Как умолкнет песнь 22

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Доктор Кто

Пэйринг и персонажи:
Десятый Доктор
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Драма, Фантастика, Философия, Hurt/comfort, Мифические существа, Дружба
Предупреждения:
ОМП, ОЖП, Нехронологическое повествование, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
планируется Макси, написано 120 страниц, 14 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Эта история берёт начало в 2015-м году, когда обычная земная девушка по имени Татьяна встречает странного мужчину из синей полицейской будки.
Хотя, нет, пожалуй, всё началось немного раньше, когда в руки двум композиторам восемнадцатого века попал весьма необычный камень...

Посвящение:
Саше. За то, что привела меня в этот потрясающий фэндом:3
И моей бете. Мэджик, что бы я без тебя делала? <3 Всем таких бет:3

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Первая масштабная работа, за которую я решила взяться:3
Вполне можно читать как ориджинал.
Бонус от беты — тред визуальных штучек к фанфику: https://twitter.com/magicpedik/status/954368888925454336
Парочка предупреждений:
1. Очень надеюсь, что я не критично изменила некоторые аспекты биографий небезызвестных композиторов.
2. Если вы смотрели эпизод "Музыка сфер", то знайте, что в этом фф трактовка этой темы о-о-очень вольная.
3. И вообще, много музыки.
4. Очень.

Пока что это всё. Приятного прочтения:3
Буду о-о-очень рада вашим отзывам^^

Глава 11

17 марта 2018, 21:43
Не было ни света в конце тоннеля, ни какого-либо другого ориентира. Просто в какой-то момент бесконечные стены прохода под горой закончились, и взгляду Татьяны открылся знакомый пустынный пейзаж.

— Что за чёрт? — нахмурилась она, взглянув на небо. Было от чего прийти в замешательство: звёзд не наблюдалось, сильно стемнело. Небо, казалось, шевелилось. Тане стало не по себе.

Стоило признать, что не по себе ей было с тех пор, как каменная стена отделила её от Доктора и Айджи. Несколько минут она в панике пыталась докричаться до спутников, но только сорвала голос. Ни одной бреши в завале Таня не нашла. Паника грозила перерасти в истерику. Одна на дурацком астероиде без возможности выбраться! Она попыталась закричать ещё раз, но из горла доносилось лишь слабое сипение. Да и микрофон в скафандре, похоже, повредился. И что ей теперь делать?

Солёный привкус на языке немного отрезвил Татьяну. Ну надо же, искусала губы в кровь! Так дело не пойдёт. Таня уселась на ближайший валун, потому что ноги внезапно перестали держать. Заламывая пальцы, она заставила себя размышлять трезво. Разобрать завал не получится. Значит, единственный путь — вперёд, к другому выходу из тоннеля. О том, что делать дальше, когда она доберётся до корабля Айджи, Татьяна старалась не думать. Кое-как взяв себя в руки, она глубоко вздохнула и быстро зашагала вперёд. Минут десять спустя тоннель внезапно кончился.

— Надо бы поскорее найти корабль, — пробормотала она себе под нос.

— Налево посмотри, — посоветовал знакомый голос. Таня дёрнулась, как от удара, и повернулась лицом к отцу.

— Такими темпами я сломаю систему, — сердито сказала она. Андрей удивлённо приподнял брови:

— Ты о чём?

— Не сама с собой покончу, а помру от инфаркта, — объяснила Таня. — Хватит меня пугать.

— Прости, — виновато пожал плечами Андрей и тут же нахмурился. — С чего бы тебе накладывать на себя руки? О какой системе речь?

— А то ты не в курсе, — закатила глаза Татьяна и зашагала налево, где шагах в трёхстах виднелся космический корабль. Отец увязался следом.

— Вовсе нет, — ответил он. Затем обогнал Таню, преградив ей дорогу, и с тревогой заглянул в её глаза, положив руки на плечи. — Я за тебя беспокоюсь.

— Ну да, конечно, — выдавила Татьяна, хотя в горле образовался колючий комок. Она нашла в себе силы оттолкнуть отца и продолжить путь. — Как будто твоей целью не является довести меня до отчаяния, депрессии или чего там ещё, а потом и вовсе до самоубийства.

— Что?! — Голос Андрея звучал так потрясённо, что Таня невольно остановилась и обернулась. Отец был весь бледный. Секундным усилием он взял себя в руки и холодно спросил: — Этот бред тебе тоже Доктор внушил?

— Во-первых, не внушил, во-вторых, не бред, и в-третьих, не Доктор. — Татьяна начала злиться. — И вообще, чего ты к нему пристал? Я на сто процентов уверена, что ты либо преувеличиваешь, либо и вовсе сочиняешь. Сейчас бы верить призраку умершего отца, который, по сути, является проекцией моего подсознания и появляется, чтобы уговорить меня свести счёты с жизнью. А всё из-за влияния Диссонанса, которого па...

— Да помолчи ты хоть минуту, дай слово вставить, — не выдержал Андрей. — Хочешь знать, что произошло? Хорошо, я тебе расскажу.

Таня ничего не ответила и молча продолжила идти к кораблю.

— На самом деле, — начал отец, — всю историю можно уложить в один абзац. Я пытался связаться с Доктором, усилил сигнал с помощью одной штуки, изобретённой Саймоном, моим сотрудником, но, увы, его перехватили инопланетяне и вторглись на Землю. Жуткие такие, зелёные, огромные. Паника — слишком слабое слово, чтобы описать то, что началось в городе. И тут появился Доктор. Не знаю, каким образом ему удалось с ними договориться. В общем, они согласились покинуть планету, забрав с собой того, кто их потревожил. То есть меня. Вот и вся история.

Татьяна боролась с желанием безумно расхохотаться.

— Тебе стоило стать писателем, а не астрономом, — фыркнула она. — Долго сочинял?

Таня обернулась. Позади никого не было. До корабля оставалось несколько шагов. «Корабля? — прищурилась она. — Я же только вышла из тоннеля». Противно взвизгнула скрипка, резко гаркнула труба, и всё встало на свои места.

— Опять видение, — процедила Татьяна и пнула мелкий камешек. Ну, по крайней мере, на этот раз она не рыдала.

Космический корабль оказался далеко не таким большим, как Таня ожидала. Она обошла его вокруг, отмечая строгие, без излишеств, формы, острый нос и мощные двигатели. Вход обнаружился на противоположной стороне, люк не был заперт. Войдя внутрь, Татьяна оказалась в коротком коридоре. По левую руку от неё нашлась приоткрытая дверь. Татьяна заглянула в комнату. Ею оказалась небольшая, скорее всего личная каюта. В одном углу находилось спальное место, в другом — небольшой столик и сидение, как в плацкартном вагоне. Уютно и без излишеств. На столике Таня обнаружила бумажные листки, что её немного удивило: она считала, что в далёком будущем люди давно отказались от такого использования деревьев. Из любопытства она просмотрела несколько записей, принадлежавших скорее Айджи, нежели кому-то ещё из её команды. На многих были какие-то расчёты, периодически встречались рисунки на полях, будто писавший о чём-то сильно задумался. Нашёлся среди записей и рецепт суфле. Татьяна усмехнулась: затруднительно будет приготовить его без молока.

Больше интереса каюта не представляла, и Таня решила исследовать остальную часть корабля. В конце коридора внимание привлёк проход в кабину управления. Помещение оказалось попросторнее. Прямо перед Татьяной за лобовым стеклом простирался угрюмый вид поверхности астероида. Небо всё ещё закрывало жуткое громадное нечто, однако снаружи, казалось, стало немного светлее. Таня отвернулась и осмотрела кабину. На стенах висели экраны с изображениями однообразных местностей на астероиде, встречались графики и схемы. Экран компьютера у пульта управления с различными кнопками и приборами был выключен. Таня присела в единственное кресло пилота и с восхищением положила руки на штурвал. Легко было вообразить себя героиней какой-нибудь космической саги.

Татьяна не представляла, что ей делать дальше. От Доктора никаких вестей, неподвижная ТАРДИС вырисовывалась на одном из экранов. Чтобы снова не впасть в панику, Таня ещё немного отвлекала себя тем, что всматривалась в пустынные пейзажи и пыталась понять значение тех или иных графиков. Вскоре ей и это наскучило. Кнопка включения бортового компьютера отыскалась на удивление быстро. Экран приветливо загорелся, открывая взору список файлов и папок. Татьяна пробежалась глазами по заголовкам. Она удивлённо приподняла бровь: ничего похожего на данные исследований не нашлось. «Возможно, в бортовом журнале найдётся что-то интересное», — подумала она, нажимая на соответствующую папку. Всплыло окошко для ввода пароля.

— Серьёзно? — простонала Таня и со вздохом отвернулась от монитора. Внезапно ей пришло в голову, что пароль мог быть записан на одной из бумаг в каюте Айджи. Татьяна вернулась в маленькую комнатку и принялась перебирать листки. Формулы и расчёты она сразу отложила в сторону, как и рецепт суфле. Остались некоторые записи, похожие на личный дневник, и ещё один лист, озаглавленный незамысловато: «ПАРОЛЬ???». Таня нахмурилась. Айджи тоже его не знала? Далее бумага выглядела примерно так:

      К ← первая буква
      Как можно было забыть, шляпа?
      Дэн же говорил
      Интересы Дэна:
      • космос!!!
      • фантастика ☼
      • наука???
      • музыка?
      • древности, музеи
      • культура предков
      • ПОЛИТИКА, суд, прокуратура (?)
      кантата
      композитор
      чёртчёртчёрт
      карнавал
      коррупция
      комитет
      круассан
      созвучно с КРУАССАН???
      коммерсант
      консервант
      КОСМОДЕСАНТ ХД
      да не, бред


Татьяна, продолжая хмуриться, забрала листок с собой, размышляя по дороге в кабину управления. История, культура, научная фантастика, космос, политика... Должно быть что-то, что описывало бы интересы пилота Дэна. Возможно, какая-то древняя историческая книга. «Или фильм! — победно улыбнулась Таня. — Эх, Айджи, как можно было пропустить такой шедевр?»

Любовь к «Звёздным войнам» Татьяна переняла от отца. А для времени, в котором живёт Айджи, они вполне могли считаться историческим достоянием. Таня смело ввела «Корусант» в поле пароля. Папка открылась. «Вот уж повезло, — довольно хмыкнула Татьяна. — Но почему Дэн не сообщил пароль остальной команде?»

Самый старый файл в папке оказался видеозаписью. Таня с любопытством запустила проигрывание.

***

В зале суда было многолюдно. Высшие слои общества, ранее со страхом и уважением взиравшие на мистера Мейтленда, сейчас не упускали возможности перемыть кости убитому, отчего в помещении стоял сильный гул. Внезапно всё стихло. В зал ввели подсудимую. Она с гордо поднятой головой заняла своё место за решёткой. С другой стороны появился судья — высокий смуглый мужчина с выразительными глазами. Он взглянул на обвиняемую и едва уловимо вздрогнул. Девушка в свою очередь, вероятно, тоже узнала судью. Она резко побледнела, а в её глазах отразилась мольба. Судья ударил молотком, толпа шумно расселась. Секретарь прочистил горло.

— Всех присутствующих прошу записывать ход судебного заседания в виде конспекта по предложенному протоколу. В конце заседания протоколы надо сдать для принятия объективного решения по слушаемому делу. Начинаем судебное заседание. Слово имеет судья Дэниел Браун.

— Объявляется к слушанию дело №22-04-42 по обвинению мисс Клары Освин Освальд в совершении убийства мистера Роберта Мейтленда.

Подсудимая вздрогнула от голоса судьи, но не отвела от него взгляда. Далее шла череда формальных вопросов и ответов обвиняемой.

— По словам мисс Освальд, она пришла в дом мистера Мейтленда, где работала гувернанткой, раньше назначенного времени и застала семейную ссору убитого с его детьми. Не обращая...

Речь прокурора прервало презрительное фырканье.

— «Семейную ссору»? — громко переспросила подсудимая. — Так это теперь называется? Я вам уже заявляла, что мистер Мейтленд домогался своей несовершеннолетней дочери.

Возмущённо-изумлённое «Ах!» прошелестело по залу. Судья призвал к тишине. Жестом остановив прокурора, он обратился к девушке:

— Вам есть что добавить, мисс Освальд? Расскажите мне вашу версию событий.

— Да, есть, мистер Браун, — отозвалась та. — И не версию, а чистую правду. Мистер Мейтленд не сразу обратил внимание на моё появление. Я попыталась оттащить его от Энджи, но что может сделать девушка моего телосложения? Поэтому я схватила тяжёлую вазу и огрела его по голове. Честно говоря, в тот момент я не думала о последствиях. Но сейчас я даже рада, что удар оказался смертельным.

— То есть вы не раскаиваетесь в содеянном? — ровно спросил судья с нечитаемым выражением.

— Нет. — Мисс Освальд твёрдо встретила его взгляд. — Он был редкостным подонком.

— В таком случае, — мистер Браун глубоко вздохнул, — суд удаляется для принятия решения.

Судья вернулся быстро. Окинув зал рассеянным взглядом, он произнёс:

— Суд принял решение. Мисс Клара Освин Освальд будет лишена свободы путём заключения на астероиде Филакистике... — мистер Браун собрался с духом, — сроком на пять лет.

Удар молотка, шуршание одежды. Отчаянный крик «Дэн!» из уст осуждённой.

***

Экран погас. Таня сидела оглушённая. В подсудимой Кларе она узнала Айджи. Выходит, та солгала. Выдумала историю об учёных и исследовании. Но зачем? Из-за стыда? Что-то на видео она не выглядела виноватой. И что за отношения связывали её с судьёй?

Следующим документом в папке оказался текстовый файл. Татьяна открыла его, и по мере прочтения на её лице проступало всё больше понимания и ужаса.

Дорогая Клара!

Прости, я не ожидал, что они повесят это дело на меня. Я делал всё возможное, но, увы, преступление неоспоримо, а закон суров. Они согласились, что убийство было неумышленным — и то с трудом. Смертную казнь отменили. Но уговорить их не отправлять тебя на Филакистике я не смог. Прости.

Ты должна кое-что знать. Об этом мало кому известно, но на астероиде обитают некие существа, похожие на гаргулий. Большую часть времени это просто статуи. Но временами они оживают. Существа мало изучены, но одно известно точно: их когти и клыки ядовиты. Яд влияет на память. Были случаи тотальной амнезии. Но чаще стирается лишь какая-то часть воспоминаний, и человек заполняет эту пустоту чем-то другим: мечтами, историями из жизней других людей, фрагментами прочитанных книг. Защитная реакция мозга. В итоге человек даже не помнит, что подвергался воздействию яда этих тварей. Берегись. Не выходи из корабля.

«Кто выносит приговор, тот и приводит его в исполнение». Всегда ненавидел это правило. Однако именно мне теперь придётся запрограммировать автопилот. Я оставлю тебе это письмо и видеозапись из суда. Возможно, это поможет тебе вспомнить о том, кто ты, если те существа всё же доберутся до тебя.

Я постараюсь предпринять что-то ещё, чтобы тебя отпустили раньше. Я не дам тебе потерять пять лет жизни из-за такого подонка, как Мейтленд. Мыслями и сердцем я с тобой.

Любящий тебя,

Дэн.


Глубоко задумавшись над историей Айджи-Клары и информацией из письма Дэна, Таня слишком поздно обратила внимание на мерное постукивание когтей по внутренней обивке корабля. Тяжёлое дыхание подтвердило её догадки, и сердце Татьяны пропустило удар: одна из гаргулий проникла внутрь. Похолодев от ужаса, Таня, едва дыша, неслышно поднялась и осторожно выглянула в коридор. Гаргульи видно не было, но посторонние шорохи подтвердили её присутствие на корабле. «Надо было запереть люк!» — мысленно корила себя Татьяна, на цыпочках пробираясь к выходу.

Внезапно шорохи прекратились. Таня замерла и прислушалась. До входа в каюту Айджи оставалось не больше метра. Собрав всё своё мужество в кулак и затаив дыхание, она сделала шаг.

Одновременно с этим гаргулья с рыком выпрыгнула из каюты.

***

Кратер оказался глубоким. Айджи с досадой подумала, что у неё по всему телу останутся синяки после такого спуска. Если она это безумие переживёт, разумеется.

Гаргульи пока что не спешили спускаться следом. Они подозрительно медленно бродили туда-сюда по краю обрыва, словно хищники, поджидающие удобного случая схватить жертву. Небо немного просветлело — видимо, ужасающее существо собралось улетать, — и это странным образом приободрило Айджи. Она взглянула на Доктора, который пытался отдышаться рядом. Может, ей только показалось, но выглядел он немного моложе, чем несколько минут назад.

— Мы не можем сидеть тут вечно, — скрипнула зубами Айджи. — И они тоже ждать вечно не будут.

Доктор ничего не ответил, остановив взгляд где-то на уровне её талии.

— Что это? — спросил он. Айджи недоуменно нахмурилась и посмотрела вниз на свой пояс. Её глаза расширились.

— А я и забыла о них, — пробормотала она. — Это экриксиевые бомбы. — Айджи отцепила одну от пояса и задумчиво повертела в руках.

— Экриксий? — переспросил Доктор. — Эта радиоактивная энергетически мегаёмкая хрень, которую технически невозможно приспособить для человеческих нужд? Вы и из неё додумались оружие сделать? Люди... — Доктор покачал головой.

— Тоже мне умник, — хмыкнула Айджи. — Мы используем эти штуки в горнодобывающей промышленности. Гораздо удобнее не разгребать завал камней...

— ...а просто заставить эту груду исчезнуть, — закончил Доктор. — Особая энергия экриксия может поглотить что угодно.

— Именно, — кивнула Айджи. — Но проблема в том, что активировать такую бомбу дистанционно практически невозможно. Наши учёные пока не знают почему. А рисковать жизнью никто не хочет. Так что эти штуки всё равно не в ходу.

— Вообще-то... — Лицо Доктора просветлело. — С помощью экриксия я мог бы заставить ТАРДИС совершить пару прыжков. Доберёмся до пространственно-временного разлома в Кардиффе, а там... — он махнул рукой. Айджи пожала плечами, но протянула ему одну из бомб. В машину времени всё ещё верилось с трудом.

Несколько камешков скатилось к их ногам, и Айджи подняла взгляд. Увиденное ей не понравилось: одна из гаргулий неуверенно, нащупывая почву под лапами, но всё же спускалась к ним. Времени на раздумья не оставалось. Айджи глубоко вздохнула и на мгновение прикрыла глаз. Она понимала, что другого выхода нет.

— Надо бежать, — сказал Доктор, тоже заметивший гаргулью, но Айджи помотала головой:

— Не успеем. Бегите, я останусь.

— Что?!

— Взорву бомбу, — криво усмехнулась Айджи. — В живых вряд ли останусь, но заберу с собой этих тварей. А вы запускайте свою ТАРДИС, забирайте Таню и летите отсюда подальше.

— Что? Нет, я не позволю тебе это сделать, мы найдём другой выход.

— Знала, что вы так скажете, — покачала головой Айджи, доставая оружие и наводя его на Доктора. — Беги, умник, и помни.

Доктор не успел ничего возразить или предпринять. Мощная энергетическая волна отбросила его назад метров на десять. Теперь он находился вне радиуса действия бомбы.

Айджи повернулась лицом к гаргульям, всё смелее спускающимся вниз. Что ж, её жизнь была не так плоха. Всё равно рано или поздно этот астероид стал бы её могилой. А так хоть погибнет не зря.

Последним, что она увидела, прежде чем активировать бомбу, был злобный оскал каменной твари.

***

«Доктор, конечно же, не упоминал, что мы с ним знакомы».

«Ты не мой отец. Папа мёртв уже пять лет, этого не может быть».

«Так уж получилось, что Доктор мог спасти планету, только пожертвовав мной».

«Почему я забыла, что видела тебя?!»

«Не всякий раз удаётся спасти всех».

«Этот бред тебе тоже Доктор внушил?»

«Сам искал Доктора... Чтобы помочь тебе».

«Что вы себе позволяете, Татьяна Андреевна?»

«Он недостоин твоего доверия, которое предаст при первом удачном случае».


Обрывки фраз и мыслей крутились в голове Татьяны, когда она наконец пришла в себя. Снова на полу ТАРДИС. «Это становится плохой привычкой», — невесело усмехнулась она, поднимаясь. Правый локоть неприятно саднило, и Таня скосила взгляд, замечая две неглубокие, но длинные царапины. Где это она так? Она помнила, что они были на астероиде, встретили девушку — её звали Клара, — потом их разделил обвал в пещере. Видимо, тогда и поранилась. Затем добралась до корабля, а дальше... Татьяна нахмурилась. А потом она вспомнила.

Тихое «Папа...» сорвалось с губ. Всё это время это был он. Он появлялся в её видениях, был таким родным и настоящим. И он рассказал ей правду о Докторе.

— О, хорошо, что ты очнулась.

Таня подняла взгляд на Доктора, который вошёл в ТАРДИС. Выглядел он уставшим, но по крайней мере молодым. Он вымученно ей улыбнулся. Татьяна продолжала молчать. Он знал её отца и даже не посчитал нужным сообщить ей об этом.

— Полагаю, у тебя много вопросов. — Доктор запустил ладонь в свои волосы, взлохматив их. — Ты видела то гигантское существо в небе? Мне удалось выяснить, что оно обладает неким телепатическим полем и очень сильным. Если бы я питал слабость к пафосным высказываниям, сказал бы, что оно проявляет истинную суть вещей, попавших в его поле. Поэтому оживали гаргульи, поэтому я становился стариком. Это действительно фантастика. — Доктор говорил ровно, каким-то тусклым тоном, хотя по идее должен бы лучиться энтузиазмом. Что-то было не так. — Я сумел временно починить ТАРДИС, нашёл тебя без сознания на корабле Айджи. Рядом была застывшая гаргулья. Я обнаружил письмо на бортовом компьютере. Думаю, ты тоже его прочитала, так что знаешь, чем гаргульи опасны. Она же не добралась до тебя?

— Кто такая Айджи? — спросила вместо ответа Таня. Доктор тревожно нахмурился.

— Девушка, учёная, встретила нас на астероиде, — осторожно произнёс он. Ещё один фрагмент памяти встал на место, и Татьяна покачала головой.

— На самом деле её звали Клара. И она не учёная, а преступница. — Таня сухо пересказала Доктору то, что узнала на корабле. А потом спросила: — Где она?

— Погибла, — коротко бросил Доктор, отвернувшись к пульту управления. «Мой отец тоже погиб из-за тебя».

— Где мы? — Тишина затянулась, и Татьяна решила её нарушить.

— В Кардиффе. ТАРДИС уже почти готова к новым прыжкам.

— Отлично. Быстрее вернусь домой.

— Что? — Доктор удивлённо на неё взглянул.

— А чего ты ожидал? — пожала плечами Таня. — Мой папа погиб из-за тебя, теперь и Клара. Не хочу быть следующей.

Доктор побледнел.

— Твой отец?

— Ой, не притворяйся, я всё знаю. — Татьяна вскочила на ноги и принялась нервно ходить из стороны в сторону. — Ты меня даже по отчеству назвал, когда мы бросались липучками репейника. Хотя я никогда не говорила тебе, как звали моего папу. Удивительно, что ты вообще запомнил его имя — с таким-то количеством «вынужденных жертв». — Таня резко остановилась. — Не только имя, но и фамилию! Ты узнал меня, когда мы впервые встретились в том парке, когда я назвалась Таней Березовской. Он и правда нашёл тебя и рассказал обо мне. — Она попыталась проглотить колючий ком в горле. — А ты даже ни разу не упомянул, что знаком с ним.

— Послушай, всё было не так...

— Не надо лгать мне! — рявкнула Татьяна. — Папа мне всё рассказал. «Это Диссонанс», — передразнила она, не давая Доктору что-либо возразить. — Да плевать мне, откуда эти видения, может, это наоборот дар. Я верю своему отцу. Уж точно больше, чем тебе. — Таня всхлипнула. — Он ведь из-за меня погиб. Связался с тобой на свою голову, потому что хотел помочь мне.

— Таня...

— Нет! — Её голос дрожал, но она не давала слезам пролиться. — Нет, ни слова. Просто заводи свою чёртову машину времени и верни меня домой. Сейчас же! — Когда Доктор внезапно схватил её за руку, она завопила: — Отпусти немедленно! — но мужчина держал крепко. Он внимательно всмотрелся в заживающие порезы на локте, не обращая внимания на попытки Татьяны вырваться. Потом отстранился и покачал головой.

— Эта гаргулья всё-таки достала тебя.

— Какая в жопу гаргулья? — крикнула Таня. — С моей памятью всё в порядке! Не было никакой гаргульи. Верни меня домой!

— Если не было гаргульи, почему ты помнишь свои видения? — спросил Доктор.

— Какая разница? Вольфганг помнил, чем я хуже? Не пытайся заговорить мне зубы, я никогда не прощу тебе смерти отца! — С этими словами Татьяна скрылась в глубине ТАРДИС, быстро отыскав свою комнату.

Несколько минут спустя к ней заглянул Доктор и ровным голосом сообщил, что они прибыли. Таня молча подхватила рюкзак и чуть ли не бегом покинула машину времени. Она не обернулась, когда услышала тяжёлый вздох за спиной. Но остановилась, когда до неё донеслось знакомое скрежетание ТАРДИС. Она резко помотала головой и продолжила путь.

— Ты правильно поступила, — заметил отец, появляясь сбоку. Татьяна даже не обернулась в его сторону, лишь плотнее сжала губы. — У тебя впереди целая жизнь. Обычная жизнь, без...

— Заткнись, а? И без тебя тошно, — бросила Таня и ускорила шаг. Отец занёс руку, наверное, чтобы положить на плечо, но хмыкнул и исчез.

Грохот расстроенного органа заглушил собственный стон Татьяны. За что ей всё это? Она отметила, что на этот раз прекрасно запомнила очередную встречу с отцом. Ну и пусть.

Она без особого интереса оглянулась по сторонам. Судя по всему, было раннее утро, возможно, даже того же дня, когда она, рассорившись с матерью, отправилась с Доктором к Вольфгангу. Кстати, надо бы попросить у неё прощения: в конце концов, она — единственный близкий человек, оставшийся у Тани.

Татьяна свернула на свою улицу. Сердце тревожно ёкнуло, когда возле своего дома она заметила карету скорой помощи, две полицейские машины и небольшую толпу людей. Таня помчалась вперёд, по пути наткнувшись на низкую пухловатую бабушку — тётю Нину из соседнего подъезда.

— Что произошло? — выдохнула она, вцепившись в руку старушки. Та подпрыгнула от неожиданности, но узнала Татьяну и ответила:

— Не уверена, дорогая. Говорят, убийство.
Примечания:
Прошу прощения за долгое отсутствие, каюсь и обещаю исправиться :D
Пожалуйста, оставляйте отзывы, хоть пару слов. Мне очень важно услышать ваше мнение^^
Пы.Сы. Если вы ещё не видели, то вот куча визуальных штучек к фанфику от беты: https://twitter.com/magicpedik/status/954368888925454336
Загляните, это правда здорово*-*
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.