Садовая 5

Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Рейтинг:
PG-13
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Повседневность Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Уважаемые пассажиры, при выходе из поезда не забывайте свои вещи и новых знакомых. Удачного дня!

Посвящение:
Петербургу, его метро и тому парню, которого я видела там год назад.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
5 февраля 2017, 11:15
Город, наполненный миллионом чужих друг для друга людей. Людей, которые спешат по своим делам, смотрят под ноги, лишь бы не наступить в лужу, пытаются не задевать прохожих (несомненно, таких же занятых и спешащих куда-то) и идти так быстро, чтобы вдруг не забыть, куда шёл. Руки у них холодные, а движения дёрганые, только курят они медленно, затягиваясь долго, считая, что это единственное удовольствие в их жизни, считая, что только это спасёт их от депрессии и скуки. Серые пальто мелькают вперемешку с чёрными, голоса сливаются в один, так, что получается настоящий балаган, и вся эта тёмная, уродливая масса живых тел растекается по улицам, просачивается в соборы, музеи и книжные магазины. Часть из неё втискивается в автобусы и такси, и какая-то часть дни напролёт просиживает в метро. «Осторожно, двери закрываются. Следующая станция „Старая деревня“». Две подружки забегают в вагон в последний момент, и двери за ними захлопываются, чуть не зацепив. Пассажиры не обращают на них внимания, продолжая читать книги или пролистывать ленту новостей в планшетах. Молодой человек в углу поднимает голову, чтобы на секунду зацепить девушек взглядом и снова уткнуться в старую книгу в потрёпанной обложке. Дурацкая привычка, от которой он никак не может избавиться: как бы интересна не была книга, как бы она тебя не поглотила, всегда, хотя бы краешком глаза нужно посмотреть, кто заходит в вагон. Очень важная информация. Одна из девушек быстренько плюхнулась на свободное место между двумя угрюмыми мужчинами и начала бурно обсуждать со своей подругой всё, что приключилось с ними за день. Для них этот город не казался таким серым и скучным, для них он был самым завораживающим и пугающим местом на свете. Тем местом, куда всегда хотелось вернуться. Девчонка описывала свои эмоции от увиденного в одном из соборов, весело тряся ушками на шапке. Её короткие каштановые волосы смешно торчали из-под шапки, словно шёрстка какого-то зверька. Вторая слушала её, иногда поддакивая. Перед её глазами пролетали образы и воспоминания, всё то, о чём сейчас говорила подруга. Ей было непонятно, отчего же люди, живущие здесь, не восхищаются красотой города, почему это им приелось? Вдруг она почувствовала на себе чей-то взгляд и обернулась. Парень в углу смотрел на неё поверх книги, но тут же спрятал взгляд в строчках рассказа. Она усмехнулась и повернулась к подруге, та продолжала тараторить в полголоса, не обращая внимания абсолютно ни на кого. Но девушка не могла снова вникнуть в суть разговора, её слишком резко отвлекли. Через пару секунд она снова обернулась на молодого человека, и стала рассматривать его, спрятавшись за собственным плечом. Он очень сосредоточенно читал свою старую книгу зелёного цвета, бегая глазами по строчкам, иногда задерживая дыхание на пару секунд (видимо, очень интересная была книга). И тут он поднял взгляд на девушку. Она вмиг смутилась, но глаз не отвела, наоборот, весело улыбнулась ему, выглядывая из-за плеча. Он ответил такой же тёплой улыбкой. Мысленно пожелав друг другу доброго вечера, оба вернулись к своим делам: один к книге, другая — к подруге, которая уже хотела возмутиться, что её не слушают.

***

«Станция „Спортивная“». Двери вагона выпустили наружу толпу людей, и пока электричка не заполнилась новой толпой, девушка в сером пальто поспешила сесть в дальнем углу вагона, стараясь не потерять из вида подругу. Она очень устала и наконец-то могла расслабиться. Аккуратно сняв перчатки и порывшись в своём рюкзаке, она достала любимую книжку и стала читать. «Осторожно, двери закрываются. Следующая станция „Адмиралтейская“». Какое-то время она сидела одна, но через пару минут свободное место рядом с ней поспешил занять какой-то молодой человек. Она на секунду посмотрела на него, поняла, что это тот самый парень с книжкой, и расплылась в улыбке. Первую минуту она честно старалась читать, отмахнувшись от всех мыслей, думая только о книге и её героях, но у неё никак не получалось. Девушка опустила книгу на колени и посмотрела на оконное стекло напротив, в нём отражались все пассажиры, в том числе и парень, сидящий рядом. Он больше не читал, а смотрел прямо на неё. Девушка тут же смутилась и опустила взгляд, не зная, куда спрятать дрожащие руки. — Простите, что смутил вас. Она вздрогнула и посмотрела на него, но уже не через стекло, а «вживую», в болотно-зелёные глаза, обрамлённые густыми ресницами. — Я только хотел спросить, что вы читаете, — парень виновато улыбнулся. — Вы не смутили меня, в-всё в порядке… э-это «Над пропастью во ржи» Джэрома Сэлинджера, — девушка показала неиллюстрированную обложку книги. — Очень интересная! Или вы читали её? — Нет, не читал, к сожалению. Собирался, но не читал. Всё времени нет. Парень не отводил глаз, будто пытаясь что-то разглядеть во взгляде девушки. Она же, боясь такой близости, пыталась задержаться на одной из многочисленных родинок парня или пуговице на его пальто, на чём угодно — лишь бы не встречаться с ним взглядом. — И вот так всегда, — грустно заметила девушка чуть дрожащим голосом, — всю жизнь тратим на какие-то «важные» вещи, а на то, что действительно нравится и любим «всё времени нет». Но вы же что-то читали, я видела, как вы стояли с книгой. Что это было? — Это сборник рассказов Брэдбери, — парень показал старую книжку. Золотые буквы на обложке почти стёрлись, но надпись всё равно была различима: «О скитаньях вечных и о Земле». — У меня дома на полке есть такой же старый томик. Почитываю время от времени. — Но «Над пропастью во ржи» нравится больше, да? — Точно, — девушка ласково погладила корешок книги, — я всегда беру её с собой в путешествия и долгие поездки. Не то, чтобы я каждый раз перечитывала её целиком, иногда мне хватает одной главы, чтобы утолить жажду. Понимаете о чём я? — Кажется, да, — парень смотрел на девушку, наклонив голову набок, и слегка улыбался. Ему нравилось такое тёплое и ласковое отношение к литературе. Он и сам был такой же. Наступило неловкое молчание. Девушка стеснялась снова поднять взгляд на парня, она рассматривала обложку книги у себя на коленях, иногда поглядывала на подругу в другом конце вагона. Та щурилась в довольной ухмылке и поигрывала бровями, призывая подругу к решительным действиям. — А вы… — Знаете… Они засмеялись, и с этим смехом ушла неловкость и смущение, кажется, оба расслабились. — Можно? — спросил молодой человек, протягивая руку к книге. — Конечно. Он вслух прочёл имя автора, название, молча пробежался глазами по аннотации и начал хаотично перелистывать страницы, просматривая закладки, оставленные хозяйкой книги, читая абзацы, которые она отметила карандашом. — Вот эта фраза мне нравится больше всего, — тихо произнесла девушка на одной из закладок. Парень прочитал вслух: — «А люди всегда думают, что они видят тебя насквозь. Мне-то наплевать, хотя тоска берет, когда тебя поучают — веди себя как взрослый. Иногда я веду себя так, будто я куда старше своих лет, но этого-то люди не замечают. Вообще ни черта они не замечают». И вы тоже так считаете? — Да, вполне. Меня раздражает то, что люди перестали чувствовать друг друга. Всем вдруг стало как-то плевать друг на друга. Хотя, возможно, всегда так было, просто я не замечала. Люди всегда думают, что знают, что творится у тебя в голове, но все они ошибаются, потому что на самом деле не хотят разбираться в чувствах других. — По-моему, я знаю, что у вас в голове. — Но мы только что познакомились, вы же меня совсем не знаете. — Я думаю так же, как и вы. И если то, что вы сейчас говорили про книги, и про людей, правда, то, думаю, я узнал вас. И мне нравится то, что у вас в голове. Честно. «Станция „Адмиралтейская“». Двери открылись, впуская гул голосов и музыку со станции, там играли уличные музыканты. Невероятно грустная мелодия скрипки заполнила собой пространство, передавая настроение многих пассажиров, на чьих лицах не менялось кислое выражение, а печаль проела глаза насквозь. «Осторожно, двери закрываются. Следующая станция „Садовая“». — Я… Я даже не знаю, что сказать вам теперь… — Согласитесь сходить со мной куда-нибудь, и этого будет достаточно. — Понимаете, я бы с удовольствием, но завтра я уезжаю домой. — Что, из города?! Так вы приезжая, да? — К сожалению. — Ну что за невезение! Девушка молчала, ей самой было очень досадно, конечно, можно было бы попытаться спасти сегодняшний вечер, но ещё несколько часов, и она покинет этот место, оставив и красивый город с соборами, и приятную меланхоличную атмосферу, и интересного молодого человека с красивыми глазами. — Может быть, ещё есть время исправить ситуацию? Вечер ещё не закончился. — Я даже не знаю, — девушка взглянула на свою подругу, которая уже встала со своего места и протискивалась ближе к дверям. Электричка подъезжала к станции, на которой им нужно было выходить. Парень проследил за взглядом своей собеседницы. — Мне очень жаль, но я должна идти, было приятно познакомиться и пообщаться, — девушка встала, поезд начал тормозить, за окнами замелькали стены станции. «Станция „Садовая“. Переход на станции „Сенная площадь“ и „Спасская“. Уважаемые пассажиры, при выходе из поезда, не забывайте свои вещи». — Подождите, могу ли я узнать ваше имя?! — До свидания! — девушка рванула к своей подруге, секунда, и они исчезли в потоке людей, который вынес их на станцию. Молодой человек посмотрел на свои руки, он всё ещё держал её книгу, «Над пропастью во ржи», её самую любимую книгу, в которой она делала пометки, клеила цветные закладки-стикеры на самых интересных моментах, и много раз перечитывала в дороге. Он открыл первый форзац, в уголке красивым витиеватым почерком значились имя и фамилия девушки. Секунду раздумывая, молодой человек вскочил с места и выбежал из вагона. «Осторожно, двери закрываются. Следующая станция „Звенигородская“».
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Реклама: