После дождичка в четверг +20

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ai no Kusabi

Основные персонажи:
Катце
Пэйринг:
всякие разные блонди
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, ER (Established Relationship), Первый раз
Предупреждения:
OOC
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Работа в рамках флэшмоба по теме КАТЦЕ+, объявленного LikeIason

Посвящение:
Всем кошкам мира!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Есть герои другого фандома, но это не кроссовер
Здравствуй, FF VII

Отдельное спасибо Юджинии Б.Ам за внеплановый беттинг!
2 марта 2017, 03:01
      Шел третий час закрытого заседания Синдиката. Почему закрытого? Потому что информация, которая там озвучивалась, не записывалась ни в протокол, ни на электронные носители. Два с половиной часа блонди решали, как ответить на явно враждебные действия окружившего Амои флота расы хвостоногов.

      Такие вопросы как "зачем?" (Минк) "почему?" (Дин) "как посмели?" (Бома) "чего им надо?" (Розен) уже отзвучали в первые тридцать минут совещания. "Что делать?" (снова Минк) и "кто виноват?" (Зави) – во второй половине первого часа. Последних минут двадцать звучали фразы из разряда: "а может..?", "а если..?" Но найти хоть какое-то решение тринадцать правящих элитников пока не могли. Время шло…

***
      Сидя в своем новом офисе, куда пришлось переехать из бункера после случайного затопления последнего (ну да, ну порезвились, ну кран забыли закрыть и ушли, что ж тут, повеселиться нельзя, что ли?), Катце последний час пытался дозвониться хоть до кого-нибудь.

      Под кем-нибудь понимались: главный шеф и идейный вдохновитель Первый Консул Амои Ясон Минк, любовь всей жизни и Советник Первого Консула, Главный биотехнолог Рауль Ам и коллега и единомышленник по чистке недоступных пока рыжему территорий глава Мидаса Гидеон Лагат.

      На связь не выходил ни один, не перезванивал (а это почти нереально, потому как связи между вышеупомянутыми и Катце были разными, но весьма тесными) ни один, и вообще казалось, что они втроем решили соблюдать режим радио/коммомолчания. Учитывая, что вопрос, который нужно было разрешить рыжему, относился к категории первостепенной важности, и каждая минута просрочки (причем, по неизвестным причинам) грозила вылиться в солидную неустойку, Катце начал нервничать.

      Собственно, нервное состояние было выражено в еще двух чашках крепкого кофе и почти незаметно выкуренной дополнительной пачке сигарет.
Никотин оказал свое благотворное влияние, и, что бы ни говорил по данному поводу Рауль, у Катце сигареты действительно стимулировали мозговую деятельность.

      Отвлекшись от размышлений на тему: "Да куда же вас всех Рагон забрал?" - Катце вспомнил, что он не только успешный дилер и глава черного рынка, но еще и один из лучших хакеров планеты, и подключился к системе поиска и идентификации. В течение буквально нескольких минут выяснилось, что недоступными являются ВСЕ тринадцать блонди, а один из залов Эос экранирован, в том числе, от системы наблюдения Юпитер.

      – И когда нас пугали трудности? – пробормотал себе под нос восставший из небытия аватар идеи поиска недоступного, полез в свои давно закрытые (но не забытые) директории, где под пятью паролями находился один из его страшных секретов – личная система наблюдения, независимая как от общественной, курируемой департаментом Джейда, так и от внутренней имени Юпитер, возглавляемая ею же.

      – Тэк-с, и что мы тут имеем? – продолжал беседовать сам с собой, а может, и с компьютером Катце.

      Несколько минут клацанья по обычной клавиатуре, выкопанной в нижнем ящике закрытого стола, ввод десятка команд и паролей и вот! Успех! Сидим, наблюдаем за кислыми физиономиями – кислыми, разумеется, для хорошо знающих блонди – членов Синдиката. Еще пара минут настроек и вуаля! Звуковое сопровождение также подключено к картинке.

      – …таким образом, ответить мы пока не можем, несмотря на всю нашу подготовку, силы неравны, к тому же доступ к двум орбитальным базам перекрыт, – проговорил Хьюберт Бома, по-видимому, завершая пояснение по ранее прозвучавшим вопросам.

      – Побоюсь показаться навязчивым, но все же: что нам делать? – как-то устало проговорил любимый шеф, в задумчивости растирая лицо, что было ему свойственно лишь в самые напряженные моменты. – Ультиматум не предъявлен, причины появления флота неизвестны, на связь они не выходят, планета окружена. Мы несем катастрофические убытки по заключенным договорам поставок.

      – И туристы к нам тоже попасть не могут, – поддакнул Лагат.

      – Ну, кто о чем, а ты, Гидеон, все о деньгах, – устало-насмешливо уколол вечного соперника Орфей. – Тут неизвестно, будет ли у нас завтра, а ты о туристах беспокоишься.

      – Зато ты ни о чем не беспокоишься! - вызверился почти всегда сдержанный Консул, резко мотнув головой.

      – Военные не в моем ведении. А поднять по тревоге наличные силы Эос – дело десяти минут.

      Блонди замолчали. Катце задумался.

      Его проблема как раз и была связана с невозможностью взлететь с планеты с очень, очень необходимыми СОЛДАТам Сефироту Кресценту и Генезису Рапсодосу, с которыми он познакомился совершенно случайно, когда его занесло на довольно негостеприимную для чужих планету, биоматериалами, честно выцыганенными у Рауля под страхом смертной казни (с).

      Сроки поставки и так были почти нарушены, но Рауль, загруженный различными поручениями Консула, просто не успевал подготовить биосреды в необходимом объеме.

***
      И вот опять задержка, и задержка значимая: выведенные культуры не могут жить дольше обозначенного срока, а до далекой планеты веселых воинственных парней нужно было еще добраться. Даже не считая собственного хорошего к ним отношения (длинноволосый блондин Сеф напоминал Ясона в состоянии «да пошли все нафиг», а красноволосый Генезис был так сильно, но платонически влюблен в своего начальника и друга, что напоминал рыжему его самого), Катце ВСЕГДА держал слово и соблюдал условия договоренностей, какими бы они сложными или бредовыми не были.

Отключившись на время от начинающих паниковать блонди, Катце задумался. По-видимому, Амои окружена недобро настроенными представителями какой-то планеты или альянса, которые пока не выдвинули свои требования, но однозначно, чего-то захотят. Зная запросы Федерации и многих от нее кормящихся, несложно представить, что это могла быть попытка захвата власти и самой планеты. Ни один из вариантов рыжего не устраивал.

      Выкурив еще пару сигарет и справедливо рассудив, что хуже уже будет вряд ли, глава черного рынка занялся тем, что называется коррупционными отношениями, и связался со своими людьми в космопорту и на паре военных баз, находящихся в пустыне и охватывающими своим наблюдением значительный участок орбиты.

      Полученная информация не обрадовала совершенно. Доступ как к планете, так и с нее был действительно перекрыт, но военные действия еще не велись, и когда начнутся – если начнутся – неизвестно. Пребывая в глубокой задумчивости, Катце благополучно прослушал, чей именно флот окружил родную планету.

      Выбраться из плотного окружения не представлялось возможным, связаться с заказчиками – не позволяла гордость. В случае неудачи с вылетом в ближайшие двенадцать часов проще было попросить Рауля изготовить еще одну партию биоактивного вещества с абсолютно непроизносимым названием, чем прорываться через мощный заслон неизвестных сил.

      В выяснениях и размышлениях прошел еще час, и теперь к блонди, хоть и удаленно, присоединился и Катце, задумавшийся над серьезным вопросом: что же делать?

      Внезапно и, можно сказать, совершенно неожиданно раздался звонок комма, номер которого знали от силы человек пять, из которых трое точно людьми не были.

      – Катце, бросаешь все и немедленно едешь в Эос. Тебя проведут.

      Голос Минка был холоден, жесток и… немного растерян? Или показалось? Не дай Юпитер, чтобы это не показалось, потому как растерянный блонди равняется неадекватный блонди.

Катце быстро собрался и буквально через двадцать минут, нарушив все возможные правила дорожного движения ("От штрафов пусть Лагат отмазывает", – с некоторой мстительностью подумал рыжий), прибыл в Эос.

Его действительно провели в уже знакомый зал заседаний, в котором в несколько оторопевшем состоянии пребывало девять блонди: Минк злился, Ам недоумевал, Зави подозревал, Бома ругался.

      – А скажи нам, господин Кадзутака Райтхен, – при этих словах Катце напрягся, – что именно тебя связывает с хвостоногими представителями системы Ар Аш пять? – голос Консула был напряжен и недобр. От слова совсем.

– Ну, господин Первый Консул, – дилер решил, что некоторая официальность в данном моменте не помешает, – я перевозил некие м… грузы, так скажем, часть из которых весьма заинтересовала представителей данной расы.

      – Скажи уж прямо – контрабанду, – бросил Зави, поправляя выбившуюся из прически прядь.

– Если вас так больше устраивает, – согласно кивнул в сторону Орфея Катце.

– И? – решил уточнить Минк.

– Мы достигли определенных договоренностей с прогнозом к дальнейшему сотрудничеству, – осторожно проговорил рыжий.
      Что-то ему совсем не нравился этот разговор, да и товар, в свое время отправленный на Ар Аш пять, был, как бы сказать поточнее, под запретом даже на известной своими довольно свободными нравами Амои.

      – А почему представители этой системы очень хотят тебя видеть, да еще и поздравить? – не сдержался в очередной раз Зави, остро поглядывая на личного дилера Первого Консула.

      – С чем поздравить? – искренне удивился Катце, недоумевающий, что такого должно было случится (и о чем он не знал), чтобы весьма дальние соседи по космосу вдруг явились сюда да еще и такой… необычной делегацией. Именно сейчас он вспомнил название расы, чей флот заблокировал вылеты с планеты и на нее.

      – С браком, мой дорогой, с законным браком, – холодно и от этого очень обидно произнес странные слова Рауль Ам.

      И тогда Катце вспомнил, что в свой первый и последний приезд на суровую с климатических позиций планету он, будучи в состоянии некоторого алкогольного опьянения и устав отбиваться от навязывающихся ему очарованных необычным цветом волос, поджарой фигурой и жестким характером, аборигенов, сказал, что не может ответить на их притязания, поскольку готовится вступить в брак. На вопрос, когда же именно состоится сие знаменательное событие, дилер-мачо ответил, что после дождичка в четверг. Все более-менее знакомые с наследием древней Терры поняли бы, что этот срок означает отсутствие возможности проведения ритуала бракосочетания как данности, но только не хвостоноги, принимающие ВСЕ сказанное за чистую монету.

      – Но у них же… – поперхнулся Катце словами, – у них же дождь идет раз в год, и то по обещанию.

      – По-видимому, на этот раз обещание выпало на четверг, – подозрительно спокойно ответил Минк. – Они еще подарки привезли и готовы принять участие в церемонии в качестве гостей. Отказать, а я вижу, ты придумываешь, КАК именно это сделать, не получится. Так что выбирай, ха, будущего мужа.

      Рыжий замер, отмер, осознал услышанное, замер опять и робко поднял взгляд на единственного, которого всегда хотел иметь рядом. И не только рядом.

      Зеленые глаза из-под длинной пряди блеснули:
      – После дождичка, говоришь, – прошипел Рауль Ам, от которого отшатнулись даже рядом находящиеся Минк и Зави. – Считай, он прошел и здесь. И сегодня как раз четверг.

      Потерявшие дар речи двенадцать блонди смотрели вслед разгневанному Советнику Первого Консула, тащившему за руку из зала совещаний главу черного рынка. Тот не сопротивлялся и с каждым шагом все увереннее шагал в свою новую, светлую, супружескую жизнь.