Upside Down - Inside Out 364

Фемслэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между женщинами
Супергёрл

Пэйринг и персонажи:
Кара Дэнверс/Лена Лютор, Мэгги Сойер, Мон-Эл, Лена Лютор, Люси Лейн, Уинслоу "Уинн" Шотт-младший, Александра «Алекс» Дэнверс, Кара Дэнверс
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 159 страниц, 15 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Дружба Первый раз Повествование от первого лица Психология Стёб Учебные заведения Философия Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Притяжение и отталкивание между людьми — лишь простой обычай, который ты, определённо, можешь нарушить. Тем более, если тот, к кому тебя притягивает - не человек.

Посвящение:
Всем, кто читает.
Фандому Supercorp.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Каре и Лене - по 19 лет.
Кара - пришелец.

Часть 6

13 октября 2017, 01:00

Если ты хочешь любить меня, Полюби и мою тень... Наутилус Помпилиус

Полторы недели. Полторы недели тишины. Полторы недели ужасной тишины, которая звенела у меня в ушах. Полторы недели прошло с тех пор, как Кара Дэнверс не разговаривала со мной. Вообще. Она избегала со мной общения в колледже – увидев меня, Кара просто исчезала из моего поля зрения, как будто бы, ее вообще там не было, а может, это лишь мое дурное воображение, которое представляло себе девушку там, где ее не было. Но были факты, с которыми я не могла спорить или мое воображение – мое хмурое солнце игнорировало все мои сообщения и звонки. Я была расстроена и раздражена одновременно. Я не знала, что мне делать, но одно я знала точно – это все из-за того разговора. О Лексе. К сожалению, а, может, и, к счастью, я не могу изменить прошлое, даже если бы захотела. Зачем его менять? Оно же было. И пусть оно останется таким, каким его сделали люди. Я не вижу своей вины в том, что защищала брата – единственного человека, который любил меня просто так. Я просто была для него, как он был для меня. Он и сейчас есть. Не моя проблема, что они не знают истинного, хорошего и искреннего Лекса. Я его знаю. И этого достаточно. Почему люди не могут понять, что на свете не существует ничего абсолютно дурного, равно как и ничего абсолютно хорошего? Я взяла телефон в руки, начиная просматривать те сообщения, которые я отправила Каре, но так и не получила на них ответа. Видеть то, что они были прочитаны, но не отвечены – делало только хуже. Зачем она делает это так жестоко? Читает, но не отвечает, зная, что я прекрасно это вижу. Это было еще хуже, чем игнорирование. Надеюсь, она не смеется над этим. Лена Лютор: Привет. Мы можем поговорить? Нет, мы не можем поговорить, потому что она не захочет больше в своей жизни разговаривать с сестрой злодея. Ошибки, которые кто-то из твоих близких совершил в прошлом, не определяют тебя как личность. Лена Лютор: Привет, Кара. Ты не могла бы уделить мне немного времени? Нет, Лютор. Она не уделит тебе время, потому что ты сама его упустила. Не специально, но ты это сделала. Лена Лютор: Кара, я хочу попросить у тебя прощение за свое поведение в твоем доме. Извинения тоже не принесли никакого толка… Если бы всё решалось словом «прости», то нужны ли были законы и полиция в этом мире? Листая все свои сообщения, на которые я так и не получила ответа, я понимала, что, в данный момент, я не была счастлива. И могу сказать, что предвижу дальше только худшее. А что я могла сделать? Когда я хотела поговорить с Карой в колледже… каждый раз она просто растворялась в толпе. Мое одиночество было сродни отчаянию. Сейчас я, как никогда, была настолько одинока, что хотелось плакать в подушку, но этого я не стала делать. Вместо этого я встала с кровати и подошла к полке, доставая коробочку с кольцом, которую отдал мне брат. Открыв эту коробочку, я увидела, как зеленый криптонит блеснул на свету. Я и забыла, что он так может. Вздохнув, я зацепила пальцами цепочку, к которой было прикреплено кольцо, вытаскивая его из коробки, и закрыла крышку. Поставив все на место, я вернулась на кровать, садясь на нее, начиная крутить кольцо в руках. Не могу поверить в то, что этот маленький камушек может с легкостью обессилить, а, в конечно итоге, убить Супермена. Сколько у Лекса было возможностей убить этот красный плащ? Несметное количество раз. Но почему он этого так и не сделал, хотя так этого желал? Возможно, он не видел своего существования без соперничества. Супермен, наверное, единственный, кого мой брат считал равным себе. Это было глупо. Лекс – человек. Супермен – криптонец. Они не могут быть равными. Надев цепочку на шею, я откинулась на кровать, кладя кольцо ровно туда, где билось мое сердце… и мне сразу стало так спокойно. Не знаю, с чем это было связано. Возможно, этот глупый, но опасный камешек, хранил в себе энергию моего брата, который отличался особым хладнокровием и наплевательством на многие вещи, например, чувства. Мне стало все равно на то, что Кара мне не отвечала. Плевать, что ее сестра и все ее окружение думали о моем брате. Главное то, что я думала о нем – я любила его. -Скучаешь? – я подпрыгнула на месте, услышав голос. Посмотрев в сторону двери, я увидела Лайнела, который стоял в проеме, держа две кружки с какао в руках. Я улыбнулась, тут же убирая кольцо под свою черную футболку. -Я могу зайти? – Лайнел наигранно потоптался на месте, делая глупое лицо. Я рассмеялась, поправляя очки. -Конечно, - он подмигнул мне, заходя в комнату, захлопывая дверь ногой. Аккуратно присев на кровати, отец протянул мне кружку, следом отпивая из своей. – Как прошла командировка? -Ужасно скучно, - констатировал он. – Люди думают, что умнее меня, но так ошибаются, что от этого становится и смешно, и тошно. Я думал, что люди разучились недооценивать семью Лютор. -Звучит пугающе, - сказала я, делая глоток из кружки. Лайнел прыснул от смеха. -Но правдиво, - отец поправил свои длинные волосы, когда некоторые пряди упали ему на лицо. Я пожала плечами. – Почему ты такая грустная? Я снова пожала плечами. -Я пришел с какао, чтобы разговорить тебя…, - Лайнел театрально вздохнул, отчего я не сдержала смеха. Отец по-доброму улыбнулся, почесав щетину на левой щеке. -Как всегда, большинство страданий во всем мире из-за девушек, - я поджала губы, поправляя очки, хотя мне и не надо было этого делать. Это нервное. -Из-за Кары? – я удивилась тому, что он запомнил ее имя. -Ты запомнил? -Как я мог не запомнить имя той, по кому страдает моя дочь? – я покачала головой. Я не могла сказать, что я страдаю по ней или из-за нее. Так сложились обстоятельства. И явно не в мою пользу. -Так, что же произошло? – спросил отец, кладя ладонь мне на колено. Я поставила кружку на прикроватный столик. -Не знаю, - я пожала плечами. – Много чего. Оказывается, что я ей тоже нравлюсь. -О, - отец сделал глоток какао, - это ведь очень хорошо. Или я ошибаюсь? -Хорошо, но…, - я вздохнула, - ее семью напрягает репутация нашей семьи. Выражение лица Лайнела изменилось – стало жестким и злым. Я знала, что ему не нравятся эти разговоры про то, как люди реагировали на фамилию Лютор. Нет, не так. Ему и Лилиан было плевать, но, когда дело касалось меня, Лайнел готов был растерзать всех и вся. Да, он, Лилиан и Лекс были виноваты в том, что натворили за все эти годы, но моей вины в их злодеяниях не было. Отец это знал, и, именно, это его больше всего и задевало. -На сколько сильно? - отец свел брови к переносице. -Ее мама, вроде, не против, - я пожала плечами. Я не могла знать этого точно. То, что она тогда была ко мне довольно любезной, еще ничего не означает. Возможно, она просто не хотела огорчать Кару. – Ее сестра ненавидит меня, потому что считает, что я такая же, как и Лекс. Мы из-за этого и поругались. -Вы поругались из-за этого с Карой? – я покачала головой. – Тогда, в чем проблема? -Мы поругались с ее сестрой. Кара просто молчала в этот момент, - но это молчание все сказало за себя. -Просто молчала? -Она до сих пор молчит. Она не хочет со мной разговаривать. Она избегает меня, - я снова поправила очки. -Тогда, может, не стоит таить надежду на то, что все наладится? -Просто… когда она признавалась в том, что я ей нравлюсь, ей было плевать на то, что я – Лютор, - отец удивленно приподнял брови. – Возможно, сестра убедила ее в обратном. -Тогда не стоит терять на нее время, - отец обнял меня одной рукой за плечи, а я обхватила его двумя руками за талию. – Не стоит тратить свое время на людей, которые не достойны тебя. -Может, стоит попробовать? -Не стоит, Лена. Эта девушка уже показала, что она не достойна тебя. Ты должна понять это, - я кивнула, утыкаясь лбом ему в плечо. Я должна перестать думать о Каре, потому что, если не я – тогда кто? На следующее утро мы встретились с Уинном, как обычно, на парковке. Мой друг был такой же понурый, как и погода на улице. Шотт даже не поздоровался со мной, просто забирая у меня рюкзак. У нас даже настроение синхронизировалось. -Что случилось? – спросила я, поправляя толстовку. Мой друг вздохнул. -От-тец об-б-бъяв-вилс-с-ся, - я посмотрела на Уинна, который явно был расстроен этим фактом. -Твой биологический… -Да, - сказал он. -Это же прекрасно, - я улыбнулась, но по выражению его лица я поняла, что это не так. Уинн схватил меня под руку, утаскивая ото всех куда-то за угол, где бы нас никто не увидел и не услышал. Оглядевшись, Шотт сделал глубокий вдох. -М-м-мой о-отец Игр-р-ру-ушеч-чник, - мой рот открылся сам по себе. А я то думала, что у меня родственники не самые лучшие. Хотя с Лексом никто не сравнится. -Я не знала, - честно призналась я. -Я д-д-дума-ал, ч-что Л-лекс-с-с теб-б-бе с-сказ-з-зал, - я покачала головой. Кто бы мог подумать, что у моего лучшего друга, отец – злодей. Оказывается, мы с Уинном похожи больше, чем я думала. Игрушечник – еще один враг Супермена. У этого придурка слишком много врагов. Этот злодей создавал реалистичные игрушки и куклы, которые убивали людей. Эти игрушки даже одурачивали «светоч» этого мира ни один раз. Ходят слухи, что жена Игрушечника была роботом. С помощью роботов он заменял себя на местах преступлений. Этот мужчина такой же обычный человек, как и мой брат, с интеллектом гения – отличный конструктор, который может создавать любое оружие, которое выглядит, как игрушки для детей. Это все, что я знала. Я даже подумать не могла, что он отец моего лучшего друга. -И зачем он вернулся? – спросила я. -Х-хоч-чет о-о-общ-щатьс-ся, - Уинн сглотнул. Я заметила, как у него трясутся руки, и, поэтому, я схватила его ладони в свои, крепко сжимая. – Я-я н-н-не х-хо-о-очу-у-у. -Так не общайся, - большими пальцами я начала поглаживать кожу на его ладонях, чувствуя, как он немного расслабился. -Он пр-рес-с-след-дует м-мен-н-ня, - черт. Вот мудак. -Надо пойти в полицию, - Шотт покачал головой, выпуская из своих ладоней мои, обнимая меня за талию. Я обняла его в ответ за шею. Сейчас я была готова отдать абсолютно все свое состояние, чтобы мой друг улыбнулся. -Пойдем на занятия, - Уинн кивнул, - а потом разберемся, что делать. Я ненавидела физкультуру. Всем сердцем. Особенно, сейчас, когда я вошла в зал и увидела Кару, которая посмотрела на меня, тут же отводя взгляд, отворачиваясь. Я нахмурилась. Кажется, моя проблема с ней не разрешима. Я знаю, что все считают, что у всякой проблемы есть решение, и не важно, какой итог получится в конце, но мне такой подход не нравился. Думаю, у нас с Карой вообще не будет никакого итога. Да, и не нужен он мне. Ничего не успело начаться, а уже прекратилось. Я села куда подальше, чтобы мне больше не прилетело мячом в лицо, доставая тетрадь и карандаш. Надеюсь, ко мне придет вдохновение, и я что-нибудь нарисую. Только не Кару. В зал вошел преподаватель, подмигивая мне. Я улыбнулась. Через пару минут в зал зашел Уинн, а за ним Мэттьюз. Шотт вручил мне свой рюкзак. Последнее время он боялся оставлять его в раздевалке, потому что пару раз были случаи того, что его рюкзак выбрасывали на помойку. -Ты что такой грустный, Уинслоу? – Майк положил руку ему на плечо, отчего Шотт чуть ли не согнулся пополам. Что за проявление заботы? -Н-нич-ч-чего-о, - промямлил Уинн. Ему явно было неприятно, что Мэттьюз касался его. Я вопросительно приподняла левую бровь. Что ему вообще надо? -Ты уверен? – мой друг кивнул. Этот придурок встал сегодня не с той ноги, ибо у меня нет других объяснений, почему он задает Шотту такие вопросы. – Если что, только намекни… Мэттьз похлопал Уинна по плечу, уходя к своим братанам. Я, не верящим взглядом, проследила за ним, понимая, что, скорее всего, мне нужны улучшенные линзы, потому что я не поверила своим глазам. Я сняла очки, протирая их о свою толстовку, снова надевая, смотря на своего друга, который слегка покраснел. -Я что-то пропустила между вами? – спросила я, пиная Уинна в ногу, выводя его тем самым из ступора. -К-каже-етс-с-ся, я-я с-с-са-ам что-т-то пр-р-ро-о-опус-стил, - Шотт покраснел еще больше, опуская голову, убегая на поле волейбольного боя. Неужели этот подлец Мэттьюз, где-то глубоко внутри, порядочный человек? Что-то мне в это не верится. Урок проходил спокойно, даже как-то слишком. Майк и Кара держались друг от друга, как можно дальше, и мне была не понятна причина этого. Может, между ними что-то произошло? Например, он пригласил ее на свидание, а она его отшила? Я надеялась на это. А потом я ударила себя по лицу. Мне уже какая разница…? Вздохнув, я принялась рисовать, но карандаш даже не успел коснуться бумаги, как я услышала громкий свисток, который заставил меня подпрыгнуть на месте. -Дэнверс! – воскликнул мистер Джонс. Мне захотелось закатить глаза. Кого Кара чуть не убила в этот раз? -Сядь на скамью! – Кара надула губы, складывая руки на груди. А что произошло? Только потом я увидела, что Мэттьюз, с недовольным выражением лица, потирал плечо. Я улыбнулась. Жаль, что это было не его лицо, но потом я вспомнила, что Кара специально ударила меня мячом по лицу, потому что я ей нравилась. Я поблагодарила всех существующих и существовавших богов за то, что она этого не сделала. Это будет только наша с ней фишка. Была, да. Насупившись, Кара с опущенной головой прошествовала к скамье, садясь на нее. О, нет. Она села на ту же скамью, на которой сижу я, только на противоположную сторону. Неосознанно я потянулась к кольцу, хватаясь за него через толстовку. Спокойнее стало, но не очень. Сделав пару глубоких вдохов, я взялась за карандаш, начиная рисовать то, что первое пришло в голову – моего брата. Возможно, это было не самое лучшее решение, но мне было все равно. По прошествии нескольких минут, когда я поняла, что портрет брата у меня не получается, я вырвала листок из тетради, скомкав его. Случайно посмотрев направо, я поняла, что Кара смотрит на меня. Криво улыбнувшись, она помахала мне рукой. Я нахмурилась, поправляя очки. Неужели меня больше не игнорируют? Она простила меня? Но за что меня прощать? Меня не за что прощать. И вообще, я где-то читала, что женщины не любят, когда их прощают, потому что это намек на то, что они знатно накосячили. Закатив глаза, я отвернулась, утыкаясь чуть ли не носом в тетрадь. Но когда через пару секунд, я краем глаза увидела, что девушка моей мечты поднялась с места и пошла в мою сторону, я запаниковала. Глубокие вдохи, глубокие вдохи… -Лена, я хо…, - Кара встала, как вкопанная, в паре-тройке метров от меня, замолкая на полуслове. Я не поняла, что произошло. Кара побледнела, начиная дышать чаще, оглядываясь по сторонам. Что происходит? Резкое недомогание? Такое ощущение, что будто что-то вытягивало из нее жизненные силы. Я смотрела на нее, не зная, что делать. Сузив глаза, она взглянула на меня, отшатываясь назад. -Кара, что с тобой? – я сделала движение в ее сторону, но Кара сморщилась, словно от боли, чуть ли, не падая на скамью. Я потянулась к ней, а она практически завыла от боли. -Дэнверс! – мистер Джонс и остальные ребята приближались к нам. – Дэнверс, что с тобой? -Не подходи ко мне, - голос ее был такой тихий и слабый, что я еле расслышала, что она мне сказала. От этого стало больно. Я сжала челюсть, делая пару шагов назад, видя, как тут же перед моим носом появился Майк, склоняясь над Карой. -Разойдитесь, - мистер Джонс взглянул на меня, хмурясь. А что я должна ему сказать? Уинн подошел ко мне, вставая рядом. -Мистер Джонс, - я посмотрела на Мэттьюза, который сжимал в своих ладонях руки Кары, понимая, что какое-то неприятно чувство начало свербеть у меня в груди. – Каре надо в медпункт. -Почему именно из-за вас двоих у меня всегда какие-то проблемы? – преподаватель посмотрел на меня, вздыхая, следом переводя свой взгляд на Кару, которую Майк поднял на руки. Я не смогу так сделать никогда. -Л-лена, л-луч-чше про-о-омо-олч-чи, - Шотт схватил меня за руку. Я и собиралась молчать. Зачем мне что-то говорить? Когда эта троица – мистер Джонс, Мэттьюз и Дэнверс – скрылись в больничный закат, я выдохнула, хватая рюкзак, разворачиваясь и покидая спортзал, слыша слова Люси: -Интересно, что это с Карой? Она же всегда отличалась отменным здоровьем. Даже ни разу не болела за все время учебы… -Ч-что м-м-меж-жду в-вами п-п-произ-зошло? – Уинн догнал меня, останавливая. -Я не знаю, что произошло! – воскликнула я, снимая очки, потирая глаза. – Оно подошла ко мне, а потом ей стало плохо. -К-кто бы м-мог п-под-думать, ч-что у т-т-тебя т-так-к-кая от-триц-ц-цательн-ная а-у-ура, - мне захотелось избить его рюкзаком за такие слова. Надев очки обратно, я недовольно взглянула на своего друга, который закатил глаза. -Ладно, будем надеться, что со временем ты поумнеешь и не будешь говорить такие глупости, - фыркнув, я обошла Уинна и направилась в сторону выхода, следом доставая телефон из кармана, звоня своему водителю. -Ты слишком оптимистична! – крикнул он мне вслед, а я, не сдержавшись, показала ему средний палец, даже не оборачиваясь. Больше всего я обрадовалась тому, что не обнаружила Лилиан дома. Это было сродни глотку свежего воздуха. Я быстро ушла в свою комнату, закрывая за собой дверь. Упав на кровать и распластавшись на ней звездочкой, я сняла с себя очки, отбрасывая их куда-то на покрывало. Мой день сегодня был похож на дерьмовые американские горки, на которых я ни разу не каталась, а только видела в фильмах, но думаю, что они выглядели бы именно так. За сегодняшний день было такое ощущение, что кто-то одел на меня очки с другими диоптриями и просто бросил меня в вагончик, и пустил эти чертовы горки на полную катушку. За эти полторы недели картинка моей жизни сильно искривилась. И движется куда-то не туда, куда бы мне хотелось. Не вперед, а назад. Мне нужен баланс. Мои мысли прервал телефон, который всегда звонил в неподходящий момент. Надеюсь, это Кара. Хотя… после всего, что сегодня произошло, меня точно внесут в черный список жизни. Скорее всего, это Уинн – мой обидчивый друг, но достав телефон из кармана джинсов и приблизив его к своему лицу, чтобы разглядеть имя звонившего, я поняла, что там было пусто, но телефон звонит. Это пугающее любопытно. -Да? – поднеся телефон к уху, спросила я. -О, моя дорогая сестра, нельзя никогда соглашаться сразу, не зная, что тебе предлагают, - я тут же села кровати, чуть ли не роняя телефон. Лекс. Это был голос Лекса. -Лекс? – спросила я, чтобы удостовериться в том, что это действительно мой брат. -Конечно, Лена, это я, - не сдержавшись, я заплакала, начиная улыбаться. Я уже и забыла, когда испытывала столько эмоций сразу. Это была радостная истерика со слезами на глазах. -Не зачем плакать, моя родная, - голос Лекса был все таким же успокаивающим и заботливым. – Твой брат рядом с тобой всегда. Ближе, чем ты можешь себе представить. -Правда? – я почувствовала, что еще немного, и моя улыбка сможет сломать мне лицо. В его голосе до сих пор слышалась любовь ко мне. -Конечно, - ответил он, и я почувствовала его улыбку, - я никогда тебя не бросал. -Я так скучаю по тебе, - честно призналась я, зная, что он меня никогда за это не осудит. -Лена, - сказал он мягко, - я тоже по тебе скучаю. Сильно. Мне так хочется обнять тебя. -Мне тоже хочется тебя обнять. -Мне приятно это слышать, - он усмехнулся. Мой любимый безумный ученый и аморальный бизнесмен. – Как ты, родная? -Как обычно, - Лекс рассмеялся, и я сделала то же самое. – Удрученно и невесело. -И чем же вызвано твое такое состояние? – многими вещами, которые я хочу и не хочу обсуждать одновременно. -Знаешь, колледж и все в нем идиоты, - Лекс хмыкнул. -Знакомые чувства, - думаю, именно школа, колледж и университет сделали Лекса нравственно извращенным, полагающимся на интеллект. – Кстати, забыл спросить, тебе понравился мой подарок? Черт. Он говорит про акции компании. -Теперь да. -Хорошо, - его устроил мой ответ, но не меня. -Лекс? – спросила я, откидываясь обратно на кровать. -Да? -Где ты? – возможно, это был глупый вопрос, но мне хотелось узнать, ответит он или нет. -Я рядом, - я знала, что ответ будет такой. -Я увижу тебя? -Я все время смотрю за тобой. Этого достаточно, - я усмехнулась, понимая, что на мои глаза накатила вторая волна слез. Иногда моя боль становится просто невыносимой, потому что понимаю, что мы больше с Лексом никогда не увидимся, и мне так не хочется расставаться с ним окончательно. -Я ужасно скучаю по тебе, Лекс, - призналась я снова. -Знаю, но из-за этого не стоит плакать. Ты же у меня самая сильная. -Без тебя мне не надо было быть сильной… я стала слабой, - я пожала плечами, вытирая нос рукавом толстовки. -Я никогда не оставлю тебя, Лена, - прошептал Лекс, сбрасывая звонок. Легче не стало, но уже болело не так сильно. Потянувшись к цепочке с кольцом, я сняла ее, кладя на прикроватный столик. Теперь ее можно не надевать до следующего приступа зарождающейся депрессии. На следующее утро водитель, как обычно, отвез меня до колледжа, высаживая на парковке. Распрощавшись с ним, я не успела поздороваться с Уинном, как что-то схватило меня за руку, таща в противоположную сторону от колледжа. Шотт стоял с открытым ртом, наблюдая за тем, как меня куда-то тащат. И ничего не предпринял! Кстати, этим что-то оказалось мое белокурое чудо. -Кара, какого черта?! – не сдержавшись, воскликнула я, пытаясь тормозить ногами, но мой любимый и молчаливый ангел оказался не так прост, как я думала. Откуда в ней столько силы? -Нам нужно поговорить, - самый лучший способ разговорить девушку – это тащить ее куда-то в неизвестность. -А мы не можем это сделать без насилия в мою сторону? -Нет, - она покачала головой, - потому что иначе, я потеряю всю свою храбрость, и наша история ни чем не закончится. -Она еще даже не началась, - фыркнула я. -Тем более, - меня притащили на… автобусную остановку? Кара взяла меня под руку, прижимая к себе. Переглянувшись с ней, я увидела в ее глазах полную решительность… к чему-то. Моя жизнь сейчас мне напоминает глупый ситком. Не хватало только тупого закадрового смеха. Мы с Карой сели в автобус и поехали на другой конец города, где я вообще ни разу не была, потому что район там не отличался доброжелательностью. Зачем мы едем туда? Все это попахивает криминалом. Я скрестила руки на груди, видя, как Кара положила ладони на колени. Я уверена, что полный идиотизм ситуации усугублялся нашей общей уверенностью с ней, что так оно и надо. -Почему вы все эти дни ты не отвечала мне? – решила спросить я, раз Кара сама посмела первой предпринять шаги к примирению. По крайней мере, мне казалось, что это оно и есть. -Мне нужно было побыть наедине, - она нервно рассмеялась, переводя взгляд в окно. -Наедине с кем? – там большой выбор, начиная от ее саблезубой сестры, заканчивая тупым героем-недолюбовником. -С собой, - это заняло слишком много времени. Все эти полчаса, пока мы ехали до места назначения, после этого короткого диалога, мы не проронили ни слова. Я – потому что не хотела, Кара – из-за нервов, которые чуть ли не искрами сыпались из нее. Когда мы вышли из автобуса, меня взяли за руку и повели к заброшенному заводу… Не думала, что моя жизнь закончится так и так быстро. Боже, неужели Кара решила убить меня? -Я могу узнать, почему мы находимся на территории заброшенного завода? – все же не помешает узнать. -Лена, ты узнаешь, обещаю, - из этих милых уст это прозвучало плохо. Очень плохо. Когда мы стали подниматься по лестнице, мне как-то совсем стало плохо, как Каре вчера. -Кара, ты не могла найти другого места для того, чтобы мы поговорили? – девушка встала, разворачиваясь ко мне лицом. -Лена, мне нужно рассказать тебе кое-что очень важное. Именно поэтому, я игнорировала тебя все эти дни. Мне нужно было подумать и принять правильное решение, и я его приняла, - Кара отошла от меня на приличное расстояние, а потом до меня дошло, что мы находимся на этаже не ниже десятого, а она подошла к краю. Боже, я надеюсь она не собралась делать то, о чем я подумала… -Кара, - сказала я, делая небольшой шаг вперед. -Знаешь, - она улыбнулась мне, а у меня сердце чуть не остановилось. – Иногда приходится обманывать, чтобы защитить себя. Я нахмурилась. -И я не хочу больше скрывать от тебя ничего, потому что, чем больше вещей, о которых ты не можешь сказать человеку напрямую, тем меньше смысла в ваших отношениях. -Кара, обещаю, если ты отойдешь от края, у нас будут такие отношения, что ни у кого не было таких отношений, - мне улыбнулись, и, особенно, когда подул ветер, и волосы Кары стали выглядеть, как в самой лучшей рекламе, я чуть не умерла от переизбытка чувств. Она была такой красивой. Опасно близкой к краю, но красивой. -Ловлю тебя на слове, - Кара раскинула руки в стороны, и, улыбаясь, сделала шаг назад, и я не успела ничего сделать, кроме как: -КАРА! Через пару секунд ко мне вернулось сознание, и я бросилась туда, где только что стояла та, которую я любила. Зачем она покончила жизнь самоубийством? Идиотка. Я встала на четвереньки, потому что до ужаса боялась высоты, заглядывая вниз, понимая, что тела Кары там нет. Что…? Мне же это не показалось… -Я здесь, - резко обернувшись, я увидела то, что никогда не подумала бы увидеть. Кара Дэнверс, девушка, которую я считала невероятной, действительно оказалась невероятной – она парила в воздухе, улыбаясь. Я поняла, что сижу на заднице, и у меня открыт рот. Все так же улыбаясь, она будничным тоном произнесла: -Я сестра Супермена.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.