Всему свое время +413

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер)

Автор оригинала:
Alisanne
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/211097

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Гермиона Грейнджер, Джинни Уизли, Северус Снейп (Снегг, Принц-Полукровка)
Пэйринг:
Северус Снейп/Гарри Поттер
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Повседневность, AU
Предупреждения:
OOC
Размер:
Мини, 36 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Юный Снейп случайно попадает в будущее, и взрослый Гарри берет на себя ответственность и заботится о нем, пока они разбираются, что же произошло.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
6 марта 2017, 09:11

— Его больше нет, Гарри, — голос Гермионы звучал решительно, но мягко. — Я знаю, ты надеялся... — она умолкла, когда он посмотрел на нее, и сморгнула слезы при виде безысходности и тоски в его взгляде. — Мне жаль, — кротко добавила она, — но его и правда нет с нами больше. Мы же видели все своими глазами!

— Что ты хочешь этим сказать? Ты думаешь, он мертв, не так ли?

— Я не знаю… — она закрыла глаза. — Да.

— Тогда где его тело? — Гарри стряхнул ее руку и продолжил осматривать Визжащую Хижину, и, хотя комната была совсем небольшой — так что в ней вряд ли можно было спрятать тело — и вдобавок сильно повреждена огнем, Гарри, казалось, решил обыскать каждый дюйм.

— Держу пари, его забрали авроры.

— Мы видели, как они уходили, — пробормотал Гарри. — Его с ними не было.

— Они могли переправить его в Министерство портключом, — Гермиона скрестила на груди руки. — Гарри, прошу тебя…

— О чем? Сдаться?

Она кивнула.
— Уже ничего не исправишь, мне очень жаль. Он ушел навсегда, и хоть я знаю, как сильно ты хотел его спасти, видимо, так было предначертано судьбой. Некоторым людям не суждено спастись.

— Я должен был спасти его, — сказал Гарри. — Мне представился второй шанс, но я не справился... — Гарри замер, разглядывая что-то за окном; Гермиона обернулась и увидела край светящейся фигуры.

— Я знал это, — выдохнул Гарри. Почти оттолкнув ее с дороги, он помчался к двери и выбежал наружу прежде, чем она успела сказать хоть слово. — Северус!

Гермиона вздохнула. Ей тоже будет не хватать Снейпа, однако вполне очевидно, что у Гарри сложились гораздо более теплые отношения с ним. И далеко не в первый раз ей захотелось, чтобы события последних восьми недель никогда не происходили.

❋ ❋ ❋❋ ❋ ❋


Двумя месяцами ранее...

Гарри вздохнул и выдернул еще один пучок травы с корнем. Он медленно и методично, стиснув зубы, разрывал его в клочья. Вокруг него — там и тут — виднелись участки голой земли — там, где он уже успел проредить газон.

— И чем же насолила тебе несчастная трава? — поинтересовался насмешливый голос, и Гарри покачал головой.

— Лучше я вырву траву, чем разорву ее, — пробормотал он.

Гермиона вздохнула и уселась, скрестив ноги, прямо на землю рядом с ним, аккуратно подобрав подол.
— Однажды Джин поймет, — сказала она, выщипнув травинку и поигрывая ей. — В конце концов до нее дойдет: хорошо, что это случилось сейчас, а не позже.

Гарри пожал плечами.
— Возможно. А где Рон?

— С Джинни, — ответила Гермиона. — Он забрал ее в Нору, чтобы Молли могла присмотреть за ней.

— Думаешь кто-то из них когда-нибудь снова заговорит со мной?

Гермиона похлопала его по руке.
— Рон отвел меня в сторонку и попросил передать тебе, что все понимает. Что же касается остальных... Ну, что касается остальных Уизли, я не могу говорить за всех, разумеется, однако подозреваю, что они всегда будут считать тебя одним из своих сыновей, невзирая ни на что.

Гарри покачал головой.
— Сын, бросивший их дочь?

— Ну, по крайней мере, не у алтаря.

Гарри печально кивнул.
— Верно. Полагаю, так было бы еще хуже.

Гермиона закусила губу.
— Что заставило тебя осознать, что Джинни не та, кто тебе нужен? — спросила она.

Гарри уставился вдаль и молчал так долго, что Гермиона уже почти решила, что он не ответит. Наконец он заговорил:
— Меня переполняло чувство страха всякий раз, когда она заговаривала о свадьбе, понимаешь? Я сказал, что хотел бы повременить, но она продолжала настаивать…

— Ты любил ее?

Гарри пожал плечами.
— В некотором смысле. И до сих пор люблю, если честно. Так странно, но у меня рядом с ней каждый раз пробуждается защитный инстинкт, но потом, когда она пытается поцеловать меня или зайти еще дальше... — он не договорил, заливаясь румянцем.

— Гарри, все в порядке. Вы... вы были помолвлены; нет ничего дурного в том, чтобы позволить себе, хм-м… быть ближе, раз уж вы собирались пожениться.

— Все верно, но мы не были, — прошептал он.

Гермиона повернулась, чтобы посмотреть на него.
— Ни разу?

Он зарылся лицом в ладони и пробормотал что-то невнятное.

— Гарри?

— Она не мой тип, ясно? Всякий раз, когда мы... Ну, давай просто скажем, что рядом с ней я никогда не испытывал ничего такого, а она продолжала повторять, что все в порядке, и она не придает этому…

— Но ты-то придавал.

Гарри выглядел несчастным.
— Вся наша связь была ложью, — сказал он. — Думаю, она хотела заполучить мальчика, который убил Волдеморта, знаменитого Гарри Поттера, а я — это просто я. Понимаешь?

—Хм-м, — Гермиона глянула на него сосредоточенно. — И кто же тогда твой тип?

— Я знал, что ты прицепишься к этому, — отозвался Гарри.

— Гарри...

— Прости. Мой тип, ну — это вообще не женщины, на самом деле, — после этих слов Гарри съежился, ожидая вспышки. Когда Гермиона промолчала, он поднял голову и увидел, что она улыбается.

— Наконец-то, — выдохнула она.

Челюсть Гарри отвисла.
— Ты... Ты знала?

Гермиона кивнула.
— Разумеется. Много же времени тебе понадобилось, чтобы признаться, — мягко поддразнила она.

— Но как?..

— Как я поняла? По тому, как ты смотришь на Билла, по правде говоря, — Гермиона лукаво улыбнулась. — Я видела, как ты реагируешь, когда он входит в комнату — так же, как я реагирую; так же, как любая другая женщина.

— Ты обращаешь внимание на Билла? А как же Рон?

Гермиона покраснела.
— Просто потому, что я люблю Рона, не означает, что я слепа, Гарри. Билл — очень привлекательный мужчина, даже несмотря на шрамы.

Гарри усмехнулся.
— Это правда, — признался он. — Но он слишком консервативен и к тому же женат.

— Верно, но он не последний мужчина на земле, и теперь, когда ты знаешь, какого рода партнер тебе нужен, должно стать легче.

— Легче? — Гарри резко рассмеялся. — Ничто не станет легче!

— Не сразу, нет, — Гермиона накрыла ладонью его руку и склонила голову ему на плечо. — Но все это пройдет, Гарри, и в один прекрасный день мы сможем оглянуться и посмотреть назад с улыбкой.

Гарри вздохнул.
— Я знаю, что ты права, однако хотел бы пропустить всю эту хрень и сразу же перейти от «сейчас» к «потом».

Гермиона улыбнулась и чмокнула его в щеку.
— Я знаю, — встав на ноги, она аккуратно расправила складки мантии. — Ну, я, пожалуй, лучше вернусь и проверю, как там справляется Рон. К тому же в Министерстве запустили один эксперимент, на котором я должна присутствовать.

Гарри улыбнулся.
— Нелегко быть Невыразимцем, да?

Она устало покачала головой.
— Ты даже не представляешь. Вечером вернусь камином, ладно?

Устало потерев глаза, Гарри кивнул, и когда мгновенье спустя послышался хлопок аппарации, он еще несколько минут понаблюдал за закатом, все так же сидя на траве, прежде чем встать и направиться в сторону коттеджа.

По дороге к дому он услышал шорох в кустах, росших вдоль ведущей к коттеджу тропинки, и замедлил шаг.

— Кто здесь? — он предусмотрительно вытянул из рукава палочку. — Выходи.

Он почти убедил себя, что ему показалась, когда небольшая фигурка вышагнула из тени в вечерний сумеречный свет. Темноглазый мальчишка в поношенной одежде, с острыми чертами худенького лица смотрел на него снизу вверх.

Гарри моргнул и опустил палочку.
— Э-э, привет. Немного поздновато, чтобы бродить в одиночку. Ты потерялся?

— Похоже на то, — ребенок смерил его задумчивым взглядом, задержав его на палочке Гарри, прежде чем пристально уставиться ему в лицо. — Ты маг?

Заклятие Забвения, уже вертевшееся на кончике языка, так и осталось невысказанным.

— Да, — ответил он. — И я полагаю, это означает, что и ты тоже.

Малыш кивнул.

— Я стану им. В следующем году я отправляюсь в Хогвартс.

— Здорово, — Гарри улыбнулся и подошел ближе. — Как тебя зовут? Я думаю, нужно вернуть тебя родителям, верно? Они, должно быть, беспокоятся.

Мальчишка оглянулся, как показалось Поттеру — нервно.
— Я... думаю, я далеко от дома, — наконец признался он.

Гарри улыбнулся.
— Все в порядке. Уверен, я найду способ доставить тебя домой. Как тебя зовут?

— Северус Снейп.

Челюсть Гарри отвисла, когда ребенок — Снейп — пошаркал потертыми ботинками в грязи.

— Ты… Кто? Но это невозможно!

Мальчишка поднял на него взгляд, и Гарри увидел отражение Снейпа-взрослого в этих темных глазах.

— Я... Я не лгу, — ответил Северус, словно оправдываясь. Он сделал шаг назад, как будто собрался сбежать.

Гарри медленно кивнул — как он надеялся, с внушающим уверенность видом.
— Я тебе верю, — произнес он. — Э-э, почему бы тебе не пойти со мной, а я попытаюсь выяснить, что происходит, ладно?

Снейп покачал головой и отступил еще на шаг.
— Я не должен разговаривать с незнакомцами, — с сомнением сообщил он.

Присев на корточки — так, чтобы их глаза оказались на одном уровне, Гарри кивнул.
— Правильная стратегия, — согласился он, — однако в данном случае думаю, будет лучше, если у тебя будет безопасное место, где можно остановиться. И я и правда знаю твою семью. Твою мать зовут Эйлин, а отца — Тобиас, верно?

Снейп, казалось, немного расслабился.
— Да, — по-прежнему настороженно отозвался он.

— Ну, как видишь, я не совсем чужак, поскольку знаком с твоей семьей. Меня зовут Гарри. Гарри Пот... зови меня просто Гарри. Так пойдешь со мной, чтобы я смог понять, как вернуть тебя домой?

Снейп размышлял несколько долгих секунд, прежде чем кивнуть. Поднимаясь на ноги, Гарри вздохнул с облегчением и инстинктивным движением потянулся, чтобы взять ребенка за руку. К немалому потрясению Гарри, мальчик вздрогнул и поднял руку в защитном жесте, как будто ожидал удара. Сердце Гарри на секунду сбилось с ритма, и ему пришлось сглотнуть, чтобы выдавить из себя очередную фразу:
— Северус? Возьми меня за руку, я не причиню тебе вреда, обещаю, — с этими словами он осторожно, но уверенно сжал его пальцы.

Снейп посмотрел в лицо Гарри, как будто желая проверить правдивость этого заявления. После долгой паузы он прикусил губу и медленно двинулся вперед, наконец-то крепко вцепившись в ладонь Поттера.

Гарри почувствовал, как тугой комок в горле слегка расслабляется и откашлялся.
— Ладно, пойдем. Держись, тропинка в темноте довольно коварна.

Мальчик кивнул и Гарри повел его, освещая дорогу Люмосом, сквозь быстро наступающую тьму. К тому моменту, когда они добрались до ярко освещенного коттеджа, рука Гарри немного болела оттого, как крепко сжимал ее Снейп.

Открыв дверь, Гарри пригласил его внутрь.

— Давай поищем что-нибудь поесть, хорошо? — сказал он. — Я голоден, и ты, я думаю, тоже.

Снейп кивнул и проследовал за Гарри на кухню, молча наблюдая, как тот споро готовит горку бутербродов. Предложив мальчику сесть, Гарри поставил тарелку перед своим гостем.
— Давай, угощайся.

Отломив себе половинку, Снейп принялся молча жевать. Он не произнес ни слова с момента, как они пришли, и Гарри не знал, что и думать. Тот Снейп, которого он знал, не упустил бы шанса отпустить язвительный комментарий обо всем, что он видел и что делал Поттер, но Снейп-ребенок был насторожен и молчалив, и это нервировало Гарри.

— Ешь, сколько захочешь, — сказал он. — А я попытаюсь выяснить, что происходит.

Отвернувшись, Гарри подошел к камину и бросил в него горсть пороха.
— Дом Гермионы Грейнджер! — крикнул он, сунув голову внутрь.

Увы, потребовалось несколько попыток, чтобы найти ее, и наконец он обнаружил подругу в ее кабинете в Министерстве.
— Гермиона?

Она подняла совершенно измученный взгляд от заваленного бумагами стола.
— О, привет, Гарри. Послушай, сейчас не самое подходящее время, давай я завтра свяжусь с тобой камином? У нас тут небольшая непредвиденная ситуация…

— Не хочу тревожить тебя, но у меня тут собственная непредвиденная ситуация, — перебил ее Гарри. — Мне кажется, происходит что-то странное, о чем Невыразимцу следует знать.

Гермиона вздохнула, бросив отчаянный взгляд на стопку пергаментов, в беспорядке наваленных на ее столе.
— Хорошо. Дай мне пару минут, ладно? Ты в коттедже?

Он кивнул, и она устало потерла глаза.
— Я скоро буду.

— Спасибо, Гермиона, — закончил он разговор. Когда он вернулся к столу, мальчик выглядел немного виноватым. — Все в порядке? — спросил он.

Снейп кивнул.
— Я... Я был голоден, а вы сказали, что я могу съесть столько, сколько захочу…

Гарри глянул на тарелку, и, улыбаясь, обнаружил, что на ней лежит одна единственная корка хлеба.
— Ух ты, похоже, ты здорово проголодался. Наелся, или сделать еще? Или, может, хочешь чего-нибудь выпить?

— Вы не... сердитесь? — Снейп, казалось, ожидал, что его ударят, и Гарри прищурился. Мальчишка при этом побледнел, и Поттер вздохнул.

— Нет, я не сержусь, — ответил он медленно. — Я приготовил бутерброды, чтобы ты их съел. Так чего мне сердиться?

Снейп потупил взгляд, и Гарри снова вздохнул, в волнении растрепав волосы рукой.
— Хочешь чего-нибудь выпить? — мягко повторил он.

— Иногда мой Па сердится, если я ем слишком много, — почти шепотом признался Северус, вытягивая из себя слова, будто клещами.

Гарри снова глянул на Снейпа, впервые осознав, какое тонкое, почти костлявое, у того сложение — кожа да кости. Его заморенный вид напомнил Гарри собственное голодное детство у Дурслей, и он сморгнул слезы сострадания, отвернувшись, чтобы скрыть лицо. Он знал, что Снейп не потерпит ни малейшего намека на жалость.

— Я не стану злиться, сколько бы ты ни съел, — выдавил он. — Ты все еще голоден?

В этот момент Гарри услышал, как сработал камин, и измотанная Гермиона шагнула в гостиную, стряхивая сажу с мантии.
— Могу уделить тебе несколько минут, — сказала она. — Итак, что за непредвиденная?..

Гарри шагнул вперед, когда она замолчала и уставилась на Снейпа. Мальчик съежился на своем стуле, когда она появилась, пытаясь остаться незамеченным.

— Спасибо, что пришла, — поблагодарил подругу Гарри.

И, обращаясь к Снейпу, тихо добавил:
— Это мой друг, Гермиона Грейнджер, она работает в Министерстве Магии. Она поможет нам выяснить, что произошло и как отправить тебя домой, — когда мальчик отвел взгляд, Гарри посмотрел на девушку. — Гермиона, это Северус Снейп. Как ты и сама видишь, ему примерно десять лет, и я нашел его сегодня вечером по пути домой. Он потерялся.

— О, Мерлин, — прошептала Гермиона.

Гарри кивнул. Ну точь-в-точь его ощущения.

— Ты голодна? — мягко спросил он. — Я собирался готовить ужин.

Гермиона, не глядя, рухнула на стул.
— Да, было бы неплохо, — откликнулась она слабым голосом. — Я сегодня не обедала.

❋ ❋ ❋❋ ❋ ❋


— Северус… Могу я называть тебя «Северус»? — Снейп кивнул, и Гермиона улыбнулась. — Ну, тогда ладно. Северус, что последнее ты запомнил, прежде чем попал сюда?

Они сидели в гостиной после скромного ужина, состоящего из тушеной говядины с овощами, в течение которого Гермиона пыталась вовлечь Снейпа в разговор, но мальчик избегал ее вопросов самым простым способом: все время оставаясь с полным ртом.

В конце концов Гермиона отказалась от попыток разговорить его за едой, однако теперь, когда они устроились в комнате с горящим камином и удобным диваном, она взялась за него всерьез.

Северус сидел на краешке дивана, как будто готов был сорваться с места и сбежать в любой момент, и Гермиона, с легкостью читая язык тела, старалась держаться максимально благожелательно, внушая уверенность и спокойствие.

Гарри все еще возился на кухне, хотя видел все, что происходит в комнате, и Гермиона отметила, что в то время как мальчик, казалось, настороженно относятся к ним обоим, он позволяет Гарри подходить настолько близко, чтобы тот мог прикоснуться к нему, ее же он по-прежнему сторонится.

Как оказалось, он тщательно обдумывал ее вопрос, и едва ли не через минуту после того, как она задала его, Северус наконец поднял на нее взгляд и ответил:
— Я гулял во дворе. Па ора… разговаривал с мамой, и я убежал в дальний конец сада, а потом… — Снейп сморщил нос. — Все закружилось, как в тот раз, когда мама водила меня в гости к бабушке, а затем я оказался в поле и спрятался.

Закончив уборку, Гарри вошел в гостиную и сел на другом конце дивана, причем Гермиона с интересом отметила, что мальчик невольно тянется к нему.

— Что-нибудь показалось тебе странным перед тем, как ты попал сюда? — спросила она.

Северус молча покачал головой, глядя в сторону.

Гермиона сжала переносицу.
— Ясно. Что ж, я сделаю все, что в моих силах, чтобы вернуть тебя домой как можно скорее. Гарри, можем мы переговорить с глазу на глаз?

Гарри кивнул, и они оба вышли в коридор. Гермиона увидела, как Северус вытянул шею, чтобы проверить, куда они направились, прежде чем снова сел на диван и принялся болтать ногами.

— Ну, что думаешь? — юноша выглядел усталым, взволнованным, и подруга ободряюще похлопала его по плечу.

— Думаю, его появление связано с проблемой, с которой мы столкнулись по всей стране, — сказала она. Вздохнув, она склонилась и прошептала: — Я не имею права рассказывать тебе, однако, полагаю, что, учитывая обстоятельства, ты должен знать правду.

— Что? — спросил Гарри, слегка встревоженный.

— Отдел Тайн проводил кое-какие эксперименты, — ответила Гермиона. — Секретные эксперименты. Все, что я могу сказать: после того, как хроновороты были уничтожены, проводилось множество опытов с оставшимися обломками.

Гарри кивнул.

— Достаточно добавить, что все они были строго засекречены. И похоже, кто-то из Невыразимцев сумел вчера добиться некоторого прорыва.

— Какого рода прорыва?

— Он создал огромный хроноворот из осколков и попытался вернуться назад во времени — всего на несколько минут — но и этого оказалось достаточно.

— Достаточно для чего?

— Чтобы повредить ткань времени, мы полагаем, — Гермиона прикрыла глаза. — Хроноворот исчез, и сам он исчез, и мы понятия не имеем, где он и когда, и теперь со всех концов страны приходят сообщения об исчезнувших людях, и о других людях, появившихся неожиданно. И даже... — она с трудом сглотнула, внимательно наблюдая за реакцией Гарри — кое-кто даже утверждает, что видел Тома Риддла, который материализовался посреди Министерства. Ему что-то около восьми или девяти.

— Что?!

Гермиона цепко ухватилась за плечо Гарри, когда он попытался рвануть к камину.
— Расслабься, он под замком. Похоже, что на самом деле он тот самый Том Риддл, который жил в детском приюте и планировал поступить в Хогвартс больше пятидесяти лет назад, и главный вопрос теперь: что нам с ним делать?

Гарри почесал в затылке.
— Черт возьми, Гермиона! Мы знаем, что он собирается делать...

— А знаем ли мы? Он нормальный, милый ребенок — насколько мы можем сказать. Мы дали ему Веритасерум, применили легилименцию... Он чист. Разве вправе мы судить кого-то, прежде чем он совершит преступление? — она кивнула, когда увидела, что Гарри пришел к тому же выводу. — Вот видишь. Думаю, что мы просто должны попытаться вернуть всех туда, откуда они пришли, и надеяться на лучшее. А у нас есть Северус Снейп, и полагаю, нам следует присмотреть за ним, пока мы не сможем вернуть его обратно в свое время.

— И когда это будет? — спросил Гарри. — И как?

— Мы работаем над этим. И мне кажется, следует переправить его в Мини…

— Нет, — Гарри решительно покачал головой. — Нет, прошу тебя, Гермиона. Пусть останется здесь. Пожалуйста? Они не… Ты же знаешь, Министерство — не подходящее место для ребенка. Я сам пережил в детстве там немало неприятных минут. Пусть он останется здесь, ладно?

— Почему ты так настаиваешь? — спросила Гермиона. Она прищурилась, когда Гарри покраснел. — Что ты задумал?

— Ничего, — он преданно уставился на нее — просто-таки воплощенная искренность. — Серьезно, не нужно его никуда отправлять. Я позабочусь о нем, так что, когда вы найдете способ вернуть его обратно, это пройдет гораздо менее травматично.

— Почему мне кажется, что это плохая идея? — Гермиона покачала головой. — Ладно. Пусть побудет здесь. Сейчас в Министерстве настоящий дурдом, боюсь, он бы там затерялся, — она вздохнула, когда Гарри улыбнулся и обнял ее. Этот поступок наверняка еще ей аукнется — в этом она была уверена твердо.

❋ ❋ ❋❋ ❋ ❋


После того, как Гермиона ушла, Гарри вернулся в гостиную. После ужина Северус почти все время молчал — он, похоже, вообще был удивительно тихим ребенком. По правде говоря, это нервировало Гарри. Он привык к едкому, не привыкшему лезть за словом в карман Снейпу, но этот мальчик задевал какие-то потаенные струны сердца тем, насколько явственно тянулся к безопасности и душевному теплу.

— Северус?

Гарри замолчал, когда увидел, что ребенок свернулся в клубок и заснул на диване. По губам скользнула ласковая улыбка, он подошел ближе и, склонившись, осторожно откинул прядь волос с лица Снейпа. Мальчик потянулся за рукой Гарри, как будто в поисках тепла, и Гарри удивленно округлил глаза. Кто бы мог подумать, что он так быстро привяжется к Северусу Снейпу?

Убрав руку, он присел на корточки. Лицо Снейпа во сне казалось таким невинным, и Гарри вздохнул, понимая, что спустя годы этот человек спасет его жизнь бессчетное число раз вплоть до того самого дня, когда сам Гарри увидит, как тот умирает.

Он покачал головой. Это было несправедливо! Перед ним еще один человек, которого он должен был спасти, как и Сириуса, как Седрика, как Ремуса... Гарри сердито потер лицо. Если бы только существовал способ спасти хотя бы одного из них, он сделал бы что угодно.

Идея, которая пришла ему в голову, заставила его резко выдохнуть, и когда Северус пошевелился во сне, Гарри вскочил на ноги и быстро попятился, опасаясь, что безумная мысль завладеет им полностью. Конечно же, он не может сделать это… или может?

Но почему бы и нет? — тихонько спросил его внутренний голос. — Никто не узнает. Все, что тебе нужно сделать — найти способ предупредить его, прежде чем Гермиона придумает, как отправить его обратно. Тебе не придется рассказывать ему все, достаточно лишь убедиться, что он будет готов к атаке Нагайны.

— Это не сработает, — пробормотал он себе под нос. — Гермиона убьет меня, — но откуда она узнает? Если я проверну все с достаточной осмотрительностью и сумею предупредить Снейпа, у того, по крайней мере, будет шанс, когда придет время. Я ведь умею быть осмотрительным, правда?

Оглядев гостиную, Гарри снова увидел спящего мальчика и решительно поджал губы. Он найдет способ спасти его.

❋ ❋ ❋❋ ❋ ❋


Северус перешел от сна к бодрствованию, как обычно, в одно мгновение. Однако он не пошевелился и никак себя не выдал — с самого раннего детства он знал, что лучше сперва оценить ситуацию, прежде чем обозначать свое присутствие. В прошлом это не раз спасало его от побоев, особенно, когда его отец бывал в запое.

Потребовалась лишь секунда, чтобы события предыдущего дня навалились на него, и он осторожно приоткрыл один глаз, пытаясь незаметно осмотреться.

Снейп не узнал комнату и поскольку решил, что он один, он открыл глаза и сел, чтобы хорошенько оглядеться.

Судя по всему, он был в спальне с аккуратно прикрытой дверью. Кто-то частично раздел его, однако полный паники взгляд определил местонахождение рубашки и брюк на спинке стоящего рядом с кроватью стула.

Он покраснел. Он надеялся, что это сделала не та женщина, Гермиона. По какой-то причине он скорее предпочел бы, чтобы именно Гарри укладывал его в постель, хотя не был до конца уверен и в нем тоже. Что-то в поведении Гарри заставляло думать, что тот не стал бы смеяться над его старым, застиранным бельем.

Звук в коридоре заставил Снейпа резко вскинуть голову. Он поспешно спрятался под одеяло, и, когда раздался стук в дверь, он был готов.

— Северус? — Гарри просунул голову в дверь, и Снейп смущенно заерзал под внимательным взглядом зеленых глаз. Забавно, как сильно этот человек напоминал Северусу его лучшего друга.

— Отлично. Ты проснулся. Хорошо выспался?

Снейп осторожно кивнул.

— Я приготовил завтрак, так что, когда закончишь умываться, приходи на кухню. Ванная по коридору напротив, — с этими словами голова Гарри исчезла, и Северус выдохнул с облегчением, позволяя пледу сползти на пол. Метнувшись к креслу, он быстро оделся и, после визита в ванную, проделал путь вниз по коридору в ту сторону, откуда доносились вкусные запахи.

При виде двух тарелок, доверху наполненных яйцами, помидорами, колбасой, фасолью и сверху — тостами, рот Снейпа словно сам собой наполнился слюной, однако он сдержался, чтобы не наброситься на еду немедленно.

— Ешь, — сказал Гарри, ставя перед ним стакан с соком и чашку чая с молоком. — Я подумал, что мы могли бы пойти и осмотреть окрестности: может, найдем подсказку тому, как ты попал сюда.

Рука Снейпа, державшая тост, застыла на полпути ко рту. Какова вероятность, что он отправится домой прямо сегодня? Его сердце упало.

— Разве ты не хочешь вернуться домой, Северус? — спросил Гарри, проницательно глядя на него. — Ты ведь скучаешь по своим родителям?

Мальчик отвел взгляд. Он понял, что лучше не отвечать на этот вопрос.

— Я вырос у тети и дяди, — продолжил Гарри после долгой паузы, стараясь не смотреть на Снейпа. — Жить с ними было не совсем... приятно, поэтому я понимаю, каково это, когда не хочется возвращаться туда, где тебя не…

— Там не так уж плохо, — пробормотал Северус.

Гарри кивнул.
— Что ж, тогда ладно, — сказал он. — Тебе повезло иметь семью.

Северус пожал плечами. В то время как его Па был довольно суров и часто бил его, он никогда не трогал его мать, что было все же лучше, чем то, что имело большинство детей на их улице, и потому он не смел жаловаться.

На самом деле Северус иногда задавался вопросом, что, если отец попросту боялся нападать на его мать. В тот единственный раз, который он сумел вспомнить, когда Тобиас сердито наорал на Эйлин, по комнате начали летать предметы, и Тобиас поспешно отступил. Северус так и не смог понять, кто из них двоих ответственен за это, но это не имело значения. Мать рассказала ему позже, что ее магия таким образом отреагировала на опасность, и с того дня Тобиас был очень осторожен и бил Северуса, только когда они оставались одни.

Впрочем, ничего из этого он не стал рассказывать Гарри. Тот был чужаком, а никто не станет говорить о таких вещах с посторонними. Даже с такими же волшебниками, какими были он сам и его мать.

Дома они тоже не обсуждали такие вещи. Мать говорила, что они другие, и в то время как Северусу нравилось думать, что они не такие, как все, Тобиас же ненавидел их непохожесть. От всей души.

— Еще сосисок?

Вырванный из собственных мыслей, Северус поднял голову и увидел, что Гарри держит кастрюлю. Он покачал головой, опустив глаза, и сосредоточился на тщательном очищении своей тарелки. Привычка доедать все до последнего кусочка была еще одним выстраданным уроком, который он не собирался забывать.

— А ты не слишком-то разговорчив, верно? — заметил Гарри.

Понимая, что это риторический вопрос, Северус не соизволил ответить; вместо этого он продолжил поглощать свой завтрак, и спустя пару секунд Гарри сел рядом с ним и тоже приступил к трапезе.

Когда они закончили, Гарри отправил посуду в мойку, и они оба вышли через переднюю дверь.

Северус обнаружил, что ему не стоит волноваться о том, что его отправят домой немедленно. Прогулка в поле, где он так неожиданно появился меньше суток назад, обошлась без происшествий, и несмотря на все попытки Гарри отыскать хоть какую-то подсказку относительно того, как там оказался Северус, он ничего не обнаружил.

Несмотря на свою неприязнь к незнакомцам, Снейпу нравилось находиться вдали от дома, и не только потому, что рядом не было его отца.

Не было также вечно поддразнивающих его соседских детей, и кузенов-Принцев, так и норовящих поиздеваться или проклясть его, когда взрослые не видят. И, впервые за долгое время, он не испытывал чувства голода. Конечно, взамен ему приходилось выслушивать постоянную болтовню Гарри, впрочем, было даже что-то успокаивающее в том, что приятый тенор бубнит о том, как увлекательно было изучать нечто под названием Зелья, насколько умен должен быть Мастер Зелий и какую грандиозную карьеру можно сделать в этой области.

Спустя несколько минут Северус предположил, что Гарри был Мастером Зелий — что бы это ни означало — и что он вербовал себе учеников. Снейп почти ничего не отвечал, и Гарри вроде бы понял намек и через некоторое время сменил тему.

Они устроили пикник прямо в поле, расположенном неподалеку от коттеджа, и Гарри потчевал его рассказами о Хогвартсе, поведав Снейпу, как сильно он был впечатлен, когда впервые увидел замок, и обо всех магических вещах, которые стали там привычны.

Северус слушал внимательно, за все время произнеся едва ли пару слов, однако понял многое, о чем Гарри умолчал, но о чем было сказано между строк. По-видимому, в Хогвартсе тоже нужно будет соблюдать осторожность. Северус привык к тому, что он не популярен среди сверстников, и это вряд ли изменится, когда он отправится в школу магии.

Однако кое о чем Гарри не упомянул, а Северус не стал спрашивать и на обратном пути решил, что и не собирается спрашивать.

Когда они подошли к коттеджу, Гарри спросил Снейпа:
— Тебе понравилась комната, в которой ты спал прошлой ночью?

Северус кивнул. Это была самая лучшая спальня, в которой он когда-либо ночевал.

— Она ваша? — спросил он.

Гарри рассмеялся.
— О, нет. Боюсь, в моей гораздо неприбранней. Я никому не позволяю заходить в нее. Нет, тебе досталась комната для гостей.

В тот момент Северус решил, что будет поддерживать в отведенной ему спальне безукоризненный порядок, чтобы у Гарри и мысли не возникло отнять ее у него.

Ужин был прерван визитом Гермионы, которая принесла кое-какую одежду для Снейпа и еще больше вопросов для него. Он ответил на них, как мог, старательно обдумывая ответы, прежде чем озвучить их. Когда она наконец ушла, Гарри дал ему полистать какую-то книгу и, заметив, что Северус устал и засыпает на ходу, отправил его в постель.

Спустившись по коридору, Северус отыскал «свою» комнату и, аккуратно развесив одежду на спинке стула, лег в кровать. Он лежал и размышлял о своей тайне, спрашивая себя, должен ли он рассказать о ней Гарри.

Он вздохнул. Прокручивая в голове разговор, который подслушал за день до этого, когда только попал сюда, он вспоминал, как Гарри говорил Гермионе, что ему нравятся мужчины. Северус был уверен, что в этом они с ним похожи, однако такого рода информацией он был не готов поделиться даже со своей матерью, и определенно ничего не собирался говорить отцу...

Перевернувшись на другой бок, Северус закрыл глаза. Он поступит единственно возможным в данной ситуации образом: постарается воспринимать все происходящее как должное, и пусть все идет своим чередом. И если в конечном итоге он никогда не вернется домой — значит, так тому и быть. Он будет скучать по своей матери, однако Гарри уже показал себя лучшим отцом, о котором он только смел мечтать. Впервые за много лет Северус заснул с улыбкой на губах.

❋ ❋ ❋❋ ❋ ❋


Гарри улыбнулся при виде того, как Северус нахмурился, уткнувшись носом в книгу. Он был ненасытным читателем и поглощал страницу за страницей с невероятной скоростью. Неудивительно, что он стал таким блестящим ученым. То есть станет блестящим ученым. Гарри вздохнул: все же все это казалось немного запутанным.

Большую часть времени они проводили в коттедже, и Гарри, по настоянию Гермионы, ежедневно отчитывался перед ней. Он взял отпуск в Аврорате якобы с целью изучения передовых методов слежки, что было весьма удобно, поскольку теперь он мог приглядывать за мальчиком.

Рон связывался с ним несколько раз камином, пытаясь убедить Гарри, что его родители не слишком сердятся. Особенно он подчеркивал, что Джинни заметно успокоилась, на что Гарри лишь вежливо кивнул.

Гарри не говорил другу, что кто-то, кроме него, живет в коттедже, и было ясно, что Гермиона также не обмолвилась ни словом, поскольку, зная Рона, он не сомневался, что тот непременно захотел бы взглянуть на такого уязвимого Снейпа.

Прошло уже шесть недель, но Гермионе до сих пор не удалось отыскать способ вернуть Северуса в нужное время. Гарри каждое утро пролистывал «Пророк» в поисках малейшей подсказки, однако в прессе не было ни единой зацепки о каких-либо подвижках в Министерстве. Он нашел лишь крошечную статью в «Придире» о временных разрывах, но Гарри знал, что вряд ли стоит воспринимать ее всерьез, поскольку она была надежно закопана между статьями о морщерогих кизляках и нарглах, и потому расслабился.

— А что такое Думосбор? — спросил вдруг Северус.

Гарри обнаружил, что Снейп никогда не колебался перед тем, как задать вопрос, и в то же время не стремился делиться хоть какой-то информацией о своей семье или своей жизни. Впрочем, из того, что Гарри сумел собрать по кусочкам, складывалось впечатление, что обстановка в семье Снейпов была достаточно мрачной. За эти полтора месяца он определенно прибавил в весе и выглядел гораздо лучше, чем когда только появился.

— Это способ сохранить воспоминания, так что становится возможно просмотреть их позже или даже поделиться ими с другими, — ответил Гарри. Глаза Северуса засияли живым интересом, и, выслушав объяснение Поттера, он обдумал его слова и наконец кивнул.

— Полезная вещица. Может, и у меня когда-нибудь будет такой, — пробормотал он, вновь обращая все свое внимание к книге, которую читал.

— Да, — согласился Гарри. — Наверное, будет. Ты голоден?

Снейп энергично закивал, и Гарри отправился на кухню готовить обед, поражаясь тому, насколько комфортно ему живется вместе с Северусом. Как он недавно понял, его проблемы в отношениях с Джинни отчасти заключались в том, что та отчаянно мечтала сразу же создать семью, он же, хоть и тоже хотел детей, предпочел бы немного обождать. Впрочем, его опыт общения с мальчиком доказывал, что он вполне способен стать неплохим отцом. Даже несмотря на то, что Джинни сошла со сцены, по крайней мере, я знаю, что способен справиться самостоятельно.

После обеда они отправились на прогулку, и поскольку в последнее время Гарри позволял Снейпу самому выбирать направление, в этот раз они тоже не стали отступать от традиций.

Наткнувшись на поляну, они присели отдохнуть, и Гарри, решив, что пришло время научить Северуса чему-то новому, попытался объяснить тому концепцию Непростительных Заклятий.

— Я могу понять, почему нельзя убивать, — заметил Северус, — и почему запрещено причинять боль. Но что плохого в том, чтобы заставить кого-то сделать то, что вы хотите?

Гарри улыбнулся. Оглядевшись, он увидел лань, выглядывающую из листвы.
— Смотри, — прошептал он. Нацелив на нее палочку, он тихо пробормотал: — Imperius!

Глаза Снейпа расширились, когда лань, раздвинув кусты, подошла к ним. Опустив голову, она принялась есть с ладони Гарри и даже не попыталась отстраниться, когда Северус потянулся, чтобы ее погладить.

— Видишь? Ее собственная воля полностью сломлена, — пояснил Гарри. — Я мог бы сделать с ней что угодно, а она не смогла бы убежать. Ее инстинкты подавлены. Теперь ты понимаешь, насколько это неправильно?

Северус кивнул.

Finite Incantatem! — и лань стремительно умчалась. Гарри слышал, как она продирается сквозь кусты в попытке сбежать как можно дальше. — Никогда не забывай о своей власти мага, — сказал Гарри.

Северус серьезно кивнул.
— Не буду.

Они бродили оставшуюся часть дня и к вечеру даже немного заблудились, так что к тому времени, когда они вернулись домой, совсем стемнело, а оба они сильно проголодались.

— Будешь курицу? — спросил Гарри, отпирая входную дверь коттеджа. — Тебе, кажется, понравилось, когда я готовил ее на прошлой неделе... — он замер, уставившись на незваного гостя, который ждал их.

— Привет, Гарри.

Джинни была одета в то, что, по ее мнению, представляло собой наряд для соблазнения. Светло-голубая мантия, безупречно оттенявшая ее волосы и кожу, была расстегнута достаточно глубоко — так, что в вырезе виднелась нежная шея и ключицы. Укороченный фасон подчеркивал ее мальчишескую фигуру, она даже надела серьги, которые Гермиона помогала ему выбирать на последний ее день рождения. Джинни явно решила предстать перед бывшим женихом во всеоружии.

Ее взгляд внимательно изучил Гарри и наконец замер на Снейпе, который съежился, как только понял, что в комнате незнакомка.

— Ой! Кто это? — спросила она тем приторно-сладким и неестественно-высоким голосом, который некоторые приберегают для общения с маленькими детьми и животными.

Гарри почувствовал, как Северус почти прижался к нему.
— Это мой гость. Он поживет тут какое-то время, — ответил он, надеясь избежать раскрытия личности Снейпа. — Что ты здесь делаешь?

Ее нижняя губа притворно дрогнула, и Джинни уставилась на Поттера сквозь ресницы.
— Я просто должна была повидаться с тобой, Гарри. Ненавижу, как мы расстались в последний раз. Может, уложишь своего… хм… гостя спать, чтобы мы могли поговорить?

— Он должен поесть, — твердо ответил Гарри. — Мы не ждали тебя, так что, если подождешь в гостиной, пока я накормлю Се… мальчика, то, возможно, мы сможем обсудить, что пожелаешь.

Острый взгляд Джинни метнулся к Северусу и обратно.
— Конечно, — согласилась она. — Хотя я буду рада помочь тебе…

— Нет, — Гарри мысленно отругал себя за то, что не изменил охранные чары. — Нет, он довольно... застенчив. Посиди в другой комнате, я приду через пару минут.

Кивнув, Джинни повернулась и продефилировала прочь. Северус смотрел ей вслед, и, когда она оказалась вне пределов слышимости, заметил:
— Я ей не понравился.

Гарри открыл было рот, чтобы возразить, однако не произнес ни слова. У Снейпа хорошие инстинкты, и они ему еще пригодятся. Не следует заставлять его сомневаться в себе, тем более, что он прав. Джинни невзлюбила его с первого взгляда, впрочем, ее неприязнь была бы еще сильнее, если она раскрыла тайну его личности. Гарри кивнул.
— Меня она теперь тоже недолюбливает. Давай, пойдем, накормлю тебя.

Устроив Северуса за столом, с тарелкой супа и хлебом, Гарри отправился на поиски Джинни. Она устроилась в гостиной, и в течение долгой минуты Гарри стоял у двери и спокойно смотрел на нее. Она действительно превратилась в привлекательную женщину, и даже странно, что она была не в его вкусе.

Заметив Поттера, она быстро глянула на него и поднялась навстречу с приветливой улыбкой на лице.
— О, Гарри, — выдохнула она. — Мы так давно не виделись! Я правда скучала по тебе.

Гарри позволил обнять себя, однако через пару секунд расцепил ее руки, отступая на шаг.
— Зачем ты пришла, Джин? — спросил он. — Мистер и миссис Уизли в порядке? А Рон?

— Все в порядке, — отозвалась она, раздраженно махнув рукой. — Я хотела бы поговорить о нас.

— О чем именно? — Гарри нетерпеливо вздохнул. — Нет никаких «нас». Мы расстались, помнишь?

— И я до сих пор не понимаю, почему.

— Джинни…

Она предостерегающе вскинула руку.
— Я помню, как ты говорил, что я желаю больше, чем ты можешь мне дать, и признаю, я разозлилась и наговорила лишнего, но у меня была возможность все обдумать, и я знаю, что мы сможем справиться с этим, Гарри. Я смогу стать такой, какой ты хочешь меня видеть.

Покачав головой, Гарри скрестил на груди руки.
— Это не сработает. Я гей, Джин. Мне нравятся мужчины. Этого не изменишь. Это просто факт.

— Но ты меня целовал, — ее голос прозвучал умоляюще, широко распахнутые глаза заблестели от непролитых слез. — Когда мы впервые поцеловались — это был лучший день в моей жизни. Я помню его так, словно это было вчера.

— Этого недостаточно, — Гарри нервным движением растрепал свои волосы. — Ты не сможешь меня удовлетворить, а ты не должна соглашаться на отношения с тем, кто не влюблен в тебя по уши.

— Если дело только в... технике, я могу использовать специальные приспособления, — щеки Джинни стали ярко-алыми от смущения, но она упрямо продолжила: — Я сделаю все, что нужно, чтобы мы были вместе. Я могу исполнять роль мужчины.

Из коридора послышался странный звук, и Гарри подскочил на месте. Обрадовавшись передышке, он пробормотал:
— Я должен проверить, как там Се… мой гость. Джин, это не сработает. Думаю, тебе лучше уйти.

Джинни опустила руки, с мольбой протянутые к Гарри, и дрожащими губами произнесла:
— Он уже достаточно большой, чтобы управиться самостоятельно! Мы должны закончить разговор.

— Он закончен, — Гарри, потеряв терпение, отвернулся. — Все было кончено еще с последней нашей встречи, когда ты заявила, что на свете полным-полно других мужчин, которые будут лучше к тебе относиться и будут счастливы, если ты обратишь на них свое внимание. Ты абсолютно права. И это верно для нас обоих.

— Я сказала так из-за обиды. Мне хотелось причинить тебе боль.

Гарри пожал плечами.
— Тебе это удалось — на какое-то время, но, честно говоря, это было к лучшему. Порознь мы будем гораздо счастливее. А теперь мне нужно уйти…

— Кто он? — полюбопытствовала девушка, следуя по пятам за Гарри к двери.

— О ком ты? — спросил Поттер.

— Этот мальчик, — Джин торжествующе улыбнулась, когда Гарри повернулся, чтобы посмотреть на нее. — Он кажется знакомым, как будто я раньше встречала его, но я не могу сообразить, где и когда это могло быть. Кто он?

— Он не твоя печаль. Думаю, тебе пора, — твердо заявил Гарри. — Мне доверили присматривать за ним, и сейчас он — самое важное для меня.

— Он слишком юн для тебя, — ехидно заметила она. — В этом все дело? Ты нашел себе кого-то? И этот мальчик как-то с ним связан?

Гарри споткнулся, его глаза широко распахнулись от абсурдности выдвинутого ею предположения. Он прищурился, стиснул зубы и зарычал:
— Убирайся! Сейчас же!

Джинни удивленно отступила на шаг. Затем склонила голову и уставилась на него в притворной задумчивости.
— Интересно, что скажет Министерство, когда я сообщу им, что у тебя живет несовершеннолетний ребенок? Особенно, если я не забуду упомянуть, что ты гей?

Волна ослепляющего гнева охватила Гарри, и он резко шагнул к ней. Девушка побледнела и, по-видимому, осознав опасность, попятилась.
— Просто подумай о том, что я сказала, Гарри, — поспешно сказала она. — Все это не должно быть так, — и она исчезла в вихре аппарации.

Еще один звук заставил его обернуться, и он увидел стоящего в дверях Снейпа, который внимательно его изучал.

— Северус?

Тревожно глядя на него, ребенок спросил:
— Вам нравятся мальчики?

Гарри едва не застонал. И надо же было ему подслушать именно эту часть разговора...

— Я... Мне нравится большинство людей, — ровно ответил он, стараясь перевести разговор в более подобающее русло. — Ты поужинал?

Снейп кивнул.
— Да, — он кивнул туда, где до этого стояла Джинни. — Она сказала, что вам нравятся мальчики.

Понимая, что тема не исчерпана, Гарри вздохнул и кивнул.
— Верно. Она так сказала.

— Это правда?

Небольшая пауза, а следом:
— Мне нравятся мужчины, да, — Гарри смело встретил взгляд Снейпа. — Тебя это смущает?

Северус побрел в комнату.
— Нет, — солгал он.

Гарри чуть улыбнулся. Снейп-ребенок совсем не умел врать.

— Хм-м. Ну, если хочешь, можем поговорить об этом, — предложил он.

Северус нервно глянул на него, и сердце Гарри дрогнуло при мысли, что их отношения снова станут натянутыми.

— Я думал, вы собирались прочитать мне следующую главу, — сказал наконец Северус.

Взгляд в сторону кресла у камина подтвердил, что книга, которую
он читал Снейпу каждый вечер, все еще там.
— Да. Начнем прямо сейчас?

Северус кивнул, и оба двинулись к креслу. Гарри, как обычно, расширил его заклинанием, готовый к тому, что мальчик не захочет сесть рядом. Он также сомневался, что Северус, учитывая его недавние откровения, пожелает возобновить их ежевечерний ритуал, однако, как только Гарри сел, Снейп забрался в кресло и устроился рядом с комфортом, как и всегда.

Обрадовавшись, Гарри сказал:
— По-моему, мы остановились на главе под номером двадцать, верно? О том, как Дамблдор впервые сражается с Гриндевальдом?

Северус кивнул, и, взяв себя в руки, Гарри принялся читать. Звук собственного голоса, мерцающий свет свечей и отблеск пламени камина успокаивали измотанные нервы, и когда голова мальчика склонилась ему на плечо, Гарри расслабился еще больше.

Он знал эту историю почти наизусть, и теперь, пока он читал ее для Снейпа, часть его разума пыталась решить, что делать с Джинни. Было очевидно, что та что-то замышляет, и Гарри решил: необходимо, чтобы Гермиона как можно скорее узнала, что ее будущая золовка вот-вот начнет разнюхивать в поисках информации. И, возможно, пришло время рассказать Рону про своего гостя.

Гарри продолжил читать вслух, и лишь когда послышалось тихое сопение, он закрыл книгу, осторожно поднял Снейпа и отнес мальчика в его комнату. Северус чуть сдвинулся в его руках, уткнувшись носом в грудь Гарри, и тот почувствовал, как его буквально затопило желание защитить. Слова Джинни больно ранили его — в основном из-за ее предложения, что его чувства к Северусу какие-то неправильные или даже извращенные.

Несмотря на то, что Гарри испытывал к ребенку нежные чувства, они были исключительно платоническими. Его хотелось защитить. И спасти. В этом была скрытая подоплека их чтения историй о Гриндельвальде — еще одном Темном Лорде, который в конце концов предал всех, кто был ему верен. Возможно, это откроет Снейпу глаза на то, что не следует верить всему, что ему говорят.

Он положил мальчика на кровать, стянул обувь, носки и брюки. Затем, укрыв его, Гарри присел на край постели и с минуту наблюдал, как тот спит. Он выглядел таким юным и невинным.

Откинув с лица прядь волос, Гарри вздрогнул, когда глаза Снейпа открылись и их взгляды встретились.
— Мне тоже нравятся мальчики, — признался он. А потом, пока Гарри молча таращился на него, не зная, что ответить, он закрыл глаза и минуту спустя крепко спал.

❋ ❋ ❋❋ ❋ ❋


— Это плохо, Гарри, — Гермиона нахмурилась, как всегда, когда в ее поле зрения возникала особенно досадная проблема. — Джинни может доставить тебе кучу неприятностей.

Гарри кивнул. Он был ничуть не удивлен.
— Я знаю. Однако прошла уже неделя, а она так и не попыталась ничего предпринять, так что, полагаю, нам остается лишь ждать. Если только не возникнет хоть какой-то прогресс в поиске способа вернуть его в свое время.

— Я работаю над этим, как и все остальные Невыразимцы в Отделе Тайн. Пока ничего, — она казалась измученной, и Гарри вздохнул.

А затем, озвучивая его самый большой страх, спросил:
— Что, если мы так и не сумеем отправить его обратно, Гермиона?

Она покачала головой.
— Мы просто обязаны! Он был ключевой фигурой в борьбе с Волдемортом. Без него ты погибнешь еще до конца первого курса в Хогвартсе, и мир потеряет надежду.

— Но раз он провел здесь некоторое время, разве не должно было все уже измениться для нас? Я хочу сказать, наша история ведь осталась прежней. По крайней мере, я думаю, что это так. Хотя, говоря по правде, как бы мы узнали? — глаза Гарри округлились, когда он представил себе все последствия. — Я имею в виду, если в прошлом я мертв, то здесь я могу просто исчезнуть в один прекрасный момент, и никто не узнает, что я был жив или?..

— Стоп, — Гермиона потерла виски. — Это слишком сложно, голова идет кругом. Думаю, мы сумеем найти способ вернуть его назад, потому что мы все еще здесь, и мы помним, что он был нашим профессором в школе, и Волдеморт по-прежнему мертв. Это означает, что нам каким-то образом это удалось. Я лишь хочу знать, как.

— В любом случае Гермиона из будущего могла бы оставить вам подсказку, как это сделать, — пошутил Гарри. — Это было бы весьма любезно с ее… Гермиона? Ты куда?..

Но подруги уже не было рядом: сорвавшись с места, она с ошеломленным выражением лица аппарировала.

Гарри вздохнул. Видимо, его расспросы расстроили ее.

— Вы собрались умереть?

Гарри резко обернулся и увидел, что Северус стоит рядом. Предполагалось, что он собирает яблоки на заднем дворе, однако, по-видимому, он вернулся, и Гарри не слышал, как он подошел. Было ясно, что привычка Снейпа подкрадываться возникла не только как следствие шпионской деятельности в его взрослой жизни.

— Надеюсь, что нет, — отшутился Гарри, но Северус не улыбнулся.

— Вы сказали, что умрете, если не сможете отправить меня обратно. Означает ли это, что я должен буду спасти вас?

Гарри улыбнулся и похлопал по дивану рядом с собой. Северус подошел и сел.

— Да, — сказал Гарри. — Ты не раз спасешь мою жизнь, Северус. Ты очень важная персона. По правде говоря, если ты не вернешься в свое время, очень плохой человек станет правителем нашего мира и много людей умрет.

— То есть мне придется вернуться, — Северус опустил голову, и Гарри по тому, как резко поникли его плечи, понял, что идея не показалась мальчику привлекательной. — Что, если я не сделаю то, что должен? Что, если вы все равно умрете?

— Все будет хорошо, — пробормотал Гарри, обнимая Снейпа за хрупкие плечи. — Верь мне.

— Я умру?

Губы Гарри сжались в ответ на тихий, нерешительным шепотом заданный вопрос.
— Нет, если это в моих силах.

Северус все еще выглядел озадаченным, и Гарри, понимая, что настало время для откровенного разговора, произнес, тщательно подбирая слова:
— Ты очень умен, Северус. На самом деле я бы сказал, что ты один из самых умных людей, кого я когда-либо встречал. Ты помнишь все, что я говорил тебе за последние несколько недель? Это очень важно; я пытался хоть немного облегчить тебе задачу. И в конце концов ты сделаешь все, как надо, я в этом уверен.

— Что, если я забуду все, о чем мы говорили?

Гарри улыбнулся.
— Теперь, когда ты знаешь о Думосборах, как только тебе удастся заполучить один из них в свои руки, советую тебе сохранить воспоминания и внимательно просмотреть каждое из них — так ты вспомнишь все, что я тебе рассказал. Это очень важно.

— Прежде чем отправить меня обратно, не захотят ли они заставить меня забыть обо всем с помощью одного из тех заклинаний, о которых вы рассказывали?

Прищурившись, Гарри обдумал это предположение. Будут ли они настаивать на Обливиэйте для Снейпа перед тем, как вернуть его домой? Он вздохнул. Безусловно, будут.

— Ты и в самом деле умен, — кивнув, сказал он. — Держу пари, что захотят. А это означает, что мы должны придумать план.

Северус сияющими глазами глянул на него снизу вверх.
— И какой же? — спросил он, и Гарри улыбнулся в ответ, с удовольствием наблюдая, как на лице мальчика появляется коварная улыбка. Похоже, пришло время проявить лучшие свои слизеринские черты.

❋ ❋ ❋❋ ❋ ❋


— Гарри? — громко позвала Гермиона, пройдя через холл, и голова Гарри дернулась вверх от книги, которую он читал. Все, что он сумел извлечь из своих исследований: не существовало никакого способа защититься от качественно наложенного Обливиэйта, а насколько он знал свою подругу, та наверняка будет настаивать на том, чтобы сделать это собственноручно.

Он даже попытался задействовать скрытые способности Северуса к окклюменции, однако сам Гарри не был в этом достаточно силен, так что оказалось практически невозможно обучить его.

— Я здесь! — позвал он. Северус уже спал, а сам он засиделся допоздна, пытаясь найти способ, который позволил бы Снейпу сохранить важную информацию, которую он передал ему.

— Я нашла! — похвалилась Гермиона, входя в кабинет.

— Нашла — что?

— Способ вернуть Северуса обратно!

Ощущение замершего от ее слов сердца шокировало Гарри своей интенсивностью. Он улыбнулся с притворным энтузиазмом.
— Отлично!

Гермиона прищурилась.
— Тебе не одурачить меня ни в малейшей степени, — сказала она. — Ты будешь по нему скучать, не так ли?

Отвернувшись, Гарри принялся перекладывать бумаги на своем столе, пока не испарилась подозрительная влага, скопившаяся в уголках его глаз.
— Да, полагаю, — ответил он наконец.

Она улыбнулась и обошла вокруг стола, чтобы встать рядом с ним.
— В порядке вещей признаться, что ты привязался к нему, Гарри, — пробормотала она, похлопав его по спине. — Я тоже. Он и вправду милый ребенок — хоть я не могу поверить, что говорю это о Снейпе.

Усмехнувшись, Гарри кивнул.
— Понимаю, о чем ты. Если бы кто-то сказал мне три месяца назад, что я буду грустить, расставаясь с Северусом Снейпом, я назвал бы его безумцем, — собравшись с духом, он спросил:
— Ну, что вы там нашли?

— Всего лишь инструкции о том, как создать хроноворот, — отозвалась Гермиона, торжествующе взмахнув листком пергамента.

— Где и как вы их обнаружили? — поинтересовался Гарри.

Гермиона покраснела.
— Это ведь ты дал мне подсказку о том, что я могла оставить себе сообщение. Я подумала, что в этом есть смысл, понимаешь? Я вполне могла это сделать, поэтому я осмотрела все вероятные места.

— И?..

— И нашла его здесь! — она достала потрепанный экземпляр «Истории Хогвартса». — Я почти не пользуюсь ею больше, поскольку помню практически наизусть, но всегда держу под рукой на всякий случай. Для меня это некая константа, понимаешь.

— И, скорее всего, навсегда ею останется, — закончил за нее Гарри.

— Именно! — она открыла книгу и показала ему нужную страницу. — Оно лежало здесь, прямо под статьей об Основателях.

— Интересно, когда оно там оказалось, правда? — спросил Гарри. — Я имею в виду, это должно было произойти прежде, чем книга попала к тебе, ведь ты-из-будущего вернулась назад во времени, чтобы оставить его там.

— Или я-из-прошлого. У меня был доступ к хроновороту на третьем курсе.

— Но ты бы помнила, если бы сделала это, не так ли? — Гарри покачал головой. — Вся эта неразбериха...

Она похлопала его по плечу.
— Я знаю, что это сбивает с толку. Постарайся не думать об этом. Однако, так или иначе, он оказался здесь, и теперь я знаю, как отправить его обратно.

Гарри кивнул. Наступил момент истины.
— Когда?

— Как можно скорее, полагаю, — она озабоченно нахмурилась. —Джинни становится все настырнее, пытаясь разузнать о твоем «приемыше». Кто он и почему живет у тебя. Она, похоже, винит его в недостатке внимания к ней.

— Но в этом нет никакого смысла! Северус появился уже после того, как мы расстались, — Гарри раздраженно закатил глаза.

— Я знаю, но она никогда не отличалась логикой. В ее сознании эти два события тесно взаимосвязаны. В любом случае, лучше разобраться с этим как можно скорее.

— Им уже удалось благополучно отправить кого-нибудь в прошлое? — спросил Гарри. — Возможно, система нуждается в проверке.

— Э-э, так и есть, — отозвалась Гермиона, отводя взгляд. — Вот где я пропадала все последние дни.

Гарри сделал паузу.
— Что случилось? — спросил он, уловив ее встревоженное выражение.

— Я ведь рассказывала тебе о Риддле, да? — Гарри кивнул, и она продолжила: — Ну, мы решили отправить его первым, прежде чем использовать хроноворот на ком-либо еще.

— Но это же опасно! Что, если что-то пошло не так? Вы могли изменить прошлое…

Гермиона предостерегающе подняла руку.
— Я знаю, и поверь мне, я высказала им все свои опасения, однако они не прислушались к моему мнению. Несмотря на то, что они воспользовались моей идеей, меня не допустили к участию в эксперименте, а позволили лишь наблюдать. В любом случае, все прошло не так гладко, как они надеялись, — она облизала губы. — Произошел сбой, и он застрял во времени — где-то между будущим и прошлым.

— Ух ты. И что же было дальше?

— В конце концов нам удалось вернуть его обратно, но он... изменился. Прежде он казался довольно милым ребенком. Я же рассказывала тебе, как все мы недоумевали по поводу того, что он выглядел вполне адекватным? Однако после того, как он вернулся… оттуда, он производил впечатление совершенного безумца.

— Мерлин, что они натворили?

Гермиона выглядела так словно ее вот-вот вывернет наизнанку.
— Поскольку уже было принято решение отправить его обратно, мы попытались еще раз — несмотря на то, что он явно был неадекватен.

— И во второй раз это сработало.

Она виновато кивнула.
— Боже, Гарри, я думаю, это именно мы свели Волдеморта с ума!

— Черт.

Устало растерев лицо ладонями, Гермиона продолжила:
— Да, именно. Ну, во всяком случае, мы сделали все, что могли. Мы стерли ему память, так что он не будет ничего помнить о будущем и не сможет воспользоваться этими знаниями, и отправили его обратно.

— Ты уверена, что это безопасно для Северуса?

— Я... — Гермиона, казалось, приготовилась к спору. — Я не знаю точно и потому хочу еще раз проверить хроноворот.

— На чем?

— На неодушевленных предметах. Думаю, я сумею устранить неисправность.

Гарри кивнул. Если кто-то и сможет, так это она.
— А потом? Нам придется переправить его в Министерство?

— В этом нет необходимости, — она показала крошечный светящийся шар. — Я прихватила один из блоков, когда они отвлеклись, — она покраснела под взглядом Гарри.

— Кто ты и что ты сделала с Гермионой Грейнджер?

Девушка подмигнула.
— Само собой, мы не можем отправить Северуса в Отдел Тайн, —уверенно сказала она. — В противном случае они будут настаивать на Обливиэйте, а я уверена, что ты этого не захочешь, не так ли? — она многозначительно уставилась на друга.

У Гарри буквально отвисла челюсть; он молча покачал головой.
— Как?..

Гермиона закатила глаза.
— Ой, да ладно, — ухмыльнулась она. — Ты из кожи вон лез, пытаясь спасти его с того самого момента, как он появился. И это нормально, потому что я тоже хочу спасти его. Он это заслужил. Игра стоит свеч.

Гарри притянул ее в крепкие объятия.
— Мерлин, спасибо, Гермиона! Я не знал, как противостоять Обливиэйту, хотя был уверен, что они попытаются его наложить.

— Эй! Полегче, — выдохнула она. Когда он выпустил подругу, чтобы она могла немного отдышаться, девушка добавила: — Единственная проблема состоит в том, что ему придется вести себя так, словно ничего не произошло, когда он вернется обратно.

— Он справится, — Гарри поведал ей обо всех наставлениях, которые успел выдать Снейпу и о том, как научил его сохранять воспоминания в Омуте Памяти. — Если он сумеет раздобыть Думосбор, у него будет время просмотреть все нужные воспоминания.

— Умно, Гарри. Я думаю, это и в самом деле может сработать!

— Хорошо бы и вправду сработало, — мрачно откликнулся он. — Я бы все отдал, чтобы спасти его.

— Я понимаю. А теперь нам нужно выиграть немного времени.

— Пока ты протестируешь хроноворот?

— И это тоже, а еще следует учесть тот факт, что я забрала его без спросу.

— Гермиона…

— Все в порядке. Я наложила на них Obliviat, прежде чем уйти, однако рано или поздно правда все равно всплывет, так что нам нужно уходить.

— Но... мы ведь говорим о твоей работе! Ты же любишь ее.

Она мрачно кивнула.
— Это так, и я могу потерять гораздо больше, чем работа, если они узнают обо всем, но, Гарри, сейчас судьба мира в моих руках. И если мне не придется больше работать Невыразимцем, или даже если они сотрут мне память или еще чего похуже, дело того стоит.

— И они еще называют меня героем? — пробормотал он, покачав головой.

Девушка покраснела.
— Ты не видел Риддла, когда мы его вернули, Гарри, — при этих словах она побледнела. — Мне будут сниться кошмары. Мы должны отправить Снейпа вооруженным для борьбы с ним, и со знанием, как ему выжить. Это наименьшее, что мы можем сделать.

— Гарри?

Оба обернулись к двери, где сонный Северус потирал глаза. Наклонившись, Гарри протянул к нему руки, и ребенок шагнул прямо в его объятия, обвивая руками шею Гарри.

— Северус? Нам пора идти. Как думаешь, ты проснулся достаточно, чтобы собраться за несколько минут?

Снейп кивнул и крепче обнял Гарри, и тот просто не мог не чмокнуть его в щеку. Подняв ребенка на руки, Гарри отнес его обратно в спальню.
— Я помогу тебе, — пробормотал он.

Гермиона вздохнула, глядя им вслед.

❋ ❋ ❋❋ ❋ ❋


— А я-то думала, что с кочевой жизнью навсегда покончено, — пробормотала Гермиона.

Гарри улыбнулся.
— Но ты так хороша в этом, — поддразнил он. Они стояли «лагерем» уже два дня, и, насколько он мог судить, до сих пор никто не заметил, что они с Гермионой пустились в бега. Девушка предусмотрительно предупредила Рона, что ее не будет несколько дней, и официально взяла отгулы в Министерстве, а Гарри все еще находился в учебном отпуске.

Они аппарировали в Хогсмид посреди ночи и пешком проделали путь до Визжащей Хижины. По какой-то причине Гермиона была уверена, что они должны оставаться в непосредственной близости от Хогвартса, и Хижина оказалась единственно логичным местом для проживания. У Гарри не возникло никаких возражений, поскольку оба были прекрасно знакомы с окрестностями.

Потребовалось совсем немного магии, чтобы сделать место пригодным для жилья, а случайные свидетели, заметившие их в Хогсмиде, казалось, ничуть не удивились и не особенно любопытствовали. Они держались вместе большую часть времени, пока Гермиона пыталась найти наиболее безопасный способ вернуть Северуса в свое время.

К счастью, Гермиона, по-видимому, заранее приготовилась к путешествию, поскольку ее бездонная сумка оказалась заполнена книгами, провизией и разными необходимыми мелочами, так что она проводила большую часть времени, вчитываясь в какие-то записи и с величайшей осторожностью тестируя на светящемся шаре всевозможные заклинания, полностью при этом игнорируя Гарри и Снейпа.

После первого дня, проведенного взаперти, Гарри и Северус начали предпринимать осторожные вылазки из Визжащей Хижины, поначалу держась поближе к Хогсмиду, пока Северус не пожелал увидеть Хогвартс, после чего они потратили немало времени, осматривая школу.

Поскольку как раз начались зимние каникулы, внутри почти никого не было, что позволило Гарри провести Снейпа сквозь защитные чары и заклинания. С первого же взгляда Северус был очарован замком, и они проводили в школе дни напролет, там же обедали и много беседовали. Гарри вспоминал все новые и новые подробности, стремясь как можно больше рассказать Снейпу перед его путешествием в прошлое.

— Вы не любили меня, когда я был учителем, — заметил Северус, проницательно уставившись на залившегося румянцем Гарри.

— Ты сам этого хотел, — наконец ответил он. — Это было частью плана по спасению меня. Если бы злой волшебник узнал, что ты на моей стороне он бы уби… причинил тебе боль.

— То есть я притворялся?

Гарри улыбнулся.
— Да, думаю, так и было. Из тебя вышел прекрасный актер.

Северус кивнул. Его вера в себя, которая была довольно-таки низкой, когда он впервые прибыл из прошлого, по-видимому, возросла в последнее время — главным образом благодаря настойчивым рассказам Гарри о том, как хорош он был в самых разных областях.

— То есть мне придется притворяться, что я вас ненавижу, — задумчиво протянул Северус. — Надеюсь, я ничего не забуду.

— Ты справишься, — заверил его Гарри, обнимая за плечи и притягивая ближе. — Однажды приняв решение, ты пойдешь до конца.

Они провели в Хогвартсе четыре дня, и хотя Гарри знал, что их время на исходе, он не был готов к тому, что по их возвращении в хижину в тот вечер Гермиона встретит их словами:
— Я нашла его!

— Нашла — что? — спросил Гарри, закрывая за ними дверь, поскольку снаружи было прохладно. — Мы принесли кое-что на ужин. Мы зашли в Кабанью Голову и захватили тушеной рыбы в божественном…

— Способ вернуть Северуса обратно. Я знаю, почему оказалась неудачной наша попытка в Министерстве.

Гарри почувствовал, как мальчик прижался к нему.
— И почему это не сработало? — спросил он, крепко сжав плечо Снейпа.

— Это настолько очевидно — не могу понять, почему никому это не пришло в голову, — пробормотала Гермиона и пустилась в пространные объяснения особенностей функционирования пространственно-временного континуума и тонкостях его взаимодействия с магией. Гарри подвел Северуса к стулу, чтобы тот мог сесть. Он почувствовал, что мальчик дрожит, и без всякой задней мысли сел сам и притянул ребенка себе на колени, где Северус, наконец, обосновался с тихим вздохом.

— ... и все это ничего для тебя не значит? — подвела итог Гермиона.

Гарри пожал плечами.
— Северус, может быть, кое-что понял, — откликнулся. — А я? Ни слова.

Девушка улыбнулась.
— К счастью, тебе и не нужно понимать для того, чтобы действовать. Все, что от нас потребуется — произнести нужное заклинание, а затем Северус отправится назад в свое время. Он должен вернуться в тот самый момент, когда он исчез, так что никто ничего не узнает.

— Кроме меня, — тихо заметил Северус.

— Да, — согласилась Гермиона. — Кроме тебя. Но ты не сможешь никому рассказать. Ты ведь понимаешь?

Он кивнул.

— Будет трудно, но мы знаем, что ты справишься, — Гарри успокаивающе обнял Снейпа. — Однако сперва мы поужинаем.

Гермиона согласилась, и пока они накрывали на стол, расспросила Гарри о том, чем они занимались все то время, пока она была занята.
— Ты уверен, что вас никто не узнал, Гарри? — спросила она. — Мы должны действовать скрытно. Только потому, что официально мы не в бегах, не означает, что нас никто не ищет.

— Ты имеешь в виду Джинни?

Она кивнула и откусила кусок хлеба.
— М-м. Она была весьма настойчива, пока мы не уехали. Я попросила Рона дать ей знать, что меня не будет до Рождества, однако не поручусь, что она не станет пытаться найти меня в надежде разыскать и тебя заодно.

Гарри пожал плечами.
— Не думаю, что она отыщет нас здесь. По-моему, никому и в голову не придет искать нас в Шотландии, особенно в декабре, когда большинство людей готовится к праздникам.

— Я лишь хочу сказать, что она одержима, Гарри. Я бы не стала сбрасывать ее со счетов.

Вздохнув, Гарри молча признал, что ее тревоги небеспочвенны. В конечном итоге ему придется решить проблему с Джинни. Гермиона была права.

❋ ❋ ❋❋ ❋ ❋


Когда с ужином было покончено, Гермиона повернулась к Снейпу.
— Как думаешь, ты готов идти? — спросила она. — Мы можем подождать несколько минут, если ты еще не…

Северус уверенно посмотрел на нее с полным решимости выражением, подкупающе выглядевшем на столь юном лице.
— Могу я кое-что сказать Гарри на прощание?

Она кивнула и отошла в сторону, оставив их наедине, рассеянно уставившись в окно, пока они шушукались у нее за спиной. В отражении висевшего на стене напротив зеркала она увидела, как Северус что-то прошептал на ухо Гарри, отчего его лицо страдальчески сморщилось.

Гарри притянул мальчика к себе, крепко обнял, покачиваясь взад и вперед, а Северус крепко вцепился в его плечи, закрыв глаза, на ресницах которых подрагивали слезинки.

Она тяжело сглотнула, и яростно заморгав, отвела взгляд и вышла в темнеющий лес, пытаясь вернуть себе самообладание. Прочистив горло, через несколько минут она вернулась и спросила:
— Все готовы?

Северус, все еще сжимавший руку Гарри, кивнул неохотно и выпустил ее, а затем шагнул вперед и принял шар, который протянула ему Гермиона. Он заглянул в его светящейся центр, а затем внимательно уставился на нее снизу вверх.

— Просто держи его, пока я прочту заклинание, — велела она и отступила на шаг, вытаскивая палочку.

— Авроры! Откройте! — послышался громкий голос за дверью, и Гермиона вздрогнула.

— Черт побери, — выругался Гарри и, подбежав к окну, выглянул наружу. — Дерьмо!

Гермиона подошла к нему сзади и заглянула через плечо.
— Мерлин, их тут целая толпа, — прошептала она. — Позволь мне отправить Северуса обратно, а затем разберемся с ними. После того, как он вернется…

— Требуем прекратить сопротивление и воздержаться от использования магии! — прервал ее громкий голос, и Гермиона застонала.

— Они могли развернуть антимагическое поле, — сказала она. —Впрочем, вдвоем нам, возможно, удастся преодолеть его.

Гарри кивнул.
— Нам придется. Мы не можем позволить им остановить нас. Я лишь удивляюсь, как они нас нашли?

— Гарри! — послышался пронзительный голос, и Гарри застонал.

— Джин?

— О, какого… — Гермиона сжала губы. — Быстрее, Северус, встань там, и мы отправим тебя домой, а не то нам придется иметь дело с Джинни.

Снейп послушно поднял шар и Гермиона ткнула в него палочкой.
— Estitue omnis res in tempora atque locos de originem*, — произнесла она нараспев, а затем все вокруг вспыхнуло.

Дверь разнесло взрывом, и три аврора в ярко-малиновых мантиях хором рявкнули:
Stupefy!

Северус, окутанный сияющим, льющимся из шара светом, постепенно растворялся, исчезая из поля зрения, хотя один из авроров попытался отменить заклятье, выкрикнув: «Finite Incantatem».

— Остановите его! — воскликнула Джинни, прорываясь вперед и указывая на Снейпа.

— Мисс Уизли, мы же велели вам держаться в стороне, пока мы тут во всем разберемся, — заметил высокий аврор, пытаясь оттеснить ее за спину. — Здесь вам не место, особенно если, как вы сказали, Гарри Поттер действует против воли под влиянием других людей.

— Подождите, это ведь Поттер, — сказал кто-то, наклоняясь и заглядывая ему в лицо. — Finite Incantatem.

— Что все это значит? — зарычал Гарри, садясь. — Кавендиш? Уотсон? Что вы здесь делаете?

Джинни сердито уставилась на него.
— Ну, ты ведь скрылся вместе с ним, — попыталась оправдаться она, указывая на Снейпа.

— А это Грейнджер из Отдела Тайн, — узнал кто-то Гермиону, освобождая ее от действия Оглушающего заклятия.

— Смайт! Рада тебя видеть. Очевидно, мисс Уизли увлекла вас за собой в своей погоне за несбыточным, — холодно сказала Гермиона, глядя на Джинни. — Никто никого не удерживает против воли.

— Пожалуйста, кто-нибудь наконец остановит его? — закричала Джинни, снова указывая на Северуса.

— Это задание санкционировано Министерством, — сообщила Гермиона, сохраняя выражение абсолютной невозмутимости на лице. Она сурово уставилась на Джинни. — Мисс Уизли вмешивается в операцию, проводимую Отделом Тайн.

— Мисс Уизли, если вы пройдете с нами… — начал Смайт.

— Нет! — Джинни выхватила палочку и выкрикнула: — Sectumsempra!

Все в ужасе наблюдали, как вздрогнул Снейп, и кровь забрызгала пол. Джинни рухнула, когда на нее одновременно нацелили пять палочек и их владельцы хором заорали: «Stupefy

— Северус! — закричал Гарри, протягивая к нему руки, но в этот момент сияние, окружавшее мальчика, вспыхнуло ярче — так что всем пришлось прикрыть глаза. Кавендиш вытолкал всех из Визжащей Хижины, а Смайт подхватил неподвижное тело Джинни и выскочил следом.

— Нет, я должен спасти…

Его слова заглушил грохот взрыва, сотрясшего стены Хижины, а заодно и землю под их ногами. Их засыпало грязью и сухими листьями, а когда они наконец снова посмотрели в сторону здания, оно пылало, и пламя поднималось высоко в небо.

— О, Мерлин, — простонал Гарри.

Гермиона кусала губы, прижимая к себе Гарри, который рыдал над охваченным огнем строением.

— Мы заберем мисс Уизли с собой, — нерешительно предложил Уотсон.

Гарри уставился на него.
— Я хочу переговорить с ней, — ответил он через секунду. Оттолкнув прочь руку Гермионы, он встал и подошел к лежавшей на земле девушке, которая все еще находилась под действием Оглушающего заклятья.

Освободив ее, он просто спросил:
— Зачем?

— Он стоял между нами, — отозвалась Джинни, умоляюще протягивая к Гарри руки. — Разве ты не видел? Теперь мы сможем быть вместе.

Гарри покачал головой, глядя на нее с брезгливой жалостью.
— Уведите ее, — приказал он. Он двинулся было к Хижине, но Кавендиш преградил ему путь.

— Вы не можете войти туда, — сказал он. — Там все еще слишком опасно. Мы пойдем первыми и проверим, насколько это безопасно, о`кей?

— Я не думаю, что…

— Гарри, — Гермиона положила руку ему на плечо. — Не мешай им делать свою работу. Сейчас мы не слишком-то объективны.

— Но… — он судорожно сглотнул. — Ладно. Но мы останемся с вами.

— Конечно, — не стал спорить Кавендиш.

Как бы то ни было, после того как авроры потушили пламя, Гарри и Гермиона тщательно обыскали лачугу, пытаясь обнаружить хоть какие-то следы Северуса.

— Его больше нет, Гарри, — сочувственно сказала Гермиона. — Я знаю, ты надеялся...

Гарри проигнорировал ее, настойчиво продолжая поиски.

— Мне жаль, но его и правда нет с нами больше. Мы же видели все своими глазами!

— Что ты хочешь этим сказать? Ты думаешь, он мертв, не так ли?

— Я не знаю… Да.

— Тогда где его тело? — спросил Гарри, продолжая тщательно обыскивать Хижину.

— Держу пари, его забрали авроры.

— Мы видели, как они уходили, его с ними не было.

— Они могли переправить его в Министерство портключом. Гарри, прошу тебя…

— О чем? Сдаться?

— Уже ничего не исправишь, мне очень жаль, — пробормотала Гермиона. — Он ушел навсегда, и хоть я знаю, как сильно ты хотел его спасти, видимо, так было предначертано судьбой. Некоторым людям не суждено спастись.

— Я должен был спасти его, — отозвался Гарри. — Мне представился второй шанс, но я не справился…

Внезапно Гарри моргнул. Что это за окном? Он наклонился вперед, тяжело дыша, когда заметил знакомую призрачную фигуру. Он словно бы в одно мгновенье перенесся в тот день, когда они с Северусом обсуждали Непростительные. А теперь форма Патронуса Снейпа обрела смысл.

— Я знал это, — выдохнул он. Почти отпихнув с пути Гермиону, он выскочил за дверь. — Северус!

Гнаться в темноте за скользящим светящимся силуэтом было легко, однако поймать его оказалось труднее, чем представлялось Гарри. Лань, казалось, играла с ним, время от времени позволяя ему подойти достаточно близко и почти прикоснуться к ней, а в следующее мгновенье снова мчалась вперед, ускользая с непринужденной грацией.

Когда она наконец привела его на поляну, Гарри был готов рухнуть на землю, задыхаясь от напряжения. Он выскочил на ровное место вслед за ней, едва не споткнувшись от резкой остановки, когда заметил, что она замерла неподвижно, глядя на него.

— Ну, привет, — пробормотал он. — И кто же тебя послал?

— Вы знаете, кто послал ее, Гарри, — произнес завораживающий низкий голос, который Поттер уже не надеялся когда-нибудь услышать вновь. Он развернулся, не доверяя себе, и увидел знакомую высокую фигуру. — Я наблюдал за вами последние несколько недель, поскольку знал, что все это время рядом находится ребенок. Я помнил, что именно в эту ночь я вернулся, и потому отправил Патронуса, поскольку знал, что в это время вы будете в Визжащей Хижине.

— Северус! — Гарри шагнул было вперед, затем остановился — его недавние воспоминания о Северусе-ребенке вступили в конфликт с более ранними воспоминаниями о взрослом Снейпе.

Северус улыбнулся, и Гарри затаил дыхание, впервые увидев такое искреннее выражение на лице человека, который — как он считал до самого последнего времени — ненавидел его.

— Да, Гарри. Как ты и сам видишь, я выжил после убийственной атаки Нагайны — в немалой степени благодаря твоим инструкциям и наставлениям, данным одному маленькому мальчику.

— И все это время вы все знали и держали это в себе? — спросил Гарри.

Снейп отвел взгляд, и Гарри узнал выражение, такое привычное на лице Северуса в бытность того ребенком. Сравнение показалось ему немного сюрреалистичным.

— Я не сразу понял, кто ты, — признался Северус после долгой паузы. — Я ведь знал тебя только как Гарри. Ты так и не назвал мне свою фамилию, но вот твои глаза... Ну, достаточно сказать, что вскоре после сортировки я был уверен, что это ты, особенно когда рядом оказалась Гермиона Грейнджер, чье полное имя я знал, и я решил, что настал момент выказать немного враждебности. Таковы были твои воспоминания, в конце-то концов.

— Значит, вы знали, что все, что я рассказал вам — правда.

Легкая улыбка тронула губы Снейпа.
— Я знал это, когда мне было десять лет, Гарри. Даже не будучи легилиментом, я был в курсе твоей… искренности.

— Тогда почему... — Гарри глубоко вздохнул и задал вопрос, узнать ответ на который хотел уже много лет: — Почему вы стали Пожирателем? Я надеялся, что мое предостережение каким-то образом защитит вас от этого.

— И в самом деле. Ну, самый очевидный ответ: по-видимому, некоторым событиям просто суждено произойти, — ответил на это Северус, глядя куда-то вдаль. — Но это было бы слишком легко? Правда же в том, что в то время как для вас прошло всего несколько часов с момента, когда вы видели меня в последний раз, для меня миновало много лет после того, как я получил ваш совет. Это был хороший совет, но я был очень молод, и, как мне казалось, нашел выход из безнадежной ситуации, привычного унижения и боли. Риддл предлагал власть и уважение, а когда вы подросток, над которым все издеваются, слова взрослого человека, сказанные за несколько лет до этого, кажутся очень-очень далекими. Плюс ко всему, Темные Искусства всегда меня привлекали.

— Мне жаль, что мне не удалось исправить все, — сказал Гарри.

Северус пожал плечами.
— В самые мрачные мои времена я пересматривал свои воспоминания, и они помогли мне продержаться в трудные дни. И я знал, что никто, кроме меня, не должен их видеть.

— Я рад, — Гарри осмотрел Северуса на предмет ран или шрамов. — Как вам…

— …удавалось скрываться все это время? — Гарри кивнул, и Северус принялся расхаживать по поляне. — Я принимал противоядие от яда Нагайны в течение нескольких месяцев до нападения, постепенно вырабатывая иммунитет к нему, и повсюду носил с собой безоаровый камень. После того, как вы оставили меня, решив, что я мертв, я проглотил безоар и активировал портключ, которым запасся как раз на такой случай.

Гарри улыбнулся.
— Умно.

— На полное исцеление ушло несколько недель — несмотря на противоядие и зелья, но в конце концов я выжил.

— И я этому рад, — прошептал Гарри.

Северус пристально уставился на него.
— С мисс Уизли, наконец, все закончено?

— Похоже, что так. Она ведь пыталась убить вас, знаете. По-видимому, она завидовала нашим отношениям, — Гарри покачал головой.

— Может, и не напрасно, — последовал неожиданный ответ.

— Что? — Гарри резко вскинул голову и уставился на Снейпа. —Что вы имеете в виду?

— Оказывается… э-э... как оказалось, ее подозрения были верны, — пробормотал Северус с нехарактерной для себя нерешительностью. Впрочем, его глаза сияли. — Я и правда был влюблен в тебя.

— Правда? Я не знал, — Гарри покраснел. — Почему же, когда мы прощались, вы сказали, что видите во мне настоящего отца, которого у вас никогда не было?..

— Мм, так и есть, однако это не означает, что я не считал тебя привлекательным.

— О.

Северус отвернулся.
— Я ничего не жду от тебя, Гарри. Лишь потому, что мы оба предпочитаем мужчин, нет никаких оснований предполагать, что у нас получится построить отношения.

— Может, и нет, — отозвался Гарри, подходя ближе и положив руку на плечо Снейпа. — Но мы можем попытаться.

Позже Гарри так и не смог сказать, кто из них первым начал поцелуй, он знал лишь, что будет помнить даже годы спустя, как оба одновременно шагнули навстречу друг другу, сокращая дистанцию и встречаясь посередине, а Северус, когда его спросили, клялся, что все начал Гарри, однако оба согласились, что это было незабываемо.

Губы Снейпа оказались неожиданно мягкими, и Гарри выдохнул, а потом почувствовал, как его язык окутывает влажное тепло. Северус застонал, и этот низкий, рычащий звук заставил Гарри шагнуть еще ближе к источнику наслаждения. А затем эти восхитительные губы — губы, о которых он давно мечтал, просто не знал, что они принадлежат Северусу, которые он столько раз представлял в своих фантазиях — полностью завладели им, и Гарри всецело отдался ощущениям.

Когда Северус отстранился, Гарри потянулся за новым поцелуем.

— Гарри.

— Мм?

— Мы в глухом лесу, — напомнил ему Снейп. — И здесь темно и холодно. Возможно, будет лучше, если мы продолжим в другом месте?

— Практичный, как всегда, — отозвался Гарри. — Что же ты предлагаешь?

— Насколько я помню, на расстоянии аппарации имеется небольшой коттедж, — пробормотал Северус.

Гарри улыбнулся.
— Если позволишь, я перенесу нас туда? — спросил он, беря Снейпа под руку.

Взгляд Северуса потеплел.
— Или я, — ухмыльнулся он, и Гарри почувствовал, как поджимаются на ногах пальцы от обещания, сквозившего в его улыбке.

— Мм, думаю, ты успел изучить мой дом, не так ли? — сказал он. — Не поверю, что ты ни разу не видел мою спальню.

— У меня не было для этого повода.

Гарри смело встретил взгляд Снейпа.
— Зато сейчас есть, — прошептал он.

Северус медленно кивнул.
— Отлично. Веди.

Воронка аппарации схлопнулась с глухим треском, и больше ничто не нарушало безмолвие зимнего леса, лишь призрачная лань, сотканная из ослепительно-белого света, неслышно ступая, проскользила по сухой траве и медленно растаяла в вечерних сумерках.
______________________

* Estitue omnis res in tempora atque locos de originem — переместить предмет в надлежащее время и место