Incandescence (часть 13) +3

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
Маро, Ом/Эмбер
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Ангст, Повседневность, ER (Established Relationship), Дружба
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Когда у тебя есть почти все, талант, слава, деньги, друзья, семья, не хватает всего лишь маленького кусочка для полного совершенного счастья. Всего одного человека. Но ты привык, что он вроде не против, но пока еще не совсем за. Знаешь, что он твой, даже если владение закреплено только легким неосторожным касанием без права перейти тонкую грань близости. Но какого же удивление, когда ты вдруг однажды открываешь глаза и понимаешь – это больше не твой человек. Он принадлежит другому…

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
визуал от minestrelka
https://pp.userapi.com/c836233/v836233903/2b89c/91QdDlSNaIQ.jpg
2 марта 2017, 22:35
Звуковая дорожка, всеми забытая, продолжала выписывать зигзаги на мониторе, добросовестно отражая все переливы голоса вокалиста «VicTeam».
- Погоди, ты ж не слышал еще! – Маро, пристально следивший, как Эмбер с кем-то говорит по телефону, летяще улыбаясь и отстраненно постукивая ногтем по колену, переключил треки и поманил к себе.
Эмбер моргнул, словно для него слова были непонятны, доносились с другой планеты. И сам вокалист пребывал где-то далеко. Так далеко, что Маро последнее время иногда пугался.
Гитарист скрипел зубами, не в силах снизить повышение температуры кипения норова. В этот раз не помогало ничего: ни попытки наплевать и закрыть глаза под девизом «и не такое пережевывали», ни забыться в музыке, скорости, алкоголе, сексе – нужное подчеркнуть и поставить в требуемом порядке. Маро злился, пытался обходными путями начинать всевозможные разговоры и каждый раз отступал, нарываясь на простое молчание и легкую отстраненную улыбку. И пронизывающий до самого затылка янтарный взгляд.
Сегодня градус повысился до точки кипения. Утро не задалось со вчера. Накануне они с Фальком весь день и ночь провели в студии, записывая тот самый трек. С басистом оказалось работать относительно легко. Он не реагировал на подначки, не выдвигал особо острые требования, только иногда косился и чему-то усмехался. К утру, правда, Маро превзошел себя, придравшись к последнему припеву. Ему очень хотелось, чтобы это звучало так же мягко, как у Эмбера. Но более звонкий и простой голос Фалька не позволял. В какой-то момент, парень просто подошел к Маро, обнял его, сидящего, за шею и холодно сказал на ухо:
- Я не Эмбер, уймись.
Мазнул горячими сухими губами по щеке и вышел, нарочито спокойно прикрыв дверь. Маро едва не швырнул ему вслед наушниками. Справившись с собой, гитарист все же выгладил трек, добавил несколько деталей и даже остался доволен.
Потом наперекосяк пошел день. Продремав пару часов, Маро забрал Эмбера из дома. Вновь студия на двоих. Эмбер в голосе и настрое, они легко работали, почти не замечая, что рядом есть кто-то еще. Пока до гитариста не дошло, что Эмбер и его не особо сегодня замечает. Настроение испортилось окончательно, но Маро упрямо продолжал держать вокалиста, подавать ему идеи и обсуждать ненужные мелочи. Просто слушать и смотреть на него, подмечая легкие изменения. А они были. И это бесило снова и снова. Эмбер менялся. Маро не понимал, как именно, но реагировал. Он всегда хотел Эмбера. Во всех смыслах слова. Но последнее время у Маро сводило мышцы от желания не просто дотронуться, схватить в охапку, не просто прикоснуться губами, зацеловать до темных меток шею, плечи, руки… на которых эти самые метки едва уловимо уже проступали. Не его. Чужие.
- М? – Эмбер обернулся, накидывая летнюю куртку.
Затянутый в непривычный для него черный цвет, Эмбер выглядел тоньше. Обманчивая хрупкость, плавные ленивые движения. Маро поморгал, прогоняя навязчивое желание стиснуть в руках.
- Ту песню, мы ее записали. Ты хотел послушать.
В янтарных глазах блеснул неподдельный интерес. Вокалист бросил ветровку обратно на сумку, поверх телефона.
- Давай.
Маро отодвинул кресло и протянул наушники, про себя радуясь маленькой победе за внимание. Эмбер уперся рукой в стол возле деки, склонил голову и прикрыл глаза, сосредоточиваясь на первых, совсем простых и словно бы неуверенных звуках гитары. Пальцы свободной руки по привычке ласково поглаживали край студийных наушников, кольца чуть слышно постукивали в такт.
Маро рассматривал снизу вверх его склоненное лицо. Расслабленное, спокойное. Вздрагивающие веки и длинные ресницы. Скулы, очерченные остро и четко, линию подбородка, шею, совсем немного открытую высокой стойкой безрукавки. Губы… Гитарист замер, изучая сетку тонких черточек пересекающих сложной картой нижнюю губу Эмбера. Напряжение скапливалось внутри, выходя сбитым дыханием, жаром и однозначной реакцией на близость. Маро силой заставил себя опустить глаза. Вниз, лаская взглядом поверх черной ткани, настолько тонкой, что штанга в правом соске вокалиста провокационно выступала. Рука сама собой сдвинулась и накрыла кисть Эмбера. Живое тепло под ладонью, холодок металла. Вокалист никогда не отвлекался на внешние раздражители, слушая музыку. Маро знал его назубок с самого детства. С того самого момента, когда, вопреки легенде, которую близнецы упорно скармливали всем встречным, его привели знакомиться в огромную каминную комнату. Холодную, мрачноватую. Ее он побаивался в свои три с половиной. Там стоял мальчик, ровесник. Тоненький, весь какой-то золотистый, опутанный сиянием огня камина и своим собственным свечением. Иногда Маро думал, что уже тогда стал считать его своим. И не предполагал никаких других вариантов развития событий. Даже когда первый раз увидел его целующимся с девушкой, когда впервые на вечеринке они ушли порознь с разными пассиями. Все равно. Эмбер оставался его. И только Маро мог и знал, что нужно вокалисту для комфорта. А теперь получалось…
- Красиво, - Эмбер стянул наушники, потряс головой, разгоняя наваждение песни. – Очень красиво.
- Спасибо, - Маро с трудом заставил себя включиться в реальность. – Немного не дотянули в финале, но…
- Неправда, - вокалист выпрямился, уперся бедром в стол и, сбросив ладонь Маро, скрестил руки на груди. – Его голос идеален для этой песни. Она для Фалька. Ему надо спеть ее на концерте.
Маро задумчиво разворошил густую гриву, подергал себя за хвост. Эмбер негромко напел последний проигрыш, и у Маро засосало под ложечкой. Небрежные переливы голоса Эмбера в пустоте и тишине привычно запустили озноб по позвоночнику. Он машинально потянулся обнять. Провел по бедру, теплому под плотной раздражающей ладонь тканью.
- Отвези меня домой, - попросил Эмбер, разрушая иллюзию момента.

В лифте спускались молча, спящее здание привычно подглядывало за припозднившимися гостями дежурными светодиодами. Отраженные стеклом силуэты ломались, пытаясь слиться, но менялся свет, и острые перекрученные очертания снова расходились.
Заскучавший спорт-кар гитариста с готовность заурчал мотором, поблескивая в холодном освещении стоянки золотистыми боками. Маро украдкой покосился на устраивающегося Эмбера. Тот тоже золотился в темноте. Чертово наваждение всей жизни. Болезненное желание обладать клокотало, сплавляясь в злость с привкусом обиды. Зеленоглазая ревность шептала на ухо свои глупости и доливала масла в огонь.
Маро раздраженно дернул дверцу, зло выдавил педаль. Машина недовольно рыкнула, сорвалась с места, в попытке мести дернув пассажиров и вжав в кресла. Вопреки привычке, Эмебр не стал разуваться, уселся ровно, отвернувшись к окну.
- Ты уверен, что хочешь вставить эту песню в шот-лист? – Маро упрямо опять и опять дернул его внимание на себя, как канат, который перетягивал с кем-то невидимым, но ощутимо присутствовавшим.
- Да.
Скупой ответ и все. Ну что происходит, в конце концов? Маро сам себе ответил. Происходило то, что, милый друг, у тебя увели твое. Забрали. А ты стоишь и смотришь.
- Эм… бер? – они все называли вокалиста полным именем.
Даже здесь некоторые выделились. Но короткое «Эм» застревало в горле, как колючка, царапало, не протискивалось, таща за собой полное «Эмбер», как Маро не старался.
- М? – вокалист не повернулся.
- Зайдешь? Я хотел тебе показать…
- Не сегодня.
Беловолосый сжал рулевое колесо до скрипа. Конечно, не сегодня. Кто б сомневался! И не завтра, вероятно, тоже. Теперь они встречались только по работе, или все вместе. С Омом.
Камень преткновения: недоразумение по имени Ом. Чертов журналист и проклятый боец. Неужели только Маро видел его несуразные нестыковки в поведении? Куда подевалась проницательность их «вожака»?! И его несгибаемая воля. Ведь менялся именно под него, прогибался. Гитарист готов был продать душу, чтобы понять, ЧЕМ и КАК Ом смог так крепко взять Эмбера. Не просто же сексом?!
Маро снова бросил короткий взгляд на Эмбера. Он опять казался чужим и далеким. Да, Эмбер никогда и ничего не рассказывал, но Маро всегда точно знал, где и когда вокалист находится, что делает. Он знал его жизнь, знал его привычки. Был уверен в своем месте и праве. Они были вместе. Теперь нет.
Дорога расступалась и петляла. Молчание накапливалось, оседая на стеклах каплями неловкости.
Маро неслышно зашипел. Хотелось ругаться и требовать объяснений. Или попросту начистить рожу одному экземпляру, посмевшему посягнуть на его, Маро, собственность. Беловолосый откровенно никогда не считал, что Эмбер способен безоглядно влюбиться. Принимая его поддразнивание за ту самую крепкую нить, что неразрывно их связывала. Не общие секреты, не происхождение, не близость семей. Нет. Их собственное общение. Маро готов был биться об заклад – это не просто дружба. Нечто большее.
Машина мчалась через самые неосвещенные участки города. Маро намеренно выбирал дорогу кругами, избегая центральных, залитых светом транспортных жил города, растягивая иллюзию «побыть вместе». Только иллюзия горчила и раздражала все больше. Переключая скорость, Маро оставил руку и словно невзначай коснулся тыльной стороной бедра Эмбера. Вокалист не заметил. Никаких лукавых подколов. Ничего, словно Маро вообще не существовало.
Последний светофор, как рубеж.
- Тебя до подъезда? Или вниз съехать?
- Останови на углу, - Эмбер зевнул.
- Зачем? – вскинулся гитарист. – Ночь на дворе…
- Ом приехал уже.
- А ну да конечно! Как я мог подумать другое, - не сдержался Маро, со свистом покрышек стартуя с места и пугая приблудившуюся рядом малолитражку. – Посмотреть наброски к альбому тебе некогда, а куда-то...
- Маро, - предостерегающе мягко и нежно, но завело Маро еще сильнее.
- Эмбер, я не понимаю, ты…
- Хватит, - вокалист не повышал голоса, но сразу щелкнуло огненным хлыстом.
Маро выругался, не стесняясь в выражениях и замолчал, про себя продолжая поносить журналиста на все лады. Какого хрена происходит?
Послушно остановившись на углу огромных темных монстров домов, Маро сквозь зубы попрощался и, не оглянувшись, умчался прочь. Мимо поворота к его собственному дому, мимо сонного квартала. Прочь из города, на окружную дорогу, где можно было погонять с чистой совестью и без лишних мыслей. Попытаться заглушить душащую злость и, возможно, придумать выход из тупика.
Сам Эмбер не очнется. А вот он, Маро, должен все исправить.
Должен.
Взять.
Свое.

По желанию автора, этот фанфик могут комментировать только зарегистрированные пользователи