.jpg