Satellite 233

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Клэр Кассандра «Сумеречные охотники / Орудия смерти», Люди Икс, Сумеречные охотники (кроссовер)

Автор оригинала:
witch_lit
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/5030008/chapters/11561521

Пэйринг и персонажи:
Магнус/Алек, в прошлом - Джонатан/Алек, Джейс Лайтвуд Эрондейл, Кларисса Адель Фэйрчайлд, Саймон Льюис, Александр Гидеон Лайтвуд, Изабель София Лайтвуд, Магнус Бейн, Валентин Моргенштерн, Рафаэль Сантьяго, Себастьян Моргенштерн, Алина Пенхоллоу-Блэкторн, Хелен Блэкторн, Люк Гэрроуэй, Рагнор Фелл, Катарина Лосс, Джослин Фэйрчайлд, Макс Лайтвуд
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Фантастика, AU, Учебные заведения
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Нехронологическое повествование, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
Макси, 72 страницы, 6 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Все, чего хотел Алек – чтобы его семья была в безопасности. К сожалению, опасные силы мутанта и ужасная ошибка не могли – не хотели – оставлять его и его родных в покое. Если он хотел, чтобы его любимые выжили, ему нужно было встретиться лицом к лицу со своими страхами, а что еще хуже – с самим собой.

Посвящение:
free94, которая любит Себалек и из-за которой я тоже прониклась этим пейрингом)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
UPD: У работы появился сиквел No Deadline - https://ficbook.net/readfic/5445579

Хоть и указала в пейрингах, но продублирую здесь.
в фф две основные любовные линии:
в настоящем - Малек, а во флэшбеках - Джонатан/Алек. Поэтому не пугайтесь, что первые пару страниц именно о них.
Ну и очевидное: курсивом - флэшбеки.

Работа в популярном:
UPD: 30.03.17
№11 в топе «Слэш по жанру Фантастика»

Chapter 3: Good Left Undone

10 марта 2017, 07:05
      Алек и Магнус назначили свое свидание на пятницу. Они провели всю неделю вместе, играя в настольные игры или смотря реалити-шоу. Конечно, они ходили на занятия, виделись с друзьями и прочее, но когда они оба не были заняты, то проводили время вместе.
      Было весело узнавать кого-то так романтично. Алек был с Джонатаном несколько лет, и он очень хорошо проводил время, узнавая Магнуса. Узнавая о том, что Магнусу нравилось (например «Проект Подиум») или о местечке за ухом, которое заставляло его возбудиться. Магнус обожал своего кота, Председателя Мяо, которого Алек любил, но у него была абсолютная аллергия на него. По словам Магнуса, аллергия на котов это просто катастрофа. Алек был с ним согласен.
      Магнус вернулся из мечети с машиной, полной детей, около пяти. Они должны были отправиться в ресторан при гостинице, и Алек с нетерпением ждал этого времени.
      Они встретились в комнате Магнуса около шести, мужчина уверил, что ему хватит времени подготовиться. Алек за неделю уже успел выяснить, что Магнусу всегда требуется много времени, чтобы привести себя в порядок, и, возможно, ему понадобится целый час. Поэтому решил зайти за ним чуть позже.
      И когда он оказался у дверей Магнуса, то не был разочарован. Глаза Магнуса были окутаны дымкой фиолетовых теней и подведены черным карандашом, как делала Изабель перед свиданием. Греховно-узкие брюки демонстрировали все нужные части анатомии. На плечи была накинута кожаная куртка, и Алек почувствовал, как у него начали теплеть щеки. Черт, его парень был очень горяч.
      Алек почувствовал себя неуютно в своей рубашке из комиссионного магазина, которая была по крайней мере на два размера больше и имела дырку на локте. Это было лучшее, что он мог надеть, ведь за исключением формы «Школы Фрэй» (которую он не хотел надевать на свидание) и вещей, украденных ими с Изабель из магазина, когда они сбегали из академии «Утренняя Звезда», одежды у него больше не было. Магнус выглядел превосходно, а Алек выглядел просто нормально.
      Он даже не подозревал, что у него будет такой великолепный парень.
      — Привет, — сказал Алек. — Готов?
      — Конечно, — Магнус подмигнул. — Хотя, я бы предпочел некоторые предварительные ласки.
      Алек покраснел.
      — Это не… это не то, что я имел в виду.
      Магнус засмеялся и поцеловал Алека в щеку, выталкивая его за дверь спальни и закрывая ее за ними.
      — Я знаю, сладкий, просто забавно наблюдать за тем, как ты заводишься. Хотя, должен заметить, ты и близко не звучал так невинно прошлой ночью.
      Алек хлопнул его по руке, когда они уже шли по длинному коридору общежития, но от этого Магнус только сильнее засмеялся. Алек фыркнул, и они продолжили идти.
      — Итак, мы возьмем одну из школьных машин? — спросил Алек. — Не то чтобы мы могли попросить Клэри.
      — Увидишь, — ухмыльнулся Магнус.
      Алек уже привычно закатил глаза на выходку Магнуса. Его учитель был немного драматичным, и это напоминало ему его сестру, но он не жаловался. Кто-то в их отношениях должен был разговаривать и рисковать, и Алек явно не будет этим кем-то. Не после Джонатана.
      Они, наконец, дошли до гаража, и у Алека сперло дыхание, когда он увидел, к чему повел его Магнус.
      — Это Дукати? — спросил он. — Монстр? [1]
      — Я заполучил кого-то разбирающегося в мотоциклах, — усмехнулся Магнус. — И ты попал в точку. Заполучил этого красавца два года назад. У меня где-то было запасное снаряжение, дай мне минутку.
      Магнус оставил Алека глазеть на мотоцикл в течение пары минут. Байк был красивым, с плавными линями и хорошо ухоженным. Алек определенно мог сказать то же самое о своем парне. Когда Магнус вернулся, он нес в руках два шлема и еще одну куртку.
      Поездка в гостиницу была удивительной. То, что Алек прижимался к спине Магнуса, было просто бонусом. Ощущение двигателя под ним, рева стального зверя, пока они мчали по шоссе, было просто захватывающим. Алек вспомнил коллекцию мотожурналов, что когда-то хранил под кроватью, мечтая владеть одним из них.
      Алеку стало почти грустно, когда они прибыли в место назначения. Спину немного ломило после поездки, но Алек все равно оставался в восторге от агрегата. Он мечтал о таком, и если он выйдет замуж за Магнуса, то он станет и его тоже. Он просто обязан выйти за него (что не казалось такой уж плохой идеей, хотя поначалу Джонатан тоже не казался плохим).
      — Осторожно, или я начну думать, что мой байк тебе нравится больше чем я, — сказал Магнус, как только снял шлем. Его прическа немного помялась, но в лучах заходящего солнца он все равно выглядел великолепно.
      — Может, так и есть, — ответил Алек, улыбаясь.
      Парковка, на которую они заехали, была маленькой и покрыта грунтом. Поиск достаточно большого камня, чтобы подпереть подножку, занял у Магнуса около минуты. Алек в это время осматривался. Сам ресторан находился в маленькой гостинице с деревянными панелями. Гостиница не могла вмещать в себя больше, чем десять комнат и ресторан, но она была милой. Такие места нельзя было встретить в больших городах. Алек помнил плотно забитые места, прятавшиеся между офисными зданиями и магазинами.
      Магнус взял его за руку и повел в ресторан. Колокольчик над их головами зазвонил, оповещая людей внутри о прибытии посетителей. Официантка, читавшая книгу за барной стойкой, подняла на них взгляд и улыбнулась, а двое пожилых мужчин в углу были так поглощены игрой в шахматы, что не заметили их.
      Официантка предложила им сесть где угодно, и Магнус потащил Алека в кабинку. Учитывая малое пространство, здесь было не так уж уединенно. Они все еще могли видеть стариков, но бар пропал из поля зрения.
      Не прошло и секунды после того, как они сели, а рядом уже снова появилась официантка, сияя улыбкой. Она передала им меню и положила на стол пивную карту. Она говорила, попутно вытаскивая из фартука блокнот.
      Магнус вежливо улыбнулся.
      — Я за рулем, а он несовершеннолетний, поэтому, думаю, мы закажем диетическую колу и…
      — Лимонад, — вставил Алек. Официантка кивнула и ушла, после того как записала их заказ.
      — Не думал, что ты предпочитаешь лимонад, — сказал Магнус.
      — Ну, некоторые из нас любят спать, — Алек закатил глаза.
      Магнус рассмеялся, и Алек от одного взгляда на него улыбнулся. Он ногой поймал ногу Магнуса под столом, и они остались в таком положении. Остаток свидания прошел гладко, и Алек мог сказать, что проводить время с Магнусом было очень весело.
      Когда они вернулись в школьный гараж, Алеку было немного грустно от того, что все закончилось. Не только из-за чудесного байка, но и из-за того, что он очень долгое время никуда не выбирался. Давно не получал от этого такого удовольствия. Свидания с Джонатаном, когда они сбегали из общежития, не были похожи на это.
      Когда Алек затаскивал Магнуса в его же комнату, в коридоре появилась фигура, напугавшая его. Он расслабился лишь спустя пару мгновений, признавая в этом невысоком человеке их повара, и неловко посмотрел на него.
      — Рафаэль? — вопросительно позвал Магнус.
      — Александр, — произнес повар, Рафаэль, и Алек заметил, что его глаза выглядели как-то странно. — Тебя собираются похитить. Будь осторожен.
      Алек почувствовал, как холод сдавливает грудь. Казалось, он знал, о чем говорил Рафаэль: это должны были быть Джонатан и Валентин, которые хотели его вернуть. Он не уверен, что произойдет, когда они найдут его.
      — Они идут? — прошептал Алек, но Рафаэль просто отвернулся и продолжил идти по коридору.
      Магнус пожал плечами, совсем не выглядя обеспокоенным.
      — Он иногда так делает. Его ясновидение работает не совсем так, как ты себе это представляешь.
      — Ладно, — сказал Алек, все еще находясь на краю паники.
      Магнус сжал его руку и притянул для поцелуя. Алек почувствовал, как его плечи тут же расслабились. Он сделал глубокий вдох, когда Магнус отстранился, но глаз открывать не стал. Магнус взял его ладонь в свою.
      — Пойдем, — сказал он. — У меня в комнате есть кое-что, что я хочу показать тебе.
      — Да? — спросил Алек.
      Магнус направил их в свою комнату, его ладонь горела в руке Алека.
      — Ага, — сказал он низким голосом.
      Когда они вернулись в комнату, все резко изменилось. Магнус толкнул Алека к двери, скользя ногой меж его бедер и прижимаясь к нему всем телом.
      — Магнус, — простонал Алек, когда язык Магнуса скользнул по бьющейся жилке на его шее, и толкнулся бедрами навстречу.
      — Нетерпеливый, да? — поддразнил его Магнус. Алек воспользовался возможностью и подался вперед.
      Их губы встретились в порыве страсти. Алек вылизывал рот Магнуса, касаясь его языка, руками вцепился в его волосы, притягивая еще ближе. Магнус застонал и толкнулся бедрами в Алека, который тут же опустил руки на плечи Магнуса и приподнялся, чтобы обвить его талию ногами.
      Магнус еще сильнее притиснул его в двери, словно пытался уничтожить малейшее расстояние между ними. Алек сильнее сжал ноги вокруг талии Магнуса. Руки мужчины проделали путь к ягодицам Алека, и он, надежно подхватив, понес его в кровать.
      Магнус грубо опрокинул его на кровать. Алек даже взвизгнул от такого, уставившись на него.
      Магнус усмехнулся и начал стаскивать с себя рубашку.
      — Я, например, не хочу заниматься этим полностью одетым, — сказал он, наклоняясь, чтобы снять штаны.
      Алек наблюдал за тем, как раздевался Магнус. Его темная гладкая кожа сияла в приглушенном свете, мышцы живота натянулись, когда он нагнулся… Алек не мог ничего с собой поделать, он подполз к своему парню и потянул его на кровать. Он забрался на Магнуса, поцеловал его шею, спустился ниже к соску, обводя его языком и убеждаясь, что он возбужден. Он чувствовал, как в штанах становилось теснее, а Магнус стонал и мурлыкал под ним.
      Магнус потянулся к рубашке Алека, но тот быстро возобновил дорожку поцелуев вниз по его груди. Он потянул боксеры Магнуса вниз, снимая их. Он оставил поцелуй на внутренней стороне бедра Магнуса и улыбнулся, когда почувствовал, как Магнус дернулся под ним. Его член так же заинтересованно дернулся.
      Алек поднялся выше, прижимаясь губами к местечку, где должен был быть пупок, если бы он не был мутантом, и Магнус застонал.
      — Ну же, Алек.
      Алек почувствовал прилив нежности от этого подтверждения того, насколько Магнус хотел его. Он обхватил основание члена Магнуса ладонью и услышал, как Магнус зашипел от облегчения. Он посмотрел в заволоченные похотью глаза Магнуса, зрачки которых практически затопили радужку, и не хотел ничего больше, чем доставить ему удовольствие.
      — Эм. Мне нужен презерватив, — сказал Алек, внезапно смущаясь того, что возбудил Магнуса и не мог немедленно облегчить его состояние. Но он знал, что безопасный секс куда важнее.
      Магнус застонал, откидывая голову на одеяло.
      — В тумбочке. Со вкусом и обычные.
      — Спасибо, — ответил Алек, потянувшись к тумбочке. Он нащупал дилдо и какой-то тюбик, скорее всего смазка, прежде чем выудил презерватив. Первый, что он взял, оказался со вкусом, поэтому он вытащил другой. У него были планы.
      После того как Алек нашел презерватив и проверил его срок годности, он вернулся к прежней позиции между ног Магнуса. Он медленно открыл пакетик с презервативом, стараясь не повредить его. Он зажал кончик пальцами одной руки, прежде чем второй раскатать латекс по члену Магнуса. Бедра мужчины непроизвольно дернулись, когда Алек обхватил его член ладонью.
      Алек поднял взгляд и встретился с глазами Магнуса. Он сжал левую руку в кулак и сделал глубокий вдох, прежде чем принять Магнуса в рот сразу на всю длину. Бедра Магнуса снова дернулись, и Алеку пришлось свободной рукой прижать их к кровати, в то время как Магнус зашипел что-то отдаленно напоминающее «святое дерьмо». Их зрительный контакт прервался, и Магнус зажмурил глаза.
      Алек не особо любил вкус и запах латекса, но то, как Магнус реагировал, стоило этого. Он скользил вверх по его члену, оставляя за собой дорожки слюны. Магнус пальцами вплелся в его непослушные волосы, подталкивая опуститься обратно.
      Алек подчинился, но в этот раз не принял член на всю длину, а обхватил его ладонью. Он провел рукой вверх, проводя головкой члена по внутренней стороне своей щеки, а потом принялся ее посасывать. Магнус застонал, подтверждая, что не только Джонатану нравилось, когда играли с головкой.
      Дыхание Магнуса сбилось, и на выдохе он произнес:
      — Алек, я сейчас кончу.
      Алек тут же отстранился от Магнуса.
      — Нет, не кончишь, — сказал он.
      — Ты такой задира, — произнес Магнус, его лоб был покрыт бисеринками пота.
      — Прости, — Алек пожал плечами, но предательски покраснел. — Я хочу, чтобы ты кончил во мне, а не у меня во рту.
      Дрожь прошла по телу Магнуса, а бедра снова дернулись.
      — Ты… что?
      Алек закусил губу.
      — Изабель сказала мне, что я не должен ждать окончания первого свидания, чтобы попросить.
      — Ты спрашивал у сестры секс-совет? — спросил Магнус, на его лице читалось удивление. — Я действительно не думал, что ты из таких парней.
      — Я… ну… нет, она просто говорила и говорила, пока я просил ее остановиться. Несколько раз, — сказал Алек, проводя рукой по своим волосам. — Если ты не хочешь, мы не должны, и я знаю, что мы еще не говорили об этом, просто если это…
      Магнус резко сел и прервал Алека, впившись в его губы. Магнус потянул его, укладывая на себя, и целовал до тех пор, пока у них не закончился воздух, а потом перевернул, меняя позиции.
      — Я с удовольствием, — прошептал Магнус. Его рука потянулась вниз и расстегнула джинсы Алека. Он стянул их вместе с трусами до коленей, а дальше Алек сам полностью стянул их и пнул подальше.
      Магнус наклонился к тумбочке, выуживая оттуда тюбик смазки, а Алек подтянулся на кровати повыше. Магнус скользнул к нему, развел его ноги в стороны, открывая, и устроился между ними. Его рука, лежащая на бедре, была очень теплой, но пальцы, покрытые смазкой, были достаточно холодными, чтобы, коснувшись сжатого колечка мышц, послать мурашки по плоти Алека.
      — Итак, — сказал Магнус, медленно проталкивая внутрь палец. — Часто здесь бывает что-нибудь?
      Алек вздохнул, покоряясь тому, что его парень любил пошлые подкаты.
      — В последнее время не так часто, но я надеюсь это исправить.
      Алек дернулся и задохнулся от удовольствия, когда Магнус согнул палец, надавив на его простату. Он попытался не извиваться, когда Магнус снова надавил на эту точку.
      — Ты как-то уверенно и быстро нашел ее, — прокомментировал Алек. — У моего последнего парня в первый раз ушла вечность на то, чтобы найти ее.
      Магнус хмыкнул.
      — Может быть, у меня просто больше практики.
      Алек попытался проигнорировать волну ледяной ревности, поднявшейся где-то в животе, и сосредоточился на ощущениях движения пальцев Магнуса в нем. Он предположил, что был не первым подопечным, кто не смог устоять на ногах перед ним. Но решил проигнорировать ехидный комментарий, рвущийся из горла.
      Пальцы Магнуса медленно, но легко раскрывали Алека. Это не было первым разом ни для одного из них, поэтому они понимали всю важность подготовки. Никто из них не хотел порвать Алека.
      — Ты готов? — спросил Магнус, когда уже три тонких и длинных пальца свободно скользили внутри Алека.
      — Ага, — сказал Алек. Пальцы Магнуса ощущались превосходно, но еще лучше будет, когда он почувствует его.
      Магнус лег на Алека, соприкасаясь с ним грудью, и поцеловал его. Поцелуй был нежным, словно спрашивающим разрешения, и Алек предоставил его. Он двинул бедрами, и Магнус подложил под них подушку и направил себя.
      Алек вздрогнул, когда Магнус протолкнул в него головку члена. Губы Магнуса на его шее отвлекали от ощущения холодной смазки, но он все равно немного дернулся. Когда Магнус полностью вошел в него, Алек вздрогнул и не смог ничего с собой поделать, тут же принялся извиваться на члене Магнуса.
      — Хорошо? — спросил Магнус, его зрачки были до невозможности расширенными, когда он встретился взглядом с парнем.
      Алек кивнул, задохнувшись, когда Магнус начал двигаться. Он уже и забыл, как сильно ему нравилось это; как сильно он наслаждался, когда что-то было в нем. Кто-то был в нем.
      Магнус качнул бедрами по кругу, еще глубже проникая в Алека. Он нежно коснулся чувствительной точки, что тут же заставило Алека видеть звезды, удерживая его на крае. Дразня.
      — Давай же, — застонал Алек, подаваясь навстречу бедрам Магнуса.
      — Хм-м, — протянул Магнус. Он на пару дюймов вышел из него, и Алек почувствовал буквально каждый миллиметр, покинувший его тело. Он вошел обратно всего на один дюйм, и Алеку захотелось закричать. Он хотел, чтобы было быстро, жестко и сейчас. Магнус снова вышел, лишь мимолетно задевая простату.
      Магнус снова толкнулся на всю длину, замирая на месте. Ноги Алека дрогнули, и он снова подался бедрами на член. Выглядело так, словно Магнус совсем не обращал внимания на то, чего хотел Алек, потому что он начал медленно целовать парня. Он медленно горел в поцелуе, и у него не было сомнений, что его хотели свести с ума. И это работало.
      Магнус разорвал поцелуй, его губы были покрасневшими и припухшими, и когда он встретился взглядом с Алеком, парень проскулил:
      — Пожалуйста, — хотя он знал, что не важно, что Магнус будет делать, он все равно не продержится долго.
      Магнус должно быть увидел отчаяние в его глазах, это всеобъемлющее желание. Алек чувствовал, как эта нужда наполняла каждую его клетку, как Магнус сводил его с ума.
      А затем, после того, как прошла, казалось, вечность, Магнус вышел из него и толкнулся обратно. Он входил в него, и его член скользил в Алеке так, что парень выгибался дугой, а удовольствие покалывало во всех конечностях. Магнус начал вдалбливаться в него как машина, его рот был приоткрыт, на лице отражалось удовольствие, и для Алека этого было достаточно для того, чтобы приблизиться к оргазму.
      Алек вытянулся в струнку и с силой сжался вокруг Магнуса, когда его затопил оргазм, проходя оглушительной волной от низа живота через все тело. На миг глаза застлала белая пелена, а Магнус продолжал толкаться в него. Алек мог сказать, что тот тоже был близок к краю.
      Алек все еще отходил от своего оргазма, когда Магнус рухнул в свой, его бедра подрагивали, и он последний раз глубоко вошел в Алека. Довольный собой Алек наблюдал, как на красивом лице отражалось удовольствие. Он сделал это.
      Магнус вышел из него тридцать секунд спустя, чувствуя себя уставшим, теперь, когда не содрогался в муках удовольствия, и лег рядом с ним на кровать.
      — Святое дерьмо, — в итоге сказал Магнус. — Такого я не ожидал.
      Алек собирался ответить, когда пронзительный, мощный крик разрезал тишину ночи. Он моментально узнал голос его подруги по совместительству соседки его сестры: это была Алина.

***


      Алек сделал глубокий вдох, прежде чем постучать в дверь перед ним. В его груди медленно горела паника еще с момента игры в «Захвати Флаг», и сейчас, стоя под дверью Валентина, он пытался освободить разум. Валентин, директор академии, приказал всем держать язык за зубами и никому не рассказывать о сцене с воскрешением Изабель. С того момента Алек ждал наказания, и его желудок скрутился в узел, когда в классе математики к нему наклонился Джейс и сказал, что Валентин хочет его увидеть.
      Он знал, что поступил неправильно. Он нарушил правила. Мертвые должны оставаться мертвыми, а не ходить среди живых. Но он не чувствовал сожаления из-за того, что выдернул Изабель из лап смерти. Он не справился бы с этой школой, с этим жестоким миром без нее.
      Дыхание застряло где-то в горле, когда дверь из темного дерева открылась, являя длинный кабинет Валентина. Он был, по меньшей мере, в два раза больше комнаты, которую Алек делил с сестрой и братом. Толстые ковры и мебель из темного дерева создавали зловещую атмосферу, подогреваемую огромными теням из-за закатного солнца.
      Сам директор стоял у двери, его белоснежные волосы были коротко острижены. Его обычно накрахмаленный пиджак был помятым, а рубашка небрежно торчала из брюк. Его привычный галстук отсутствовал, а руке был стакан с коричневой жидкостью. Алек почувствовал запах алкоголя.
      — Сэр? — неуверенно позвал Алек. Он никогда не видел Валентина таким растрепанным.
      — Александр, — Валентин был любезен. — Входи.
      Валентин провел его в кабинет, и Алек становился все более нерешительным. Бутылка бренди возвышалась на стопке вырезок из газет, что засоряли журнальный столик, который словно был отброшен в центр комнаты. Где обычно был кофейный столик, теперь стояли лицом друг к другу два кресла. Алек взглянул на Валентина, и тот жестом указал ему сесть на меньшее кресло. И он сделал это.
      — Я любопытный, Александр, — сказал Валентин, присаживаясь в большее по размерам кресло. Их колени были всего в нескольких сантиметрах друг от друга. — Расскажи мне, как работает твоя способность.
      Алек достаточно времени был рядом с Иззи, чтобы знать, когда он пользовался своей способностью. Способность Валентина была более тонкой, чем у сестры Алека, мягкое и ненавязчивое принуждение, но, даже не смотря на опыт Алека, это все равно работало. Он рассказал ему все про нити и то, как некоторые из них были связаны с людьми. Он рассказал Валентину о том, что предполагал, что серые нити вели к мертвым, о том, как он поймал нить Изабель прежде, чем та успела ускользнуть. Он рассказал Валентину все, что знал, а знал он совсем мало.
      Пока Алек говорил, Валентин был тих, но по глазам было видно, что он мысленно уже составлял какой-то план. Когда Алек закончил, он сделал глоток из своего стакана.
      — Как думаешь, ты смог бы найти одну конкретную нить? — спросил Валентин. — Определенного человека?
      Алек пожал плечами. Он мог найти определенную жизненную нить, если она была достаточно близко — эту возможность он обнаружил, экспериментируя со своей способностью. Он не хотел говорить Валентину, что использовал ее, хотя ему запретили это делать. Казалось, он не заработал себе проблемы, возвратив Изабель из мертвых, и он не хотел отпугивать удачу.
      Валентин что-то пробормотал, его голос был мягким. Он поднялся с кресла и взял со стола фотографию в деревянной рамочке. Он протянул ее Алеку, его резкие черты лица исказились той эмоцией, которую Алек мог бы охарактеризовать как ностальгию.
      Алек посмотрел на фотографию. На ней было три человека: Валентин, моложе на несколько десятков лет, в его светлых волосах еще не было седины, улыбающаяся рыжеволосая женщина и мальчик-подросток, у которого были мамины зеленые глаза и папины платиновые волосы. Это была фотография счастливой семьи, о существовании которой Алек никогда не догадывался.
      — Я хочу, чтобы ты нашел его, — сказал Валентин. — Джонатан Моргенштерн. Мой сын. Он мертв уже пятнадцать лет, я просто… — он замолчал.
      Алек знал, что семья может означать для кого-то.
      — Я могу попытаться.
      Именно так встречи с Валентином стали привычной рутиной.
      Валентин установил скамейку на балконе, потому что Алеку было проще видеть мертвые нити, когда он смотрел на небо. Алек проводил часы, запрокинув голову и рассматривая миллионы катушек ниток, пока Валентин работал в своем кабинете. Его пальцы перебрали бесчисленное множество имен, он почувствовал сотни разных личностей, что вяло просачивались сквозь мертвые нити. Он нашел так много людей и почти никого из них никогда не встречал.
      Алек заплакал, когда его пальцы схватили нить, в которой он узнал своего отца. Вернувшись в комнату в ту ночь, он не сказал ни слова брату с сестрой.
      Спустя практически месяц поисков Алек нашел это. Он практически упустил ее, в последний момент зацепившись за кончик. Когда нить была в безопасности меж его пальцев, Алек побежал обратно в кабинет Валентина, с развивающимся позади шарфом.
      — Я нашел ее! — закричал он, показывая Валентину свой кулак. Он отдернул его, когда понял, что Валентин не мог видеть светло-серую тень, обмотанную вокруг его руки.
      — Чего ты ждешь? — потребовал Валентин. — Верни его назад.
      Просьба была пронизана способностью Валентина принуждать, но Алек не мог выполнить эту команду. Он запнулся, внезапно становясь неуверенным.
      — Я… — Алек замялся. — Сэр, здесь нет тела. Мне не к чему привязать нить.
      Алек никогда не видел такой мощной ярости в чьих-либо глазах.
      — Тогда какой от тебя толк? — закричал Валентин. Алека затрясло.
      — Простите, — сказал он, перед глазами все плыло из-за слез. Он так старался быть полезным. Быть хорошим в чем-то так же, как и Иззи. Он даже не мог правильно использовать свой дар.
      Валентин покачал головой.
      — Убирайся.
      И Алек ушел.
      Несмотря на то, что Валентин закричал, чтобы тот убирался, Алек продолжал держать нить Джонатана. Он привязал ее к своему мизинцу и наблюдал, как она обтекала его руку, двигаясь вслед каждому движению и жесту. Когда несколько дней спустя он стучал в дверь кабинета Валентина, потому что тот вызвал его к себе, он был рад, что не потерял ее.
      В комнате его ждали Валентин и Кларк, девушка-силач, которая была частью Альянса, секретной группы, основанной в Академии и помогающей нуждающимся мутантам. У нее была лопата и клятва держать язык за зубами, последнее было принуждением от Валентина. Алек сомневался, что она хотя бы догадывалась, что Валентин манипулировал ей.
      В ту ночь они отправились раскапывать могилу.
      Был конец сентября, холодный ветер пробирался под куртки, но земля еще не была замерзшей. Они дошли до участка Моргенштернов и ждали, пока Кларк раскопает твердую землю. Все это время Алек держал нить Джонатана и отчетливо чувствовал его амбиции и страсть, которые были столь мощными, что казалось, что этот парень мог сжигать миры. Даже приглушенные смертью, они показывали Алеку, насколько сильной личностью был Джонатан.
      Прошло больше часа, прежде чем Кларк перестала копать. Валентин даже не колебался, он вручил ей лом, и мгновение спустя воздух наполнился гнилым смрадом. Алек от отвращения сморщил нос, когда гроб открылся. Кларк выбралась из могилы, и Валентин помог Алеку спуститься. Парень слышал, как его директор отпустил Кларк, и вскоре из живых нитей на кладбище остались только две — его и Валентина.
      Алек стоял над телом сына директора школы и едва перебарывал тошноту. Герметичный гроб сохранил останки достаточно хорошо, на костях осталось раздутое мясо, и был виден распухший язык. Вонь была такая, что ее было достаточно, чтобы кто угодно распрощался со своим ужином. Он не хотел возвращать душу в это тело. Он не хотел бы, чтобы у кого-нибудь было такое тело.
      — Чего ты ждешь? — спросил Валентин. — Верни его!
      Алек притянул обмотанный нитью кулак ближе к телу. Хотя нить не реагировала. Она не притягивалась к телу словно магнитом, как было с нитью Изабель. Осколки льда внезапно пронзили его. С внезапной ясностью он осознал, почему это не сработает. Тело Джонатана слишком разложилось, и его способностей не хватит, чтобы исправить это, по крайней мере, пока не хватит. Он был недостаточно силен.
      — Я… я не могу, — сказал Алек, отстраняясь от трупа. Он посмотрел на Валентина, который тут же нахмурился.
      — Что значит, не можешь? — спросил тот, его мягкий голос был похож на гром.
      — Это… он недостаточно свежий. Я не смогу исцелить его тело, когда он вернется, и он просто снова умрет, если я не буду постоянно удерживать его здесь, — сказал Алек. Он был в ужасе — он видел, насколько сильно Валентин хотел этого, и сейчас лишал его надежды.
      Валентин молчал несколько долгих секунд, и Алек на мгновение задумался, не присоединится ли он к Джонатану в этой могиле. Но Валентин не убьет его. Не только потому, что было бы подозрительно, если бы Алек пропал, но потому, что Валентин был лучше этого. По крайней мере, Алек надеялся, что он не был убийцей.
      Вместо того чтобы принудить его, Валентин протянул Алеку руку. Он помог парню вылезти из могилы, и они отправились назад к машине, где их ждала Кларк. Пока они ехали, взгляд Валентина становился все жестче. И хотя в машине была абсолютная тишина, они могли слышать мысли Валентина, непрерывно метавшиеся в его голове.
      — Подержи моего мальчика еще немного, хорошо? — попросил он, когда они вернулись в «Утреннюю Звезду», и Алек сделал, как ему сказали. Его нисколько не смущало то, что он привязал Джонатана к своему запястью и ходил с ним с урока на урок. Все равно никто не видел нить, и хотя ходить с прикрепленной к тебе личностью было немного отвлекающим, Алек мог справиться с этим.
      Валентин не вызывал его к себе несколько недель. Алек провел это время, играя с нитью, проверяя какие еще черты характера он мог из нее выделить. Это было трудно, но он узнал, что Джонатан был милым, когда не был высокомерным. Это было странно, но Алек знал, что если копнет глубже, то сможет выделить воспоминания. Он не хотел вторгаться в личную жизнь Джонатана вот так, поэтому не пытался.
      Была штормовая ночь, когда Валентин снова вызвал его к себе. Бушующий ветер закидывал окна снегом, и студенты были благодарны за возможность просто отдохнуть с гигантскими кружками горячего шоколада. Он сидел у камина вместе с братом, сестрой и Джейсом, когда пришла Селин и сказала, что Валентин хотел его видеть.
      Он в одиночестве шел в кабинет Валентина, на ходу пытаясь придумать, как извиниться за то, что дал человеку ложную надежду. С его стороны было жестоко сказать, что он может вернуть Джонатана (хотя он никогда и не говорил так), а потом не сделать этого. Валентин нарушил так много правил и теперь, когда Алек ранил его, он мог выгнать его из Академии. Хуже того, могли отчислить его родных.
      Когда Алек постучал в дверь, Валентин сказал ему входить. Его голос звучал строго, поэтому Алек выпрямил спину и открыл дверь. И в следующее мгновение застыл с открытым ртом, широко распахнутыми глазами глядя на представшую сцену.
      Валентин сидел, прислонившись к столу, и легко поглаживал испуганного мальчика, сидящего в кресле, в котором обычно сидел Алек. Темные глаза мальчика были широко раскрыты, из носа текли сопли прямо на кляп и ниже по подбородку. После того, как он увидел Алека, паренек издал умоляющий стон, но Алек в шоке застыл у двери.
      — Входи, идиот, — зашипел Валентин. — Мы ведь не хотим, чтобы все в холле увидели его.
      Алек зашел и закрыл дверь позади себя.
      — Я… Что Вы делаете?
      Валентин пожал плечами. Он взял со стола бокал с красным вином и аккуратно держал двумя пальцами, рассматривая жидкость.
      — Ты сказал, что тебе нужно свежее тело.
      Еще до того, как его мозг обработал информацию, в животе полыхнула вспышка — принуждение прошло по позвоночнику от копчика к черепу. Он знал, как сделать то, что от него хотел Валентин. Но он не хотел делать это. Он не собирался убивать этого незнакомца и заменять его Джонатаном.
      — Что… что Вы предлагаете? — спросил Алек, его голос был выше, чем обычно.
      — Тебе нужно, чтобы я сначала убил его или…? — спросил Валентин. Он встал и повернулся, заменяя бокал с вином кинжалом.
      — Но разве у него нет семьи? Разве никто не заметит, если он внезапно изменится? Если он станет Джонатаном? — спросил Алек, пытаясь воззвать к Валентину. Он не хотел делать это, особенно теперь, когда все выглядело как ненужное убийство в эту особенную ночь.
      Валентин вновь пожал плечами, и мальчик в кресле пискнул.
      — Себастьян Верлак. Он — никто. Просто еще один потенциальный студент, который заблудился по пути сюда и не дошел. Я нашел его, блуждающего в лесу в поисках школы. Никто из персонала или студентов не видел его прежде. Он идеальный вариант.
      Алек посмотрел на Себастьяна, который не выглядел как «никто». Он выглядел как напуганный ребенок, примерно того же возраста, что и Алек, как тот, кто не сделал ничего плохого. На месте Себастьяна мог быть он или его сестра, если бы Валентин решил сделать их частью этого эксперимента. Но если Алек не сделает то, что просил Валентин, на месте Себастьяна может оказаться Макс. Или Изабель.
      Алек тяжело сглотнул.
      — Я не…
      Валентину хватило всего пары шагов, чтобы пересечь комнату и встать перед Алеком. Между ними осталось слишком мало пространства, и Алек старался не закрывать глаза. Это был какой-то ночной кошмар, но он никак не мог проснуться. Он мог убить этого мальчика и дальше жить в «Утренней Звезде» или он мог приговорить себя и своих родных к жизни на улице, или, если уж быть честным, к тюрьме или смерти.
      Рука Валентина дернула его подбородок вверх. Глаза Алека встретились с темными, не отражающими никакой теплоты или пощады глазами Валентина. С внезапной ясностью Алек понял, что совершенно не важно, чего он хотел. Валентин может заставить его выполнять все приказы, хотел Алек того или нет. Он был безмолвным инструментом в руках директора школы.
      — Ты сделаешь это для меня, — мягким голосом сказал Валентин. — Я не хочу заставлять тебя, Александр. Просто знай, что твои родные будут в безопасности, если ты вернешь его добровольно.
      Алек замер. Ему было нужно, чтобы его родные были в безопасности, и теперь, когда Валентин подтвердил, что они не будут, если… Их безопасность не была предметом для переговоров. Он посмотрел мимо Валентина на связанного Себастьяна, который всхлипывал, сидя в кресле. Не было никакого способа притормозить, никакого выхода, чтобы отсрочить неизбежное без вреда для его родных.
      Себастьян должен был умереть.
      Взгляд Алека был размыт слезами, когда он подошел ближе к Себастьяну. Подросток попытался выкрутиться и встать за спинку стула, но Валентин приказал ему сидеть спокойно, и он повиновался. Все всегда слушались Валентина, и Алек не был исключением. Мужчине даже не надо было применять контроль над разумом.
      Перед глазами Алека замерцало, а потом он смог различить мертвую серую нить, обвивавшую его запястье, темно-зеленую, выходившую из черепа Валентина, и бледно-оранжевую, тянувшуюся от Себастьяна. Серая нить задрожала, когда он взял ее в кулак, словно ожидала появление компании.
      Алек стоял над Себастьяном, который скулил под ним, но не двигался. Его глаза были широко распахнуты от ужаса, в них стояли слезы. Он выглядел жалко, и Алек знал, что чем дольше он будет ждать, тем меньше решимости у него будет. Он должен сделать это немедленно.
      Молча, Алек протянул свободную руку и схватил нить Себастьяна. Оранжевая нить сжалась вокруг его руки, словно отказываясь от боя, и Алек тянул до тех пор, пока его рука не заболела. А потом она отсоединилась от основания черепа, пустив по комнату волну энергии. Алек заметил, как Валентин потерял равновесие, но ноги Алека словно приклеились к полу под весом высвободившегося потока.
      Когда воздух вокруг них начал заканчиваться, Алек протянул серую нить к голове Себастьяна. В отличие от Изабель, нить Джонатана не тянуло к телу. На несколько мгновений Алек удивленно застыл, потому что он убил ребенка просто так, а потом разжал кулак и отпустил умирающую нить Себастьяна. Он тянул нить Джонатана, пока не собрал в руках достаточное ее количество, а потом оседлал тело Себастьяна. Он обмотал серую нить вокруг его шеи один, два, три раза пока она не закончилась. Потом он взял ее конец и прижал к задней части шеи.
      Поначалу ничего не изменилось. Потом Алек сдвинул руку, и что-то щелкнуло. Нить ожила, взорвавшись яркими пурпурными и розовыми красками, а тело под ним вдохнуло жизнь. Алек упал вперед от облегчения и изнеможения. Он сделал это.
      — Сын? — осторожно позвал Валентин.
      Тело под Алеком задрожало.
      — Пап?


***


Алек провел три дня в терапевтическом отделении школы, большую часть времени он проводил во сне из-за истощения и чрезмерного злоупотребления силами. Когда он выздоровел, Селин отправила его обратно в их комнату (хотя не раньше, чем сказала, что Джейс успел достать ее расспросами о нем). Алек был рад снова увидеть родных, хотя это только наполнило его чувством вины. Он убил кого-то, но все равно мог наслаждаться обществом друзей. Себастьян больше не мог этого делать.
      Тело Себастьяна теперь принадлежало Джонатану, которого встретили здесь как сына Валентина, вернувшегося после проживания со своей матерью. Он был очень сильным мутантом, как и его отец, поэтому никто не указывал на то, что он не очень похож на Валентина или то, что никто о нем не слышал прежде. На самом деле никто не ставил под сомнение то, что говорил Валентин, они просто не могли себе этого позволить, и Алек понимал, что воскрешение должно было остаться секретом. Да он и не хотел об этом говорить.
      Когда Алек проснулся третий раз за ночь (кошмары мучили его каждую ночь), он выбрался из комнаты, которую делил с родными. Он надел зимнюю куртку и сапоги и вышел из общежития, чтобы подышать свежим воздухом.
      Снаружи с ним поздоровалась холодная и неумолимая декабрьская ночь. Его пижамные штаны были слишком тонкими для такой погоды, а чтобы нос не отмерз, пришлось зарыться лицом в воротник куртки. Он прошел к одной из лестниц на заднем дворе школы и сел на нее, мороз неприятно покусывал сквозь тонкую фланелевую пижаму. Это не очень его беспокоило, ему нужно было просто отвлечься.
      Ему нужно было не видеть искаженное ужасом лицо Себастьяна каждый раз, как закрывал глаза. Ему нужно было забыть как нить, соединявшая тело и личность Себастьяна, потускнела до серого цвета, прежде чем присоединиться к бесчисленному множеству мертвых нитей в небе. Ему нужно было просто забыть, что хоть на его руках и не было крови в буквальном смысле, он все равно был убийцей. Он отнял одну жизнь, чтобы заменить ее другой.
      Ему нужно перестать думать о том, как отреагируют брат с сестрой, если узнают. Они будут чувствовать отвращение. Он решил, что они никогда не должны узнать об этом.
      — Что такая прелесть как ты, делает снаружи в такой час? — внезапно раздалось рядом.
      Алек дернулся так резко, что практически упал с лестницы. То, что он увидел, ничуть не помогло успокоить его нервы.
      Джонатан сел рядом с Алеком, между его потрескавшихся губ была зажата сигарета. Он игриво взглянул на Алека, а потом выпустил дым в ночной воздух. Воздух был настолько морозным, что он мог видеть каждый выдох Алека, который дышал так быстро, что было понятно, что Джонатан напугал его.
      — Ты знаешь, курение убьет тебя, — сказал Алек спустя минуту. Обычно он не был тем, кто заполнял тишину, но Джонатан подтолкнул его к краю. Он должен был быть мертвым, и каждый раз, когда Алек изменял свое зрение, чтобы видеть нити, он видел плотный аркан вокруг шеи парня, которым он соединил Джонатана с телом. Это напоминало ему о том, что Алек сделал.
      Джонатан усмехнулся.
      — Можно подумать, я не в курсе. Но это тело пришло с вредной привычкой, и я все еще пытаюсь бросить ее. Я сокращаю количество сигарет.
      Несколько мгновений они сидели в тишине, оба думая о том, насколько абсурдным было данное заявление. И вся их ситуация. Джонатан ожил в теле Себастьяна, и Себастьян теперь мертв, а они двое из трех людей, кто знал, что произошло. Что Себастьян вообще когда-то был в «Утренней Звезде», или что Джонатан был мертв пятнадцать лет.
      — Я… — Джонатан вздохнул и затушил сигарету, потирая тлеющий кончик о бетон рядом с ним. — Я хочу знать, почему ты сделал это. Я хочу знать, если мой отец заставил тебя. Он сказал, что не делал этого, но…
      Некоторое время Алек молчал. Он даже не посмотрел на Джонатана.
      — Я сделал это, потому что знал, что он обезопасит моих родных. Он не заставлял меня.
      Джонатан придвинулся ближе к Алеку и вздохнул.
      — Это просто другой вариант манипуляции, разве не так?
      Алек пожал плечами, засовывая руки глубже в карманы. Он не отодвинулся от Джонатана, хотя бедром чувствовал тепло второго парня.
      — В конце концов, я мог бы не делать этого. Но я не знал, как не сделать это без того, чтобы подставить под угрозу себя или моих родных.
      Они снова замолчали, привыкая к присутствию друг друга.
      — Не могу поверить, что живу в чужом теле, — усмехнулся Джонатан. Это звучало грустно и отчаянно. — Я был мертв пятнадцать лет, Александр.
      — Мир меняется, — медленно сказал Алек. — И если мы собираемся стать друзьями, ты можешь называть меня Алек.
      — Это точно, — задумчиво протянул Джонатан.
      Алека охватила жалость к подростку. Он сделал это с ним и не будет исправлять это в ближайшее время.
      — Ты же знаешь, что-то, что ты жив, а Себастьян нет — это не твоя вина, верно?
      Джонатан поджал губы.
      — Трудно не чувствовать вину, когда ходишь в его теле.
      — Оно больше не его, — сказал Алек, хотя он был уверен, что это не уменьшит чувства вины Джонатана. — Это Валентин был одержим этим. Он тот, кто не смог отпустить тебя.
      — А теперь кто-то умер из-за этого, — хмуро сказал Джонатан.
      Алек вытащил руку из теплого кармана и положил ее поверх руки Джонатана.
      — Это действительно не твоя вина.
      Взгляд Джонатана приподнялся, и их глаза встретились. Алек чувствовал, как почти каждый нерв в его теле горел огнем от притяжения, и конечно его щеки покрылись румянцем. Джонатан смотрел так, что было понятно, что в данный момент больше всего он хотел, чтобы Алек был прав.
      — Надеюсь, что нет, — сказал он и перевернул ладонь так, чтобы переплести их с Алеком замерзшие пальцы.


________
      [1] я просто оставлю ссылку на этого красавца — http://s020.radikal.ru/i713/1703/7a/875cc221e2c5.png
Примечания:
Следующая глава куда больше предыдущих, поэтому заранее извините за возможную задержку.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.