На краю Земли +1

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Transformers

Основные персонажи:
Веточка, Грива, Джинрай (Оптимус Прайм)
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Психология, Философия, Повседневность, Дружба, Пропущенная сцена
Размер:
Мини, 1 страница, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Война Matserforse окончена. Джуниор-хедмастеры (они же младшие воины) и годмастерфорсы (соответственно, воины Великой силы) вновь стали обычными людьми, отправившись каждый своей дорогой. Какие чувства могли в связи с этим испытывать самые юные участники событий? Как способен их изменить всего лишь один вечер на крошечном островке, затерянном среди великого океана.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано по этой картинке: https://pp.vk.me/c626920/v626920280/3f857/YOLVM8VYzas.jpg В рамках данной акции: https://vk.com/writerfamiliar?w=wall-137567310_322

И немного об именах. При всей моей признательности Шестому питерскому каналу за знакомство с этой замечательной франшизой, ещё в детстве имена Веточка, Сайран, Грива и человек, которого "почему-то" зовут Оптимус Прайм раздражали. По этой причине означенных персонажей я решил назвать как в оригинале. Соответственно, Каб - это Грива, Минерва - Веточка, Джинрай - Оптимус Прайм.
25 февраля 2017, 16:36
      Впервые пробыв здесь чуть дольше, чем один день, и зайдя чуть дальше мангровой рощи, отмечавшей границу чудесного песчаного пляжа, Минерва, казалось, была навсегда разочарована в этих местах. Сразу за полосой деревьев, в изумрудно-зелёных ветвях которых пели диковинные птицы, начиналась прямая, как стрела, тёмно-серая полоса шоссе. Правда, за ней была деревня, состоявшая из бунгало и хижин, крытых пальмовыми ветвями, но за ней на фоне ослепительно-голубого южного неба чётко вырисовывались контуры махин из стекла и бетона, словно прямоугольные колонны, поддерживавших небесный свод. В прозрачные лазурные воды лагуны заходили не только яхты, словно сошедшие с открыток и экранов фильмов о таких местах, но и высокие, как плавучие небоскрёбы, океанские лайнеры, сухогрузы, а иногда даже эсминцы и авианосцы. Над их мачтами, словно случившийся не в сезон тайфун, пролетали «Боинги» с символикой местной авиакомпании.
      И сейчас с того места, где стояла она и хозяин этих мест, было видно разноцветное зарево огней на противоположной стороне залива, а направо ─ почти непрерывная полоса из светящихся окон соединявшего столицу и аэропорт поезда. Но над ними… Над ними был тёмно-синий, в зените ─ почти чёрный небесный свод с миллиардами миллиардов ночных светил. Не таких, как те, что можно увидеть в городе или даже за городом, но огромных, мигавших, словно живые и таких близких, что их, казалось, можно потрогать рукой. И как же малы, как ничтожны были огоньки города и поезда по сравнению даже с самыми мелкими жителями этих бескрайних чертогов.
      Почтение внушал не только размер чудесного мира, открывшегося перед голубыми глазами девушки, но и его возраст. Вот так же, наверное, смотрели на него какие-то безвестные люди, уставшие от охоты на мамонтов. Не эти ли древнейшие из астрономов, впервые додумавшиеся поднять лица вверх, дали названия скоплениям разновеликих пятен? Видели их и учёные, совершавшие открытия, медленно, шаг за шагом выводившие человечество из тьмы, и полководцы, выигрывавшие великие битвы, и их солдаты, таким манером, хоть на малое время забывавшие о кровоточащих ранах. И не было среди всех тех людей таких, что в подобные минуты не осознавали бы своё ничтожество перед лицами небожителей. Так, почему же, обязанные им своей жизнью современники Минервы стали столь редко обращать свои взоры к звёздам?
─ Думаешь о… них? ─ прозвучал слева от неё голос смуглокожего юноши.
─ Да, ─ с неохотой отозвалась та, к кому он обращался, ─ и это тоже. Интересно, увидим ли мы... себя ещё когда-нибудь?
─ Уж и не знаю, что лучше! ─ Хмыкнул собеседник, ─ но, вообще, да, не смотря на чувство облегчения, как только я понял, что всё это закончилось, я почти сразу начал скучать. Кстати, я не за долго до нашего отъезда Джинрая видел.
─ Да? ─ Минерва с интересом повернулась к говорившему. ─ И что же он?
─ Вернулся в транспортную компанию. Везёт ему… Всё ближе к… ─ Каб неопределённо помахал рукой.
      Минерва молча кивнула. И тут ей пришло в голову, что, конечно, не сейчас, но, вероятно, когда в Японии наступает ночь, в своей небольшой квартирке на окраине шумного мегаполиса их молодой командир, наверное, также смотрит на тёмно-фиолетовое небо, усеянное точками и пятнышками. Смотрят на него и другие их недавние союзники и враги, и даже те, кто сделал их таковыми. И, быть может, именно сейчас, где-то на другом конце вселенной стальная амазонка также вспоминает ту, кто когда-то помог ей сделать первые шаги, пусть робкие и неуклюжие, но такие важные в жизни каждого.