Чай с коньяком +6

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Vocaloid

Основные персонажи:
Оливер (OLIVER), Свит Энн (Sweet Ann)
Пэйринг:
Оливер, Энн, упоминаются другие англоиды
Рейтинг:
G
Жанры:
Флафф, Повседневность, Hurt/comfort
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
— Ах, вот оно что. — Энн мягко, по-матерински улыбнулась и поцеловала мальчугана в лоб.

— В таком случае, у меня есть отличное средство от головной боли, мой милый.

Посвящение:
это Вам, Ян. :з

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
я написал этот флаффный семейный уютный фанфик не так давно, но выложил только сейчас.
всех с прошедшим днём св. валентина :з
22 февраля 2017, 16:53
В маленький домик Оливера на окраине Лондона наконец-то пришло оживление, а вместе с ним — ребята-англоиды, которые специально приехали к мальчику с целью навестить и обрадовать. Субботний солнечный и по-зимнему свежий денёк, в который все решили прогуляться по городу шумной и весёлой компанией, а так же купить для своего маленького друга подарок — ведь он ещё пока не знает об их прибытии сюда. Очень скоро он должен был вернуться из школы домой, а потому медлить было нельзя.

Оливер, еле волоча ноги, с лёгким удивлением отметил, что дверь дома открыта, хотя он абсолютно точно помнил, что запирал её с утра. Впрочем, кто бы ни был злоумышленником, который мог проникнуть сюда, ничего полезного и ценного в доме маленького англичанина он бы в любом случае не нашёл. Да и у мальчугана было не лучшее настроение для разборок, так что он просто вошёл.
Но стоило ему только пересечь порог и, закрыв двери, начать разуваться, как вдруг в прихожую влетел Джеймс, которого он, насколько хорошо помнил, оставлял на Аванну. Неужели она сейчас здесь?
Щегол был несказанно рад видеть своего хозяина — он кружился вокруг Оливера и радостно щебетал. Но всё, что смог позволить себе тот — это сдержанно улыбнуться и, наконец, сняв с себя верхнюю одежду, пройти в комнату, заменяющую в доме гостиную. Но и там его ожидал сюрприз — на стуле около письменного стола сидела очаровательная Анна Сладкая, или же попросту Энн, и что-то читала.

— Здрав-ствуй... — почти шёпотом поздоровался юноша и поставил тяжёлый рюкзак на свободный стул, коих в доме было предостаточно. Молодая женщина подняла на него свои нежно-васильковые, по-весеннему прекрасные глаза, и, отложив чтиво в сторону, лучезарно улыбнулась и поднялась с места.

— Олли, здравствуй! Не стесняйся, проходи! — Анна подошла к мальчугану и обняла его со всей любовью. — Как дела в школе?

Маленький англичанин едва заметно скривился от какой-то внутренней боли и ответил негромко:

— Неплохо... А вы все приехали? — спросил он, пытаясь справиться с эмоциями.

— Конечно! Только это так-то был секрет, так что считай, что я ничего не говорила, — засмеялась светловолосая леди. — А ты разве не рад нашему прибытию?

— Р-рад, — криво улыбнулся Оливер и попросил:
— Только... можно мне присесть? Не могу долго стоять...

— Разумеется, можно! — воскликнула девушка и сама усадила того на большую кровать, заменяющую диван. Мальчик кивнул в знак благодарности и прижал пальцы к вискам. Его лицо выглядело бледным и расстроенным, и это совсем не нравилось англичанке. Нужно было непременно узнать причину такого его состояния и поднять ему настроение.

— Ну, что такое, крошка Олли? — грустно спросила Сладкая, легонько коснувшись напряжённой руки мальчика. Тот тяжело вздохнул.

— У меня очень сильно болит голова, — совсем тихо пожаловался Оливер, как-то виновато опустив взгляд на свои туго стянутые бинтами щиколотки, и прижал к груди худые коленки, как будто бы ему было стыдно говорить о своих проблемах.

— Ах, вот оно что. — Энн мягко, по-матерински улыбнулась и поцеловала мальчугана в лоб.

— В таком случае, у меня есть отличное средство от головной боли, мой милый, — нежно произнесла она и скрылась на кухне.

Вскоре, женщина вернулась, и в её красивых изящных руках он увидел изящную маленькую чашку с чаем и бутылку коньяка, которую она, видимо, привезла с собой. Зрачки маленького британца расширились от удивления, что было неудивительно — он даже по праздникам пил только сок или лимонад, никакого шампанского, а тут вдруг такой крепкий напиток.

Англичанка, поставив всё на стол, взглянула на Оливера и неожиданно рассмеялась от того, какое сильное удивление увидела у того на лице, прикрыв рот ладонью.

— Не бойся, я не собираюсь тебя спаивать! Я только добавлю совсем немного коньяка в твой сладкий чай — это расширяет сосуды. Помогает лучше любой таблетки! — заверила она и улыбнулась, желая ободрить юношу. Это подействовало — женщина говорила достаточно убедительно, а потому, когда она добавила буквально одну чайную ложку янтарного, как глаз самого Оливера, напитка и, размешав сахар, протянула ему чашку, он на всякий случай зажмурился и сделал малюсенький глоточек.
Сладкий и согревающий вкус горячей мягкой волной проник в горло, слегка кружа голову и успокаивая.

— Ну, как тебе? — по-доброму усмехнувшись, спросила Анна. Оливер открыл глаз и шёпотом ответил, не скрывая своего искреннего восторга:

— Вкусно...

— Я знала, что тебе понравится, — довольно произнесла женщина, потрепав мальчугана по таким же белокурым, как и у неё самой, мягким волосам. Иногда она чувствовала себя мамой рядом с этим чудесным ребёнком, которому в будущем ещё только предстоит познать все прелести этого прекрасного мира. И это было замечательное чувство.

— Я так счастлив, что вы все приехали ради меня, спасибо огромное. — Энн вздрогнула, когда Оливер, который за время её раздумий уже допил удивительно вкусный чай, неожиданно обнял её и уткнулся носом в плечо. Сладкая же на это только улыбнулась и обняла мальчика в ответ.

Вечером, когда пришли все остальные англоиды с кучей подарков для самого любимого и маленького члена их нерушимой семьи, у Оливера больше не болела голова. Чай с коньяком, приготовленный Анной, действительно помог ему справиться с мигренью, и его хорошее солнечное настроение вновь вернулось к нему. И ничто больше не могло омрачить эти мгновения.

... Ночь. Маленький англичанин проснулся и резко сел на кровати от стойкого непонятного ощущения. Осторожно, чтобы никого не разбудить, он заметил, что входная дверь открыта, и тихонько заглянул в щёлку. Сладкая стояла на крыльце в ночнушке, завернувшись в клетчатый мягкий тёплый плед, в розовых подранных тапочках, совершенно расслабленная и так похожая на святую, и, вдыхая свежий воздух, непринуждённо улыбалась мутному, как воды Темзы, небу. Она ощущала себя самой настоящей волшебницей для того, кто так нуждался в ней.

Дверь предательски заскрипела, и Энн обернулась на звук, но не испугалась, а, заметив притаившегося мальчика, мягко засмеялась и сказала:

— Не бойся, выходи. Я никому не расскажу.

Юноша вздохнул и вышел на лунный свет, ближе к Анне. Та пробормотала, по видимому, самой себе:

— Ах, сегодня такое туманное небо — ни одной звёздочки, и луна такая яркая...

— Энн... — Оливер тихо потянул девушку за юбку кружевной ночнушки, и она мгновенно обратила свой взор на мальчишечку. Тот, казалось, замялся и, неловко улыбнувшись, попросил:

— А не сделаешь мне ещё того замечательного чая?

Ответом ему была добрая материнская улыбка.


Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.