Ваше Величество... 611

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Dragon Age

Пэйринг и персонажи:
ж!Кусланд, м!Амелл, ж!Табрис, ж!Сурана, Алистер Тейрин, Морриган, Лелиана, Кайлан Тейрин, Все основные персонажи канона. В описание - по мере появления в фике.
Рейтинг:
R
Жанры:
Фэнтези, Психология, AU, Мифические существа, Попаданцы
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика, Элементы гета
Размер:
планируется Макси, написано 318 страниц, 28 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Заснуть под утро в своей постели в номере отеля? Нормально. Увидеть странный сон? Бывает с каждым. Проснуться посреди леса на куче веток, да ещё в компании смутно знакомых людей? А вот это уже интересно!

Теперь все окружающие отчего-то считают меня Кайланом Тейрином - чудом спасшимся от Порождений тьмы Королём Ферелдена...

Его Величеством.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Вот, ради периодического "отдыха" от основного фанфика решил немного отвлечься и написать что-нибудь отличное от космофантастики. За основу взял творение той же знаменитой студии Биотварей.

Создал группу, где будут размещаться иллюстрации к данной работе (и не только к ней))) https://vk.com/emgerslibrary

Глава девятнадцатая, или неправильный Круг

7 февраля 2018, 10:14
      Из Редклифа мы отчалили четыре дня назад, и оказалось это, доложу я вам, не так уж и просто, как думалось на первый взгляд…
      
      Стоило нашим магам вырубить Коннора с засевшим внутри него демоном, как люди, подчинённые им, начали потихоньку приходить в себя. Не сразу конечно, но за пару часов вроде как отошли. Самого же Коннора надёжно «упаковали» и поместили в его собственные покои под надёжную охрану. И говоря про охрану, я имею ввиду в первую очередь отнюдь не людей. Наша умница и красавица Морриган, злобно ворча и жутко проклиная всех и вся, убила всё оставшееся до заката время, буквально исписав всю комнату — двери, пол, потолок, стены - какими-то ей одной ведомыми символами. По её словам, это должно было на некоторое время сдержать демона внутри ребёнка. Ну или хотя бы не дать тому брать под контроль других людей. Вроде бы всё хорошо, да вот только этой «каббалистикой» засевшую в ребёнке тварь, увы, никак не изгнать. Да что уж там, даже сдерживать его это сможет не вечно — недели три, а потом вырвется и вновь пойдёт по замку устанавливать свои порядки. Посему экстренно организованный консилиум из всех оказавшихся в замке магов, общим числом ровно пять единиц (Йована тоже вызвали, как главного виновника), постановил, что вариантов у нас ни много, ни мало, а целых три. Первый и самый простой — убить ребёнка и демон вернётся обратно в Тень. Удивительно, но даже Морриган столь простого и быстрого способа расправиться с нашими проблемами особо не поддержала. Чуяла видимо — случись что и эту скверную «честь» отдадут ей. Второй вариант оказался немногим лучше, но по крайне мере, Коннор оставался бы жив. Обряд с жертвоприношением. Человеческим. Вообще подошёл бы любой человек, не обязательно родственник, да вот беда — жертва должна была быть добровольной. А посему всякие преступники и прочие не слишком хорошие личности отпадали. Нет, та же леди Изольда наверняка ради сына согласилась бы и не на такое, но зачем, если был и третий вариант? Да, да, тот самый, где нужно скакать в Круг магов и просить у них помощи. Впрочем, в реальности всё оказалось чуть сложнее с одной стороны и куда проще с другой. Нахрен нам бы не сдалась эта помощь Круга, будь у нас в наличии достаточное количество чистого лириума. Да вот беда, лириума у нас как раз-таки под рукой и не было — выворачивай карманы, не выворачивай — совсем не было! И ближайшим местом, где им гарантированно можно было разжиться, и оказалась та самая Башня Круга.
      
      Так что слегка придя в себя и толком не передохнув после всего «веселья» последнего месяца, мы вновь тронулись в путь. Правда на этот раз, разнообразия ради — по воде.
      
      Ох и давненько я не был в открытом море. И то, что озеро Каленхад не совсем море, моего настроя нисколько не меняло. Бескрайняя синяя водная гладь от горизонта до горизонта, отдающий влажной прохладой свежий ветер, мелкие брызги воды в лицо и маленькие белые барашки волн. Непередаваемое чувство безграничной свободы и лёгкое давящее ощущение огромной величины, почти бесконечности, окружающего мира. Когда в последний раз я вот так, закрыв глаза, стоял на покачивающейся палубе и вдыхал это ничем неописуемое ощущение природной мощи вокруг? Совсем недавно, если считать по годам в календаре, что такое какие-то жалкие пять лет? И нестерпимо давно, если отмерять жизнь прожитую. И то, что тогда у меня под ногами была почти двухсотметровая стальная туша, а ныне лишь палуба утлого деревянного судёнышка, на мой восторг не влияло.
      
      Мои возвышенные размышления были прерваны самым бессовестным образом — пара матросов, проносивших на корму кораблика какой-то явно тяжёлый ящик, умудрилась отдавить мне обе ноги разом! Да ещё и острым углом своей ноши основательно так приложить под рёбра. Тут же последовали заполошные извинения и просьбы «не серчать», но я лишь махнул рукой. А вот и обратная сторона медали. Места на борту этой лёгкой двадцати четырёх вёсельной галеры было прямо скажем маловато, а условия, особенно по сравнению с условиями на борту «Плавучего Хилтона», иначе как спартанскими, язык назвать просто не поворачивался.
      
      Эта галера была из личного флота эрла Эамона — небольшой, всего метров двадцати пяти в длину кораблик о двух мачтах с косыми «латинскими» парусами, да одной до убогости маленькой кормовой надстройкой. Минимальный экипаж тоже по численности оказался весьма скромным — двадцать четыре гребца да восемь матросов, включая капитана этой «грозы морей». И, ожидаемо, с экипажем мы намучались сильнее всего. Почему? Да просто после «развлечений» демона в Редклифе набрался всего десяток человек, хоть что-то смысливших в морском деле. Так что и гребцов, и матросов пришлось в спешке разыскивать по близлежащим сёлам да посадам. Люди соглашались неохотно. Никому не хотелось оставлять свои семьи в такое время. Но в конечном итоге, обещание щедрой оплаты и, главное, новость о том, что мы поплывём за магами, способными раз и навсегда устранить зло, успевшее собрать изрядный кровавый урожай не только в городе и замке, но и в окрестных посёлках, возымели своё действо.
      
      Впрочем, иной альтернативы у нас и не было — либо относительно быстрый, но крайне неудобный путь на корабле, либо две с лишним недели пешком вокруг озера. Что и говорить — банн Теган и леди Изольда настаивали именно на первом варианте. Я разумеется их поддержал, ведь попасть в башню Круга требовалось как можно скорее — это в игре ты можешь прийти, когда вздумается и всё будет одинаково, а тут… Как бы не вышло, что к нашему прибытию от башни останутся одни дымящиеся руины. Конечно же я всеми силами поторапливал всех, кого только можно. Где-то моя суета принесла свои плоды, а где-то я оказался бессилен. К четвёртому дню путешествия, которое по моим ощущениям растянулось едва ли не на годы, не изводить себя на эту тему уже не получалось.
      
      Выверенный маршрут, отточенный в памяти до состояния автопилота, — тридцать четыре шага до носа, разворот на каблуках и тридцать четыре шага до кормы. По окончании повторить. Иногда даже удавалось отвлечься от неприятных ожиданий. Тогда я доставал подаренную Элиссой книжечку и усердно записывал туда разные умные мысли на тему жизни в местном дурдоме, именуемом магическим средневековьем, и что куда важнее — время от времени всплывавшие в памяти события игры. Разумеется, писать приходилось русскими буквами, а не тедасскими, как я их назвал. Так хоть, если моя писанина попадёт не в те руки — удастся избежать серьёзных последствий. А по вечерам, после ужина, я замирал на корме, глядя на проваливающееся в пучину озёрных вод всё ещё по-летнему тёплое солнце. В такие моменты на меня накатывала какая-то не понятная даже для самого себя сентиментальность. Хотелось забыть обо всём вокруг и часами напролёт любоваться закатом, тихо напевая себе под нос подходящие песни покинутого мира.
      
      Члены нашего отряда переносили этот вынужденный заплыв по-разному. Серокожему великану Стэну было ожидаемо пофиг. Он мог часами напролёт сидеть на коленях на носу корабля, медитируя, или банально дрыхнуть в гамаке в целиком и полностью отданной нам кормовой надстройке. Элисса и Лелиана тоже не выказывали особых недовольств качкой и крайне стеснёнными условиями — было даже забавно наблюдать, как они первое время пытались делить на двоих подвесную койку в каюте, а после мило, словно два котёнка, свернувшись, посапывали в обнимку. Места на галере оказалось крайне мало, так что всем нашим милым дамам спать пришлось в койках по двое. Да что там, по двое пришлось бы спать вообще всем, учитывая, что впихнуть двенадцать человек в с трудом развешенные здесь семь гамаков, было мягко говоря проблематично. Однако проблема разрешилась сама собой — Эдукан с Броской, как оказалось, морские путешествия переносили отвратительно. Поэтому, ввиду физилогических потребностей их организмов, оба гнома были вынуждены жить-ночевать исключительно на палубе. Укачивало бедных… Морриган, поизучав крайне скептическим взглядом, отведённое нам жильё пару минут, ушла вообще без объяснения причин. В то, что она ушла заботиться о наших страдальцах я не верил от слова «совсем». Ну да и фиг бы с ней. Остальные в большинстве своём тяготы и лишения терпели стойко. Пусть Нерия цветом своего лица и навевала грустные мысли о плохо переваренном обеде, а Махариэль в те редкие мгновения, когда всё же показывался на палубе, вцеплялся в поручни и канаты до того судорожно, словно боялся, что ближайший порыв ветра унесёт его в далёкие дали. Не знаю, но мне почему-то показалось, что он просто не умеет плавать.
      
      В очередной раз прогуливаясь по покачивающейся палубе в сторону кормы, на одной из пустующих сейчас вёсельных банок, я заметил склонившуюся над какой-то книжечкой Элиссу, в задумчивости водящую пальцем по страницам. Губы её шевелились, словно она силилась что-то прочесть, но не издавали не звука. А самое плохое, что книжица была очень хорошо мне знакома.
      
      — Тебя в детстве не учили, что чужие вещи брать плохо?
      
      — Ой! — девушка разве что только не подпрыгнула, — Кай, зачем так подкрадываться?
      
      — Я не подкрадывался. Зачем ты это делаешь? — я кивнул на свою раскрытую книгу для записей, покоящуюся в её ладонях.
      
      — Я, я… Увидела её на лавке, вот здесь. Кай, не подумай, я не хотела ничего такого! Я лишь хотела проверить твои успехи с грамотой! Я не хотела читать твои записи! — смущённо зачастила девушка. В её больших голубых глазах плескалось такое искреннее раскаяние и неловкость, что я просто не мог хоть сколько-нибудь долго на неё злиться. Да и в конце концов сам виноват. Увалень. Забыл свой личный дневник посреди корабля. Хорошо ещё, что его нашла именно Элисса, а не то проблем бы потом не обобрался… С другой же стороны, почти все записи я делал на русском, так что вряд ли, найди его кто ещё, понял бы хоть слово.
      
      — Ну и как, проверила? — сдержанно улыбаюсь. До чего же всё-таки забавно она выглядит, когда пытается вот так оправдаться.
      
      — Да! То есть нет… То есть… Я хочу сказать, что у тебя большие успехи, ты пишешь почти без ошибок! Только…
      
      — Только что?
      
      — Многие твои записи не понятны. Что это за язык? Я такого никогда не видела! Не знала, что ты им владеешь… Постой, — у девушки в глазах прямо-таки начало отражаться Осознание, именно так, с большой буквы, того, что она сказала. И это осознание похоже ничего хорошего для меня не несло, — постой… Ты же говорил мне, что не помнишь ни как читать, ни как писать, а тут…
      
      — Башня Круга! — прерывая девушку, закричал с мачты смотровой. Наверное, стоит поставить потом парню выпивку за такое.
      
      Мы синхронно повернули головы в сторону носа корабля. На горизонте и впрямь, медленно, словно из тумана проступала пока ещё далёкая береговая линия. И словно кол, где-то там, в дали, высился одинокий шпиль башни ферелденского Круга магов.
      
      От неприятного разговора удалось уйти. Сейчас. Но надолго ли? Боюсь, как бы я ни старался, но всех мелочей всё одно не предусмотришь. Слишком многое выдаёт во мне человека «не отсюда». Иногда я даже казался себе Штирлицом из анекдота, который идёт по Берлину в будёновке, с ППШ наперевес и парашютными стропами. И боюсь все мои оплошности на потерю памяти не спишешь. Спасало лишь то, что общался я главным образом с людьми слабо знавшими оригинального Кайлана Тейрина, либо вообще не знавшими. Но рано или поздно такое везение закончится, ведь правда?
      
      Забираю у Элиссы свой дневник и, костеря себя почём свет, молча ухожу с палубы. Она не навязывается — и на том спасибо. Хотя чую, к этому вопросу девушка ещё вернётся позже. Всё же за полтора месяца знакомства я успел её неплохо узнать.
      
      Что же представляла из себя башня ферелденского Круга магов? О, это было поистине величественное сооружение, и чем ближе мы подплывали, тем всё больше я ловил себя на мысли, что такая постройка на средневековый уровень технологий ну никак не тянет. Да какой там средневековый! По моим самым скромным прикидкам, от шпиля башни до воды было метров двести, не меньше! И то, что сооружение стояло на скале, дела не меняло совершенно — скала на глаз принимала на себя не больше одной пятой высоты! Ёлы-палы, да как можно такое вообще построить без железобетона и металлоконструкций? Она же развалится должна от одного ветра. Я ещё раз опасливо поглядел на башню. Разваливаться она явно не собиралась.
      
      Сооружение было довольно необычным — центральная, самая высокая и широкая башня возвышалась на вершине скалы, там же виднелась и какая-то площадка и вроде бы даже сад. А вокруг центральной башни располагались башенки пониже, соединённые с основным зданием не то каменными мостами, не то вовсе кусками скалы. От самого берега к острову со строением вёл длинный, не меньше километра, виадук, очень похожий на те, что мы уже видели во многих местах. Что и говорит, состояние у него было ровно такое же, как и уже встреченных — крайне плачевное. Там и тут наблюдались провалы, отсутствовали целые секции… Неужто магам так трудно было отремонтировать мост? Не понятно.
      
      Ещё пару часов напряжённого ожидания, пополам с поспешными сборами да снаряжением, и вот наша галера со звучным именем «Буревестник» уже подходит к старой, частично обвалившейся каменной пристани у подножия башни. Вот ведь… Маги. Даже причал привести в порядок не удосужились! Навалили на самые крупные дыры досок, да и счастливы. А между тем, наш корабль уже встречали. «Делегация» по встрече замерла подле пристани и выглядела отнюдь не мирно. И пусть оружия пока никто не обнажал, но десяток храмовников, закованных в полные доспехи с ног до головы, да не то убожество, что я видел в Лотеринге, а вполне себе нормальные латы, блестящие в лучах заходящего солнца, как бы говорили сами за себя.
      
      Я бросил ещё один взгляд на алый флаг с гербом Эамонов, развевающийся над кормой. Что поделать, флага серых стражей в кармане ни у кого не завалялось. Нет, конечно по идее и с таким флагом нас никто сразу убивать кидаться не должен, особенно учитывая, что сейчас наверняка творится в башне. Но как минимум нейтрально-настороженное отношение мы, думаю, уже заслужили.
      
      Галера тем временем медленно подошла к пристани, на выкрошившийся камень спрыгнули матросы, быстро и сноровисто закрепив швартовы на подобиях сильно поеденных временем пародиях береговых тумб. Затем спустили и сходни. Храмовники, не иначе как поняв, что намёков мы не понимаем, подошли ближе.
      
      — Кто такие? — зычно крикнул один из них, вышедший вперёд и для разнообразия стянувший с головы здоровенный ведрообразный шлем. Под ним оказался мужчина лет сорока с курчавой рыжей бородой и хорошо запоминающимся «носом-картошкой».
      
      — Командор Элисса Кусланд, Серые стражи Ферелдена, — представилась девушка, спрыгнув на берег через низкий борт, напрочь проигнорировав сходни.
      
      Храмовник замер. В его напряжённом взгляде так и чувствовалась отчаянная работа мысли, едва ли шестерёнки не скрипели от натуги.
      
      — Серые стражи, — протянул он, словно пробуя слова на вкус, — был здесь один из ваших. Ещё летом. Всё рекрутов искал. Двоих увёл. А вы чего? Тоже решили рекрутов поискать?
      
      Элисса, по птичьи склонив голову, пару секунд молча поизучала говорливого храмовника, а затем выпрямившись и убрав руки за спину, будто бы скучающим сухим канцелярским тоном принялась пояснять несчатному мужику «за жизнь»:
      
      — Согласно договору, заключённому между орденом Серых стражей и ферелденским Кругом магов, от 3:47 века Башен, если на территории Ферелдена случится Мор, Круг магов обязан оказать посильную помощь в борьбе с ним, предоставив ордену Серых стражей всё, что действующий командор ордена сочтёт необходимым. Также ферелденский Круг магов обязан…
      
      — Прошу прощения, госпожа Командор, я всё понял, — поспешил прервать Элису рыжебородый, у которого похоже от такого шарики окончательно принялись за ролики заезжать, — но я всего лишь простой рыцарь. Вам нужно говорить с командором Грегором, ну и с Первым чародеем Ирвингом конечно же.
      
      — Они сейчас выйдут на пристань? — насмешливо обронила девушка.
      
      — Что? — мужчина растерялся, — а нет, что вы! И командор Грегор и Ирвинг сейчас на совете. Прошу вас, Госпожа Командор, я провожу вас в гостевые комнаты. Там вы сможете дождаться конца совета.
      
      Конца совета? Я не ослышался?
      
      — В башне не было никаких… Происшествий? — встав рядом с девушкой, поинтересовался я. Что вообще за чертовщина здесь творится? Там же сейчас по канону должны идти бои, по ожесточённости, не сильно уступающие сталинградским. А вместо этого — почётная делегация для встречи и предложение подождать окончания какого-то непонятного совета!
      
      — Нет, Создатель упаси! — несколько удивлённо покачал головой храмовник, — вчера вот только из Остагара маги вернулись. Ох и досталось же им. И магикам, и нашим, кто их охранял. Едва ли половина обратно возвратилась…
      
      И вот мы вышагиваем вслед за храмовниками по древним избитым самим временем ступеням в сторону тёмного грота, где находился один из проходов внутрь Башни. Почти весь наш отряд остался на пристани, дожидаться результатов переговоров, а желание прогуляться выказали всего несколько человек. В том, что Нерия не терпящим возражений тоном сообщила, что пойдёт с нами не было ничего удивительного. Как, впрочем, и в том, что Дайлен заявил, что ноги его больше в этой проклятой башне не будет. Кто удивил, так это Махариэль. Зачем ему вдруг понадобилось тащиться вместе с нами так и осталось для меня загадкой. Нет, будь моя воля, так я бы вообще всех заставил быть в Башне, да не просто так, а в полной боевой. Вот только вряд ли бы это кто-то понял, а в первую очередь храмовники, которые и так неодобрительно поглядывали на меня, выглядящего так, будто на войну собрался. В самом деле, похоже у меня после того боя в Редклифе развилась бурная паранойя. Ничем иным объяснить тот факт, что без тяжести бригандины на теле я чувствовал себя буквально голым, я не мог. Как не мог и ничего поделать с собой. А вот арбалет, как, впрочем, и шлем, пришлось оставить на корабле, ограничившись одним мечом, да узким стилетом за голенищем сапога. Что-то мне подсказывало, что с арбалетом меня в Башню точно бы не пустили.
      
      Ну да ладно, надеюсь моё несработавшее на этот раз послезнание так и останется несработавшим. В конце концов, ничего плохого в том, что нам не придётся драться с ордой голодных демонов я не видел.
      
      Сзади раздались очередные тихие проклятия от Алистера. Вот уж кому, кому, а ему лезть в этот побулькивающий котёл с «супом» из магов и храмовников не хотелось совершенно. Но ничего не попишешь — он был нам нужен, как наиболее сведущий в том, что такое храмовники и с чем их едят. Примерно по этой же причине вызвалась идти и Лелиана. Ну, хочется верить, что по этой. Пёс его знает, что там на самом деле творится на уме у этой лисички-сестрички. В тот день, когда отчаливали из Редклифа она ходила словно мешком по голове пристукнутая, а уже на корабле наоборот едва ли от счастья не лопалась. Да и сейчас вон маленьким красным вихрем так и вьётся вокруг Элиссы. Кстати о псах. Любимца Элиссы пришлось оставить в Редклифе. Мы сами там с трудом уместились, а уж если бы там ещё и собака была… В общем путешествие нам бы явно запомнилось надолго. Сцена прощания хозяйки с любимцем была похлеще «Хатико». Этот ходячий ужас едва ли истерику не закатил при расставании (не знал, что собаки вообще на такое способны), а потом, когда корабль отошёл от пирса ещё долго сидел на досках с самым грустным видом, жалостливо подвывая. Притвора. Почему притвора? Ну, дык стоило расстроенной девушке, не выдержавшей долго смотреть на этот отнюдь не немой укор, себе самой скрыться в каюте, как псина тут же прекратил подвывания и деловито развернувшись засеменил по своим собачьим делам куда-то в сторону замка. Банн Теган обещал за ним как следует присмотреть. Даже не обернулся ни разу, зараза такая…
      
      Наконец мы оказались внутри грота, где вскоре упёрлись в тяжёлую окованную железом дверь с двумя натуральными бойницами по обе стороны от неё. Видимо там стояла стража, потому как долго мы там не простояли. Командир отряда сопровождавших нас храмовников обменялся парой слов с кем-то по ту сторону двери и нас пустили внутрь. Ещё минут десять блужданий по тёмным, освещённым одними факелами узким коридорам, вырубленным в толще скал, и вот мы уже стоим в небольшом круглом зале с множеством дверей и всё так же без единого окна. Обстановка здесь довольно приятная, сразу видно, что предназначено это помещение не иначе, как для встречи важных гостей. Вдоль стен расположились мягкие диваны, обитые багрово-красным бархатом, несколько богато отделанных тёмных столов, стулья с высокими резными спинками, ковры на каменном полу. Кое-где виднелись и шкуры, главным образом волчьи да медвежьи. Стены же украшали многочисленные гобелены, судя по всему повествующие о жизни каких-то знаменитых магов и храмовников. У дальней стены я заметил даже несколько доверху забитых книжных шкафов — видимо, чтобы гостям было не так скучно ожидать. Тепло потрескивал огонь в паре фигурных каминов, изображавших разверзнутые драконьи пасти… Но самое главное, здесь нас уже ждали.
      
      В центре помещения замер высокий храмовник в богатом доспехе, покрытом искусной резьбой, гм… Светящейся резьбой. Словно светодиоды вставили. Хм, кажется это был какой-то важный чин в храмовничьей иерархии, однако явно не командор Грегор. Тот, насколько я помнил по игре, был всё же более преклонного возраста, да и с бородой к тому же. Перед нами же стоял светловолосый, гладко выбритый мужчина с тонкими чертами лица, на вид несколько старше меня.
      
      — Капитан рыцарей храма Садатт Одекирк, — мужчина сдержанно кивнул, сложив руки на груди и поглядывая на нас с интересом, — добро пожаловать в Круг магов Ферелдена.
      
      — Командор Серых стражей Ферелдена Элисса Кусланд, — выйдя вперёд вновь представилась девушка, вежливо кивнув в ответ.
      
      — Молодо вы выглядите для командора, — рыцарь вопросительно вздёрнул бровь. На его лице так и читался скепсис, замешанный на недоверии, — да и если мне не изменяет память, командором Серых стражей Ферелдена был некто Дункан из Андерфелса.
      
      — Это так, — не стала отрицать очевидного Элисса, — но Дункан погиб при Остагаре. Как и многие другие, менее… Молодые, и более опытные чем я Стражи.
      
      — Да, кажется что-то такое говорили наши маги, вернувшиеся оттуда. Вот только они утверждали, что погибли все Серые стражи.
      
      — Как вы можете видеть, это не так.
      
      — Разумеется, — мужчина, глядя на нас исподлобья, нехорошо ухмыльнулся, — Орден Серых стражей покрыт множеством тайн. Мало кто в Ферелдене знает о нём что-то помимо диких слухов и домыслов. Настолько мало, что сейчас в Ферелдене любой может назваться Серым стражем.
      
      — Вы обвиняете меня во лжи? — изогнув брови, холодно осведомилась Элисса.
      
      — Пока что лишь сильно сомневаюсь в правдивости сказанного вами.
      
      Смерив храмовника презрительным взглядом, девушка открыла свою вечную сумку и достала оттуда небольшой кожаный тубус. Щелчок изящного серебряного замочка и вот на свет показался свиток, перевязанный широкой красной лентой с четырёхцветными символами Круга магов и белыми грифонами Серых стражей.
      
      — Договор, заключённый между орденом Серых стражей и Кругом магов, по которому Круг магов обязуется во всём помогать Серым стражам во время Мора. Такого доказательства вам достаточно? — иронично осведомилась Кусланд.
      
      — Могу я их осмотреть? — вежливо попросил капитан. Да и ухмылка с его лица исчезла, как по волшебству.
      
      Элисса передала ему свиток и мужчина, аккуратно развернув его, погрузился в чтение. Очевидно закончив, он сделал несколько странных пасов рукой над свитком, сверкнула вспышка, но свиток на первый взгляд остался невредим.
      
      — Что, ж подлинность договора у меня сомнений не вызывает, — протянул Садатт, возвращая девушке договор. Та немедля вернула бесценную вещь в тубус, который тут же скрылся в сумке, — не вызывает… В отличие от того, что вы командор.
      
      — Капитан Садатт, к чему всё это представление? — внезапно вперёд выступила доселе державшаяся в стороне Нерия, — не делайте вид, что не заметили и не узнали меня! Я одна из Серых стражей, уж в этом-то у вас сомнений нет? И я подтверждаю, что леди Кусланд является нашим Командором.
      
      — Да, я заметил вас Нерия. Вас, как я помню и впрямь взял под свою опеку Серый страж Ренуа. Вас и этого Амелла, — при упоминании Дайлена мужчина скривился, будто откусил пол лимона, — однако его я здесь не вижу.
      
      — Он решил лишний раз не ностальгировать и остался внизу у пристани, — хмыкнул эльфийка, явно копируя Садатта, сложив руки на груди и даже точно так же сместив вес на заднюю ногу.
      
      — Оно и к счастью. Ни к чему лишний раз…
      
      — Как Глим поживает? — как бы между делом осведомилась Сурана, перебив храмовника на полуслове.
      
      — Неплохо, — мне показалось или этот суровый мужик, ещё секунду назад прямо лучившийся показным недоверием и насмешкой как-то резко смешался и вроде бы даже смутился? Что же это за Глим такой, способный одним своим именем привести храмовника в такое состояние?
      
      — Капитан Садатт, — процедила Элисса, сверля мужчину убийственным взглядом, — могу я пообщаться с командором Грегором?
      
      — Да, пожалуй, это будет не лишним, — быстро ответил храмовник, при этом с некоторой, кажется даже опаской поглядывая на невысокую и худенькую Нерию, — думаю разбираться… Эээ, то есть общаться с вами лучше действительно ему.
      
      — Великолепно, — хмыкнула Кусланд, — так вы проводите нас к нему? Или он сам сюда придёт?
      
      — Я передам ему о вас. Думаю, он сможет с вами встретиться, как только закончится Совет.
      
      — Мы подождём, — девушка кивнула и, показательно игнорируя Садатта, да и вообще всех остальных храмовников, что присутствовали в помещении, направилась к мягкому креслу у одного из каминов. Лелиана с Алистером отправились вслед за явно раздражённой девушкой. К слову Алистер похоже был рад, что его таки не втянули в не слишком приятный разговор с храмовником. Махариэль, потирая подбородок, с любопытством рассматривал гобелены. Нерия кидала странно-задумчивые взгляды на Садатта. Тот, усевшись за стол, из всех сил делал вид, что этих взглядов не замечает.
      
      В общем, каждый при деле, вокруг тишь, да благодать, бунтом и не пахнет. Или всё-таки пахнет? Ох, и нехорошие же у меня предчувствия. Слишком всё спокойно, нутро буквально кричало, что так не должно быть, что-то вскоре произойдёт. Похоже придётся действовать самому. Была у меня одна «домашняя» заготовка, о которой я разумеется никому не рассказывал. Не знаю, сработает ли, но попробовать стоит.
      
      Быстро подойдя к гипнотизирующей взглядом огонь Элиссе, на подлокотнике кресла которой уселась ещё и Лелиана, я сказал, что собираюсь поговорить с Садаттом, вдруг удастся узнать что-нибудь интересное. Дождавшись согласного кивка от явно пребывающей в каких-то своих думах девушки, я немедля направился к храмовнику.
      
      — Рыцарь Садатт? Отойдёмте ненадолго, у нас есть важные сведения, — склонившись к светловолосому мужчине, тихо произнёс я.
      
      — Отойдём, — после секундных размышлений, покосившись на Сурану, ответил он, — прошу за мной, уважаемый.
      
      Шли мы недолго, как оказалось, нашей конечной целью было небольшое помещение, нечто вроде караулки. Плотно прикрыв за собой дверь, Садатт прошёл к грубому деревянному столу, за который и уселся, откинувшись на стенку и выжидающе поглядывая на меня. Мне он присесть разумеется не предложил, да и взгляд у него был сейчас своеобразный — будто через прицел смотрит. Но фигуры уже, как говорится, расставлены, поэтому будем играть исходя из этого.
      
      — Позвольте представиться — комиссар Кай Тейр. Королевская служба безопасности Ферелдена.
      
      — Служба безопасности, — храмовник удивлённо вскинул брови. На его лице крупными буквами читалось недоверие, — никогда не слышал.
      
      — Не удивительно. Мы были созданы не так давно, — пару недель назад, да и то в моём воображении, но этого говорить точно не нужно. Я, призвав на помощь всё своё актёрское мастерство, прищурился, и с налётом важности в голосе продолжил, — и не афишируем свою деятельность. Специфика работы обязывает, знаете ли…
      
      — Разумно, — немного помолчав, храмовник забарабанил пальцами по столу, — так что вы хотели мне сообщить?
      
      — По нашим сведениям в башне Круга в любой момент может вспыхнуть бунт.
      
      Пальцы храмовника замерли в воздухе вместо очередного удара. Сам он будто бы оцепенел, но почти мгновенно справился с собой, тут же подавшись вперёд. От его былой недоверчивости, казалось не осталось и следа. Ничего себе, не ожидал такого быстрого результата от своих слов.
      
      — А ведь я так и знал… Постойте, ваши сведения — вы уверены? Откуда вам это известно? Осведомители Церкви ничего такого не…
      
      — Мы уверены. Сведения более чем достоверные. И нет ничего удивительного, что ваши осведомители не в курсе. Окончательно этот план созрел вероятно только в Остагаре, — я без спросу уселся на табурет напротив храмовника, но он не обратил на это никакого внимания.
      
      — Эх, я же предполагал, что к этому всё и идёт. Ещё этот демонов Остагар… Как знал, что ничего хорошего оттуда ждать не стоит, — Садатт принялся с силой растирать подбородок. Мысли вслух так и лились из него, обо мне он будто бы позабыл вовсе, — сначала поражение, а теперь, словно этого мало ещё и бунт! Говорил же я Грегору, говорил… Вам известно кто вовлечён в заговор?
      
      Переход был несколько внезапным, но я уже ждал чего-то подобного.
      
      — К сожалению, лишь несколько имён.
      
      — Кто? — чуть не взвыл храмовник.
      
      — Возглавит бунт Старший чародей Ульдред, а его союзником, за пределами Башни, вероятно является Тейрн Мак-Тир.
      
      — Кто ещё? — во взгляде храмовника читалось неподдельное волнение.
      
      — К сожалению, иных имён нам разузнать не удалось.
      
      — Андрасте милосердная, помилуй нас, — выдохнул мужчина, откидываясь назад и запрокидывая голову, — вы понимаете, что это значит?
      
      Последнее Садатт произнёс уже совсем отчаявшимся тоном, и мне показалось, или в его глазах действительно блеснули слёзы?
      
      — Разумеется. Один он такое никогда не провернёт и у него наверняка есть сторонники…
      
      — Да нет же! — храмовник, внезапно вскочив, со злобой пнул подвернувшуюся под ногу табуретку, от чего та раскололась об стену, — Если ваши сведения подтвердятся, но не найдётся иных имён, Командор Грегор будет обязан запросить Право Уничтожения. Всей Башни! Понимаете?
      
      Не фига себе заворот. Вот этого я не предусмотрел. А ведь и в игре кажется было что-то подобное. Только там вроде как речь шла о тотальной зачистке Башни, когда там уже творился форменный ад. Здесь же, уничтожать по большей части ни в чём невиновных магов, детей в конце концов… Нет, этого точно нельзя допустить. И похоже данный конкретный храмовник со мной полностью согласен.
      
      — Ну, не всё так плохо, — я попытался успокоить взволнованного мужчину, — Нам известно, как минимум четыре имени тех, кого заговорщики точно не рассматривают в качестве союзников, в бунте точно не примут участия Ирвинг, а также старшие чародеи Винн, Леора и кажется Ниалл.
      
      — Слава Создателю, хотя бы Ирвинг не причём, — обречённо вздохнул Садатт, — но четыре человека это слишком мало. В Башне сейчас почти полсотни одних только простых чародеев!
      
      — Много, согласен. Но думаю, рассуждая логически, мы сможем сократить список возможных сторонников бунта.
      
      — Как это? — Садатт удивлённо почесал затылок.
      
      — Во-первых, думаю следует убрать оттуда всех, кто ещё не прошёл истязания. Вряд ли Ульдред станет опираться на ничего ещё толком не умеющих малолеток.
      
      — Этих я и не рассматривал, — отмахнулся мужчина.
      
      — И тем не менее, полагаю их довольно много. Сколько кстати? И сколько вообще одарённых в Башне сейчас?
      
      — Одарённых сто восемь человек, — тут же без раздумий ответил Садатт, — ещё девять усмирённых, но этих можно не учитывать. А детей и подростков, не прошедших истязания сорок шесть.
      
      — Великолепно, значит почти половина башни уже не при чём. Так же я бы рекомендовал вычеркнуть всех воспитателей и наставников учеников.
      
      — Почему же?
      
      — Они долго работают с детьми и наверняка привязались к ним. Сомневаюсь, что они решатся рискнуть подопечными ради каких-то сомнительных перспектив, предлагаемых Ульдредом.
      
      — Разумно, — немного поразмыслив протянул храмовник, — итого ещё минус одиннадцать человек.
      
      — Остаётся сорок семь. Уже лучше, согласитесь? Так же, на мой взгляд, стоит исключить всех целителей и их подопечных. Наверняка ведь сейчас у целителей есть какие-то пациенты?
      
      — Да в больничных покоях сейчас лежат пятнадцать человек, четверо правда не прошедших истязания, но остальные одиннадцать - полноправные маги.
      
      — Хм, а почему так много?
      
      — Почти все взрослые маги это те, кто был ранен под Остагаром, — развёл руками храмовник, но тут же посмурнел, — и среди них вполне могут найтись заговорщики.
      
      — Могут и найтись, — не стал отрицать очевидное я, — однако не ходячих стоит исключить сразу — даже если они и поддерживают Ульдреда, вряд ли будут способны что-то предпринять. А к оставшимся думаю не составит труда приставить нескольких ваших людей ведь так? Также с большой долей вероятности стоит исключить всех целителей, если только среди них нет ярых сторонников Ульдреда.
      
      — Вы ведь сейчас говорите о либертарианцах, верно?
      
      — Да, — уверенно солгал я. В игре что-то вроде как было про каких-то там либертарианцев, но помнил я это из рук вон плохо. Однако от самого слова «либертарианцы» прямо-таки повеяло чем-то таким родным и хорошо знакомым… Я бы даже сказал завоняло… Надо будет о них побольше узнать, как время будет.
      
      — Таких, насколько я знаю, среди целителей нет. Старшая чародейка Винн довольно ревностно относится к воспитанию своих целителей. А уж идеи либертариацев она на дух не переносит. Впрочем, есть ещё этот пьяница Андерс…
      
      — Он либертарианец?
      
      — Да какой он там либертарианец, — поморщился храмовник, прикрыв лицо рукой, — пьяница он, как есть. А ещё бабник, дебошир, раздолбай и идиот. Правда везучий идиот, чтоб его…
      
      — Не имею понятия, кто такой Андерс, — вновь честно соврал я, — но если он и впрямь пьяница и дебошир, то его уж точно нужно исключать в первую очередь. В пьяном угаре он возможно способен наворотить многое, но при серьёзном бунте, рассчитывать на такого, заговорщикам никак нельзя.
      
      — Да уж, вы правы, — словно вспомнив что-то, усмехнулся Садатт.
      
      — Кроме того я бы исключил и всех сильно верующих…
      
      — Все мы веруем в Создателя и владычицу нашу Андрасте, — храмовник вмиг посуровел.
      
      — Да я и не сомневался, — улыбнувшись тут же замахал руками я, уж больно мне не понравился вновь вернувшийся к нему оценивающий взгляд, — но я сейчас говорю о фанатично верующих. Не способных без воли Создателя ступить и шагу. Думаю, и такие в Круге найдутся.
      
      — Да уж, с такой стороны я не думал, — немного помолчав, констатировал Садатт, пригладив свои длинные серебристые волосы.
      
      — Сколько остаётся?
      
      — Двадцать семь человек. Среди них десять явных либертарианцев. Они точно заодно с Ульдредом. Остальные же семнадцать… Ох, Андрасте милосердная, это всё равно очень много!
      
      — Много, но куда меньше чем было ещё совсем недавно. Всех кроме этих двадцати семи необходимо в срочном порядке и как можно скрытней, эвакуировать поближе к выходу на пристань, а ещё лучше вообще за пределы башни. В первую очередь детей. Если всё станет совсем уж плохо, экипаж галеры, на которой мы прибыли, сможет их забрать…
      
      А затем началась беготня. Не знаю, так ли полностью поверил мне Садатт, но то, что он на всякий случай решил перестраховаться, сомнений не вызывало. За короткое время храмовники по приказу капитана обошли все ученические покои и классы, собрали в единую группу всех детей и подростков, не прошедших истязания, а также их наставников и спустили в тот самый зал, где остались Элисса и остальные.
      
      Я первым делом отвёл девушку в дальний угол и попросил её как можно скорее вернуться на галеру, снарядиться, вооружиться и, собрав весь наш отряд, возвращаться назад. На её резонный вопрос «что случилось?» я, наклонившись к самому ушку, тихо прошептал лишь два слова — «будет бунт». Элисса хотела узнать ещё очень многое, это было видно даже по её глазам, но я лишь молча помотал головой. Девушка меня поняла без слов. Прикусив нижнюю губу, она лишь кивнула и направилась к остальным Стражам. Наконец они в сопровождении дожидавшегося их храмовника исчезли за дверью, из которой мы совсем недавно здесь появились. Ну а я вслед за Садаттом направился куда-то на верхние этажи башни.
      
      Предстояло ещё многое сделать и похоже храмовник всерьёз рассчитывал на мою помощь. Его поистине параноидальное недоверие временно отошло на второй план. А может он просто предпочитал держать меня у себя под рукой, дабы я не выкинул никакой неприятный фокус.
      
      На мой вопрос, а почему бы просто не явиться на этот самый Совет, где заседают и Ирвинг, и Грегор, и тот самый Ульдред, да не поговорить с последним по душам, последовало кратенькое объяснение. На время таких советов, когда вместе собираются все старшие чародеи и наиболее влиятельные, и умелые из простых чародеев, зал надёжно запирается изнутри. И открыть его может только командор храмовников, также присутствующий на Совете. Причём если взбунтовавшиеся маги его там убьют, то двери так и останутся запертыми. Стены и двери вокруг того зала прочные и к тому же специальным образом зачарованные. Так что взбунтовавшимся магам придётся сильно попотеть, выбираясь наружу. А за это время весь гарнизон храмовников в Башне уже успеет подготовить им тёплую встречу.
      
      Я носился вслед за Садаттом по всей Башне, как оголтелый. Вместе мы проследили, как во всё тот же нижний гостевой зал спустили целителей с их подопечными, усмирённых, и некоторых наиболее доверенных магов. Остальных, в том числе и тех, кто вызывал наибольшие подозрения, как я узнал, где-то изолировали. Правда в этом «изоляторе» мне побывать не довелось. Собственно, я даже не узнал где он находится. Ну да и ладно. Надеюсь он достаточно надёжен, чтобы возможные сторонники Ульдреда не смогли оттуда вырваться и натворить бед.
      
      — Таким образом... — начал Садатт, когда мы остановились на одном из этажей у входа на лестницу, чтобы перевести дух, однако, что «таким образом», я так и не узнал. Капитана прервал буквально скатившийся по лестнице взмыленный храмовник.
      
      — Капитан! — он, резко затормозив, склонился пытаясь отдышаться, — Капитан! Случилось! В зале совета бой! Командор Грегор смог отступить! Он на двенадцатом этаже, пытается оборону организовать! Помощь… Нужна, скорее… Маги! Бунт! Долго не продержится!
      
      Мы с Садаттом переглянулись. Он на миг прикрыл глаза.
      
      — Хайтер! — проревел он, одному из постоянно сопровождавших нас рыцарей, — бей тревогу! Всех свободных на двенадцатый этаж! Бегооом, наги беременные! Спасти командора!
      
      — Я бы оставил здесь внизу резерв на всякий случай, — посчитал нужным вклиниться я.
      
      — Роквуд! Ты и твой десяток остаетесь здесь! Ждите указаний! Господин Тейр...
      
      — Пойду за своими, — вздохнул я, понимая, что это всё-таки случилось, — сдается мне, вам может пригодиться наша помощь.
      
      — Благодарю, сэр Тейр, — он кивнул, хлопнул меня по плечу и, надев шлем, бегом отправился наверх по лестнице. Мой же путь лежал вниз.
      
Примечания:
Как-то так) Глава пока сыроватая, есть ошибки - еще буду заниматься вычиткой. Тем кто накидает репортов на ошибки - буду благодарен.

Кроме того у меня возникла небольшая дилемма. А именно - стоит ли добавлять в отряд стражей еще людей? У меня есть на примете три довольно любопытных персонажа, не мелькавших в игре - маг и два воина. Вот сейчас думаю над целесообразностью такого решения. А как считаете вы, дорогие читатели? Стоит добавлять?

Иллюстрации:

"Буревестник": https://c.radikal.ru/c02/1802/90/e8d39af69402.jpg

Башня Круга магов: https://c.radikal.ru/c07/1802/d7/4e8427c3e6b8.jpg https://a.radikal.ru/a08/1802/24/2b4fd2c49cf2.jpg https://d.radikal.ru/d06/1802/49/deaa04fd64e8.jpg

Рыцарь-капитан Садатт Одекирк: https://d.radikal.ru/d04/1802/15/d2f712ea7d52.jpg https://a.radikal.ru/a41/1802/6b/4d8453ef8c32.jpg