Разноцветные струны твоей души 74

Elya_Tu автор
Nijiome бета
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Kuroko no Basuke

Пэйринг и персонажи:
Рёта Кисе/Касамацу Юкио
Рейтинг:
G
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Дружба Пропущенная сцена Романтика Флафф

Награды от читателей:
 
Описание:
Собственный телохранитель на День святого Валентина - что может быть очаровательнее? Разве что взаимное толкание локтями в тесной примерочной.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Придумал вчера - дописал сегодня. Бью собственные рекорды по скорости выкладки. Это все паблики вк с безудержной пропагандой сердечек и цветочков.
14 февраля 2017, 20:23
      Составляющие «идеального Дня святого Валентина»? Конечно же, уютное свидание, отличное настроение, новый элегантный костюм и главное — любимый человек. Так? Ну, почти. Кисе щурится, украдкой бросая взгляды на серьезного Касамацу. Разве с таким лицом встречают четырнадцатое февраля? Так всех девушек распугает. Интересно, семпаю дарили шоколад? Не то чтобы у Касамацу полно фанаток, но…       — Ой, смотри, это же Кисе Рёта? Очень похож!       Кисе сглатывает. Легки на помине. А ведь они с Касамацу и пяти минут не находятся в торговом центре. Ас Кайджо озирается, ища источник угрозы, но людей в вечернем молле до неприличия много. Поворот головы — и его хватают под локоть, уверенно затаскивая в ближайший бутик. А Кисе и не против, покорно позволяя запихнуть себя в тесную примерочную. Касамацу для правдоподобности даже успевает стащить со стенда черные штаны.       Ага, конечно, двое высоких парней просто меряют джинсы в одной кабинке четырнадцатого февраля, все так делают. Кисе придирчиво вертит штаны, пока Касамацу прислушивается к обстановке. А джинсы хорошие, из недавней коллекции, у него явно есть вкус.       — М-м-м, семпай, ты специально взял мой размер? Словно целился! — подмигивает Кисе, расстегивая ремень. Касамацу бросает на него недовольный взгляд и осторожно выглядывает из-за шторки.       — А ты времени не теряешь. Не боишься, что фанатки вытащат на свет в одних трусах?       — Ой, ну ты ведь защитишь меня! Мой телохранитель…       Касамацу передергивает плечами. Кисе довольно хмыкает, прыгая на одной ноге.       — Поверить не могу, что проиграл тебе, — цедит Касамацу сквозь сжатые зубы. Не хочет быть услышанным или правда злится?       — Все бывает в первый раз, семпай! Покер — игра такая. И победитель диктует свои правила.       — И, конечно, ты выбрал именно этот день! — рычит Касамацу, плотно запахивая штору. Испепеляюще смотрит на полуголого Кисе, но глаза не опускаются ниже лица. М-да. — Быть твоей нянькой на четырнадцатое февраля, не проще было сходить с одной из них на свидание?!       Раздраженно дергает головой и скрещивает руки на груди. Злющий, ух! Но Кисе так и подымает заржать. Он пытается втиснуться в узкие джинсы на холодном полу — удачное время для нотаций!       — Увы, не мог. Пойдешь с одной — захотят и другие. Я ведь официально свободен, ни одна не упустит шанса сделать селфи со знаменитой моделью в день всех влюбленных! Инстаграм разорвет от комментариев и лайков! Кстати, хочешь селфи?       — Хочешь пинка?       Кисе выразительным жестом закрывает рот на замок. А джинсы слишком узкие, только для статичных фотосессий и годятся. Обидно. Жаль, Касамацу не захватил на размер побольше и отказался от примерки.       — Так почему именно торговый центр? — спрашивает Касамацу, когда они выходят из бутика. — Мог бы дома отсидеться, делов-то.       Кисе качает головой. На него оборачивается случайная девушка, но не успевает узнать.       — Не-а, не мог. Именно сегодня в гипермаркете музыкальных инструментов фантастические скидки.       Касамацу бросает на него быстрый взгляд и отворачивается. Неужели обиделся? Кисе отлично знает о трепетной любви семпая к своей гитаре. Он пару раз даже сыграл для кохая, отличные были вечера. Но нет — именно сегодня нельзя раскрывать всех карт. Семпай насупливается и молчит. Не знал ведь о скидках, наверняка не взял денег. Подбодрить бы его, а то весь вечер насмарку.       — О чем задумался, Касамацу-семпай?       — Кисе. Знаешь, как смотрятся вместе два парня в День святого Валентина?       — М-м-м, умопомрачительно?       Тон его Кисе совсем не нравится. Раньше семпай никаких признаков гомофобии не проявлял, а сейчас?..       Касамацу кривится.       — Как два форевер элоуна, пытающихся подцепить таких же одиноких несчастных девушек.       Кисе недоуменно моргает. Еще раз и еще. Уголки губ дергаются и он прыскает, зажимая рот ладонью. Касамацу зло оборачивается.       — Пхах, сем… семпай! У тебя… такая фан… фан… фантаз!..       — Ой, да пошел ты! — беззлобно фыркает семпай и пихает локтем под ребра. Вполне ощутимо так пихает.       Он отсмеивается в ладони, а Касамацу так и стоит на месте. Кисе поднимает голову и все понимает. Они у музыкального гипермаркета. Быстро.       — Семпай, идем! — бодро машет Кисе, но того не нужно просить дважды. Касамацу остается возле стены с разнообразными гитарами. Даже не смотрит, что там покупает Кисе, это хорошо.       — Да, именно эти, пожалуйста. Нет-нет, упаковывать не надо, спасибо!       Небольшой пакетик греет ладонь, несмотря на холодное содержание. Кисе довольно улыбается и прячет покупку в карман. Аккуратно берет за локоть замершего у гитар Касамацу. Тот заворожен инструментами — позови, не услышит. Такой внимательный, брови перестают сердито хмуриться, да и лицо разглаживается. Касамацу идет улыбаться.       — Семпай. Хочешь сыграть? — тихо, чтобы не разрушить момент.       Касамацу встряхивает головой, скидывая наваждение. Промаргивается, отворачиваясь от стенда. Такие гитары им не по карману, только и остается, что смотреть. Впрочем, если бы Кисе только мог…       — Ничуть. Мне нравится моя гитара. Пошли уже.       Кисе с легкой улыбкой смотрит на ровно выпрямленную спину. Касамацу обожает гитары, но еще больше — баскетбол. Кисе любит свою работу модели, но жить не может без ощущения шершавой поверхности мяча под ладонью. В этом они удивительно схожи.       После торгового центра на остановке довольно прохладно. Они уже вот-вот разойдутся по домам, оставляя этот день позади.       — Ох, Касамацу-семпай, даже не представляю, что бы делал без тебя!       — Что-что, сидел бы дома с выключенным телефоном, — легкая усмешка в ответ.       Касамацу выглядит бодрым и довольным. Быть телохранителем Кисе Рёты оказалось не так сложно, как предполагал сам ас Кайджо. Подумаешь, пару раз семпай затащил его в примерочные (один раз даже в женскую) да загораживал собой, сильно давя на макушку. Зато какое ощущение защиты! Кисе даже захотелось крикнуть «Эй, я Кисе Рёта, все сюда!» чтобы поглазеть на реакцию Касамацу. И нет, ему не было бы стыдно.       — И был бы настоящим форевер элоуном. Кстати! — Кисе торжественно протягивает ему небольшой сверток. — Держи, семпай, это тебе! Спасибо за отличный вечер!       Касамацу недоверчиво смотрит на полупрозрачный пакетик. Осторожно берет и раскладывает на ладони. Кисе едва сдерживает восторженный писк, смотря на его вытягивающееся лицо.       — Сегодня сорокапроцентные скидки на струны. Ну, знаешь, играть на струнах твоей души, подбирать мелодию влюбленного сердца… Прекрасный подарок за твои труды, Касамацу-семпай!       А тот все таращится на скрученные разноцветные струны и молчит. Молчит так долго, что Кисе всерьез опасается получить этими струнами по лбу. Или даже ощутить их в весьма пикантном месте.       — Ты бы еще шоколад вручил, балбес, — буркает Касамацу и прячет струны в карман. Смотрит прямо и открыто, улыбаясь легко-легко. И это — лучшая награда. Лучше любых поцелуев и признаний в любви.       — Шоколада я жду от тебя. Свой подарок я уже вручил, — парирует Кисе, пряча руки за спиной. Он никогда не научится держать язык за зубами.       Касамацу мгновенно свирепеет.       — Охренел?! — быстро же он переходит с тихого шепота на рык!       — Вовсе нет! Или стой, я понял, понял! Шоколад слишком мелко для такого дня, ты предлагаешь ужин? — Кисе изящно подмигивает, наклоняясь к покрасневшему лицу семпая. Это он от злости, конечно же.       А снег за шиворотом — совсем не холодно. И орать в сугробе тоже весело. Семпай ведь так ничего и не понял. Пойти в опасный поход за подарком своему телохранителю, которого и взял-то ради этого подарка — что может быть нерациональнее? Но Кисе не привык париться по таким мелочам.       И вовсе они не форевер элоуны, раз вместе проводят День святого Валентина!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.