Цифровой меч

Джен
NC-17
Закончен
1562
uninterestingguy автор
Размер:
Макси, 151 страница, 24 части
Описание:
Посмертный попаданец (так надо) в Кирито в момент начала SAO. Очень «по мотивам».
Примечания автора:
Все права принадлежат кому они там принадлежат.

Цифровой Меч - *
Бездомный Ной - http://ficbook.net/readfic/7637295
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1562 Нравится Отзывы 709 В сборник Скачать

Часть 1. И стало так. Глава 8. Кола с кровью

11 февраля 2017, 00:09
Настройки текста

Глава 8 Кола с кровью

      

День 360 Айнкрад. Уровень 8

             Мы снова шли на рекорд.       Застряв на седьмом уровне на пятьдесят дней, на восьмом брали реванш. Мысль Асуны на тему Нового Года неожиданно поддержали, сначала гильдия, а потом, после того как парни раззвонили ее по всему переднему краю – и все проходчики. На общем собрании большинством голосов постановили новый курс партии – не позднее триста шестьдесят четвертого дня выйти на девятый.       Что примечательно – вся наша шестерка, как-то резко одумавшись, голосовала против. Учитывая, что на восьмом мы оказались только на триста пятьдесят четвертый – подобный энтузиазм грозил большими потерями. Вычистить уровень за десять дней? Нереально. Но мы оказались в меньшинстве – поддержали нас только Спящие, Эгиль, который так пока никуда и не вступил, и Арго, присутствовавшая в качестве специального гостя. Все остальные были за ускоренный штурм. Выбора не было, оставалось только присоединиться.       По домам мы с тех пор так и не расходились – просто сняли две комнаты в Листе Папоротника - так называлась местная ночлежка.       Спали тройками, периодически меняя состав команд. Полное безумие, я как будто снова оказался в первом лабиринте. Только тут было еще хуже, потому что в любой момент можно было уйти. Ситуация осложнялась еще и тем, что восьмой оказался не чем-нибудь, а тропическим лесом. Нам бы сюда два месяца назад, когда стоял холод, но получилось, как получилось.       В наличии здесь были: змеи, как ядовитые, так и гигантские, хищные обезьяны, не менее хищные растения, и какие-то странные шестирукие низкорослые существа покрытые шерстью с ног до головы – эти доставляли больше всего проблем, поскольку подходили к делу с фантазией и сооружали ловушки. Плюс к этому – жара и очень высокая влажность – малейшее ранение доставляло жуткий дискомфорт, хилки уходили только так. Центральным поселением здесь оказалась деревня низкорослых темнокожих туземцев – всего сорок домов, если их вообще можно так назвать.       В общем, дрянь, а не уровень, не думаю, что после прохождения сюда кто-нибудь когда-нибудь вернется.       Как мы и предполагали – потери были дикими. В первые же два дня легло пятьдесят человек – в основном нарвались на те самые ловушки. Это было больше половины того, сколько погибло проходчиков за весь первый уровень.       Но при этом – план, как ни странно, выполнялся. На исходе вчерашнего дня мы все-таки продрались через джунгли к лабиринту, и сейчас сидели уже на пятом уровне. Айдан, жук, извлек из инвентаря вязанку дров, взятую, как он сказал, «просто на всякий случай» и запалил небольшой костерок. Ощущался привал странно, с учетом того, что почти из всех коридоров продолжали доноситься звуки боев.       - Кретины, – ругался Линвар. В этот раз наша троица имела такой состав, Кляйн с Сёгуном и Асуной должны были сменить нас часов через пять. – Совсем народ обезумел.       - Все мы немного сумасшедшие, – отозвался я, просто чтобы что-то сказать.       Айдан хмыкнул.       - Немного?       - Ну, вообще, да, – признал Линвар, - Но это уже совсем. Вот объясни мне, Кирито, сто двенадцать трупов – это нормально? Какой к черту праздник?       - А чья была идея? – резонно спросил я. – Сами волну и подняли, вот и пожалуйста.       - Ага, и все повелись. Сколько было против, тридцать человек?       - Тридцать один, – уточнил Айдан. – Нам-то ты что про это рассказываешь? И так все в курсе.       - И вообще. Возможно, я немного циничен, но план выполняется и хорошо. Было бы гораздо хуже, если бы сто двенадцать человек погибли за просто так. Раз уж мы все равно ничего не можем сделать, я совсем не прочь отметить новый год взятием уровня.       - Суровые слова, Кирито, – в круг света вошел Эгиль.       - Уж как есть. – Я приглашающе указал на место у костра, и великан присел, поставив рядом секиру. – Толку-то злиться.       Если уж на кого и злиться – то на себя самого или на Асуну, а это было как-то непродуктивно.       - Я сейчас говорил с Арго, – сообщил Эгиль. – На востоке нашли червоточину.       - Куда? – поинтересовался я, и тут же осознал всю тупость своего вопроса.       Червоточина – это та самая штука, в которую я угодил в первом лабиринте. С тех пор их в каждом находили от трех до пяти, но по счастливому стечению событий – уже после того как целевые уровни были картированы. Сейчас, видимо, не повезло, больно низко для выходной точки.       На ту сторону, скорее всего, никто не ходил – если бы это был солист, то никто бы про проход не узнал, пока он не спустится другим путем, а группа внутрь однозначно не полезла.       - Неизвестно, – подтвердил Эгиль. – Но есть мысль туда отправиться.       Я сначала не понял. То есть, что он имел в виду – понял, но вот с какой целью – не сразу. До Айдана дошло быстрее.       - Погоди. Ты имеешь в виду пропустить уровни что ли? Не чистить?       - Если он ведет достаточно высоко, то можно и пропустить. Нас здесь около ста человек, мы можем справиться с боссом.       - А можем и нет, – возразил Линвар. – Отступить-то уже не выйдет.       - Ну, если что, Кирито нам дорогу пробьет, да, Кирито?       Я смерил Айдана кислым взглядом, мне ту историю не припоминал только ленивый.       - Пусть Кляйн решает, – отозвался я, хотя что решит Кляйн, мне как раз было хорошо известно. – Но даже если мы решим идти, нас все равно не хватит – семь человек явно мало.       - Только про вас никто и не говорит, – согласился Эгиль. - Соберем совет, обсудим.        Мы замолчали, задумавшись над перспективами. Вообще-то, это могло сработать. Действительно, зачем нам проходить лишних уровней пять-шесть, если можно этого не делать? А после того, как победим босса – откроется телепорт на девятый, и лабиринт уже будет никому не нужен. Но, как по мне – авантюрой это попахивало, геймерством каким-то, хотя, казалось бы, пора от него уже вылечиться.       - Ладно, пошли дальше. Время теряем.       Я кинул приглашение Эгилю, но тот только махнул рукой, собираясь посидеть еще немного. Еще один оставшийся в живых из его начальной четверки вступил в Драконов, и великан теперь ходил один, объединяясь в группы только с солистами. Исключение не делалось даже для меня, хотя, пока я не состоял в Фуринказане, мы с Эгилем кооперировались вполне неплохо. Сложный человек, иногда я его совсем не понимал.       Кляйн, которому я по прибытии изложил новости, естественно, был за бросок в червоточину и высказался на вечернем собрании. Его, как и следовало ожидать, поддержали. Мы с Линваром мрачно переглядывались, но спорить с кланлидом не стали, тем более, что вопрос был уже решен.       Асуна комментировать вообще отказалась, так что, что она на этот счет думала - я так и не узнал, а утром спросить уже не вышло - девушка на пару с Кляйном отправилась на рынок – закупаться всем необходимым для похода, который назначили на одиннадцать.       У меня складывалось забавное ощущение, что красный пытается подбить к шпажистке клинья, но пока что, кажется, только у меня. Что сказать? Большой ему в этом удачи и крепких нервов – в успех я слабо верил. Подкатить к Асуне пытались многие, однако до сих пор безуспешно.       Почему?       Сложный вопрос, понимать - я понимал, но объяснить бы затруднился. За год девушка изменилась разительно, от состояния близкого к суицидальному, до матерной ругани на поле боя, но вместе с тем – она оставалась всё такой же. Шпажистка слишком остро воспринимала реальность, как бы странно это ни звучало, как ту, где находилось ее тело, так и эту – где сейчас был разум. Не в смысле - болезненно, а… Кто-то там из умных, не помню кто, сказал, что «В мире есть люди, способные только к глубинным формам общения – с ними жутко». Это был тот самый случай. Для Асуны чужие эмоции были чем-то очень эфемерным и поверхностным, как рябь на воде. Ее больше интересовали рыбы. Кстати, чем-то она в этом смысле напоминала Эгиля.       Мне-то нормально – я, в конце концов, погиб и воскрес в вирте, выдуманном каким-то придурком из мира, где и реал был выдуман каким-то другим придурком из того мира, где я погиб. Меня глубина не пугала, я Молнию сам утоплю без пузырьков при желании. Но вот остальным с ней было очень непросто.       Вернулись они всего за полчаса до назначенного времени, и к лабиринту мы неслись бегом, перекидывая друг другу припасы на ходу, и получая оплеухи от мокрых листьев.       - Вы что там, все кафешки собрали? – зло ругнулся я.       Айдан дернул меня за плечо – на нервах едва не улетел в волчью яму.       - Одну, – повинился Кляйн.       Я только фыркнул.       Когда мы добрались до нужного коридора, половина колонны уже скрылась на той стороне. Впервые видел проход в червоточину со стороны. Люди, вставая на первую ступеньку, просто исчезали в воздухе. Выглядело жутковато.       Если подумать, то это был первый массовый поход, не считая рейдов. Да, свои действия мы как-то координировали, но строем до этого не ходили – тоже новые ощущения.       - О, – поприветствовал нас Гилберт. – Я уж думал, вы не придете.       - Я бы с радостью, – отозвался я, все еще немного злой. – Но кто нас спрашивает?       Лидер Спящих Рыцарей только улыбнулся, вполне разделяя мою позицию. Эти ребята вообще были на редкость здравомыслящими и авантюры крайне не любили. И это, в общем-то, было понятно, если вспомнить, что гильдия состояла исключительно из страдающих в реале различными инвалидностями.       Наконец пришла наша очередь. Я посмотрел, как в воздухе растворился Сёгун, и шагнул следом. Парень не появился. Обернулся назад – поредевшая толпа на площадке никуда не делась, а вот Кляйн, шагнувший за мной, тоже пропал. Пожал плечами и потопал по лестнице – куда деваться-то.       Подъем оказался недлинным, всего ступеней сорок и я уже стою на другой площадке. За спиной, как и тогда, раздался грохот опускающейся плиты, и народ, до этого невидимый, материализовался. Хотя, скорее, материализовался я.       Кивнув остальным, первым делом бросил взгляд на карту. Четырнадцать. Очень неплохо. Если у нас получится. И очень плохо – если нет.       Дождавшись, пока поднимутся все, разделились на четыре отряда и двинулись вперед. Мы присоседились к Хакеру, как раз получалась примерно четверть.       Лабиринт был населен все теми же лохматыми шестирукими, но сами по себе они были неопасны, несмотря на острые когти – небольшие и довольно медленные, да и группы были маленькими – по пять - десять штук. Двигаясь плотной толпой, мы их выкашивали без особых хлопот. Иногда даже не удавалось применить оружие – до меня не добирались.       Но вот их ловушки – это была серьезная проблема. Пропадающие плиты с пиками на дне (троих успели выдернуть, одного - нет), вылетающие из стены колья (Асуну спасла только быстрая реакция – успела шпагой чуть укоротить шип, так бы ходить ей без глаза), комнаты, неожиданно заполняющиеся ядовитым дымом (благо, мы запаслись зельями), катящиеся камни и многое другое. Досталось почти всем, хотя, труп пока был всего один – тот парень, свалившийся в яму.       Часов через пять такого муторного прохождения через френдлист пришли новости – Армия обнаружила выход на пятнадцатый. Переход туда, короткий привал, перекус – и дальше. Скучно, тяжело, уныло – вот какими словами я мог это охарактеризовать. Даже мечом толком не помашешь, я вообще в этот раз шел с одним клинком – строй. Блок, удар соседа, блок соседа – мой удар. Пройти метров двадцать, тщательно осматривая каждый камень – и всё по новой.       Армия. И я совсем не про Кибао.       Около десяти вечера выбрали себе большой зал и устроили лагерь – народ разжег костры, и, достав одеяла, принялся укладываться. За сегодня прошли примерно два с половиной уровня. Мало, но с другой стороны, мы и не с утра начали – завтра прогресс должен быть больше.       Мне не спалось, так что я просто сидел у костра и тупил в огонь. Душа требовала творчества, но какого – было неясно. Не идти же геройствовать пока все спят, в самом деле.       - О чем не спишь, Кирито-кун?       Рядом присел Хакер. От хонорификов постепенно отказывались, особенно проходчики, но он после того случая с убийством иначе меня не называл. Не поймешь – то ли это такое уважение странное, то ли наоборот. Хакер, по-моему, вообще всех остальных мелко видел.       - Скучно. – Я неопределенно пожал плечами и добавил: – Не то чтобы должно было быть весело.       - Что, не радует романтика борьбы за свободу?       - Ой, Хакер, иди к черту, – я поморщился. – «Енотам» лекции читай о ежедневном методичном труде. Или что ты там собирался.       Хакер помолчал.       - Странный ты.       - В смысле?       Он на секунду задумался над ответом.       - Мне иногда кажется, Кирито-кун, что ты немного не от мира сего. А иногда наоборот – что ты в этой долбанутой крепости самый нормальный человек. Судя по твоей реакции – лучше многих осознаешь, в какой мы все заднице. Но свято веришь, что у нас все получится. – Хакер поворошил дрова. – От тебя аура уверенности какая-то исходит. Потому люди к тебе и липнут – что Кляйн с парнями, что Арго, что Молния твоя. Даже Кибао-кретин.       Я промолчал. А что тут ответишь? Хакер и не настаивал, просто посидел еще минут пять и поднялся.       - Ты спать планируешь?       - Вряд ли.       - Пошли тогда мечами помашем, что ли?       Я задумчиво на него посмотрел. «Липнут к тебе люди, Кирито-кун».       - Пошли.              До комнаты босса мы добрались аккурат к вечеру триста шестьдесят четвертого дня. По дороге потеряли двенадцать человек – в основном, по глупости. Больше всего меня расстроила гибель Гилберта. Парень чуть ли не меньше всех хотел геройствовать, но погиб. Да и лидером он был хорошим. Спящие, оперативно посовещавшись, выбрали новым кланлидом Карстена, но особо радостным тот не выглядел – командовать ему не сильно нравилось.       Боссом оказалась огромная змея, здорово смахивающая на василиска из Гарри Поттера. Само собой, ядовитая. В отличие от василиска, в камень она не обращала, зато плевалась ядовитыми облаками и, неожиданно, паутиной.       На этом мы чуть не погорели. Сначала все шло неплохо, броски головы и хвоста танки по большей части сдерживали, а потом их неожиданно накрыла плотная липкая сетка. К тому же, выяснилось, что после каждого такого плевка валится трэш из пары десятков шестируких.       Пришлось быстро перестраиваться, и формировать новый заслон из тех, кто блочить боссов вообще не собирался – вроде Фуринказана, например. Никто, к счастью не погиб, но помяло нашу шестерку будь здоров. Я половину боя пробегал с неестественно вывернутой рукой, Асуне сломало ногу. Айдан так вообще едва концы не отдал – ребра пропороли легкие, и парень чуть не захлебнулся.       В итоге мы все-таки справились. Заплатив еще семью жизнями. Немного постояли и пошли к лестнице. Все кроме Спящих – они отправились за телами. По своей же инициативе. Мертвых нужно было похоронить. По традиции всех проходчиков относили на первый уровень, где еще год назад соорудили лесное кладбище. О нем особо не трепались, и дороги туда никто кроме нас не знал, да и то не все. Я там не был ни разу, как-то не тянуло. Знал, что Асуна иногда ходит.              На следующий день никто никуда не пошел. Настроение у всех было неоднозначным – цель (а если по-честному – то общий каприз) была достигнута, но заплатить пришлось слишком дорого. Надеюсь, мозги это вправило многим – сама постановка вопроса изначально была идиотской.       Но с другой стороны – это было важно, это тоже было понятно и мне и многим другим. Мы впервые чего-то захотели сами и сделали это. Не для прохождения игры, потому что так завещал Каяба, а для самих себя. В общем – стоило оно того или нет - темный вопрос, лучше его было не задавать. По крайней мере, сегодня.       Девятый оказался вполне европейским, сильно напоминающим первый. Метров через двести от выхода лабиринта начинался городок в стиле провинциальной Франции. Никаких песков, никаких камней, джунглей – тоже никаких. Красота, а не уровень. Кто тут водится - мы пока не знали, но смею надеяться – ничего ползучего.       Вечеринку все-таки устроили. Если это можно было так назвать – никакой музыки и танцев не получилось в связи с отсутствием инструментов, так что вышла просто всеобщая пьянка.       Я не стал играть в буку (хотя хотелось) и праздновал со всеми. Конкретно сейчас мы с Сёгуном сидели на скамейке спиной к спине и периодически чокались фляжками через плечо. Кое-кто уже порядочно набрался и разошелся по домам. Кто-то разойтись не смог. Где-то на соседней улице пьяная толпа орала песни.       Пили, однако, не все. Тут и там маячили фигуры в форме Армии. Люди Кибао, памятуя о известных событиях, взяли на себя ответственность за хранение порядка. Знаю, что закончится это не очень хорошо, но против я не был – альтернатива куда хуже. Так что – молодцы ребята, всё верно. Немного дисциплины этому миру не повредит.       Убийств с тех пор произошло еще два – одно из-за дропа и еще одно из-за женщины, как ни глупо - случайность. Тот самый нелепый случай со сносом головы во время несмертельной дуэли. Мужик и сам был не рад, мягко говоря. Но от тюрьмы его это не спасло.       Иногда меня терзал чисто умозрительный вопрос – а что произойдет, если человека, скажем, убью я? Или Хакер? Или, например, Асуна? Мы тоже сядем в Железный замок, или все-таки слишком ценные члены общества? Но нам никогда не придет такое в голову, вот в чем парадокс. Может ли бог создать камень, который не сможет поднять?       - Знаешь, тебе не кажется, что между ними что-то есть? – поинтересовался Сёгун, выдергивая меня из размышлений.       - Нет, – не оборачиваясь, отозвался я.       - А вот Кляйн к ней неровно дышит, я уверен.       Я все-таки повернул голову. Самурай что-то вдохновенно втолковывал Асуне, у той на лице была улыбка. Вежливая, тип три – определил я, и отвернулся обратно.       - К ней все неровно дышат.       - Да… Мне только одно непонятно – почему ты сам еще не с ней?       - Боюсь потерять самоидентификацию, – совершенно честно, но ничерта не понятно ответил я.       - Что?       - Да так. В любом случае – ей не интересно.       Парень вздохнул.       - Кирито, ты - тупой.       - Ага, – покивал я. – Счастья своего не вижу. Давай, расскажи мне про Асуну, я с ней живу, вообще-то.       - Вот именно. Мужик, девушка живет у тебя дома, и ты говоришь, что ей не интересно?       Я хмыкнул.       - Если за два с половиной года мы не выйдем в реал – я подумаю.       - Уже начинай. Не выйдем.       - Слушай, Сёгун, давай сменим тему а?       - Хорошо, ты кем был в реальности?       Сменили, называется.       - Разносчиком пиццы, – огрызнулся я. Откуда, блин, я знаю, чем там Киригая промышлял в свои двадцать два? Ничего другого спросить не мог?       Настроение резко упало ниже плинтуса. Похоже, я все-таки немного напился, слишком бурная реакция.       - Я домой.       Сёгун, кажется, обиделся, но спорить не стал, так что я спрыгнул со скамейки и неторопливо побрел в сторону портала, тратить кристалл не хотелось.       Дурацкий день. И вся эта неделя дурацкая. Новый год, блин. Получите, распишитесь. Год в Айнкраде – чему радоваться-то? Надо было отметить с Асуной нормальный, декабрьский. То есть месяца Второго Льда. Елку срубить. Не было бы сейчас так тухло.       Я пнул вывалившийся из мостовой камень и проследил за его полетом. Добрел до него, пнул еще раз, и тот улетел в кусты. Я сплюнул и пошел дальше, до лабиринта оставался всего квартал. Завалюсь домой и спать. Дня три, и ну их всех в зад, и Каябу и гильду.       Я подошел к постаменту, протянул руку, собираясь нажать на пластину активации, и в этот момент кое-что произошло. Полоска здоровья Асуны, висящая у меня в левом верхнем уголке глаз уже триста тридцать дней, мигнула и уменьшилась.       Совсем чуть-чуть. На пару пикселей. Но она уменьшилась.       Я застыл, и через мгновение полоска уменьшилась еще.       В следующую секунду мимо меня уже неслись фонари.              Я успел. Правда, не к тому к чему собирался. Молния стояла, вжавшись спиной в стену и выставив вперед клинок, а перед ней находились два вдрызг пьяных субъекта. Их намерения сомнений не вызывали никаких, об этом свидетельствовал разбитый нос девушки, на который я, похоже, и среагировал, и распоротое плечо. Все знали, что у Асуны отключена Система.       А на земле – на земле лежал труп.       Асуна поймала мой взгляд.       - Кирито, он…       - Я понял.       - Э, слышишь, Снег, не так все было!       Меня узнали. Клинки резко опустились в землю.       - Она наехала на нас, Нерона покоцала!       Они даже не поняли, что их приятель мертв.       Стоп, время.       Асуна убила человека.       Будто кто-то подслушал мои мысли, но это сейчас неважно. Что дальше? Железный замок?       Вероятно, да.       Вероятно, нет.       Семь к трем.       Что я могу сделать? Отмазать ее?       Нет, каким образом?       Что еще?       Решение пришло почти мгновенно.       Старт.       Нарочито медленно подхожу к шпажистке, чуть приопустившей оружие. Спокойна и нет. Перебила бы их легко. Если бы могла убивать людей. Не может – этот покойник ее предел, и, наверное, навсегда.       Коротко, без замаха, бью ее в основание шеи.       Подхватываю тело и аккуратно опускаю на мостовую. На панели интерфейса мигает желтая надпись «Асуна – оглушение».       Поворачиваюсь к зависшей от такой картины паре.       Делаю шаг вперед.              - Кирито?       Я поднял голову от меча, который протирал куском ткани. Клинок давно был чистым как снег, но я продолжал тереть. Руки меня не беспокоили – на них не попало. Меч был испорчен навсегда. Сменю при первой возможности. Надеюсь, это поможет.       Асуна села на кровати. В глазах – погань, которой я не видел со дня нашего знакомства.       - Кирито, что теперь?       - Ничего, – отозвался я. – Забудь, ничего не было.       Она не поняла.       - Кирито, убийц сажают в…       - Асуна. – Молния замолкла. – Ничего не было.       Асуна тупо посмотрела на меня, на клинок у меня на коленях, снова на меня, и до нее дошло.       Не знаю, чего я ожидал. Ужаса, ругани, может даже попытки пойти и добровольно сдаться. Она разревелась. Первый раз на моей памяти.       Я вздохнул и отложил меч. Сел на кровать и с силой опустил ее голову на подушку. Потрепал по волосам.       - Спи давай.       - Кирито, как…       - Заткнись. Спи.       Удивительно, но она послушалась.
Примечания:
Понял, что если не напишу - сам запутаюсь к чертям. Немного хронологии.
В этом Айнкраде - четыре сезона, двенадцать месяцев разной длины.
Зима:
Месяц Второго Льда - 27 дней
Месяц Спящих Небес - 25 дней
Месяц Снежных Птиц - 33 дня
Весна:
Месяц Холодных Дождей - 34 дня
Месяц Быстрых Ручьёв - 31 день
Месяц Смеющихся Листьев - 32 дня
Лето:
Месяц Бегущего Зверя - 27 дней
Месяц Коротких Снов - 26 дней
Месяц Теплой Земли - 33 дня.
Осень:
Месяц Падающих Звезд - 34 дня
Месяц Сухих Дорог - 31 день
Месяц Первого Льда - 32 дня.

Теперь о хронологии. Вход произошел 1 числа месяца Быстрых Ручьёв, то есть в середине весны. Поэтому на 365 дней от входа - в Айнкраде тепло. День рождения Асуны - 8 Снежных Птиц, то есть 306 день от входа. Но это НЕ Айнкрадский ноябрь, а, если проводить аналогии - февраль. Поскольку последний месяц осени, то есть как раз ноябрь - это Первого Льда.
Соответственно, "как бы декабрем" выходит месяц Второго Льда - и именно об этом Новом Годе, как о "нормальном" думает Кирито.

Раскладка дней по уровням:
1.1-62 / 62
2. 62-136 / 74
3. 136-192 / 56
4. 192-256 / 60
5. 252-272 / 20
6. 272-304 / 32
7. 304-354 / 50
8. 354-365 / 11
Возможность оставлять отзывы отключена автором

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net