Как умолкнет песнь 19

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Доктор Кто

Пэйринг и персонажи:
Десятый Доктор
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Драма, Фантастика, Философия, Hurt/comfort, Дружба
Предупреждения:
ОМП, ОЖП, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
планируется Макси, написано 102 страницы, 12 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Эта история берёт начало в 2015-м году, когда обычная земная девушка по имени Татьяна встречает странного мужчину из синей полицейской будки.
Хотя, нет, пожалуй, всё началось немного раньше, когда в руки двум композиторам восемнадцатого века попал весьма необычный камень...

Посвящение:
Саше. За то, что привела меня в этот потрясающий фэндом:3
И моей бете. Мэджик, что бы я без тебя делала? <3 Всем таких бет:3

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Первая масштабная работа, за которую я решила взяться:3
Вполне можно читать как ориджинал.
Бонус от беты — тред визуальных штучек к фанфику: https://twitter.com/magicpedik/status/954368888925454336
Парочка предупреждений:
1. Очень надеюсь, что я не критично изменила некоторые аспекты биографий небезызвестных композиторов.
2. Если вы смотрели эпизод "Музыка сфер", то знайте, что в этом фф трактовка этой темы о-о-очень вольная.
3. И вообще, много музыки.
4. Очень.

Пока что это всё. Приятного прочтения:3
Буду о-о-очень рада вашим отзывам^^

Глава 3

8 апреля 2017, 17:03
Гнетущее молчание окутывало странную процессию, довольно неспешно движущуюся сквозь керридуинский лес. Впереди, тихо о чём-то переговариваясь, ступали парень в очках и девушка с котелком на голове. Татьяна шла сразу за ними, стараясь держаться как можно ближе к Доктору, которого, казалось, абсолютно не смущало всё происходящее: он с любопытством изучал взглядом их спутников и время от времени довольно улыбался, видимо, своим мыслям. Замыкали шествие девушка в старинном платье и молодой человек в цилиндре.

Тишина вокруг становилась почти невыносимой. Таня, судорожно сглотнув, обернулась на молчаливых незнакомцев и наткнулась на изучающий взгляд серых глаз. Смутившись, девушка уставилась себе под ноги и сделала ещё один шаг в сторону Доктора.

— Куда они нас ведут? — шёпотом спросила она у своего спутника. Тот едва заметно пожал плечами.

— В Арлайс, — от звонкого голоса почти что у себя над ухом Таня подпрыгнула и чуть повернула голову, снова встречаясь взглядом с девушкой в платье, которая с ними поравнялась. Теперь она шла по правую руку от Татьяны, а на её губах играла лёгкая улыбка. Таня приподняла бровь и решилась уточнить:

— Что это?

— Храм Музыки, — ответила незнакомка. — Единственное строение на всей планете. Там над вами состоится суд.

— И за что же нас хотят судить? — подключился к разговору Доктор.

— Как уже сказал адэльфóс, вас обвиняют в похищении могущественного артефакта, — охотно поведала девушка.

— Но мы ничего не крали! — возмутилась Таня, а Доктор поинтересовался:

— Адэльфос — это так вашего друга зовут? — Он указал взглядом на идущего впереди мужчину.

— О, нет, у нас нет имён, — девушка снисходительно улыбнулась. — Просто у нас принято так обращаться друг к другу.

— Милая адэльфú, — присоединился к разговору холодный баритон незнакомца в цилиндре, от которого у Татьяны пошли мурашки по телу, — не слишком ли многое ты рассказываешь нашим... гостям?

— Перестань, адэльфос, — слегка поморщилась девушка. — Я всё ещё не уверена в их виновности и не вижу ничего плохого в их вопросах и моих ответах.

— Хроматизмы и септаккорды! — недовольно буркнул незнакомец. — Под твою ответственность, адэльфи.

— Благодарю покорно, — девушка насмешливо покосилась на мужчину. Затем снова обернулась к Тане и Доктору. — Хотите узнать что-то ещё?

— Да, — кивнул Доктор. — Кто вы? Я многое слышал о Керридуине, но ни разу — о его обитателях.

— О, а вы ещё не догадались? — снова улыбнулась девушка. — Мы слуги музыки. По крайней мере, так нас называют. На самом деле, все мы выглядим совсем не так, как люди. — Она кивнула в сторону всё ещё хмурившегося мужчины в цилиндре и хитро улыбнулась. — Он, например, Рояль.

Татьяна несколько секунд изумлённо переводила взгляд с девушки на незнакомца и обратно, а потом восторженно рассмеялась.

— Музыкальные инструменты? — недоверчиво уточнила она. — Я разговариваю с музыкальными инструментами?

— Можно и так сказать, — коротко усмехнулась её спутница. — Я Скрипка. А те двое, что впереди, — Гитара и Флейта. — Скрипка наклонилась ближе к Тане и почти прошептала: — Только с Флейтой поосторожнее: та ещё дамочка.

— Чьи бы струны визжали, — резко обернулась Флейта, сверкнув льдистыми глазами. Скрипка выразительно приподняла брови. Флейта фыркнула и отвернулась.

— Но если вы не люди, то почему выглядите... так? — снова задал вопрос Доктор.

— И почему мы понимаем вас? — подхватила Татьяна. — Вряд ли вы знаете русский, или украинский, или любой другой земной язык.

— Кхм... Это как раз заслуга ТАРДИС, — ответил ей Доктор. — Она переводит их речь — чем бы она ни была — для нас, а наши слова — для них.

— Полезная вещь, эта ваша ТАРДИС, — протянула Таня. — Так что там с человеческим обликом? — Она снова повернулась к Скрипке.

— В том-то и дело, что это — лишь облик, — пояснила та. — Можно сказать, что мы инструменты-оборотни: в наших силах предстать перед вами в образе людей. И именно людей. Из всех существ, способных воспринимать музыку, только люди смогли понять её почти совершенно. Некоторых Высшие даже удостоили чести слышать саму музыку сфер. Бах, Гайдн, Чайковский, Березовский — наверняка они стали известными на вашей планете. Недавно было решено разрешить слышать музыку сфер Моцарту.

— Недавно?! — воскликнула Таня. — Но Моцарт жил две с половиной сотни лет назад!

— Для нас время течёт иначе, — терпеливо ответила Скрипка. — Скажем так: Керридуин находится как бы вне времени, ведь сама музыка вечна. Да и само понятие времени, признаться, вызывает у нас недоумение.

— А почему сейчас музыки не слышно? — серьёзно спросил Доктор.

— Вы тоже избранный? — округлила глаза Скрипка, как-то по-новому глядя на него.

— Я нет, а вот моя спутница, — он кивнул в сторону Тани, — да. Так почему сейчас она не слышит музыку сфер?

— Потому что артефакт пропал, — как само собой разумеющееся ответила Скрипка.

— Что за артефакт? Вы его уже второй раз упоминаете.

— Мы называем его Ллейшон. Это камень, минерал, хранившийся в Арлайсе. Сложно объяснить, как он действует — да и мы знаем далеко не всё, — но говорят, что Ллейшон отвечает за гармонию во Вселенной.

— Гармонию... Вселенной? — переспросила Таня.

— Музыка обладает неизмеримой мощью, — строго произнесла Скрипка. — Звуки окружают нас везде, где бы мы ни были, — а ведь любые из них создают своеобразную мелодию. Никто даже не задумывается о том, насколько большую роль отыгрывает музыка в нашей жизни. Именно поэтому она и обладает такой силой.

— И всё же, как это связано с этим вашим артефактом? — продолжала недоумевать Таня. — Кто такие эти «Высшие»? И вообще...

— Думаю, с дорогой адэльфи вы побеседуете как-нибудь в следующий раз, — со знакомой ухмылкой перебил её Гитара. — Мы пришли.

Лес закончился внезапно. Татьяна восхищённо выдохнула. Путники оказались на вершине высокого обрыва, а внизу играл волнами безграничный океан. Неземное солнце закатными лучами лениво скользило по воде, оставляя на поверхности искрящиеся блики. Лёгкий бриз приятно холодил щёки, и Таня даже на секунду прикрыла глаза, позволив себе широко улыбнуться. Немного правее линия обрыва изгибалась, образуя широкий отвесный выступ, что-то вроде природного пирса, на самом краю которого возвышалось величественное строение. Больше всего оно было похоже на старинный замок, завораживающий своей незыблемостью. У вершин его башенок собрались причудливой формы золотистые облака.

У Татьяны перехватило дыхание. Секундное дежавю — и в памяти девушки всплыла прошлогодняя поездка в Крым с матерью и её очередным любовником. Замок «Ласточкино гнездо» настолько впечатлил её своей красотой и величием, что очередную написанную мелодию она посвятила этому волшебному месту. И пейзаж чужой планеты, расстилающийся перед взором, до боли напоминал мыс Ай-Тодор...

— Это и есть Арлайс, — с ноткой гордости сообщила Скрипка, заметив восхищённый взгляд Тани. — Наверняка вас там уже ждут.

— Сколько раз повторять: не брали мы этот ваш артефакт, — раздражённо пробормотала Таня.

— Я верю, — просто сказала Скрипка, изрядно удивив девушку. — Только, увы, последнее слово отнюдь не за мной. Идёмте.

Как только путники свернули на тропку, ведущую к Храму Музыки, одно из золотистых облаков вдруг дёрнулось и, повинуясь порыву неощутимого ветра, стремительно поплыло в их сторону. И уже через несколько секунд Таня рассматривала то, что издалека казалось сгустком сверкающего тумана.

На расстоянии вытянутой руки и примерно на уровне глаз девушки зависло нечто, напоминающее гигантских размеров атом. Золотистое ядро опоясывали три искривлённые орбиты, каждая из которых состояла из пяти тонких медного цвета колец. По этим кольцам вспышками проносились сверкающие искорки, которые не ослепляли лишь потому, что всё это нечто окутывала серебристая дымка.

Все слуги музыки склонились в почтительном поклоне. Татьяна повернулась в сторону Доктора, взглядом как бы спрашивая, стоит ли им сделать то же самое. Но её спутник остался стоять на месте, увлечённо разглядывая золотистое нечто. Повисло молчание. Тишина не была ни гнетущей, ни уютной — она просто была. Инструменты молчали, как-то отрешённо глядя на нечто. Таня сделала вывод, что они, скорее всего, каким-то образом мысленно общаются с этим странным облаком.

«Верно, — прозвучал в её голове гулкий безэмоциональный голос. Девушка дёрнулась от неожиданности и коснулась виска пальцами правой руки. — Только не облако. Я Соната».

— Оно говорит с тобой? — приподнял бровь Доктор, вытаскивая из внутреннего кармана пиджака какой-то продолговатый предмет.

— Кажется, — кивнула Татьяна. — Мысленно. И такое бывает?

— Вселенная полна чудес, — пробормотал мужчина. Он навёл устройство на облако, и раздалось негромкое жужжание.

— Что это? — поинтересовалась девушка.

— Звуковая отвёртка. — Доктор нахмурился. — Чёрт, не работает.

«И не будет работать, — снова услышала голос Таня. — Устройство — звуковое. Я есть звук. Одноимённо заряженные частицы отталкиваются», — заключил голос.

— Что оно говорит? — спросил Доктор. Девушка пересказала ему слова облака. Мужчина хмыкнул, убрал свою отвёртку и перевёл взгляд на золотистое нечто. — Почему бы вам не поговорить со мной лично?

«Не могу, — просто ответил голос в голове Татьяны. — Следуйте за мной».

Облако неспешно двинулось в сторону Арлайса. Повернувшись, Таня обнаружила, что слуги музыки исчезли. Девушка переглянулась с Доктором, тот кивнул, и они зашагали к Храму Музыки.

— Почему не можете? — вслух спросила она. — Со мной-то говорите. — Доктор одобрительно кивнул.

«Ты избранная. Я — твоя форма», — последовал короткий ответ.

— А предложения подлиннее вы составлять не умеете? — раздражённо поинтересовалась Татьяна. — Я всё ещё ничего не понимаю. Что вы вообще такое?

«Слуги называют нас Высшими, — прежним тоном ответил голос. — Мы — музыкальные формы. Я Соната. Наш удел — мелодия. Не слова. Общаюсь как могу. — Тане показалось, что будь у её собеседника руки, он бы пожал плечами. Она продолжала повторять Доктору сказанное Сонатой. — Есть избранные композиторы. Каждый связан с формой. Мы преобразовываем музыку сфер. Для них. С помощью Ллейшона. Так они могут слышать».

— А, так вот каким образом... — пробормотал Доктор с плохо скрываемым восхищением. — Потрясающе! Я думал, что только я один могу уловить музыку сфер с помощью фильтра гармонии ТАРДИС. Но, как оказалось, я мог услышать только малую часть, технически осязаемую, но постичь всю красоту этой музыки... — Он повернулся к Тане, и в его глазах блеснул огонёк восторга. — Тебе очень повезло.

Татьяна кивнула. Она всё ещё пыталась осмыслить происходящее, и если бы кто-то спросил, что она сейчас чувствует, девушка вряд ли смогла бы ответить однозначно. Потрясение — от того, что оказалась избранной («Как во всех фантастических книгах», — фыркнула Таня про себя). Восторг — от этой планеты, её жителей и всего, что произошло за последние несколько часов. Удивление — да уж, было от чего впасть в ступор. И какое-то странное щемящее чувство в груди — от того, что теперь, когда ей стала ясна природа волшебной музыки, она не могла её слышать. А всё из-за пропавшего артефакта, в похищении которого их и обвиняли...

— Вы ведёте нас на суд? — спросила она у Сонаты.

«Нет», — последовал ответ. Девушка недоуменно нахмурилась.

— А... зачем тогда?

«Нужна помощь».

— Помощь? — Доктор заинтересованно взглянул на окутанную туманом сферу, продолжавшую неспешно плыть к Храму Музыки.

«Да. — Соната ненадолго замолчал, но вскоре Татьяна снова услышала его голос: — Слуга говорила о могуществе музыки. И о гармонии. — Девушка кивнула, хотя это не был вопрос. — Есть Консонанс. Есть Диссонанс. Не плюс и минус. А единица и ноль. Музыку проще объяснить математикой. Тьма — отсутствие света. Диссонанс — отсутствие гармонии. Звук есть во всём. Для гармонии нужен Консонанс. Поэтому Диссонанс заперт. Здесь, в Арлайсе».

Таня, которая до этого момента пыталась понять логику Сонаты, окончательно запуталась.

— Стойте, вы хотите сказать, что Диссонанс — это... существо? Запертое на этой планете, чтобы во Вселенной царила гармония?

«Почти, — спокойно отозвался Соната. — Не совсем существо. Скорее, сущность. И был заперт. Ллейшон — замóк. Сейчас Диссонанс сбежал. Но не с планеты. Не в его силах. — Соната снова погрузился в недолгое молчание, пока Татьяна пересказывала Доктору то, что смогла понять из слов формы. — Нужна помощь, — заключил Соната. — Найдите артефакт».

— Что, вот так просто? — хмыкнула Таня. — Только что нас подозревали в краже — а теперь просите найти пропажу? С чего вдруг? Сами виноваты: надо было лучше охранять столь ценную для гармонии во Вселенной каменюку.

— Не груби. — Доктор выразительно глянул на девушку. Затем он обратился к Сонате: — Артефакт же похитили совсем недавно, они не могли успеть уйти далеко. Почему вы сами его не ищете? Уж вы-то гораздо лучше нас знаете планету.

«Время течёт иначе, — напомнил голос. — Ллейшон пропал давно. Двести пятьдесят лет назад. По вашим меркам».

— Но почему тогда я перестала слышать музыку только сейчас? — окончательно запуталась Таня.

«Время», — снова повторил Соната.

— Шремя, — буркнула девушка. — Всё ещё не понимаю. И как вы предлагаете нам его отыскать?

Соната не ответил. Путники наконец приблизились вплотную к Арлайсу. Они вышли на широкую площадь, расстилающуюся прямо у главных ворот замка. Вблизи Храм Музыки казался ещё более величественным. Старинные стены оплетало растение, напоминающее земной плющ, только листья были те же, что и на деревьях в лесу: серебристые и сердцевидные. Посреди площади играл струями огромный фонтан, украшенный лепниной в виде нот, которые то и дело менялись. Тяжёлые ворота Храма были широко распахнуты, а прямо у входа обнаружилась ТАРДИС.

— Я даже спрашивать не буду. — Тане казалось, что свой лимит потрясений на сегодняшний день она исчерпала, и потому только слегка удивилась тому, что синяя будка оказалась здесь.

— А я бы спросил! — возмущённо воскликнул Доктор. — Как моя ТАРДИС тут оказалась?

«Слуги переместили, — пояснил Соната. — Корабль путешествует во времени. Поэтому вы можете помочь».

— А, — протянул Доктор, — так вы хотите, чтобы я вернулся в тот момент, когда артефакт похитили, и предотвратил кражу? — Мужчина изогнул губы в грустной улыбке и покачал головой. — Не получится. Законы времени, фиксированные точки и всё такое. Да и, грубо говоря, времени как такового у вас тут не существует, так что... — Тут Доктора, видимо, посетила какая-то идея, потому что в его глазах загорелся огонёк догадки и он стукнул себя ладонью по лбу. — Старый болван, — воскликнул он и обернулся к Сонате. — Покажите мне место, где хранился камень.

Соната ничего не ответил, но двинулся ко входу в Арлайс. Путешественники последовали за ним.

— Доктор, — шепнула Татьяна, — вы действительно собираетесь искать этот артефакт?

— Разумеется, — пожал плечами её спутник. — Если я правильно понял сказанное этой формой, то камень лучше вернуть как можно быстрее. И заодно запереть Диссонанс — нам ведь не нужен хаос во Вселенной?

— Да, но... — Таня замялась. — Боюсь, вам придётся искать артефакт без меня. К вечеру меня точно дома хватятся. Вы ведь можете меня вернуть на Землю по дороге?

— А разве ты не хочешь узнать, чем закончится эта история? — удивлённо спросил Доктор. — Я думал, тебе это должно быть интересно в первую очередь — всё-таки эта музыка была частью твоей жизни. Я ведь прав?

— Да, и всё же...

— И ты забываешь, — как ни в чём не бывало продолжил мужчина, — что ТАРДИС — это в том числе и машина времени. Мы можем годами разыскивать артефакт — хотя я уверен, что до этого не дойдёт, — а ты вернёшься домой ровно через минуту после нашего отбытия, — усмехнулся он.

До Татьяны дошло, какую глупость она сморозила, и девушка фыркнула. Как вообще можно привыкнуть к тому, что мужчине, который прямо сейчас входит с ней в Храм Музыки, подвластно само время?

Помещение, в котором они оказались, войдя в Арлайс, чем-то напоминало заброшенный зал огромного театра. Здесь было очень светло и оглушающе тихо. Таня подняла взгляд, чтобы рассмотреть люстры, но вместо них обнаружила под потолком целое скопление золотистых облаков, к которым присоединился и Соната. Все формы, находившиеся в этом зале, имели разное количество колец, которые их опоясывали. По ним бегали яркие искры, света от которых хватало на то, чтобы разогнать мрак помещения.

Посреди сцены возвышался опустевший пьедестал. Доктор чуть ли не вприпрыжку помчался к нему, Татьяна — за ним. Мужчина снова достал свою звуковую отвёртку и направил её на углубление, в котором, видимо, и хранился камень. Таня тем временем рассматривала витиеватые руны, покрывавшие пьедестал. На серой поверхности можно было разглядеть, вероятно, строки некой поэзии. Девушка провела рукой по шероховатым символам, и тут же ужасающий скрипящий шум наполнил её голову. Татьяна поморщилась и закрыла уши ладонями, но это не помогло. В тот же момент Доктор воскликнул:

— Есть! Мне удалось уловить остаточную энергию артефакта, и теперь... — он осёкся, взглянув на девушку. — Что с тобой?

Таня с трудом помотала головой. Шум нарастал, и казалось, что в зале стало гораздо темнее.

«Это Диссонанс, — услышала девушка голос Сонаты. — Он нашёл тебя. Ты дала ему сигнал. Не стоило касаться. Сейчас он будет здесь. Бегите».

— Зачем ему я? — крикнула Таня сквозь шум, оседая на пол. Доктор успел подхватить её и, приобняв за плечи, потащил к выходу.

«Разноимённо заряженные частицы, — попытался объяснить Соната. — Ты избранная. В тебе — часть Консонанса. Бегите».

Головная боль обожгла виски, и Таня едва осознавала, что вот Доктор вытащил её из Храма, вот они уже почти заскочили в ТАРДИС... Девушка оглянулась — всего на мгновение — и увидела, как со стороны леса в их сторону нёсся сгусток непроглядной Тьмы. Перед тем, как у самого её носа захлопнулась синяя дверца машины времени, она успела заметить два огненно-красных глаза. Шум стал почти невыносимым. Татьяна зажмурилась и закричала. Доктор метался у пульта управления, и когда ТАРДИС наконец издала уже знакомый девушке скрежет, шум в голове вдруг резко прекратился.

Таня облегчённо вздохнула и открыла глаза, чтобы обнаружить тревожный взгляд Доктора.

— Всё в порядке? — обеспокоенно спросил он. Татьяна кивнула.

И тут ТАРДИС весьма ощутимо тряхнуло.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.