Самое важное. 828

Нанатян. автор
Mirra. бета
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Bangtan Boys (BTS)

Пэйринг и персонажи:
Чон Чонгук/Ким Тэхён
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Нецензурная лексика Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Где-то в тот момент жизнь Чон Чонгука идёт по пизде окончательно и бесповоротно, потому что Тэхён.

Посвящение:
izleniram, моя дорогая, тебе.
я надеюсь, что первый блин вышел не совсем комом. надеюсь, что тебе понравятся они в моём исполнении. и ещё больше надеюсь, что ты меня не проклянёшь)
спасибо, что ты есть. я очень рада, что узнала тебя. и каждый наш разговор - что-то необычное и невероятно теплое.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
вынесла за пределы "Как сбежать из дома..." (https://ficbook.net/readfic/5194650), потому что этих двоих через Юнги и Чимина передавать было бы неправильно.
немного о том, как это было.
я люблю Чонгука. и Тэ люблю.
а ещё братья Чон - навсегда.
и вообще. простите.
9 февраля 2017, 01:19
У Чон Чонгука в жизни всё хорошо. Он неплохо учится, у него классные друзья и чудесные родители. Как раз из тех, что не считают, будто капать на мозги собственному ребёнку - их прямая и главная обязанность. Чонгук не заставляет их краснеть за себя, они не лезут к нему с нравоучениями - все довольны и счастливы. Чонгук не совсем понимает, где и как проебался по жизни. Ему, конечно, хотелось бы изобрести машину времени и перенестись в тот роковой момент, когда он вообще залип на это невероятное нечто - губы Пак Чимина. А ещё бёдра Пак Чимина. Глаза Пак Чимина. Улыбка... да весь грёбаный Пак Чимин был ему каким-то наказанием свыше. За какие только проступки - непонятно, ведь он золотой мальчик. Любящий сын и прилежный во всём. - Это тебя и сгубило, - хмыкает Хосок, хлопая брата по плечу. - Надо было быть чуть менее хорошим, тогда, глядишь, обошла бы тебя эта хрень стороной. Нет, Хосок не гомофоб. Он вообще такой понимающий во все стороны, что Чонгука иногда зависть берёт. Нельзя быть таким Буддой и одновременно немного повёрнутым по жизни. Но брат каждый раз своими словами или действиями намекает - можно. И Чонгук думает: «Окей». Думает: «Флаг тебе в руки, понимающая ты сволочь» «Что мне делать-то со всем этим, блядь?!» - думает. И не делает сначала ничего, конечно, потому что делать что-то, когда Чимин этот потрясающий старше и ещё любимчик Джин-хёна - глупо. Ну просто Джин-хён любит распиливать людей взглядом, когда к Чимину кто-то близко. Джин-хён совсем не страшный, если подумать. Хосок вот его тискает вечно, орёт ему что-то на ухо, дичь какую-то втирает. Тот улыбается, смеётся, ржёт откровенно, как милый тюлень. И совсем не пугает. Но Чонгуку не хочется, чтобы его пилили, пусть и одним взглядом. Когда его терпение впервые доходит до ручки, он идёт к Чимину и говорит: - Хён, хочу тебя, что аж зубы сводит. Чимин смущается. Виду не подаёт, но с румянцем, обжёгшим щёки, сделать ничего не может. Чонгук залипает бессовестно и думает - не важно, что ему сейчас ответят, он от Чимина всё равно уже никуда не денется. Просто потому, что любит это солнышко на ножках. Не только в том плане, когда хочется засыпать вместе, две зубные щётки в ванной и поцелуй по утрам. Он очень даже в общечеловеческом плане любит Чимина. Хотя трахнуть его был бы не против. С тех самых пор шутка про «как насчёт секса сегодня?» становится коронной в их компании. Которая внезапно стала общей. Где-то в тот момент жизнь Чон Чонгука идёт по пизде окончательно и бесповоротно, потому что Тэхён. Тэхён - лучший друг Чимина. И если бы Чонгука спросили, что с ним не так, то он бы просто заорал, что всё, всё с ним не так! Не так с его квадратной дебильной улыбкой, от которой внутри что-то дёргает так, что дышать становится трудно. С его безумной мимикой, от которой хочется и ржать, и плакать. Не так с гибким телом, не так с растрёпанными тёмными волосами. С острым языком - во всех смыслах всё не так! Нельзя быть таким. Просто нельзя. Чонгук готов выдвигать обвинение в суде. Он даже придумал, какие претензии предъявит этому гаду. «За чрезмерную сексуальность, которую надо запретить законом». От Тэхёна Чонгуку рвёт крышу. Рвёт так, что это пугает, и потому бежать от этого кажется логичным. Это же просто банальный инстинкт самосохранения. Он у Чонгука есть. И потому спасаться от того, что может убить - правильно. Правильно. Хосок качает головой на это. Говорит, что подобные выводы - глупость. Что если есть чувства - надо брать. Брать Тэхёна, вскидывать на плечо, уносить, присваивать. Ну, ладно, про присваивать Хосок не говорит, он вообще терпеть собственников не может, потому с девчонками складывается так себе. Чонгуку плохо. Плохо от того, как он нуждается в присутствии Тэхёна рядом. Это неожиданно и снова очень пугающе. С Чимином было проще. - С Чимином была влюблённость, - говорит Джин, выслушав его скомканную исповедь. - А с Тэхёном что, любовь неземная, что ли? - недоверчиво тянет Чонгук. - Или так или просто временное помешательство. Второе быстро пройдёт, не переживай. Просто попробуй отвлечься. Джин-хён так себе психолог, конечно, но Чонгуку эта тактика помогает. Он отвлекается на девчонок, которые пачками готовы вешаться на него. Очень долго отвлекается. На некоторых по нескольку раз. Они потом осоловевшие ходят. А Чонгук довольный, как сытый кот. Только не облизывается. Потом в их компании появляется Юнги. А Тэхён уезжает. И Чонгуку кажется, что вся его жизнь рушится, потому что этот старший просто охренительно крутой. И сердце при виде его замирает и пытается выбраться через горло, чтобы упасть к чужим ногам. Но Юнги с Чимином. Очень серьёзно с Чимином. Над ними светится надпись «долго и счастливо». И Чонгука это бесит. Бесит, что ему самому такого не перепадает, а ведь он хоть немного заслужил. Бесит, что Юнги всё понимает и отказывает - спокойно и с улыбкой. Вот прямо врезать бы по этой улыбке. И если бы Чонгук не ценил так дружбу с Чимином и самим Юнги, то, наверное, всё же врезал бы. Но он молчит. Лето подходит к концу. Медовый август заливает собой город до самых небес. Патокой стелется по крышам и свежим дыханием ветра разбавляет духоту в комнате. Чонгук лежит на кровати и думает, что Ким Тэхён мудак. Он не попрощался с ним, когда уезжал. От Чимина только вышло узнать, что вернётся в середине лета. Но так и не вернулся. Родители решили продлить отдых. А Чонгуку тут хоть вешайся. Вот только сейчас, когда календарь готов начать отсчёт осенних дней, Чонгук понимает, что бесило его всё из-за Тэхёна. Того не было рядом так долго. Так ощутимо, что от безнадёжности хотелось биться всем телом об пол, как припадочному. По Тэхёну тосковалось иногда до слёз. Скупых, застывающих в уголках глаз и зло смахиваемых пальцами. - Ты дурак, Гукки, - сказал ему Хосок. Вчера сказал. Ни с чего. Просто увидев апатичное лицо своего младшего. Просто потому что захотелось ему что-то сказать. И на поддержку это похоже не было. - Сам такой, - вяло огрызнулся Чонгук. Хосок только хмыкнул. - Если ты будешь ждать, что это пройдёт, то рискуешь совсем тронуться умом, - продолжает он. - Хватит мучить себя. И Тэхёна заодно. Он же тоже... - Ой, всё! - говорит Чонгук и резко поднимается с дивана. Да дверью в комнату хлопает посильнее, чтобы брат усвоил, как опасно с ним говорить о Ким Тэхёне. «Он же тоже...» так и висит над ним Дамокловым мечом. Обвинением, которое выдвинул на суде ответчик. Он видит грустный взгляд Тэхёна так, словно тот стоит рядом и заглядывает в самую душу. Чонгук знает. Знает, что Юнги прав, и от чувств бегать - последнее дело. Что надо уже посмотреть правде в глаза. Надо принять неизбежное и смириться с ним. Потому что он любит Тэхёна. Ну вот так вышло. Это не временно. Это не зависимость. От такого не лечат. А пробовать игнорировать - медленно убивать самого себя. Чонгуку паршиво от этого. И от собственной тупости тоже. Как рассказать об этом Тэхёну? Как найти правильные слова теперь, когда тот так старался привлечь чужое внимание, а теперь просто сбежал, будто без Чонгука ему проще. Впрочем, может так оно и есть. Звонок в дверь он слышит не сразу. А когда слышит, понимает, что в доме один и открыть некому. - Привет, - улыбается Тэхён. Чонгук пялится на родную квадратную улыбку, ловит взглядом каждое изменение. Лёгкий загар, тронувший кожу, чуть сильнее растрёпанные волосы, внимательный взгляд в ответ. - Привет, - отвечает он и отходит в сторону. - Проходи. Тебя долго не было. «И я скучал». - Родители не хотели возвращаться. Думал, придётся их на буксире домой тащить, - смеётся Тэхён и закрывает за собой дверь. Чонгук в ловушке. И пока не знает, как к этому относиться. Но Тэхён какой-то непривычный. Будто чуть тише обычного. Его движения немного вдумчивее, взгляд серьёзнее, а улыбка не такая яркая, как раньше. Хотя и неискренней назвать её не получается. В комнате с ним не тесно, как было ещё несколько месяцев назад. Чонгук пугается. Месяцев! Они не виделись целую вечность. В них обоих, наверное, многое изменилось. - Скучал? - подтрунивает Тэхён как обычно. - Скучал, - необычно честно отвечает Чонгук. Они смотрят друг на друга долго и почти не удивляясь происходящему, кажется. - У тебя мозги на место встали? - мягко интересуется Тэхён. - У меня давно тебя рядом не было. Хреновое, знаешь ли, время. Чонгук послушно принимает его в руки. Обнимает и прижимает ближе. Тэхён улыбается ярче и почти как раньше. Он жмурится и упирается лбом в чужой лоб. - Надо было так долго вести себя, как последний козёл, а... - Надо было. Иначе бы фиг я понял, что ты моё «долго и счастливо», - серьёзно отвечает Чонгук. Тэхён хмыкает. - А я оно? - Оно. - А если я против? - Мне тебя убедить? - выгибает бровь Чонгук. Он знает, что от провокации Тэхён не удержится. Слишком уж любит это дело. И тот не подводит. Потом Тэхён ходит потерянно счастливый. Жмётся к Чонгуку при первом удобном случае, становится похожим на ручного кота, а не того, что сам по себе. И все вокруг с облегчением выдыхают, потому что свершилось! Чонгук же сам себе удивляется. Как можно было спутать эту важность и нужность с чем-то опасным? У Чонгука спина вся саднит от царапин, губы до сих пор припухшие от поцелуев. А на коже - осевшие в полумраке комнаты слова хриплым от наслаждения голосом. Много слов. Но самое важное отдаётся пульсацией где-то в районе сердца. И Чонгук наконец-то чувствует себя счастливым. Но важнее всего, что теперь он хочет делать счастливым Тэхёна.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама: