Upside Down - Inside Out 364

Фемслэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между женщинами
Супергёрл

Пэйринг и персонажи:
Кара Дэнверс/Лена Лютор, Мэгги Сойер, Мон-Эл, Лена Лютор, Люси Лейн, Уинслоу "Уинн" Шотт-младший, Александра «Алекс» Дэнверс, Кара Дэнверс
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 159 страниц, 15 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Дружба Первый раз Повествование от первого лица Психология Стёб Учебные заведения Философия Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Притяжение и отталкивание между людьми — лишь простой обычай, который ты, определённо, можешь нарушить. Тем более, если тот, к кому тебя притягивает - не человек.

Посвящение:
Всем, кто читает.
Фандому Supercorp.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Каре и Лене - по 19 лет.
Кара - пришелец.

Часть 10

1 июля 2018, 20:56
Примечания:
Да, автор вернулся, потому что защитил диссертацию.

Слово дано человеку на то, чтобы скрывать свои мысли. Шарль Морис де Талейран-Перигор

Самое страшное – это смотреть в глаза тех, кто тебя ненавидит. Тем, кто всей душой и всем своим нутром желают тебе смерти или проклинают тебя при каждом взгляде на тебя. Тем, кто хочет видеть твои мучения, как ты страдаешь и просишь их милости, захлебываясь в своих собственных слезах. Именно эти чувства я испытала, когда вышла из машины на парковку моего колледжа. Моя приемная мать была права – надо было перевестись на домашнее обучение. Люди и время, словно, остановились, вглядываясь в меня, сквозь меня. Я вцепилась в лямку своего рюкзака двумя руками, продолжая стоять на месте. Можно, я сгину на этом самом месте? Я понятия не имела, как мне себя вести. Что мне делать и как быть? Прошло всего два дня со смерти Игрушечника, поэтому страсти и слухи не улеглись. Отец сделал все, чтобы утихомирить прессу, но окончательно не удалось все убрать. Появлялись небольшие статейки, но имя Лекса перестало в них фигурировать. Лайнел пытался замять все новости, которые касались моего брата, за что я была ему благодарна. Лилиан, наоборот, казалось, что она была счастлива слышать о том, что учинил Лекс. Естественно. Ее любимый и единственный сын – тот, кого все боятся, властный, такой же, как и его мать. Какими бы не были его успехи, она бы радовалась всему. А я… а что я? А я страдала из-за того, что не знала, как отнестись к произошедшей ситуации – любовь к брату пыталась его оправдать, пока мой разум бился в судорогах обвинений, пытаясь найти любые способы упечь Лекса за решетку. И сейчас, стоя на парковке, видя людей и их тени, которые осуждали меня, я поправила очки, опуская голову, уверенным и быстрым шагом идя в сторону колледжа. Это просто колледж. Не обращай на них внимание, Лена. Сфокусируйся на чем-то нейтральном. Например, как ты избиваешь их рюкзаком. Я проходила мимо людей, которые оборачивались мне вслед, начиная шептаться друг с другом. Вот за что я ненавидела быть Лютор – все говорили о тебе за твоей спиной при тебе. Это было неприятно, словно я была оплевана. Я знала, что они испытывали, помимо ненависти, когда смотрели на меня – страх. Страх оказаться на месте тех, кто был убит моим братом. Они боялись того, чего не могли понять. Я была в их числе. Страх срывал с нас защиту, заставляя чувствовать беспомощность. Мы не могли это контролировать. Лекс питался этой уязвимостью, чувствуя себя властелином. Люди вокруг меня были бессильны. И я тоже. Страх лишает людей рациональности, превращая людей в толпу, в стадо запуганных животных. Зайдя в главное здание колледжа, первым делом, я увидела Уинна, который стоял у моего шкафчика, усердно стирая с него какую-то надпись. Я нахмурилась. Его рюкзак валялся у него в ногах, пока мой друг напряженно, сжав зубы, рукавом своей рубашки очищал мой шкафчик. Я поджала губы, отводя взгляд в сторону. Зачем он это делает? Я предполагала, что могло быть написано на дверце, и меня это совершенно не трогало. Вопрос состоял в другом – почему это трогает его? Я прошла вперед, все еще натыкаясь на злые и испуганные взгляды, вставая у своего друга за спиной, который явно не заметил моего присутствия, продолжая делать свое дело. «Сестра убийцы» - гласила надпись, которая для меня была не нова. Могли бы придумать что-то поинтереснее. -Что ты делаешь? – в моем голосе звучало столько апатии, что этот вопрос можно было принять за равнодушный. Уинн даже не остановился, и мне показалось, что он приложил еще больше сил, стараясь стереть то, что было написано. Мне это не понравилось. -Стираю неправду, - он не заикался, а это означало одно – он был зол. Неправду? Я непроизвольно усмехнулась. А, что правда? Это было правдой, в любом случае. Я была сестрой Лекса по крови, а он – убийца. Логическая цепочка сошлась. Зачем стирать то, что было истинно? Это глупо. -Уинн, остановись, - я подобрала с пола его рюкзак, вешая его на свободное плечо, следом кладя свою ладонь Шотту на руку, прекращая его бессмысленные действия. – Пойдем. Я взяла своего друга под руку, направляясь к ближайшей двери, которой оказался женский туалет. Вновь. -Что, Лютор? – услышала я вдогонку противный мужской голос. – Решила закончить дело за своего братца? И дверь закрылась. Я не успела вымолвить ни слова, только повернуться лицом к Уинну, который мгновенно набросился на меня с объятиями, сбрасывая с моих плеч рюкзаки, утыкаясь лбом мне в левую ключицу. Я крепко прижала Шотта к себе, закрывая глаза. Я услышала и почувствовала, как мой друг заплакал. Мы стояли, обнявшись, а в это время звенел звонок, оповещая о начале занятий. -Мне так жаль, - прошептала я, целуя Уинна в макушку, после прижимаясь щекой. Он продолжал всхлипывать, сильнее сжимая мою куртку своими пальцами. Мы так стояли и стояли, и мне было плевать на все, кроме него. Спустя некоторое время Уинн от меня отстранился, начиная вытирать с лица слезы, шмыгая носом. -Т-ты н-ни в ч-чем н-н-не вин-новат-та, - он сделал глубокий вдох. -Люди, которые написали те слова на моем шкафчике, так не считают, - усмехнувшись, заверила я его. Хотя в этой ситуации не было ничего смешного. Но почему-то хотелось смеяться. Истерически. Как чертов Джокер. -О-они м-муд-даки, - произнес он с такой уверенностью в голосе, что даже заикание не могло поколебать ее. Я не сдержала своего порыва, целуя Уинна в лоб. -Мой брат – мудак, - я произнесла это так легко, не почувствовав никакого укола вины. А за что мне стоит винить себя? Да, я люблю Лекса, но он гребанный мудак. Неважно, кто ты – ты не имеешь никакого права убивать людей, какими бы они не были. Не тебе решать, кто должен жить, а кто должен валяться у твоих ног хладным трупом. Безусловно, мой брат считал себя богом, точнее, он хотел стать таким же богом, как когда-то Супермен стал богом для людей. Только с разницей в том, что Лекс олицетворяет хаос, в то время как Супермен – порядок. -Д-да, м-муд-дак, - согласился со мной мой друг, делая глубокий вдох, - но я рад, что он убил моего отца. Он сказал это на одном выдохе и так быстро, что я не поверила своим ушам. Рад? Мне казалось, что Уинн больше никогда не будет со мной разговаривать, отвернется от меня и примкнет к тем, кто считает семью Лютор – исчадием ада. -Рад? – спросила я, чтобы уточнить, на что он кивнул. – Но почему? -Н-не з-зна-аю, - он пожал плечами, возводя глаза к потолку, выдыхая, - т-так л-лег-гче. -Легче от чего? – я нахмурилась. Что за ересь он несет? Я ничего не понимаю. – От того, что мой родной брат убил твоего отца? Как от этого может стать легче? Что ты несешь? Боже, Уинн, я думала, что ты больше не захочешь меня видеть и слышать обо мне, а не стоять передо мной и оправдывать моего брата, говоря, что он поступил правильно. Шотт на меня пристально посмотрел. В его глазах читались горечь, непонимание, злость и столько эмоций, от которых бы меня уже стошнило не один раз. Уинн сделал пару глубоких вдохов. -Мне легче от того, что его нет. Да, он был моим отцом, но только на официальных бумагах. Он никогда не присутствовал в моей жизни, как часть моей жизни. Он всегда был где-то: в тюрьме, в замыслах, в своих игрушках, но не со мной…, - он прервался, начиная кашлять. Я обхватила его лицо своими ладонями, заставляя посмотреть на меня, шепча одними губами «делай глубокие и размеренные вдохи». Спустя пару минут его дыхание восстановилось, и он продолжил, как смог. -Из-за н-него я с-стал з-заи-икаться, - Уинн поджал губы, - он р-решил п-пров-вер-рить новую иг-грушк-ку… на мне. К-как в-вид-дишь, рез-зульт-тат на л-лицо. Я нен-навид-дел его и б-боялс-с-ся. Ему н-никто н-не нужен б-был, к-кроме его иг-груш-шек. И я р-рад, ч-ч-то он у-у-умер, к-как бы уж-жас-с-сно это не з-звучало. Б-будто я-я сброс-сил г-груз. И я не оп-прав-вдыв-в-ваю твоего б-брат-та, но я-я ему б-благ-год-дарен. Между нами повисла пауза. Я не знала, что ответить ему. Лекс бы рассмеялся и не поверил своим ушам, если бы кто-то сказал, что благодарен ему за то, что тот убил человека. Злодей против злодея. Да, его отец та еще сволочь, как и мой брат, но лучше бы его упекли в тюрьму или в психиатрическую лечебницу. Наверное, впервые, за долгое время, Лексу кто-то благодарен. Даже в такой ситуации. -И, Л-лена, - обратился он ко мне, кладя свою ладонь поверх моей правой, которая все еще находилась на его щеке, - я-я б-бы ник-когда не смог бы нен-нав-видеть т-тебя. Т-ты ж-же Лена, м-мой л-лучший др-руг. Рассмеявшись, скорее всего, от переизбытка чувств, я покачала головой, после чмокая Уинна в губы и крепко обнимая. Все же, некоторые философы были правы – друзья даются в жизни не за что-то, а просто так, чтобы тебе было легче идти по своему пути, чувствуя поддержку. Мы оба вздрогнули, когда дверь в женский туалет распахнулась, являя нашему вниманию мисс Грант. У меня даже в горле пересохло. Меня всегда удивлял тот факт, как эта шикарная и великолепная женщина могла возглавлять какой-то захудалый колледж. Ей бы управлять целой корпорацией, по типу «ЛюторКорп», а не детьми. Кэт Грант – циничная стерва с душой справедливого и честного человека. Сочетание не сочетаемого поражало. И я любила ее за это Нельзя было разглядеть эмоции на лице нашего директора, так как на ней были надеты широкие и темные очки, которые скрывали чуть ли не все лицо. На мисс Грант было надето голубое пальто нараспашку, из-под которого виднелось белое, приталенное платье. Кажется, у нашего директора какой-то фетиш на туфли с заостренным носом. -Мисс Грант, здравствуйте, - поздоровались мы. Мисс Грант сделала жест рукой, приказывая нам молчать. -Лютор, Шотт, - она грациозно прошла к раковине, открывая кран, наклоняясь к нему, начиная пить. Наступила неловкая тишина. Мы с Уинном переглянулись, решив не отвлекать нашего директора от такого важного занятия. Быстро приведя себя в порядок, вытерев все слезы и сопли, мы подняли свои рюкзаки с пола, вставая прямо, словно мы находились на плацу. Если бы из нас кто-то начал свистеть, то все бы сложилось. -А з-зачем в-вам о-о-очки? Н-на улиц-ц-це нет с-солнц-ца, - я посмотрела на Уинна взглядом – ты серьезно? Мисс Грант выпрямилась, закрывая воду, все так же грациозно, вытирая свой рот краем рукава пальто. Надо взять на заметку, как она это делает. -Я пила полночи, но вы об этом уже забыли, - она сделала некий жест рукой в сторону. Я еле подавила улыбку. Я бы выпила с ней. – А вы что тут делаете? Решили обустроить тут гейское гнездышко? -Ам… -Н-ну… -Расслабьтесь, - директор сняла очки, оглядывая нас с ног до головы, - убирайтесь домой, чтобы я вас не видела в колледже сегодня. И завтра. Все, проваливайте. -Хорошо, - хором ответили мы. С чего такая щедрость? Надеюсь, когда она протрезвеет, то не осознает внезапно, какую ошибку она допустила. -И да, Лютор, - открывая дверь и останавливаясь на пороге, произнесла мисс Грант, - твой брат – та еще сволочь, но никогда не давай этому сломить тебя. Или я надеру ему зад. И с этими словами она вышла за дверь. -И-и ч-что эт-то б-б-было? – поинтересовался Уинн. -Алкоголь. Перед тем, как покинуть колледж, я позвонила своему водителю, прося его приехать за мной. Через десять минут, когда мы с Уинном вышли на парковку, мой водитель уже ждал меня. Шотт отказался от бесплатной поездки, поэтому, обняв его на прощание и поблагодарив за то, что он просто есть в моей жизни, я села в машину, закрывая за собой дверь. Через некоторое время, я поняла, что мы едем не в сторону дома. Какого черта происходит? Я стала оглядываться по сторонам, пытаясь понять, где мы едем, но этих мест я не знала. Я моментально напряглась. Куда он меня везет? Он не мог перепутать дорогу, так как следует этому маршруту не первый день. Только не говорите мне, что меня везут убивать? -Куда мы едем? – спросила я, стараясь придать своему голосу серьезный тон, хотя внутри я уже кричала от страха. Кажется, пора звать на помощь. -Мне приказали привезти вас, - а вот это мне не понравилось еще больше. Я вцепилась в свой рюкзак, стараясь не паниковать слишком сильно, а то меня вырвет. Надо чаще дышать. Как беременным, которые вот-вот родят. Через минут десять-пятнадцать мы приехали в какой-то мрачный и злачный района города, где было все серо и черно, отчего становилась не по себе. У меня даже нет с собой оружия, но и оно бы мне не помогло, так как я не умею им пользоваться. Мой водитель покинул свое место, подходя к той стороне, где сидела я, открывая дверь. -Что ты задумал? – спросила я, понимая, что это глупый вопрос. -Мисс Лютор, клянусь, я не желаю вам зла, - после таких слов обычно и начинается самое худшее. – Мне лишь сказали вас сюда привезти. И все. -Я тебя уволю, - я вышла из машины, схватив свой рюкзак, оглядываясь. Здание без окон не как не заставляло меня довериться ему. В таких зданиях обычно убивают, по крайней мере, в фильмах. Или признаются в том, что ты девушка-пришелец. Нет, там же не может быть Супермен, который узнал, что мы с Карой вместе и решил мне отомстить? Зря я не захватила кольцо с криптонитом. Водитель указал мне на дверь. Сам же он обошел машину и сел за руль. Почему мы не можем набирать верных людей со своим мнением? Подойдя к двери и открыв ее, я удивилась, что она была легкой, хоть и металлической. Закрыв ее за собой, я увидела, что все помещение было окутано мраком, за исключением небольшого клочка света, в сиянии которого стоял человек. Эту фигуру я узнала сразу. Лекс. Он всегда был высоким, но сейчас он возвышался над самим светом. Его широкие плечи, словно гранитная стена, закрывали собой свет. Он всегда был одет в одно и то же – черный, как его сердце и душа, строгий костюм. Могу поспорить, что под ним белая, выглаженная рубашка с черным тонким галстуком. -Лекс, - бесстрастно произнесла я. Я даже с такого расстояния услышала его усмешку. Он повернулся ко мне лицом, а я сделала несколько шагов ему навстречу. -Моя дорогая сестра, - произнес он вкрадчиво, разводя руки в стороны для объятий. Я приподняла одну бровь, смотря на него. Неужели он думает, что я брошусь в его объятия? Он слишком наивен для этого. – Ты не хочешь обнять меня? -Не думаю, - сказала я, скрещивая руки на груди. – Что это за представление? Подговорил моего водителя? -Его даже подговаривать не пришлось, - сказал он спокойно. – Подойди ко мне, во свет, хочу тобой полюбоваться. Я закатила глаза. Во свет. Лекс никогда не был светом. Тем более, светлым человеком. Возможно, по началу, когда я только пришла в дом семьи Лютор, но потом… все стало только хуже. Я не боялась своего брата, но находиться в его обществе стало тяжелее, чем обычно. Хотя последний раз мы виделись с ним давно. Скинув рюкзак со своего плеча, я пошла к Лексу, останавливаясь в паре метров от него. Его лицо от чего-то стало грустным. -Ты обижена на меня? – я сняла очки, чтобы не видеть его лица, убирая их в карман. Обижена? Это не то слово, которым можно описать мое состояние. -Я не обижена, - он хмыкнул, - я чертовски зла на тебя. -Зла? – я услышала в его голосе улыбку, но не добрую. Его явно забавляла эта ситуация. – Ты не представляешь, как я рад, что ты зла на меня. -Рад? – я не поверила своим ушам. Он издевается надо мной? Этого быть не может. – Ты с ума сошел? Лекс, что ты творишь? -Историю. Для себя. Для тебя. Для нас, - он подошел ближе, и я почувствовала, что от него пахнет так же, как и в нашу последнюю встречу. -Я не просила тебя об этом. -Знаю, - ответил он просто. Между нами повисла тишина. Я не знала, о чем с ним говорить, хотя миллионы вопросов вертелись у меня на языке, которые я и хотела задать, и не хотела одновременно. Лекс явно находился в задумчивости. Думаю, если мы начнем выяснять отношения, то испортим их. Я не хотела портить отношения с братом, потому что я любила его. -Зачем ты убил отца Уинна? – спросила я, поворачивая голову в сторону. -Хочешь услышать от меня правду? -А ты мне когда-либо лгал? -Я никогда тебе не лгал. В этом не было смысла, - он вздохнул. – Игрушечник никогда не был отцом для твоего друга, так что, я убил того, кто не хотел играть по моим правилам. Он слишком много о себе возомнил. Его игрушки стали одинаковыми и обыденными в последнее время, тем более он хотел переиграть меня, как бы иронично это не звучало, но не смог переиграть самого себя. Тем более, он стал чересчур часто наведываться к сыну, а ты… Ты же всегда с ним. Ты могла пострадать, Лена. Я не хотел, чтобы этого произошло. -Пытался защитить меня? – спросила я с неверием, чувствуя, как мое сердце от его слов забилось чаще. Я не должна верить его словам, потому что мой брат всегда был прекрасным манипулятором, но… он же не мог манипулировать мной? Я бы тогда возненавидела его окончательно. -Конечно, Лена. Ты же моя сестра, и я люблю тебя, - он аккуратно положил мне руку на плечо, слегка сжимая, и я не сдержала своего порыва, накидываясь на брата с объятиями. Я сжала в своих ладонях ткань его пиджака, чувствуя, как Лекс крепко обнимает меня. Может, я и идиотка… но… боже, это же Лекс. Он всегда относился ко мне с братской нежностью, любовью и заботой. Как я могла ему не верить? -Когда ты узнал? – пробормотала я ему в грудь. -Через три года, - он начал гладить меня по голове, - я был счастлив, когда узнал. Я всегда мечтал о сестре, о которой мог бы заботиться, которая бы любила меня несмотря ни на что. Да, только, чем больше Лекс обо мне заботился, тем больнее ранил. -Лилиан знает? – замешкавшись, спросила я. -Да, - ответил он просто, целуя меня в волосы. Теперь все сошлось. Понятно, почему она так ко мне относится и, скорее всего, ненавидит. Боже, как я еще осталась жива… ? -Зачем ты здесь, Лекс? – спросила я, отстраняясь от него. Его ладонь коснулась моей щеки, заставляя меня посмотреть на него. -Ты сказала, что скучаешь по мне, - он улыбнулся, и я сделала то же самое. -Конечно, - он улыбнулся шире, - но я все еще зла на тебя. -Тебе пора идти. Я и так задержался, - он быстро поцеловал меня в лоб, отстраняясь. Я сделала глубокий вдох. Это что-то, чем ничего. -Мы еще увидимся? – он лишь кивнул на мой вопрос, но мне и этого хватило. Подняв рюкзак и повесив его на плечо, я достала очки из кармана, надевая их, разворачиваясь к брату спиной. Я не успела дойти до двери, как меня остановил голос Лекса: -Надеюсь, - в его голосе была злая усмешка, - ты познакомишь меня с Карой. Обернувшись, я увидела, как над ним погас свет.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.