Изумрудный Город +14

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Фрай Макс «Лабиринты Ехо; Хроники Ехо; Сновидения Ехо», Волков Александр «Волшебник Изумрудного города» (кроссовер)

Основные персонажи:
сэр Макс (Ночное Лицо Почтеннейшего Начальника Малого Тайного Сыскного Войска), сэр Шурф Лонли-Локли (Мастер Пресекающий Ненужные Жизни), Железный Дровосек, Смелый Лев, Страшила, Элли Смит
Пэйринг:
Шурф/Макс
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Даркфик, Hurt/comfort, AU, Мифические существа, ER (Established Relationship)
Размер:
планируется Миди, написано 8 страниц, 2 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
А стоило ли уничтожать Миры Мертвого Морока? В один прекрасный день Максу и Шурфу приходится на своей шкуре узнать, что же такое мертвый выдуманный мир, и заняться его восстановлением. А ломать, как говорится, не строить...

Посвящение:
Всем коллегам на ФБ, которые терпят и подбадривают.

Публикация на других ресурсах:
Ссылку в студию!

Примечания автора:
Очередной ужос из глубин подсознания. Содрогаюсь от мысли, что же из этого получится...

Часть Вторая

11 марта 2017, 15:16
      Максу трудно дышать. Здешнему воздуху чего-то не хватает. Он не имеет ни температуры, ни запаха, и как-то слишком тяжел, словно плотная субстанция. Просто воздух мертвого Мира и сам по себе мертвый. Кажется, здесь нет ветров, что делает окружающее пространство каким-то неправильным и уродливым.
      Вершитель неохотно открывает глаза и видит над собой белесое небо, в котором не видно солнца. Свет режет сквозь ресницы, причиняя физическую боль. Приходится перевернуться на живот, приподняться на локтях и оглядеться.
      Вокруг него что-то вроде лесной опушки. По крайней мере, невдалеке виднеется стена из темно-зеленых елок. А что это там желтеет среди деревьев, убегая вниз, к подножию холма? Так и есть: это дорога из желтого кирпича. Та самая грешная дорога, черт возьми…
      — Ну наконец-то! — раздается над ухом знакомый голос.
      Сэр Шурф Лонли-Локли сидит рядом в позе буддийского монаха, сложив руки на коленях. Он одет только в короткие штаны из видавшей виды серой мешковины. На голой груди видны поджившие шрамы от страшных ран, нанесенных Львом. Впрочем, лицо его вполне безмятежно, и Макс, глядя на него, почти расслабляется: по крайней мере, его друг живой и относительно невредимый, а значит, все остальное подождет.
      — Ты проспал три дня, — флегматично замечает Лонли-Локли, и его левое крыло, которое по-прежнему на месте, укоризненно дергается. — Нам уже давно пора отправляться в путь.
      — Подождет, — Макс с трудом садится, потирая ноющий лоб. Видимо, ударился, но когда и где — вопрос. — Я не готов творить новые миры вот так сразу. По крайней мере, до завтрака.
      — Миры? — Шурф удивленно склоняет голову на бок, словно ребенок, столкнувшийся с трудной задачей. И тут только Макс замечает, что, несмотря на то, что зеленых очков на нем давным-давно нет, глаза его друга остались ярко-зелеными. Это делает его и без того пронзительный взгляд просто обжигающим. Да еще крылья эти…
      — Послушай, — вкрадчиво начинает Вершитель, — с каких это пор ты заделался ангелом?
      — Ангелом? — сэр Шурф пожимает плечами. — Странные ты, все-таки, иногда слова произносишь, Макс. И я диву даюсь, как ты мог забыть о том, что крылья я имею с тех пор, как служу у госпожи Бастинды Лиловой. Если помнишь, она превратила меня в птицу с моего добровольного согласия…
      — В птицу??? Тебя??? Добровольно??? — Макс начинает хохотать, тем самым окончательно приводя Шурфа в смятение. Уж чего угодно он ожидал, но только не такого поворота! Подумать только: в своих снах Великий Магистр Ордена Семилистника, Благостного и Единственного, приняв образ печального херувима, прислуживает грязнуле-ведьме! Ну и дела, дырку над ним в небе!
      — Не могу понять, почему это так забавно, — вставляет Шурф в перерыве между взрывами хохота Вершителя. — Если мы не поспешим в хозяйский дом прямо сейчас, накажут нас обоих. Меня высекут, а тебя заставят чистить свинарник. Не думаю, что это справедливо: в конце концов, я тебя нашел…
      — Чистить свинарник? — Макс снова разражается смехом, и Шурф только устало вздыхает. Внезапно хохот обрывается, и Макс смотрит на него с неподдельным интересом.
      — Ты вообще в курсе, что все это твой сон? — в лоб говорит Вершитель.
      — Сон? — Шурф хмурится, явно что-то прикидывая в уме. — Хотел бы я, чтобы это было так.
      — Но ведь ты помнишь меня, верно? Помнишь мое имя и все такое…
      — Только потому, что мы не один год служим у госпожи Бастинды. Ты кухаркин сын, получил свою должность по наследству…
      — Постой, притормози! — Макс всерьез начинает беспокоиться. — Ты ведь живешь в другом мире, Шурф! Ты великий колдун и Магистр очень влиятельного Ордена. Неужели ты совсем ничего не помнишь?!
      Лонли-Локли растерянно мигает, а затем медленно кивает.
      — Точно. И вправду, Макс. Мы с тобой действительно жили в Ехо… красивом городе с мозаичными мостовыми. И у меня была работа — довольно утомительная, но далеко не такая изнурительная, как здесь. И… странно, что я все это забыл. — Его лицо проясняется. Даже изображает подобие улыбки.
      Макс облегченно выдыхает.
      — Так бывает. Мы ведь находимся в твоем сне, дружище. А во сне, сам понимаешь, и самого себя забыть недолго, даже таким хорошим практикам, как ты. Ну ничего, теперь дело поправимо: стоит тебе только захотеть, и ты проснешься. Ну и я заодно. Как раз к завтраку успеем.
      Шурф с готовностью кивает, затем сосредоточенно глядит наверх, словно собираясь с мыслями. Потом почему-то вздыхает.
      — Ты бы поторопился, — ворчливо замечает Макс, поплотнее запахиваясь в пыльное домашнее лоохи, которое каким-то образом успел прихватить из спальни. — Этот грешный воздух сводит меня с ума!
      — Я перепробовал все известные мне техники, — снова вздыхает Лонли-Локли. — Ничего не выходит. Как будто я никогда не умел управлять своими сновидениями. И вообще не имею представления о магии, если на то пошло.
      — Странно… — Макс напряженно хмурится. — И у меня ничего не выходит. Будто на невидимую стену натыкаюсь. Хотя, если бы я проснулся, думаю, мы с Джуффином легко бы смогли тебе помочь. А теперь выходит, мы тут застряли!
      — Выходит, так, — флегматично отзывается Шурф. Все-таки, у него удивительное самообладание!
      — Что ж, это тянет на приключение, — Макс старается улыбнуться. — Хотя и довольно гадкое. В любом случае, я не намерен застревать в другом мире, не создав себе условий для мало-мальски сносного существования!
      Следующий час Вершитель тратит на то, чтобы проверить свои возможности. Результаты оказываются довольно странными, но не обнадеживающими: Смертные Шары не действуют, как и любое заклятие Очевидной магии. С Темным Путем дела обстоят несколько лучше: воспользоваться им Максу удается — он перемещается к лесу — однако действие почти полностью лишает его сил. Что же до Щели между Мирами, то она вообще ведет себя по-свински: мало того, что предметы из нее добываются с огромным трудом, так они еще и тут же растворяются в воздухе, едва появившись.
      — Что за паршивый мир! — обиженно стонет Вершитель, привалившись спиной к спине Лонли-Локли и разминая в пальцах сигарету из карманного запаса. Поджечь ее нечем, и это нервирует посильнее всех прошлых неудач.
      — Да, дела, — соглашается его друг. Он полон сочувствия, но не знает, как помочь Максу в этой ситуации. Похоже, самолюбие Вершителя впервые было задето столь серьезно.
      — Видимо, мы с тобой недостаточно хотим проснуться, — наконец высказывает свою догадку Шурф. — Как будто бы мир успел привязать нас к себе. Я в таких вопросах плохо разбираюсь, но мне кажется, нас обоих подвергли какому-то местному заклинанию.
      — Стало быть, пока мы не выполним его волю… — Макс становится мрачнее тучи. — Хорошие дела! Как я могу восстановить мир, который чем дальше, тем более мне омерзителен?
      — Не знаю. Если дело так дальше пойдет, они, чего доброго, заставят тебя его полюбить… — Шурфа передергивает.
      — Да уж… Кстати! Как ты оказался в этих грешных подземельях? И как попался в лапы этих сказочных мерзавцев?
      Лонли-Локли задумчиво грызет жесткий травяной стебель.
      — Если придерживаться той памяти, которая досталась мне от жизни здесь, то однажды я отправился в темный лес на поиски друга, который служил вместе со мной в доме хозяйки, и пропал при неизвестных обстоятельствах. Думаю, тут подробности можно упустить, поскольку они не имеют особого значения. Важно лишь то, что, придя в лес, я обнаружил большую пещеру, внутри которой оказалась ловушка. Так я провалился в подземелья, где известные тебе господа поймали меня и стали подвергать пыткам, требуя, чтобы я позвал тебя.
      — И ты звал? — очень тихо спрашивает Макс, резко повернув голову и чуть не стукнувшись лбом о затылок Лонли-Локли.
      — Нет. Поскольку понимал, что для тебя это может быть опасно. Скажу лишь, что мой сон повторялся из разу в раз. В конце концов меня выкидывали в реальность, полностью стерев память о произошедшем, я просыпался и ни о чем не подозревал — до следующего раза. А потом все повторялось сначала — мой грешный поход и эта пещера. И каждый раз я верил, что все это наяву. Хвала Магистрам, на этот раз ты все прояснил.
      — Но и благополучно проснуться на этот раз у тебя не получится, — мрачно говорит Вершитель.
      — Значит, придется жить по местным правилам. — Лонли-Локли поднимается на ноги и подает руку Максу. — Для начала тебе следует восстановить силы.
      — А тебе? — иронично замечает Макс, глядя на его шрамы. Шурф без лишних слов крепко обнимает друга за талию и расправляет крылья. Миг — и он уже в небе.
      — Дырку над тобой в небе! Предупреждать надо о таких вещах! — Макс вопит и пытается вырываться, но знаменитая железная хватка Лонли-Локли предохраняет его от глупостей.
      — Неужели ты думал, что мы отправимся к Бастинде пешком? — Шурф перехватывает его поудобнее.
      — Я боюсь высоты, черт тебя дери!
      — Не бойся, — усмехается Шурф. — Если уроню, то подхвачу. Я, знаешь ли, неплохо летаю. Леди Бастинда часто отправляет меня на посылки…
      Макс смеется, услышав эту бредятину, но тут же давится холодным ветром, залетевшим в рот.
      Они летят над пустынными неприветливыми холмами и темными лесами, над заросшими полями и болотами. Наконец впереди появляются какие-то постройки, и Шурф плавно закладывает круг, спускаясь все ниже и ниже. Через несколько минут они уже стоят во дворе старого дома зловещего вида. В небольшом палисаднике растут какие-то уродливые стебли с черными цветами и ярко-красными колючими плодами. Чуть поодаль виднеются покосившиеся сараи и кривые узловатые яблони.
      — Ох, ну и местечко! — фыркает Макс, брезгливо глядя на большую грязную лужу у крыльца. — Даже в книжке было не так!
      — Возможно, с тех пор все изменилось… — Шурф не успевает договорить: дверь дома со скрипом открывается, и на крыльце появляется высокая худая старуха с желтым лицом. Вся ее высохшая фигура закутана в лиловые складки некогда роскошного, но теперь ветхого одеяния. Голову венчает нечто наподобие тюрбана.
      — Ага, явился! — сухой желтый перст упирается в Шурфа, и тот внезапно съеживается, словно сам взгляд мерзкой старухи причиняет ему боль.
      — Пять дней отсутствовал, паскуда! — изо рта хозяйки вырывается такая отборная брань, что впору записать что-нибудь в тетрадку. — Да я тебя на скотобойне сгною, перья повыдергиваю, скальп сдеру и скормлю дворовым псам! Да я…
      — Эй, полегче, мадам! — Макс делает шаг вперед, заслоняя собой Шурфа, который явно не в себе. Бастинда (а это именно она) переводит на него взгляд, полный изумления.
      — Ба! Да это мой кухонный мальчишка! Что, убегать вздумал, гаденыш? Где моя плетка?.. — она, подслеповато щурясь, начинает шарить вокруг себя. Шурф услужливо подает ей неизвестно откуда появившиеся очки.
      — Повезло вам, потеряла я где-то свою плетку… — почти беззлобно, скорее устало ворчит старуха. — Ох, и взгрею я этих крыс! А вы что тут торчите? — она смеряет Макса и Шурфа грозным взглядом. — А ну, марш на кухню!
      — Идем, — Шурф сгребает Вершителя и тащит на задний двор, где есть черный ход. — Ее лучше не злить.
      — Ничего не понимаю, — Макс растерянно пожимает плечами. — Насколько я помню, в книжке Бастинда была настоящей фурией. А тут… Вряд ли она хуже Магистра Нуфлина. По крайней мере, мне показалось, что с ней вполне можно договориться.
      — Если тебе удастся, это существенно облегчит нашу жизнь, — соглашается Лонли-Локли.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.