Раз в году +5

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
DC Comics, Бэтмен, Супермен (кроссовер)

Основные персонажи:
Джокер, Лекс Лютор
Пэйринг:
Лекс/Джокер, несколько на фоне (см. комментарии)
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, Повседневность
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Увидев Джокера в дверях, Лютор даже бровью не повел. Когда долгое время числишься в ряду суперзлодеев Земли, общаясь с коллегами по преступной деятельности в особо крупных размерах, удивляться перестаешь в принципе.

Посвящение:
Написано на ДР Дарию <3

Публикация на других ресурсах:
С разрешения автора (или хотя бы скиньте мне ссылку).

Примечания автора:
В работе присутствуют крайне поверхностные упоминания пейрингов Айви/Харли, Бэтмэн/Джокер и Супермен/Лекс.

Целый фик

6 марта 2017, 21:51
Увидев Джокера в дверях, Лютор даже бровью не повел. Когда долгое время числишься в ряду суперзлодеев Земли, общаясь с коллегами по преступной деятельности в особо крупных размерах, удивляться перестаешь в принципе. Не было ничего сверхъестественного в том, что один из самых известных противников Бэтмэна оказался ночью на пороге директорского кабинета LexCorp без предупреждения или приглашения. Такой «фокус» мог провернуть практически любой злодей, имеющий необходимые связи — найти хакера, техника или мага, способного провести в любой, даже защищенный самыми передовыми охранными системами, уголок планеты, было проще простого.
И раз уж «как» Лекса не волновало совершенно, оставался вопрос «зачем», но тут уже вступал в игру индивидуальный фактор Джокера — в его случае, этот вопрос был абсолютно бессмысленен. Ведь вместо ответа он мог утаить о причинах визита и долго возить любопытного слушателя за нос своими байками. Мог просто-напросто соврать, если в его планы входило внезапное предательство. А мог придти и без причины вовсе, для собственного увеселения. Стоило отметить, что зачастую именно такие, беспричинные, визиты приводили к зарождению стоящих злодейских планов.
Но сегодня Лютор не хотел ничего планировать. Ни убийство Супермена, ни деловые поездки на следующую неделю. Первое могло подождать, вторым обычно занималась Мерси, но даже ее системы последнее время начинали перегреваться, в попытках совместить деловую и президентскую деятельность Лекса Лютора. В особо удачные дни андроиду миловидной наружности даже удавалось выбить час-другой отдыха для своего создателя. Но сегодня был не такой день. Сегодня у него было буквально 20 минут перед тем, как отправиться ко сну, и он хотел уделить эти мгновения своей мигрени.
Таблетку он выпил, еще когда летел на вертолете от Белого Дома к зданию LexCorp. Полет занял несколько минут — спасибо ученым умам штаба его организации — за время которого, лекарство и не подумало начать действовать. Когда же он добрался до кабинета, ему показалось, что боль потихоньку начала отступать. Он позволил себе провести пару минут свободного времени, расслабившись в большом, кожаном кресле, стоявшем возле его рабочего стола, но тут его окликнул Джокер.
«Юхууу! Лекси!» — радостно воскликнул тот издалека.
Мигрень вернулась с двойной силой.

Лекс нехотя поднял тяжелые веки и взглянул на незваного гостя тяжелым взглядом. Он надеялся, что пульсирующая в глазах боль добавит его облику суровости и Джокер, хотя бы, будет краток в своей абсурдности.
— Как у тебя тут миленько! — начал тот, окинув взглядом кабинет. — Сделал перестановку после недавней стычки с Дарксайдом? Правильно. Психологи из Аркхэма считают это крайне полезной практикой. «Маленькие шаги к большим переменам» или что-то в этом роде.
Джокер раскинул руки, как бы охватывая пространство комнаты. Глаза его при этом загорелись, будто он смотрел не на офисную мебель и технику, а как минимум на рождение сверхновой.
Лекс ничего не ответил, лишь парой жестов на клавиатуре компьютера включив вентиляцию на средний уровень, а охранную систему внутри помещения — на максимальный. Если психопат решит рассеять тут свой веселящий газ, то Лютор хотя бы не задохнется до прибытия помощи. С пулями должны были справиться генераторы магнитного поля, а с электрическими приборам — такими как электрошок скрытый в перчатке — отключили бы специальные датчики. Предсказать все, что мог учудить Джокер, было невозможно, но Лекс выполнил стандартную программу максимум.
Гость, меж тем, заметил, что его визит не вызвал у хозяина кабинета никаких эмоций, кроме легкого, совершенно не скрываемого, раздражения, и оскорбился. Лютор понял это по тому, как на мгновение скривились тонкие, покрытые ярко-алой помадой, губы.
— Какой же ты угрюмый, — Джокер упер руки в боки и остановился в шагах пятнадцати от рабочего стола. — Неужели забыл, какой сегодня день? Честное слово, Лекси, тебе следует хоть иногда высовывать голову из этих твоих гаджетов и читать нормальные, человеческие газеты. Об этом же кричат все первые полосы!
Лекс знал, какой сегодня день, но он не понимал, какое это отношение имеет к незапланированному визиту Джокера. Как бы выражая этот вопрос, он лениво приподнял правую бровь.
— Ах, вижу, я не ошибся, — довольный собой улыбнулся клоун. — А то когда я сегодня утром сбегал, календарь из столовой был украден Календарем, если ты понимаешь о ком я, конечно. Этот парень просто не мог удержаться — полнейший псих, можно его простить, но я-то уже начал волноваться, что сбежал на сутки позже или, наоборот, на сутки…
«Просто великолепно» — саркастично подумал Лекс, пропуская мимо ушей половину того бреда, что продолжал нести Джокер. — «С утра сорвалась сделка по поставке лазерного оружия, дальнейший график сбился из-за задержки рейса премьер-министра Японии, а теперь мне предстоит разобраться еще и с… этим».
Лютор бесшумно вздохнул: по крайней мере, системы наблюдения сообщали, что все работники здания LexCorp живы-здоровы. Да и таблетка, наконец, начала действовать, невзирая на закипающий в мужчине гнев.
Могло быть и хуже.
— …Я даже подумал: а что если зайти в белом платье и спеть «с днееем рожденияя мистер президееент» — пение Джокера сделало попытку обнулить действие медикамента, но она оказалась тщетной, — но я подумал: нет, Джей, это избито! Тебе же наверняка сегодня это пели, так?
— Нет, среди моих коллег отсутствуют сумасшедшие, — Лекс еле удержался, чтобы не использовать термин «идиоты».
— Проклятье, я был бы первым! — Джокер гневно топнул ногой, но через мгновение сменил гнев на милость, отмахнувшись рукой от собственных переживаний. — В любом случае, почти вся моя одежда конфискована полицией Готэма и сейчас мое роскошное платье, наверное, носит жена какого-нибудь нищего комиссара.
— Более чем уверен, что твою одежду сжигают в день приема, — усмехнулся Лекс.
Джокер посмотрел на него, как на сумасшедшего:
— Шутишь? Это индивидуальный пошив из лучших тканей, что только можно достать в Готэме! Да я когда…
Клоун-принц преступного мира с исключительным вкусом в одежде, разразился очередной тирадой обо всех своих любимых костюмах, носках на кожаных подтяжках, и о обуви, особенно расписав любимую пару темно-фиолетовых штиблетов, которые погрызли гиены Харли более полугода назад.
— Я бы пристрелил проклятых тварей, попадись они мне на глаза! — Сотрясая кулаками воздух, воскликнул Джокер.
— Значит мисс Квинзель так к тебе и не вернулась? — настроение Лекса заметно улучшилось, и он улыбнулся откровенно издевательски. — Искреннее рад за них с Айви. Благодарю — это первая хорошая новость за сегодня.
Его гостя заметно подбросило. Он посмотрел на Лютора глазами обиженного ребенка, у которого отняли упаковку запрещенных семейным аллергологом конфет.
— И так ты встречаешь дорогих гостей в день своего рождения? Я уже молчу об отсутствии торта и выпивки, Лекси, но сыпать соль на рану? Не слишком ли?
Лекс пытался сохранять спокойное лицо, но, то и дело, уголки губ расползались в усмешке. Джокеру не было никакого дела до Харли, кроме того, что было связанно с его уязвленной гордостью. И издеваться над ним было крайне приятно, хотя бы для того, чтобы отомстить за хлопоты, вызванные его внезапным визитом и за то временя, что он продолжал у него отнимать.
Джокер все это замечал и продолжал кривить губы, пока пересказывал свою трагичную историю, в которой правдивостью и не думало пахнуть.
— Может, все же перейдешь к причине своего визита? — перебил его Лекс, когда эмоциональная болтовня гостя начала его утомлять.
Тот снова посмотрел на него с удивлением:
— Твой День рождения!
— А если серьезно? — не поверил Лютор.
— День рождения действующего президента Соединенных Штатов Америки? — в тон ему ответил Джокер.
Действующий президент Америки, а также влиятельный бизнесмен, опустил локти на стол, сложил ладони и поставил на них подбородок. Затем посмотрел на, не менее титулованного, преступника из Готэма. Тот не выдержал молчаливого осуждения.
— Да перестань, Лекси! Неужели я выгляжу настолько бессердечным, что не могу просто навестить друга в такой важный день его жизни?! — воскликнул тот отчаянно.
— Не помню, чтобы называл тебя моим другом, — задумчиво произнес Лютор.
Джокер охнул, приложив ладонь к груди:
— Ты меня просто уби… — начал он, но тут его внимание привлекло нечто иное. — Это что мини-бар?
Лекс потер виски, хотя они уже и не болели. Останавливать Джокера на пути к спиртному было делом бессмысленным, и он просто решил подождать, пока тот закончит. Болтать тот, меж тем, тоже не думал заканчивать:
— Посмотри вокруг себя, Лекси: ты один из самых известных людей на этом шарике, и ты сидишь один, без подарков, конфетти, танцовщиц, в этом унылом кабинете! Власть изменила тебя мой друг, — пожаловался он, смешивая в бокале коньяк тридцатилетней выдержки с вызывающе дешевым сиропом, — раньше мы могли бы закатить отменную вечеринку в штаб-квартире Легиона Смерти. Эдди бы придумывал шарады, Гродд портил всем настроение, Синестро бы крутил свои усы и… А где лед?
Лекс уже был на другом конце кабинета. Если уж Джокер решил его чем-то напоить, то следовало достать кое-какой прибор из ящика.
— Внизу морозильная камера, — на автомате ответил он.
— Все, вижу, — донеслось где-то из-под барной стойки. — Так вот, о чем я там? Ах да, конкурсы! Помню как однажды Гиганта села на приборную панель и случайно послала официальное письмо с объявлением войны на Акополис!
По кабинету разнеся характерный джокеровский хохот. Готэмский сумасшедший хохотал так громко и долго, что Лекс уже устал ждать и передумал напоминать гостю, что письмо было отправлено вовсе не случайно, и не из-за Гиганты, а непосредственно из-за вмешательства самого клоуна.
Внезапно, таймер на его часах издал тихий писк, напоминая, что незапланированные двадцать минут отдыха закончились. Окончательно прошла и мигрень. Лекс посмотрел на время, задумался. Можно было попытаться выставить незваного гостя силой. Можно было сделать это, обратившись за помощью к Лиге — благо он пока был у нее на хорошем счету — и отправится спать. Лютор еще раз посмотрел на циферблат. Возможно, он пожалеет о своем решении позже.
Джокер, наконец, выскочил из-за бара с двумя бокалами чего-то разноцветного, украшенного ледяной крошкой:
— Та-дааа! — ознаменовал он свое творение и направился к виновнику торжества.
Лютор заметил, что клоун выглядел сегодня особенно импозантно. Особенно для человека, который, по его же словам, только сегодня утром сбежал из психушки. Костюм сидел как влитой, даже немного чересчур — по мнению Лекса — облегая тощую фигуру владельца. И то ли дело было в отголосках мигрени, то ли ткань пиджака и брюк действительно переливалась ненавязчивым золотым блеском. Лекс не успел приглядеться, так как Джокер неожиданно повернулся вокруг своей оси.
— Нравлюсь? — спросил он, явно заметив пристальный взгляд бывшего партнера по преступлениям.
— Не больше обычного, — буркнул Лекс, резко забирая протянутый бокал и делая глоток.
В этот момент он понял, что совершил сразу две ошибки. Во-первых, будучи застаным врасплох, он не успел продумать достойный ответ и, судя по расплывшейся улыбке гостя, дал ему какие-то неправильные идеи об их отношениях. Во-вторых, он отпил предложенный Джокером напиток, забыв сперва проверить его с помощью, уже извлеченного из ящика, прибора. Который теперь особенно ощутимо отягощал карман, будто вопрошая о том, зачем его вообще сегодня трогали.
Может, Лексу все-таки стоило отправиться ко сну несколько минут назад?
— Не тушуйся, Лекси! — помахал уже наполовину пустым бокалом Джокер, приняв ступор на лице собеседника за смущение. — Все свои.
Развернувшись, незваный гость и мастер коктейлей по совместительству, направился в центр кабинета, к столу, покачивая на ходу бедрами, будто в ритм с, играющей в его голове, музыкой. Лютор воспользовался моментом, чтобы применить гаджет и проверить свой напиток на психотропные вещества, которые могли быть туда подсыпаны. Но маленький экранчик показал только высокое содержание алкоголя в коктейле и ничего более.
Лексу показалось, что его повело, но то могло сказываться продолжающееся действие таблетки, встретившееся с дозой алкоголя. Теперь у Лютора было три причины пожалеть о том, что он проявил терпение и не выгнал Джокера взашей.
Мужчина решил направиться к своему столу, чтобы присесть, оценить свое состояние (для большей точности использовав датчики, встроенные в рабочее кресло) и найти способ выставить гостя за дверь. Который тем временем уже поставил свой бокал на президентский стол и начал активно шарить по своим карманам. Подходя к креслу, Лекс на мгновение почувствовал аромат парфюма, принадлежавшего Джокеру. Запах был даже приятнее обычного, так как в этом вопросе клоун-принц обладал крайне притязательным вкусом. Оставалось только гадать, где тот достал деньги на явно дорогие духи в столь короткие сроки.
«В охрану Аркхэма давно пора было назначить кого-то из супергероев, — подумал Лютор. — Простые люди с ними не справляются совершенно».
Рассуждая, он сам немного потерял бдительность и не заметил, что гость уже перестал проверять свои карманы и теперь стоял, сияя самодовольной улыбкой, с тонкой плоской коробочкой в руках.
«Соберись, Лютор! — огрызнулся он сам на себя. — Будь это пистолет или веселящий газ, ты бы уже валялся на полу».
С недоверием мужчина посмотрел на, святящегося радостью, дарителя.
— Ты полагаешь, я просто приму это из твоих рук? — спросил он, выражая все свое недоверие.
— И скажешь «спасибо», — не изменившись в лице, добавил Джокер.
Лекс сделал вид, что на мгновение отвлекся на свой смартфон, украдкой проверив показатели охранных систем. Все еще без изменений. Если внутри коробки и находилось что-то опасное, это что-то маскировалось микрочипами, мощность которых интриговала Лекса. Будучи ученым по натуре, он рискнул.
И сильно разочаровался.
Ничего не взорвалось, не ударило его током, не обдало ядовитыми газами. Бумага была сорвана, коробка открыта, а предмет внутри был даже не запакован. Он снова глянул на Джокера с недовольством.
— Прости, не успел купить открытку по дороге, — пожал плечами тот.
Взгляд Лютора снова упал на содержимое коробки. Галстук. На первый взгляд — совершенно ужасный. Темно-сиреневый атлас украшали крупные салатовые буквы «L» имитирующие шрифт логотипа LexCorp. Несмотря на инфантильный дизайн самого галстука, исполнена работа была мастерки и только при ближайшем изучении, Лекс заметил, что расшит он был вручную.
Все это выглядело слишком подозрительно.
— Ты действительно подготовил мне подарок заранее? — спросил потрясенный именинник.
— Конечно, это же ручная работа, Лекси.
Лютор еще раз глянул на подарок. Чем больше он его изучал, тем менее несуразным он ему казался. Буквы были не такие уж и большие, да и складывались в ровный, геометрический узор из параллельных прямых. Цветовая гамма была приятной для глаза. Да и Лекс никогда не считал чрезмерным размещение своего имени или инициалов на злодейских костюмах. Почему бы и не добавить индивидуальности костюму деловому?
— Да и как я мог не подготовиться, когда у моего лучшего друга такой важный день в его жизни? — продолжал болтать гость. — Я даже отметил эту дату в календаре зеленым маркером, но Календарь его… А, об этом я уже говорил…
Джокер допил свой коктейль, осушив наполовину полный бокал, и, смачно похрустывая колотым льдом, снова направился к мини-бару. Лекс заметил, что его собственный напиток так и остался почти нетронутым и теперь выглядел более блекло, в силу того, что растаявший лед разбавил изначально сочные цвета сиропа. Он положил свой подарок в стол и окликнул бармена-альтруиста:
— Виски, если можно. Без примесей, — неожиданно, у него появилось настроение для выпивки.
— Ты лишаешь меня творческого полета мысли, когда говоришь такое, — буркнул, снова исчезнувший за барной стойкой, клоун.
Лекс опустился в кресло, отодвинулся от стола и развернулся в сторону Джокера. Когда тот собирается раскрыть истинные причины своего визита? Пока что все факты указывали, что его прибытие было действительно делом причуды, что тот действительно хотел поздравить Лекса с днем рождения и вручить подарок. Но в этом было что-то странное. То ли сказывался опыт общения с этим хаотичным индивидуумом, то ли ставшая привычной подозрительность.
-…Я говорю совершенно серьезно, — Джокер поднялся над барной стойкой, держа несколько бутылок сразу, одна из которых была наполнена виски, — у хороших парней не бывает хороших днерожденных вечеринок. Вот что тебе подарили члены Лиги?
Прослушавший часть болтовни, Лютор удивился вопросу:
— А они должны были мне что-то дарить?
Джокер уронил бутылку вина за 15 тысяч долларов, но даже не обратил на нее внимания, вытаращившись на собеседника:
— Шутишь?! Хотя нет, вряд ли, у тебя с юмором дела обстоят крайне печально. С другой стороны именно поэтому из нас получается такой хороший тандем, — начал уходить он от темы, но вспомнил, что нужно бы к ней вернуться. — Ты же работаешь с ними больше полугода! Твою блестящую лысину крутят в новостях, как пример парня-вернувшегося-на-путь-праведный. Конечно они должны были сделать тебе какой-то подарок!
— Вовсе нет, — уверенно ответил Лютор.
— Даже принцесса амазонок не принесла тебе какого-нибудь пояса верности? Обломка стрелы спартанцев? Хоть чего-нибудь? — не унимался Джокер.
Лекс начинал чувствовать, что эта беседа его утомляет:
— Чудо-женщина достаточно мудра, чтобы не обременять других ненужным хламом.
— Пф! — многозначительно выдохнул завсегдатай Аркхэма. — Важно же само внимание.
— У них хватает своих дел, поэтому я даже не ждал поздравлений.
Вторая бутылка, на этот раз кокосового сиропа, разлетелась вдребезги от столкновения с полом.
— ТЕБЯ ДАЖЕ НИКТО НЕ ПОЗДРАВИЛ?!
Сочетание звона стекла и вопля заставило Лютора скривиться:
— Нет, — мужчина постарался, чтобы его ответ звучал как можно более сухо, в попытке предотвратить дальнейший балаган.
Но когда это помогало при общении с Джокером?
— Возмутительно! И они называют себя «хорошими парнями»! — клоун упер руки в боки, словно собирался отчитывать маленьких детей. — Ладно Бэтмэн, он забывает даже о моем дне рождения, но…
— Ты можешь назвать дату своего рождения? — удивился Лекс, от чего формулировка вопроса прозвучала несколько механически.
— Я — нет, но на то он и Мистер «Величайший детектив в мире»!
В кабинете воцарилась тишина. Злодеи долго смотрели друг на друга, но на лице Лютора по-прежнему читалось недоумение.
— Он мог бы и разгадать эту тайну сам! — объяснил Джокер.
Лекс потер переносицу, бубня под нос проклятия в адрес логического мышления собеседника, от которых даже у него начинали скрипеть извилины.
— Ну ладно, мы с Бэтси — это сложный случай, соглашусь, — сменил гость гнев на милость, выплывая из-за бара с каким-то радужным коктейлем в одной руке и простым стаканом виски в другой, — но Супермен мог бы тебя и поздравить!
К тому моменту, как в его руку опустился желанный хайболл, Лютор успел развернуться в кресле к панорамному окну кабинета. На улице уже давно стемнело, небо было беззвездным, но от того ярче казался свет в окнах высоток. Метрополис был необычайно красив в любое время суток, но почему-то сейчас его вид совершенно не радовал.
Потребовалось несколько мгновений самокопания, чтобы найти причину.
«Супермен может и забыть о дне рождении президента Америки. Но вот Кларк Кент…» — промелькнула в сознании Лекса мысль, которая ему совсем не понравилась.
На часах уже было за полночь, и его день рождения закончился в любом случае. Но слова Джокера задели в его душе ощутимо расстроенные струны. Эта досада застала его врасплох и не торопилась сдавать свои позиции.
Кларк знал его с самого детства, всегда просил миссис Кент испечь для неразговорчивого и недружелюбного мальчишки из проблемной семьи «чего-нибудь эдакого». Лекс зачастую отказывался и от угощений и от подарков, но год за годом голубоглазый парень в смешных очках продолжал свои попытки. Когда Лютор сдался, то понял, что все эти годы отказывался от невероятно вкусных пирогов и кексов. Подарки были так себе, но даже они были в десятки раз лучше тех, что он когда-либо получал от своего отца.
«Идиот» — подумал он, то ли отсылаясь к себе из прошлого, то ли к себе из настоящего.
Вырвавшись из ловушки воспоминаний, Лютор заметил, что его бокал был пуст. Кажется, уже не в первый раз за несколько минут. Он также почувствовал, что тонкие пальцы в тканевых перчатках неспешно массируют его голову.
— Джокееер… — начал было Лекс, но, кажется, уже был слишком расслаблен от выпитого, чтобы выразить более активное недовольство.
— Да, дорогой? — ласково отозвался за его спиной клоун.
— Мне кажется, тебе пора.
Джокер фыркнул:
— Ладно тебе, я только перешел к самой приятной части вечера.
На всякий случай Лютор нажал кнопку на часах, чтобы, следившая за происходящим через скрытые камеры, Мерси была начеку.
— Право, тебе не стоит так расстраиваться из-за Супса. Он наверняка где-то в соседней галактике переводит через сверхскоростное шоссе какую-нибудь миловидную инопланетную старушку.
На самом деле, Лексу уже не было дела до Кларка и его приключений. Ему было гораздо интереснее, что замыслил Джокер, и какое это имело отношение к внезапной слабости, возникшей в его собственном теле.
Руки в белых перчатках, меж тем, опустились от головы к задней части шеи, а он нее — на плечи. Удивительно, сколько силы и точности было в этих изящных, выглядевших такими слабыми, ладонях. Мастерства в их движении тоже хватало, нажимы и поглаживания ощущались даже через плотную ткань делового костюма. Не говоря уже о том, что массировались именно те зоны, которые периодически вызывали у Лютора дискомфорт.
— You’ve got pressure dripping off your shoulders, — начал напевать незнакомую Лексу песню клоун-принц, — Let me be the one to relieve it. Let’s get unpro…
— Ближе к делу, Джокер, — вырвался из легкой эйфории Лютор.
— Ну, мне тут подумалось: я сегодня свободен, ты чертовски одинок. С чего бы нам не провести несколько приятных мгновений вместе? По-дружески скоротать полчасика, так сказать.
Лекс перехватил руку Джокера, которая спускалась по его груди к прессу.
— Что ты подмешал в мой стакан?
Над его головой раздался оскорбленный вздох:
— За кого ты меня принимаешь? Твоя выпивка, если и была испорчена, то только производителем на заводе. Я же пошел гораздо более изящным путем и оставил след от специальной помады на стенке твоего бокала.
— И почему мои датчики ничего не засекли? — будничным тоном поинтересовался Лекс.
— Потому что она изготовлена из натуральных ингредиентов. Свежая разработка нашей дорогой Айви, ее еще даже нет в протоколах полиции.
— Почему она не подействовала на тебя? — задал логичный вопрос Лютор.
— Меня такой мелочью не возьмешь, да и Крейн снабдил меня антидотом, на всякий случай.
В голову Лекса закралась забавная мысль, которую он не мог не озвучить:
— Значит, мстишь Айви, воруя ее же характерные приемы?
— Мщу за что? — удивленно спросил человек, который не так давно сокрушался о своем якобы разбитом сердце.
— Не важно, — отмахнулся Лекс. — Гораздо важнее, к чему мне теперь прикажешь готовиться?
— К крепкому сну во время комфортного полета над Метрополисом, — облокотившись на спинку кресла, Джокер плавно провел рукой в сторону панорамы ночного города. — Но это случиться минут через тридцать, может быть двадцать пять — как я уже упоминал. Пока что давай вернемся к моему предложению о приятном времяпрепровождении.
Джокер обогнул кресло, не поворачиваясь к сидящему в нем мужчине, сделал полшага назад и приземлился на колени Лютора. Тот успел отметить про себя, что тот, казалось, не весил и тридцати килограмм, настолько легким была его посадка. Также он отметил собственную, немного более бурную, чем ему хотелось бы, реакцию.
— Пользоваться афродозиаками это низко, даже для тебя Джокер, — буркнул Лекс, когда его руки сами собой обхватили тонкую талию клоуна.
Тот шумно вздохнул и издевательски поерзал на его коленях, дразня усиливающуюся эрекцию.
— Как можно, Лекси? Все, что делает имеющийся у меня образец помады — повергает в сон. А вот это, — Джокер сделал крайне вызывающее, даже в рамках сложившейся ситуации, движение бедрами, — твои собственные желания. Я бы даже не стал винить алкоголь и усталость, но я пощажу твою веру в собственную гетеросексуальность. На этот раз.
Лютор уже уткнулся лицом в пахнущие парфюмом зеленые волосы клоуна. Довольно мягкие и густые, они оставляли приятное ощущение на коже. Руки расстегнули пуговицы на рубашке и брюках Джокера, забыв только ту, что держала воротник.
Если бы Лекс увидел себя со стороны, то решил, что он сошел с ума. Но его разум был чист, а выпитое лишь немного повысило температуру тела, не более того. Пока не подействовал токсин у него были все шансы скинуть с себя заигравшегося клоуна, вызвать Мерси, наряд личной охраны или ту же Лигу и заснуть сегодня в полной безопасности.
Но ощущение чужого тепла, звуки перебиваемых смешкам стонов и податливость чужого тела, пересиливали его. Он устал, ему было предательски одиноко. Да и его попадание в плен Джокера было бы не первым — он знал, к чему готовиться и примерно представлял, когда его из этого плена вызволят.
Отключая общие камеры слежения, и оставляя только приватные, Лекс подумал, что сегодня, в конце-концов, был его день рождения. И раз в году он мог послать здравый смысл куда подальше.
Примечания:
Хайболл - это высокий стакан.