Козел на Импале

Гет
NC-17
В процессе
13
автор
Размер:
планируется Макси, написано 108 страниц, 10 частей
Описание:
После окончания школы Дин Винчестер благополучно "пробалбесничал" целый год, чтобы поступить в колледж вместе с младшим братом. Сэм довольно быстро успел обзавестись прочными дружескими отношениями с одной из их однокурсниц. Теперь героев несомненно ждут тайные свидания, ревность, скандалы, интриги и расследования - все то, чем может быть богата студенческая жизнь, помимо пьянства и скучных лекций.
PS: разница в возрасте между Винчестерами в фанфике всего один год.
Посвящение:
Любителям нетривиальных образов ОЖП
Примечания автора:
Альтернативная версия названия - "Дьявольские силки".

— С Рождеством, Миша.
— С Рождеством, Коллинз.
И прочие забавные перлы ожидают вашего прочтения хД

Жду комментариев от читателей! И не забывайте присоединяться к ждущим продолжения ;)
P.S.: иногда бывает полезным читать примечания к главам.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
13 Нравится 29 Отзывы 3 В сборник Скачать

IV - Чертов мобильник

Настройки текста
Закончились занятия, пора расходиться. Я как всегда выходила вместе с Сэмом, который каждый раз провожал меня до автобусной остановки, с которой можно было добраться до общежития на каком-то социальном автобусе, где достаточно было просто предъявить свой студенческий билет. Он не выглядел, как классическая школьная развозилка канареечно-жёлтого цвета. Скорее, как обычная среднестатистическая маршрутка, только немного длиннее. С Джули я домой вместе не ходила, потому что у неё там друзья, с которыми нельзя нарушать традицию что-то там про сходить в кафе или в бар после занятий… Ведь и мою Никсон тоже с собой таскает. Бедная Сара. Хотя, с чего бы ей жаловаться? Учась на разных курсах, живя в разных, пусть и соседствующих друг с другом, корпусах общежития мы не так уж часто теперь видимся, к сожалению. Всем нужны друзья и в то время, как у меня есть Сэм, Саре досталась Джулия. Которая, кстати, как мне показалось в свете последних событий, на полном серьезе решила податься в студсовет. Что ж, флаг в руки. Меня же никогда не привлекала данная перспектива. Я обратила внимание, что Дин усадил очередную тёлку в свою машину, когда мы проходили мимо парковки… Стараюсь особо на этом не зацикливаться. Помню, когда я впервые узнала, что Сэмми и Дин — родные братья, то не сразу в это поверила. Помню, как обронила при младшем Винчестере что-то вроде: — Ты глянь, какой симпатяга! На что в ответ неожиданно услышала: — Что, понравился мой брат? Стало жутко неловко, в особенности после того, как Сэм торжественно поклялся, что всенепременно обязан нас познакомить. А в тот самый день, когда это наконец случилось, Винчестер-старший обменялся со мной лишь парой приветственных слов и сбежал под каким-то непонятным предлогом. Как позже выяснилось, тем вечером он определился со своей первой жертвой на пути становления секс-символом всея колледжа. Неудивительно, что я терпеть его не могу, не правда ли? Совершенно случайно я вновь перехватила его пристальный взгляд, следящий за мной сквозь лобовое стекло его Импалы. Да что ему надо от меня теперь? — Знаешь, может прогуляемся? В смысле, не хочу торчать на остановке и ждать этот грёбаный автобус сегодня, — а еще хочу как можно скорее убраться подальше от парковки. Последнее я почему-то не осмелилась произнести вслух. — Миша, ты какая-то грустная сегодня, — взял меня за руку Сэм, когда мы плелись по извилистым улочкам. — О чём задумалась? — Да так, ни о чём. Мелочи, не обращай внимания, — Сэм, как бы мне хотелось рассказать тебе все свои мысли. Как бы иногда хотелось, чтобы ты мог их читать… Нет, ну я бы и рассказала, конечно же! Как всегда, как и рассказываю тебе всё, что меня тревожит. Но почему-то именно сейчас мне не хочется выкладывать тебе то, сама не знаю что. Мне кажется, что нейроны в моей черепной коробке слишком уж замысловато хитросплелись. Незаметно мы очутились у моей общаги. — Зайдёшь на чай? И я по-бырику соберу манатки, и мы побежим навстречу бухлу и развлечениям, — слишком наигранным показалось мне собственное воодушевление. — Конечно, с удовольствием зайду, — наверное, Сэма порадовало то, что на моем лице наконец нарисовалась хоть какая-то улыбка. Мы пропёрлись до третьего этажа, где располагалась наша с Джулией комната. — Проходи, чувствуй себя как дома — так ведь принято говорить, да? — Да-да, именно так. Молодец, хорошая у меня ученица, — что за глупый диалог? Да просто раньше я вообще была дикаркой, а Сэмми обучил меня хорошим манерам. Вот, например, как гостей принимать. Да шучу я, конечно же. Это всё лишь для достижения комедийного эффекта. Я выходила в коридор, где стоял кулер, чтобы наполнить водой электрический чайник. — Ты тоже хранишь этот снимок, — Сэм держал в руках рамку, в которую было вставлено наше совместное фото с первого курса. Такие счастливые и беззаботные. — Да вот, храню. Хорошие были времена, — я поставила чайник на постамент и опустила вниз кнопку, запускающую процесс нагревания воды. — Точно. Тогда ведь всё ещё только начиналось, — парень поставил фотокарточку обратно на полку над моей кроватью. — Извини, угостить тебя мне нечем. Сам знаешь — отныне экономия и ещё раз экономия. Просто потому что кто-то один такой очень умный… — начала я закипать… — Так, ладно. Не нервничай, а то чай разольёшь, — …но тут успокоил меня Винчестер. Мы закончили нашу небольшую чайную церемонию, после чего я стала собирать необходимые пожитки на сегодняшнюю ночь. Благо, что завтра выходной, рано вставать мне никуда не придётся, учебники таскать с собой тоже, да и дежурство в читальном зале теперь не моё бремя ещё ой как надолго. По дороге в дом Винчестеров мы с моим любимым другом что-то бурно обсуждали, касаясь таких отвлеченных тем, как хорошие фильмы, информативные форумы и прочую чепуху, которой могла порадовать человечество всемирная паутина. Дошли довольно быстро. И да, по дороге не забыли заскочить в гипермаркет, где закупились зельем для релаксации и снятия напряжения. — Дина же сегодня не будет, так что спать можешь где угодно — хоть в зале, хоть у него в комнате. — Последнее предложение кажется мне довольно сомнительным… Может лучше пристроиться к тебе под бочок? — Я метнула хитроватый взгляд на парня и при этом, взяв его под руку, облокотилась на сильное мужское плечо в попытках на нем повиснуть. — Нет, ну, вообще-то можно… — Сэм делал вид, что пытается меня меня удержать, но прерывистость реплики выдавала, что физически ему это сделать довольно тяжело. — Слабак, — продекламировала я двояко. Либо просто не заценила его неудачную шутку в ответ на собственную не менее провальную. Мы оба не особо сильны во всяких там флиртах и заигрываниях. Винчестер-младший сам по себе довольно стеснительный. А я же, наверное, слишком скупая на выражения чувств. Тем более, всегда кажусь сама себе крайне нелепой, когда пытаюсь отработать какую-нибудь вычитанную на глупых форумах технику. А после этого постоянно плююсь и зарекаюсь больше никогда не открывать подобные вкладки, а уж тем более тестировать. Мы плюхнулись на диван в гостиной. Сэмюэль подрубил телевизор. — Давай сегодня без всяких там «Дискавери», лады? Мне нужно полностью освободить свой разум… — Окей, Мишель. Что думаешь по поводу какого-нибудь ситкома? — парень безостановочно клацал на кнопку переключения каналов, словно выискивая зомбирующий умы двадцать пятый кадр. — Думаю, пойдет, — я одобрительно кивала в такт сменяющимся на экране изображениям. — Только вот знаешь, о чем я подумала? Раз уж я здесь, то можно воспользоваться услугами экспресс-помывки без перепадов температуры у воды? — Да, конечно. Чувствуй себя как дома. В ванной я провела достаточно времени, чтобы целиком и полностью привести себя в порядок. Кажется, что вода в общажном душе призвана не отмывать загрязнившихся студентов, а колотить их, как на ринге UFC. Напоследок я постояла немного под холодной водой, что помогло отрезвить мысли. Что ж, я уже давно не чувствовала себя такой… отдохнувшей? А ведь всего лишь приняла человеческий душ! Пожалуй, стоит задуматься о том, чтобы найти подработку хотя бы ради того, чтобы подыскать себе соседку и снимать с ней квартиру или комнатушку в частном доме, где есть подобные вот удобства. Кстати, об удобствах. Я долго и упорно пыталась выискать полотенце глазами, даже приоткрыла какие-то потаенные дверцы, которые, наверняка, трогать не стоило… — Твою ж налево, — почему-то вырвалось у меня вслух, хотя я прекрасно умею ругаться и мысленно. — Сэ-э-эм! Сэмми, принеси мне, пожалуйста, полотенце! Здесь я его не нашла… — надеюсь, что смогла докричаться до парня, который тусовался с включенным телеком на первом этаже. Не в занавеску же мне заворачиваться, ей богу. А соприкасаться мокрым телом с бельем мне совсем не хотелось… Хотя я могла бы вытереться и футболкой, но не буду же я сверкать своим нижним бельем перед другом-мужчиной. — Что здесь происходит?! — дверь в ванную распахнулась настолько резко, что даже смогла смачно удариться о стену и вновь захлопнуться. За те доли секунды, пока дверная ручка не опустилась снова, я успела выпучить глаза на лоб. Благо, что я всё ещё находилась за этой, теперь уже не кажущейся такой дурацкой, занавеской. Хотя у меня, наверное, даже был шанс успеть задвинуть щеколду. Я не могла различить отдельных слов, издаваемых двумя мужскими голосами за дверью, но своего непрошенного гостя определенно узнала из тысячи. Кажется, эти двое совсем забыли про меня, увлёкшись своей необоснованно (хотя, для кого как) начавшейся перепалкой, поэтому я решила подать признаки жизни, убрав пальцы, которыми прикрывала свои закусанные губы, от лица. — Э-кхем! Извините, но может быть хоть кто-то наконец даст мне полотенце? На этот раз дверь открылась аккуратно и медленно. Я украдкой выглянула из-за занавески, держась за её края пальцами. На меня смотрели два горящих практически адским пламенем глаза, принадлежащие Дину Винчестеру. Его руки были сложены на груди, а лицо украшала самодовольная ухмылка. — Ну, здравствуй, — сказал он, приподняв одну бровь. — П-п-привет, — полувопросительно-полузаикаясь ответила я, изображая улыбку в духе «это всё, конечно, здорово, но ещё минута — и я тебя убью». — Чем это ты здесь занималась, м? — Мне показалось, или он действительно сделал шаг вперед и теперь уже стоял вовсе не в коридоре? — Принимала душ, если нужно пояснение для особо сообразительных, — я невольно ссутулилась и еще сильнее спряталась за занавеской. — А где Сэм? — пускай я и старалась, нет, ну правда всеми силами старалась сохранять спокойствие, но о каком хладнокровии может идти речь, когда ты абсолютно беззащитна как минимум потому, что без одежды?! — Хм, значит ты его здесь ждешь… Поня-ятно. Я окончательно скрылась за шторкой настолько, что даже кончик носа из-за неё не выглядывал. На всякий случай, я слегка притянула занавеску к себе. — Вообще-то, я жду свое полотенце, грязный извращенец, — не пойму, то ли инстинкт самосохранения меня подводит, то ли я становлюсь слишком бойкой на словцо при ситуациях на грани потери контроля. Но голосок у меня и вправду почему-то прорезался. Видимо, контакт глаза-в-глаза меня обезоруживал. Но теперь, когда я не видела лица Дина, мне отчего-то захотелось спросить: — А где же ваша пассия на сегодняшнюю ночь? Я услышала смешок. Он словно специально ухмыльнулся настолько громко, чтобы я вздрогнула. А через секунду мой слух пронзил не на шутку оглушающий шёпот, раздавшийся рядом с моим ухом через занавеску: — Думаю, она скоро окажется прямо в моей комнате… Я непроизвольно прижала обе руки, сжатые в замок, к груди, но от произнесения молитвы меня спасло возвращение блудного Сэма. — Миша, держи, — я увидела перед собой руку, сжимающую заветную махровую ткань, и с силой буквально вырвала её у Винчестера-младшего. — Извини, что так долго… — Извини?! — я уже успела обтереться и завернуться в полотенце, которое было довольно большим, чтобы в достаточной мере прикрыть моё неглиже. И если первую реплику выдала более-менее тихо, то дальше практически сорвалась на шёпото-крик, если вы понимаете, о чём я: — Извини?! Да ты хоть понимаешь, что я тут только что не отбросила коньки от нервного перевозбуждения! Нет, вы только посмотрите на эти невинные глаза! Ты, — я сделала шаг вперед и ткнула пальцем в грудь Сэму. Несколько раз. — Ты, ты-ы гнусный лгун и обманщик! Кто мне говорил, что «Дина мы изолиыруэм, Дина сегодня нэ будэт до-ома», м?! — Ладно, Мишель, остынь, — парню, конечно, наверняка было стыдно, но по ходу моей речи он настолько сильно рассмеялся, что на глазах проступили слезы (счастья, конечно же). Он сгрёб меня в охапку и поцеловал прямо в макушку копны мокрых волос, для чего ему пришлось порядочно наклониться. — Ты идиот, Сэм Винчестер, — я пыталась снова стать серьезной, но пока глазела на заливающегося друга, то и сама заразилась, — запомни это. Мы оба посмеялись ещё где-то около пяти минут, переваривая всю абсурдность ситуации. Пока я крутилась перед зеркалом и придумывала, как лучше уложить волосы, чтобы, когда они высохнут, получился красивый пробор, Сэм всё это время стоял, опершись лопатками о дверной косяк. Когда я подумала, что уже достаточно обсохла, чтобы переодеться, то демонстративно ударила Винчестера в плечо, как бы намекая ему покинуть ванную. — Проваливай, — улыбнулась я, закрыв дверь перед его носом. Но уже буквально через минуту от улыбки и след простыл. Я распахнула дверь (как же мне её жалко сегодня, многострадальную) и с недоумением осмотрела коридор — там уже никого не было. — Так, ребят! Теперь мне уже не смешно, — я встала в коридоре, скрестив руки на груди. — Нет, ну серьезно! Где мои шмотки?! Я всплеснула руками и топнула ногой, как маленькая капризная девчонка. В это время дверь в комнату, что была напротив ванной, со скрипом открылась. Я почувствовала себя героиней «Пятницы 13». Заглянув в просвет, увидела часть незнакомой мне до этого комнаты. Слева у стены стоял письменный стол, а где-то ближе к окошку расположился стул. Угадайте, что лежало на его сидении, направленном в мою сторону? — Ну, конечно! — проворчала я и отважно отправилась за своими вещами. Нет, я, конечно, видела всякие идиотские ситуации. Но вы, наверное, успели догадаться, какой же я была дурой, что так легко попалась на такую детскую ловушку. Стоило мне очутиться рядом со стулом и прикоснуться к своей одежде, как дверь, где-то в нескольких метрах за спиной, захлопнулась. — А вот и моя дорогая гостья! Добро пожаловать, — Дин Винчестер вонзил мне нож прямо в спину. Нет, не буквально, конечно. Это всё-таки вам не хоррор-стори. Я развернулась на 180 градусов и увидела Винчестера-старшего, облокотившегося на дверь, тем самым её блокирующего, а также висящий на кончике его пальца бюстгальтер. Мой. Любимый. Красный. Кружевной. Бюстгальтер. — Что ж, отлично провели время, — я раскачивалась взад вперед, переступая с пятки на носок и хлопая в ладоши перед собой в такт, словно метроном, — а теперь отдай мне всё, что тебе не принадлежит, и я вежливо покину твою скромную берлогу. Но Винчестер не спешил играть по моим правилам. Он запер дверь на щеколду. Теперь, даже если я буду кричать и звать Сэма на помощь, он не сможет вызволить меня без применения грубой физической. На это было бы забавно посмотреть, но всё же порча имущества в чужом доме не входила в мои планы этим вечером. — Прошу тебя, располагайся, — парень пошёл по направлению к своей кровати, которая теперь была по мою левую руку. Я готова была в любой момент сорваться с места, чтобы убежать, хоть и понимала адекватно, что пока буду пытаться открыть эту чертову дверь, Дин уже успеет меня перехватить. Эта ситуация с особой ясностью несколько раз прокрутилась у меня в голове, но концовки её были всё время отличными друг от друга. Однако всегда не в мою пользу. Ладно, Винчестер. Я буду хорошей, вежливой и послушной гостьей. Он уже примостил свою задницу на синем шелковом (довольно изысканно, для такого, как он) покрывале и похлопал ладонью рядом с собой, приглашая меня. — Эм, нет уж, спасибо, — я развернулась к стулу, с которого подняла все те свои вещи, что не были нижним бельем (интересно, а куда же он спрятал мои трусы?! Страшно подумать…), и положила их к себе на колени после того, как села здесь, спиной к окну. Возможно, соблазн проверить матрас Винчестера на мягкость и упругость мог бы перевесить, но в качестве доводов против могу привести несколько: во-первых, мало ли какие пятна, и в каком количестве, а главное — какого происхождения (ух, мамочки!) я могла там ненароком обнаружить; во-вторых, алло! Это же Дин Винчестер! А на тебе лишь одно хлипко держащееся не пойми на каких соплях полотенце! Один раз он уже заманил тебя в эту чертову ловушку, а теперь хотел применить свои дьявольские силки? Не-а, если хочешь честной игры, то предоставляй равные условия. Вслух я, конечно же, не стала приводить все эти доводы. — А теперь говори, чего ты хочешь? Дин даже встрепенулся от неаккуратно кинутой мной фразы. — Так сразу? Мишель, от тебя я такого не ожидал. — Не строй мне глазки. Ты прекрасно понял, что я имею в виду. — Ох, весь кайф обломала, — Винчестер развел брови в стороны и закусил нижнюю губу, снова развалившись на кровати, прижимаясь спиной к стене. — Хорошо. Тогда давай сыграем с тобой в игру. — Какие ещё игры, Дин? Не будь ребенком, отдай мне вещи, — я стала болтать ногами, слегка вытянув их перед собой, и, закатив глаза, запрокинула голову назад. Это начинало раздражать. — О, это довольно простая и известная игра, — кажется, он тоже нервничал, поскольку этому парню совсем не сиделось на месте. Теперь он, всё ещё держа в плену мой лифчик, наклонился туловищем вперёд. Он подпер щёки кулаками, протыкая свои ляжки кончиками локтей. Одна из чашечек верхней части моего белья касалась его подбородка. При виде этого у меня по телу пробежала волна мурашек. Я так и не поняла природу их происхождения, но хотелось верить, что большую роль здесь всё же сыграло отвращение, а не смущение или ещё какое чувство похуже. Внизу живота странно засаднило. — Что за игра?! Давай выкладывай уже, — прорычала я, отгоняя дурные мысли прочь. Дыхание предательски участилось, а вместе с этим грудь начала вздыматься всё чаще. Я сжала руки в кулаки и больно надавила ногтями на внутреннюю сторону ладони. Наверное, если бы я имела привычку отращивать когти, то невольно проткнула бы себе кисть насквозь. — «Правда или желание». Наверняка ведь знаешь правила? Мой озлобленный взгляд был устремлён в пол, но я чувствовала, как Винчестер словно лазером выжигает узорчатые линии на моей шее, спускаясь ниже, доходя до колен, далее до кончиков пальцев ног, а затем возвращался обратно — и снова, и снова по кругу. — Да! Давай, говори уже! — я практически сорвалась на крик, больше даже походивший на стон, и кинула на него взгляд. Ответного я так и не поймала, поэтому добавила, уже чуть спокойнее: — И прекрати уже на меня так пялиться. Дин Винчестер залился звонким смехом. Он прикрыл рот рукой и в смущении (серьезно?) отвёл взгляд. Почему ты тянешь так долго? К чему все эти твои паузы? Чтобы с ума свести? Давай, произнеси уже этими чёртовыми соблазнительными губами, которые ты только что облизал, хоть что-то… Пожалуйста, перестань… Не мучай меня. — Хорошо, хорошо! — аллилуйя! Наконец он перестал смеяться и заговорил. — Но ты не сделала свой выбор. Он бросил на меня многозначительный взгляд. Каким бы невозмутимым ты ни старался показаться, Дин Винчестер, я вижу, что ты тоже на взводе. Смотри, не протри дыру на бретельке от моего лифчика своими длинными, музыкальными пальцами. Возьми себя в руки, Мишель Роджерс! Его глаза — это вовсе не море, и даже не озеро. Это страшное, туманное болото. Хотя даже нет, это скорее топь. Да, точно. Определённо топь. Тебе нужно выкарабкаться, пока не поздно. Но кажется кто-то уже накинул на шею тяжёлые кандалы, защёлкнув их где-то сзади, а ключ уже покоится на дне Мариинской впадины. Кажется, мой рот всё время находится в полуоткрытом состоянии, но я лишь ловлю им воздух и постепенно забываю, как говорить. — Ну? Его голос нарушил уже начинающую мне нравиться тишину. Лучше бы я не пыталась прислушиваться к своему телу. Теперь мне стало немного стыдно из-за того, что я, пожалуй, впервые узнала, что соски могут твердеть не только от холода. Я даже не замечала, как всё это время переминалась с ноги на ногу… — Я выбираю звонок другу. А ещё лучше — копам. Да, определенно, как только выберусь отсюда… — хочешь поиграть со мной, Винчестер? А что насчет тебя самого? Да, точно! Необходимо и его впутать в этот капкан. — А что насчёт тебя? — М-м? — он в недоумении приподнял одну бровь. Дин вновь откинулся назад, показывая, насколько расслаблен. Ты не обманешь меня, Винчестер. Тебя накрыло так же, как и меня. Я отложила свои вещи, что всё это время покоились на ляжках, на стол, а сама, подогнув ноги в коленях и спрятав ступни под стул, предварительно скрестив их между собой, подалась корпусом вперед. Уже успевшие потяжелеть от бесконечного покалывая кончиков пальцев руки я сложила в замок и зажала кисти коленками. Спина выгнулась сама по себе, рисуя очаровательный S-образный силуэт девичьей фигуры. — А ты будешь выбирать? — произнесла я на медленном выдохе. В его глазах заиграли бесенята. Он сделал вид, что решил размять плечи, а я отчетливо чувствовала капельки пота над своей верхней губой. Винчестер слез с кровати. Он словно тигр метался из угла в угол в своей не очень-то большой по размерам берлоге. Повесив мой бюстгальтер на ручку двери, Дин несколько секунд интенсивно тряс кистями. Мне тоже хотелось взять тайм-аут, но поскольку счёт уже был 1:0 в мою пользу, расслабляться было нельзя. Наконец он соизволил приземлиться. Только на этот раз он выбрал наиболее близкую ко мне точку всё на той же кровати. Дин Винчестер заинтересованно смотрел на меня исподлобья, а я чувствовала его дыхание на локте левой руки. — По рукам. Но ты должна выбрать первая, поскольку это моя игра. — О, это будет довольно просто! Я не стану исполнять твои грязные, пошлые прихоти, извращенец. — Почему-то после каждого произнесенного мной слова расстояния между нашими лицами сокращались как минимум по миллиметру, а мои локти сгибались всё сильнее и сильнее. Замок пришлось размокнуть, одна ладонь крепко ухватилась за край сидения, вторая же нащупала перекладину между ножками стула. Не самая удобная и выигрышная позиция, сейчас я предпочла бы сидеть на мягкой кроватке, подвернув под себя ноги. Закончив говорить, я громко сглотнула слюну, сигнализируя о том, как же сильно пересохло у меня в глотке. В этой комнате явно не хватало свежего воздуха, а температура наверняка не соответствует норме ни по Фаренгейту, ни по Цельсию, ни даже по Кельвину. Может, стоит открыть окно? Или вообще попытаться позвать на помощь? Наверняка какие-нибудь соседи откликнутся на жалобный девичий зов. Но мне не очень-то хотелось видеть, как убивается Сэмюэль из-за того, что его любимый старший брат торчит за решеткой за домогательства или ещё что похуже. Нет, такого он мне точно никогда не простит. — Идёт. Но у меня есть два условия, которые ты должна будешь учесть, если вдруг мне вздумается исполнить твое желание, — его голос звучал довольно тихо, практически шёпотом. Но мне удалось прекрасно различить каждое слово, а также почувствовать, что жара от него исходит не меньше, чем от меня самой. Так вот почему зимой влюблённые парочки не жалуются на морозы? Мне безумно захотелось узнать, насколько далеко я теперь могу зайти и что из этого выйдет в итоге? Главное не заиграйся, Мишель. Главное — не заиграйся! Но сейчас мне было совсем не до голоса разума, звуки которого заглушала прилившая к вискам кровь. К чёрту всё это! Я вытащила левую руку откуда-то между своих ног (кажется именно она держалась за перекладину под сидением) и положила её на ближайшее ко мне колено Дина: — Я слушаю, — сказала это почти также тихо, как и он. Никогда не думала, что руки могут быть такими горячими, а ладони — вспотевшими настолько, что срочно хотелось их тщательнейшим образом помыть. Винчестер поджал губы и прикрыл веки, которые дрожали со скоростью света. Это какая-то новая, неизведанная для меня техника моргания с закрытыми глазами. Почему-то мне захотелось повторить всё то же, что и он, но я лишь набрала побольше воздуха в легкие и прерывисто выпустила его изо рта. Моя голова закружилась жутчайшим образом. А ещё, кажется, разболелась от перенапряжения. Впервые в жизни мне захотелось курить.
Примечания:
* The Calling – Wherever You Will Go
Послушать: https://www.youtube.com/watch?v=iAP9AF6DCu4

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты