Upside Down - Inside Out 364

Фемслэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между женщинами
Супергёрл

Пэйринг и персонажи:
Кара Дэнверс/Лена Лютор, Мэгги Сойер, Мон-Эл, Лена Лютор, Люси Лейн, Уинслоу "Уинн" Шотт-младший, Александра «Алекс» Дэнверс, Кара Дэнверс
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 159 страниц, 15 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Дружба Первый раз Повествование от первого лица Психология Стёб Учебные заведения Философия Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Притяжение и отталкивание между людьми — лишь простой обычай, который ты, определённо, можешь нарушить. Тем более, если тот, к кому тебя притягивает - не человек.

Посвящение:
Всем, кто читает.
Фандому Supercorp.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Каре и Лене - по 19 лет.
Кара - пришелец.

Часть 5

3 сентября 2017, 12:39

Перед тобой весь мир, а ты хочешь туда, куда тебе совершенно нельзя. Банши (Banshee)

Когда девушка, которая тебе нравится, говорит, что ты ей нравишься тоже, но вы обе не понимаете в каком смысле это было сказано – это неловко. Это было намного более неловко, как в тот раз, когда Лилиан зашла в мою комнату, заставая меня голой после душа. Ситуация с Карой было ужаснее в разы, это если бы тогда в комнату вошел табун из моих приемных матерей. А как сделать ситуацию еще более неловкой? Это пойти в библиотеку, в самый дальний угол, надеясь, что тишина, библиотекарша и библиотечная пыль тебя убьют. Все то время, пока мы шли в библиотеку, Кара нервно смеялась, смотря куда угодно, но не на меня. Кажется, не только у меня одной бывают нервные срывы и паника. Интересно, неужели она так переживает по поводу того, что ей придется говорить со мной? Или же она жалеет о том, что случайно ляпнула то, что предназначалось снова не мне? Или же она просто оговорилась и там была частица «не» перед словом «нравится»? Кажется, сейчас мои нервы начнут орать, и я просто на просто убегу. Чисто внешне я была абсолютно спокойна, а внутри – я просто орала, как резанная. Иногда мне кажется, что я - самый жалкий человек на свете, и вся моя жизнь – потерянные шансы, которые потерялись не сами, а я их растеряла. Надеюсь этот шанс, я не упущу. Хотя, я даже не знаю, что упускать, потому что это как X, который нужно найти, и тебе приходится решать уравнение, из которого можно построить дом. Странно, что я еще не умерла от жалости к самой себе прямо у всех на глазах, но, если бы от этого действительно умирали, вряд ли кто-нибудь вообще дожил бы до совершеннолетия. Мы сели с Карой друг на против друга, и я поправила очки несколько раз, пока окончательно не убедилась в том, что, если я сделаю это еще разок, я сломаю себе переносицу. Поставив рюкзак на пол, я положила руки на колени. Боже, я похожа на самую прилежную ученицу. На Уинна. Я взглянула на Кару, которая явно нервничала, потому что она положила руки на стол, не зная, что с ними делать. Неловкая тишина давила на мои барабанные перепонки. Я заметила, как щеки Кары покраснели. Это из-за меня или из-за того, что в библиотеке было довольно жарко? -Вот…, - начала Кара, потупив свой взгляд. Лютор, ты должна признаться себе, что Кара Дэнверс – это словно ангел, спустившийся с небес, но не ради тебя. Мне нравились ее голубые глаза, которые были цвета безоблачного неба в самый солнечный день лета. Волосы, цвета пшеничного поля, которое переливается, как золото на солнце. Они совершенно не похожи со своей сестрой. -Да, - подтвердила я ее слова, выныривая из своих мыслей. Главное – не прослушать то, что она скажет, потому что сейчас каждое ее слово – важно. -Как твои дела? – я оторопела от ее вопроса. Я даже услышала, как голос ее дрогнул. Хорошо, что она начала разговор, потому что выглядеть глупо будет она. Я бы начала наш разговор еще хуже – с бессвязной речи, в итоге давясь собственным же языком. -Пока непонятно, - Кара рассмеялась, морща нос. Я старалась вести с собою чистосердечный разговор, в плане того, как у меня дела и что я чувствовала, но единственное, что я ощущала – это раздвоенность. Потому что мой рассудок говорил, что зря я себя кормлю надеждами, а чувства говорят о том, что нужно все выяснить, чтобы перестать страдать. Этот поиск между и между меня уже доконал. Хотя каждый человек находится в поиске. Чего-либо. Обычно, себя. -Я чувствую себя также, - у меня бессознательно сжались пальцы на ногах. Пожалуйста, по той же причине, что и у меня. – Думаю, нам стоит кое-что обговорить, да? Люди и обстоятельства меняются неожиданно, что ты не успеваешь за всем этом. Нужно научиться приспосабливаться, чтобы жить дальше. -Да, - я, как заведенная игрушка, в программе которой, только одна установка – говорить «да». Ну, или как проститутка, но это сравнение мне не нравится… Я всегда смотрела на мир через свой собственный экран, который иногда транслировал мне мою же собственную жизнь с помехами. Может, это мой способ быть частью мира, но на безопасной дистанции. Но сейчас я хочу отстегнуть ремни безопасности и вырубиться о Кару Дэнверс. -Я могу тебе задавать вопросы? Мне так легче, - я кивнула. – Хорошо. Как ты отреагируешь на то, что в последние полгода, скорее всего… Да, я не считала… Если я скажу тебе, что ты мне нравишься? Если бы можно было продырявить свои ноги при помощи своих же пальцев, я бы в этом преуспела. Я сжала свои ноги так сильно, что мне показалось, как джинсовая ткань рвется под их натиском. Чем ты спокойнее, тем ты сильнее. Но не в моем случае. -Угу, - я что, только что угукнула на ее вопрос? Боже, Лютор, ты ведешь себя не как Лютор. Решив исправиться в глазах Кары, я сглотнула и сказала следующее: -Допустим, что это немного ошеломляет, - серьёзно? Ошеломляет? Да, меня можно в космос запустить, чтобы в вакууме было не слышно мой крик. -Ты не представляешь, как это ошеломило меня, - это ты не представляешь, как меня это ошеломило. - Ты мне нравишься, это правда. Тогда я решила тоже задать вопрос. -Я тебе нравлюсь так же, как твоей сестре нравится ее девушка? – щеки девушки стали цвета помидора. -Это очень неловкая тема, - ее щеки стали еще краснее, а затем, она кивнула. Если бы я была Уинном, я бы хлопала в ладоши от радости. – Кстати, помнишь тот урок физкультуры? -Мое лицо на вряд ли когда-нибудь его забудет, - Кара виновата улыбнулась. -Так вот…, - она неловко почесала шею сзади, - я… как бы… специально-неспециально это сделала. Я нахмурилась. -В смысле? – Кара подпрыгнула на стуле, и я вдруг осознала, что мой голос был похож на голос моей приемной матери. -Ну…, - девушка замялась, - я наблюдала за тобой на физкультуре. И… я обдумывала, как можно обратить твое внимание на себя… Вот. Потому что ты на меня не смотрела… Не смотрела? Тогда, на физкультуре, мне кажется, еще бы чуть-чуть и мои глаза бы просто побежали к ней на встречу. Но я промолчала, решив девушку закончить. -И мне больше ничего на ум не пришло…, - такое ощущение, что эту идею ей подкинул Мэттьюз. Только он на такое способен. – Я должна была с тобой хоть как-то познакомиться, потому что я очень стеснительна. Уроки у нас с тобой разные… И еще… ты мне всегда казалась очень серьезной, и я боялась к тебе подойти. -Потому что я Лютор? – Кара покачала головой, и я выдохнула тяжкий груз из своей души. -Иногда мне кажется, что представление тебя в серьезном виде, сыграло со мной злую шутку? – я улыбнулась. Вопросы, заданные самой себе, редко имеют ответы. – Иногда, мне кажется, что я загнала себя в рамки своей боязнью подойти к тебе. Это не есть хорошо. -Я с тобой согласна, - мы сами убеждаем себя, что не можем жить в не рамок, которые сами и соорудили. Не способны. Почему-то верим в этом. И для того, чтобы перестать в это верить, нужно совершить огромный скачок в противоположную сторону. Качественный скачок. Можно объяснить себе, что ты сможешь это сделать. Единственная проблема – это тяжело сделать. Нужно выбежать за рамки, которые тебя ограничивают, иначе – ничего не изменится. Надо найти компромисс – оставить пару рамок, которые не будут тебя закрывать, а также будут давать тебе свободу. Жизнь – сплошной проклятый компромисс между собой и собой. -А как я тебе нравлюсь? – Кара опустила глаза в стол, начиная тыкать указательными пальцами друг в друга перед своим лицом. Может мне кто-нибудь дать передышку? Иногда коротка передышка или смена темы разговора с девушкой, которая тебе нравится – это все, о чем ты мечтаешь. -Скажем так, я недалеко ушла от твоей сестры и ее девушки, - Кара рассмеялась, после поджимая губы. -Знаешь, это немного странно, что мы признаемся в том, что нравимся друг другу при помощи Алекс и Мэгги, - Уинн сказал бы не «странно», а «причудливо». -Надеюсь, они об этом не узнают, - я поправила очки, смотря на то, как Кара наклонила голову вправо, становясь такой милой, что у меня не хватало нервов. – А что на счет такого инцидента на кухне в твоем доме? Я быстро проговорила эту фразу, что у меня язык заболел. Надо надеяться, что все будет хорошо. Да уж. Все будет хорошо настолько, насколько я в это буду верить, а учитывая мои умения… Затея провальная. -Ах, это…, - Кара закатила глаза. Я нахмурилась. – Я просто пошла за соком и пончиками, потому что, пока ты отсутствовала, я все съела. Мон… Кхм… Майк застал меня врасплох, когда я повернулась. Я даже не знала, что нравлюсь ему. И этот поцелуй… Если говорить вкратце, то Алекс его чуть не убила. Я прыснула от смеха. Одно очко в пользу старшей Дэнверс. -Твоя сестра – очаровательна, - надеюсь, она никогда не узнает об этом, что такое слово прозвучало из моих уст. Кара закивала. Неожиданно, ее телефон издал звук, и она, виновато улыбнувшись, перегнулась через стол и прижалась своими губами к моим. Я застыла на месте. Я растерялась. Мои глаза были открыты, а ее – нет. Сладкий вкус. Ненавижу сладкое, но Боже, ради Кары я готова полюбить его раз за разом. Тепло ее губ заструилось по моим губам. Никогда бы не подумала, что это будет так приятно. Я крепко сжала пальцы, слыша, как суставы захрустели. Это не был поцелуй. Это было прикосновение губ к губам, но мне этого хватило, что чуть не потерять сознание. Когда происходит осознание происходящего внутри, снаружи это кажется судьбой. -Я не могла этого не сделать, - проговорила она. Ее слова разбились о мои губы. Моргнув, я поняла, что Кары и след простыл. Куда она подевалась? Я огляделась, но ее нигде не было. Как она так быстро… Не выдержав напряжения, я вытащила телефон из кармана. Лена: Кара меня поцеловала. Уинн: Когда ты станешь генеральным директором «ЛюторКорп», ты будешь должна мне завод по производству шоколадок. Придя домой, я застала Лилиан, читающую журнал в гостиной. А день так хорошо начинался. Кто бы мне подарил завод по производству шоколадок… Он бы мне сейчас пригодился с его выпускаемым ассортиментом. -Где ты была? Ты видела сколько время? – я глубоко вздохнула. Почему они с Лайнелом такие разные? У меня в голове это не укладывается. -Я гуляла, - да. Я попросила водителя поехать в парк, где провела достаточно времени, чтобы не успокоиться после Кары. -Почему ты не позвонила? Почему водитель не позвонил мне? – Лилиан отбросила журнал в сторону и посмотрела на меня таким взглядом, что мне показалось, что стекло в моих очках треснуло. -Потому что я попросила его об этом, - я выпрямилась, стараясь выглядеть более уверенно в глазах приемной матери. Но внутри я вся тряслась от страха. Но как говорится, человеку незачем обнажать свою душу перед всем миром, тем более, если этот мир представлен Лилиан Лютор. -Решила, что ты уже достаточно взрослая, чтобы сама принимать решения? – это был вызов или мне показалось? -Учитывая, что у меня сорок семь процентов акций «ЛюторКорп», я имею на это полное право, - моя приемная мать выразительно приподняла правую бровь, удивленно смотря на меня. -А почему моя любимая дочь меня не встречает? – я заметила, как Лилиан закатила глаза. Я сделала тоже самое. Почувствовав руки отца на своих плечах, я улыбнулась. Меня поцеловали в макушку. -А на меня ты не хочешь обратить внимание? – моя приемная мать фыркнула. -Сегодня не твой счастливый день, - я еле сдержала смех, видя, как Лайнел мне подмигнул. А потом мы ужинали все вместе. Счастливая семья. Даже семейка Аддамс была лучше, чем мы. Мы сидели за столом в полном составе. Мне кажется, что нельзя назвать составом, что состоит из тех человек. Мы выглядели как идеальный семейный портрет. Но вы никогда не задумывались над тем, как обманчивы могут быть картины, которые вам нравятся? Нарисовано одно, а смысл абсолютно другой. Иногда его вообще нет. А вообще, я чувствую себя как в паршивом театре, где такие же актеры, возглавляемые моей «любимой» матерью. Хотя, я вру. Она прекрасный актер. Такой, что я могла бы подарить ей все кинопремии мира. Ночью, лежа в кровати, я не спала. Я думала о том, что же мне делать дальше. Невнятное разъяснение того, что я нравлюсь Каре. Мое было точно такое же. И этот поцелуй, который нельзя было назвать поцелуем, но все же он был. Я скинула одеяло на пол, потому что оно меня взбесило. Почему я стала думать, что недостойна нравится Каре. Мы вообще мало что знает друг о друге. Я не считала себя достойной для того, чтобы меня любили. Вздохнув, я посмотрела в окно. Луна. Полная, яркая и раздражающая луна нахально заглядывала ко мне в окно, не стесняясь. Зовущая, манящая, сияющая, прекрасная луна, сотканная из стали и теней. Она шептала мне глупости своим громыхающим голосом, повторяла два слога моего имени своим космическим голосом, наводившим мысли о тьме и о страхе. Лучше об этом не думать. На следующее утро, Уинн скакал вокруг меня, как заведенный, спрашивая все подробности вчерашнего поцелуя. Но мне и рассказывать было нечего. Но это уже Уинн – он не унимался. Я чуть не споткнулась о собственные ноги, когда в общем коридоре колледжа увидела Кару Дэнверс собственной персоной, которая уверенной походкой шла в мою сторону. -Я-я п-пойд-д-ду, а-а-а то эт-тот ур-р-раган по им-м-м-мени Кара м-меня с-с-сне-с-сет, - Уинн оставил меня одну, а я успела лишь протянуть ему руку в след. -Привет, - улыбчивое солнце появилось передо мной. – Не хочешь пойти после занятий ко мне? -Что, прости? – кто-нибудь может выключить посторонний шум? -Ты бы не хотела пойти ко мне после занятий? – спросила Кара застенчиво, начиная ковырять носком ботинка кафель. Мне показалось, или там начала образовывать дырка? -Да, - тупо ответила я. Кара засветилась от счастья, хлопая в ладоши. Боже, отведите ее кто-нибудь к Уинну. После занятий мы с Карой отправились на автобусную остановку, которую я видела первый раз в жизни так близко. Пока мы стояли и ждали автобус, который тоже был для меня в новинку, я почувствовала, как моих пальцев коснулось что-то мягкое и очень теплое. Посмотрев вниз, я поняла, что Кара обхватила мои пальцы своими. Взглянув на нее, я увидела, как она стояла и смотрела куда-то наверх, что-то насвистывая. Я улыбнулась. Когда мы сели в это чудо производства, мне сразу стало как-то не по себе. В автобусе было грязно, обшарпано и пахло соответствующе. Кара заплатила за нас обеих. -Что-то не так? – поинтересовалась она. -Никогда не ездила в автобусе, - я пожала плечами. Мое солнце от удивления открыла рот. -Никогда? -Я не пользовалась никогда никаким видом общественного транспорта, - в богатстве есть свои прелести. Уже в доме Кары, когда я снимала с себя бомбер, я решила осмотреться, потому что в прошлый раз мне было не до этого. Дом семьи Дэнверс был намного уютнее, чем у семьи Лютор. Возможно, потому что он был в разы меньше? И здесь была настоящая семья? -У вас очень уютно, - сказала я, проходя на кухню, где Кара расставляла какие-то вкусняшки на стол. Сладкое. -Спасибо, - она улыбнулась, следом ставя чайник на плиту. – Любишь шоколадки? -Я не ем сладкое. -Оу, - Кара надула губы. – Тогда я съем. Я рассмеялась. Но мой смех быстро затих, когда я услышала, как открылась входная дверь Кара нахмурилась. Я услышала задорный смех двоих. Да, вы должно быть шутите? Алекс и Сойер? Мы когда-нибудь сможем с Карой остаться наедине, чтобы нам никто не мешал? Я чуть не свалилась со стула, когда в кухню ввалились два целующихся тела, руки которых бродили по телам друг друга, снимая одежду. Один из непреложных законов вселенной гласит: если у тебя вдруг случится что-то хорошее, обязательно найдётся тот или те, в моем случае, кто тебе это испортит. Реальность способна жестоко бить по голове. Например, мячом. Пусть и метафорическим. Кара громко закашляла, отчего эти двое возбужденных создания отскочили друг от друга. -Кара, - ее сестра взволнованно посмотрела на нее, а потом ее взгляд переместился на меня, и она нахмурилась. – Лютор. -Привет, Лена, - Мэгги улыбнулась, приводя себя в порядок. Ее подружка последовала ее примеру. -Почему ты дома? – спросила Алекс. -Наверное, потому что у меня были занятия, которые закончились? – Сойер прыснула от смеха за спиной своей девушки. Дэнверс-старшая закатила глаза. А вот и подоспела жестокая сила, которая раздавит всех, кто не осторожен. Закипел чайник. Потом мы сидели в самой тихой тишине на свете. Алекс сверлила меня взглядом, сидя напротив. Кара сидела рядом, но недостаточно близко. Мэгги глядела то на меня, то на сестер. -Кстати, - делая глоток кофе, проговорила Сойер, - отец сказал, что Лекса Лютора видели в Новой Зеландии. Я с грохотом поставила кружку на стол, что жидкость из нее выплеснулась на стол. -Что ты сказала? – этого быть не может. Новая Зеландия? Что он там забыл? Откуда Сойер об этом знает? Лекс жив? -Мой отец – коп и… -Лютор, не делай такое лицо, будто бы ты не в курсе этого, - Алекс закатила глаза. – Конечно же ты не знала, что твой злодейски злой брат там. -Я не знала. -Ой, не ври, - она с таким же грохотом поставила кружку на стол. Кара подпрыгнула на месте. – Я просто не хочу, чтобы кто-то, связанный с ним, ошивался рядом с моей сестрой. Я не знаю ничего более раздражающего, когда люди, которых абсолютно я не знаю, торопятся с выводами о моей личности, не основываясь ни на чем, кроме историй о моем брате. -А что плохого в моем брате? – я почувствовала, как желваки заходили ходуном на моем лице. -Ты серьезно? – Мэгги поперхнулась своим напитком. Да, мой брат не святой, но мне он ничего плохого не сделал. -Ваш прославленный Супермен в несколько раз хуже, чем мой брат, - моя рука сжалась в кулак. Я ненавидела Супермена. -О, здравствуй логика семейки Лютор, - Алекс разозлилась не на шутку. – Супермен – светоч для этого мира. Он не просто спасает людей, он им помогает видеть себя с лучшей стороны. Я не смогла сдержать смеха. -Поклонение героям до добра не доводит. Давайте ему еще статую поставим. Подумаешь, у него есть суперсилы. У кого их нет? – я вперилась взглядом в Дэнверс-старшую. -Какая у тебя суперсила? – спросила она с таким отвращением, что напомнила мне приемную мать. -Деньги, - Алекс опешила. – Интеллект. Как у брата. -Осталось добавить только манипулирование людьми, - вставила свое слова ее девушка. – Такие гении, как твой брат, опасны для общества, потому что считают, что совершают благо, которые, на самом деле, являются злодеяниями. Я промолчала. Краски моего мира померкли, и все стало выглядеть каким-то опасным. -Гений враждебен не толпе, а той посредственности, которую они являют. В моем брате есть много хороших черт характера, которые разотрут вашего супергероя в плаще в порошок. Дисциплинированность. Рациональность. Уверенность. Харизма. Единственный минус – он их использовал неправильно, создав зло. -Твой брат безумен, - заключила сестра Кары. Я взглянула на ту, которая мне нравится, замечая, как она кусает губы и сжимает пальцами свою кофту. Что происходит? -А что делает человека безумным? Когда достаточно безумия? Достаточно? И как вы измеряете безумие? Зачастую только безумие делает нас такими, какими мы есть на самом деле, - какой смысл вообще обсуждать вещи, к которым ты не был причастен и все равно не можешь изменить? Лекс не был безумным. Никогда. Только Супермен выбивал его из привычной колеи. Брат умел сострадать и сочувствовать. Вспомнить даже тот случай, когда этот идиот в красном плаще распустил слух о своей смерти. Лекс пришел почтить его память к нему на могилу и говорил, что ему не хватает Супермена. Уму не постижимо. Мой брат уважал сотрудников, которые работали в «ЛюторКорп». Он никогда не относился к ним неуважительно. У него была совесть, о которой знала или догадывалась только я. Иногда, он даже помогал этому красно-синему пятну, а тот, в свою очередь, всегда помалкивал об этом. Не смотря на всю враждебность к Супермену, брат проявлял к нему сдержанное уважение. Эта вражда стала его смыслом жизни. -Хотя бы… Лекс всегда выступал открыто. А ваш Супермен без его дурацкого костюма – никто. Его сразу же поймают. Без своей маски – он лишь инопланетянин, который несет нашему миру опасность. Что он чувствует, надевая эту жалкую маску героя? Он так прячется от мира, или хочет, чтобы мир прятался от него? А может, он просто чувствует себя так неуязвимым? Хотя именно в костюме он уязвим больше всего. Впрочем, разве это важно? Потому что каждый злодей велик настолько, насколько велик его герой. И не стоит обвинять моего брата во всех смертных грехах. Супермен тоже не святой. На кухне повисла звенящая тишина после моих слов. Дэнверс-старшая сглотнула, не зная, что сказать в ответ. Мэгги отвела свой взгляд куда-то в сторону. Я взглянула на Кару, понимая, что я все испортила. Ее голова была опущена, волосы скрывали лицо, но по пальцам, которые явно были готовы разорвать ткань кофты, я поняла, что Кара на грани истерики. Кажется, я только что представила пред ней женскую версию Лекса. -Извини, Кара, - я поднялась со стула, - мне лучше уйти. Как все испортить – бесплатные уроки от семьи Лютор.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.