Цугцванг Кирка +34

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Звездный путь (Стар Трек), Звездный путь: Перезагрузка (Стартрек) (кроссовер)

Основные персонажи:
Джеймс «Джим» Tиберий Кирк, Леонард «Боунс» МакКой, Спок
Пэйринг:
Кирк, Спок(/)МакКой, основной состав экипажа «Энтерпрайз».
Рейтинг:
R
Жанры:
Драма, Фантастика, AU
Предупреждения:
OOC, Насилие, ОМП, ОЖП, Элементы слэша
Размер:
планируется Макси, написано 197 страниц, 13 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Потрясающий роман!» от Хиро
Описание:
(Mirror!AU) ИСС «Энтерпрайз» отправляется на вражескую территорию, чтобы наказать сподвижников Хана. Вследствие этой миссии, ставшей для Кирка серьезным испытанием, МакКой теряет глаз, Спок веру в непоколебимость своих устоев, Кирк корабль, а ромуланский капитан доверие к собственному экипажу. История о ненависти одного человека, способной изменить жизни десятков других.

Посвящение:
Спасибо Ичи за помощь в вычитке и Миксар за то, что подбадривала

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
— События происходят практически сразу после Into darkness, но в миррор-вселенной. История Ромуланской Федерации взята из обычной истории Ромуланской Империи из ТОСа и последующих сериалов и «отзеркалена» в вольный миррор-пересказ (то же самое с любыми другими фактами).
— Кристина Чапел здесь присутствует. Допустим мысль о том, что в мирроре Кирку не хватило глупости с ней переспать и разбить сердце.
— Триумвират играет центральную роль, НО здесь нет, не планируется и не будет триумвирата и(ли) маккирк, спирк как пейрингов. Вы вольны трактовать отношения героев как пожелаете, если хотите. Так же присутствует гет.
— писалось для Star Trek Big Bang, но по ряду причин выкладывается здесь (фик на ОА3 http://archiveofourown.org/works/10179686/chapters/22609979)

Глава 8. Битва при Тооу

21 мая 2017, 15:55
      Флот Федерации не мог обеспечить «М’Гханар» нужной поддержкой в течении такого короткого времени. Сейель приходилось рассчитывать лишь на опыт своего экипажа и поддержку «Ясмира», чей капитан Крроу Ял моментально отреагировал на полученное сообщение. Но и этого могло стать мало: при всей быстроте передвижения, какой обладали хищные птицы этого класса, «Ясмир» должен был прибыть к границам системы Телва лишь через пятьдесят две минуты. Как знать, возможно за это время «М’Гханар» и его экипаж успеют погибнуть. Сейель не хотелось думать об этом, но она понимала, что дать бой «Энтерпрайз» один на один тяжело. А ее неопытность может сыграть злую шутку. Вслух она этого не говорила: капитан должен внушать остальным уверенность в себе, должен воплощать собой доблесть и стремление к победе. Не стоило допускать, чтобы командных дух был сломлен страхами капитана. В эти минуты молчаливая поддержка Таша была как нельзя кстати. Он внушал ей спокойствие лишь своим присутствием на мостике.
      — Капитан, мы получили ответ от колонии на Тооу. Они готовы оказать нам посильную помощь, но в их распоряжении не более десяти легких кораблей класса скаут. — Связистка, сидевшая в кресле, помещенном в углубление перед капитанским местом, повернулась к Сейель. — Они ждут от нас координат прибытия.
      — Используйте зашифрованный канал, Сорак. Терианцы не должны узнать, что мы направляемся к системе Телва.
      — Слушаюсь. — Девушка крутанулась в кресле, возвращаясь к приборной панели и переключая каналы связи.
      — Что Вы планируете делать, капитан? — Азан находившийся по правую руку от Сейель чуть наклонился вперед. — Сможем ли мы выстоять в этом бою? Терианские корабли этого класса отличаются особой мощью.
      — Мы никогда прежде не вступали в бой с ними. То, что доносит разведка, может оказаться фарсом. Терианцы любят пускать пыль в глаза. Преимущество в силе меркнет перед превосходящим количеством. Мы заставим их корабль сражаться по нашим правилам.
      — Я бы согласился с Вашей уверенностью, капитан, но… Меня беспокоит то, что мы вновь встретимся с этим человеком. С Кирком. — Огонь праведной ярости загорелся в глазах Азана. — Мы не должны уступить им ни на шаг, какими бы не были их требования. Совершенно ясно, что этот хитрец готов сделать все ради своей победы.
      — Да, честь у терианцев никогда не была в почете, Азан, — перебил его Таш. — Но с нами выступает «Ясмир». Капитан Крроу имеет за плечами не одно сражение с Империей. Я советую Вам, капитан, отнестись с пониманием, если Крроу попросит у Вас бразды правления этой операцией.
      Сейель непроизвольно ссутулилась, чувствуя незримое давление авторитета гораздо более опытного офицера. Она понимала, что это вынужденная мера. Но все же молодые амбиции и крутой нрав не позволяли ей так легко уступить. Какими бы ни были заслуги Крроу перед Федерацией, именно экипажу «М’Гханар» пришлось столкнуться с Кирком первыми. И пусть их общение было коротким, но Сейель уже видела врага и знала, как тот может поступить. Противоречивая ситуация: с одной стороны многолетний опыт сражений и защиты границ Федерации, с другой знание о том, чего можно ожидать от конкретного противника. Надеясь, что такой момент не наступит, Сейель согласилась с Ташем, заверив, что почтет за честь сражаться под предводительством капитана Крроу.
      Ромуланский корабль вышел из варпа ровно в тот момент, когда навигаторы засекли приближающийся к системе Телва «Энтерпрайз». До прибытия «Ясмира» оставалось десять минут. Целых десять минут, за которые могло случиться все, что угодно. Сейель с сожалением сообщила связистам, чтобы они сохраняли радио-тишину, им не хватило совсем немного времени.
      Под защитой своей безупречной системы маскировки «М’Гханар» осторожно приблизился к самой крайней планете системы. Они были вынуждены скрывать свое присутствие вплоть до того момента, пока «Энтерпрайз» — такой до боли знакомый силуэт! — не пересечет границу системы. На коротком совещании тактический отряд «М’Гханара» рекомендовал капитану держаться в стороне до того момента, пока вражеский корабль не пройдет орбиту второй планеты. Ее гравитация должна была исказить показания радаров, а в случае необходимости безжизненная Коа сможет стать щитом для «М’Гханара». Если по ним откроют огонь торпедами, что было вероятнее всего, мощное гравитационное поле Коа изменит траекторию полета снарядов.
      — Снизить скорость в полтора раза, — скомандовал Сейель, когда наводчик сообщил о выходе «Энтерпрайз» из варпа. — Нам нужно оказаться позади них.
      — Есть, капитан. Курс на сближение с орбитой Мирона.
      — Не подходите слишком близко, мы должны успеть проскочить между ним и Коа.
      — Вас понял.
      Корабль ощутимо тряхнуло, когда двигатель перешел в другой режим. Низко загудели коммуникации, заставляя особо впечатлительных с тревогой оглядеться по сторонам. «М’Гханар» медленно, словно дрейфуя в пустоте, стал сближаться с Мироном. В это время «Энтерпрайз» пересекла границу системы и, не замедляя хода, почти сразу обошла планету.
      — До выхода на параллельный курс осталось семь минут, — отрапортовал навигатор бесконечно сверяясь с показателями сканеров. — Тишина на всех частотах.
      — Продолжайте движение. Быть может, «Ясмир» успеет прибыть вовремя.
      До момента истины оставались считанные минуты. Совсем скоро Сейель вновь встретится лицом к лицу с надменным терианцем и его верным, словно собачонка, вулканцем.
      Сейель не была политиком. От отца ей досталось упрямство и целеустремленность, но никак не хитрость, с помощью которой Дра’еро в свое время смог сделать блестящую карьеру. Сейель нутром ощущала меняющееся настроение собеседника, но совершенно была лишена умения обращать это себе во благо.
      От внимания Сейель во время встречи на Раксу не ускользнуло то, что терианский капитан недолюбливает своего старпома. Однако, несмотря на видимую неприязнь со стороны капитана, Спок чувствовал себя достаточно свободно. Как и многие другие рихансу, служившие во Флоте, Сейель была довольно наслышана о неподобающем отношении терианцев к вулканцам. Каких-то особенных чувств по этому поводу она не испытывала, прекрасно понимая, что такое положение вещей — добровольное решение вулканцев. Эти лишенные эмоций существа всегда искали для себя источник ярости и решительности. Добровольно отказавшись от тех эмоций, что могли заставить сражаться и желать победы, вулканцы представляли собой жалкое зрелище: кучка озлобленных и абсолютно лишенных мотивации к борьбе людей, которые даже ненавидеть толком не умели. Лишь создавали жалкое подобие естественной эмоции, чтобы хоть как-то двигать прогресс. Ведь если нет цели для борьбы, то какой в сражении толк? И каким же было их счастье узнать, что рядом с ними набирала обороты молодая раса агрессивных захватчиков, множивших с каждым днем свои территории. Агрессивная политика Земли заставила вулканцев зашевелиться, ощутить вкус к жизни, дала им цель для борьбы. И хотя вулканцы превосходили терианцев в науке и технике, очень быстро они потеряли всякую волю к победе. Союз, заключенный на взаимовыгодных условиях, в действительности представлял кабалу, в которую вулканцы сами же себя и согнали. Они поделились знаниями, предложили терианцами свои двигатели для кораблей, а взамен получили благодарность в виде пары колониальных систем, заведомо не имеющее веса количество мест в Сенате и штабе Флота и практически лишились возможности получать важные посты в государственных и военных структурах. Вулканцев сделали учеными, учителями, военной мощью, способной побеждать врага своей выносливостью, но лишенной какой-либо мотивации к действиям без руководивших ими эмоционально полноценных командиров. Из вулканцев вышли хорошие разведчики и шпионы: они не предавали и были верны Империи. Из тех, кто обладал телепатическими способностями, сделали дознавателей — лучших в Империи. Все низшие чины тайной полиции были сплошь вулканцами, их брали в управляющий орган лишь спустя шестьдесят лет верной службы, когда видели, что могут доверять им. Со стороны казалось, что в Терианской Империи царило равноправие среди рас-основателей. Но в действительно происхождение переопределяло дальнейшую судьбу человека. Из андорианцев делали врачей и колонистов. Теллариты были хорошими бюрократами-управленцами, и блестяще справлялись с ролью провизоров. В масштабах Терианской Империи это качество было особенно важно: без вовремя полученных запасов колонисты дальних уголков космоса могли просто погибнуть. Но едва ли можно было встретить телларита-военного. В Академию их брали неохотно — теллариты были мало дисциплинированы. А о том, чтобы мечтать о важном месте во Флоте им и вовсе не приходилось. Как и другим расам.
      Но все же порой по воле отдельных личностей кому-то везло оказаться среди терианцев и служить наравне с ними. Спок был из ряда таких счастливчиков. Сейель, увидев его впервые, решила, что Спок принадлежит отряду разведчиков. На имперский кораблях, патрулирующих границы, вулканцы были не редкостью. Но Спок был первым офицером корабля, помощником и правой рукой капитана. Подумать только! Этот факт удивлял. Ведь прежде ни один ромуланец даже не слышал о таком. Но очень быстро Сейель поняла, что передней ней был не простой вулканец. Его поведение, слова, то, как он держался — не о таком рассказывали им во время учебы. В Споке ощущались амбиции, он не боялся перечить своему капитану. И это являлось для вулканца большим недостатком.
      Если бы в Сейель имелось хоть немного хитрости Дра’еро, она сумела распорядиться этим знанием подобающе. И быть может она бы попыталась склонить Спока на свою сторону, если бы догадывалась о том, что командование «Энтерпрайз» пережило после своего спешного ухода с территории Федерации в прошлый раз. Но Сейель была слишком честолюбива и не признавала грязной игры даже во благо.
      Они прошли орбиту Мирона и готовились к вхождению в гравитационное поле Коа, но Сорак перехватила сигнал по открытому каналу связи.
      — Капитан, мы фиксируем сигнал на первой частоте. Полагаю, это колония на Тооу, они пытаются связаться с «Ясмиром».
      — Как давно «Ясмир» находится в системе? — Сейель нахмурилась, понимая, что «Энтерпрайз» тоже может перехватить сигнал, исходящий с Тооу.
      — Не могу сказать. Помехи при передачи. Радиация Телва распространяется неравномерно, а Коа слишком сильно глушит источник.
      — Будем надеяться, что планета мешает не только нам… Меняйте курс. Мы должны сесть им на хвост прямо сейчас.
      — Есть, капитан!
      — Вам не кажется это поспешным, капитан? — Таш наклонился к Сейель, пока рулевой менял рук корабля.
      — Тооу не знает о том, что мы сохраняем радио-тишину. Они будут продолжать посылать сигнал «Ясмиру», надеясь, что корабль ответит. Слишком велика вероятность, что терианца уже перехватили сигнал.
      — Но мы не готовы…
      — Готовы, — уверенно перебила его Сейель. — Наш план остается прежним. Мы делаем предупреждающий удар и не уходим далеко от гравитационного поля Коа, пока «Ясмир» не окажется на расстоянии, которое позволит им открыть огонь по неприятелю.
      — Тогда я советую Вам, капитан, запросить помощь с Тооу сразу же, как только мы откроем врагу свое местоположение. — Заговорил Азан, заставляя Сейель повернуть голову в другую сторону. — Нам необходима эта помощь как отвлекающих маневр. Если мы сумеем удержать «Энтерпрайз» возле Коа в течение хотя бы десяти минут, это даст нам преимущество.
      Сейель строго свела брови и кивнула, показывая, что согласна с предложением Азана. Одно из положений межгалактического соглашения о ненападении, заключенного между Конфедерацией и Империей, требовало от пограничников открытия канала связи с кораблем-нарушителем. Лишь уведомив нарушителя о том, что он находится не на своей территории, офицер мог на законных основаниях открывать предупреждающий огонь по судну. И только после предупредительного следовал огонь на поражение. Сейель как никто другой была знакома со всеми положениями документа, нерушимость которого почиталась ромуланцами с особенным трепетом. Но ей так же было известно, что «Энтерпрайз» нарушила границы Федерации намеренно. Выходя на связь с кораблем, Сейель лишь давала врагу лишнее время для маневра. В данной ситуации игра по правилам означала верную смерть.
      — Торпеды готовы к запуску, капитан. Наводчики ждут Вашей команды.
      — Цельтесь в обшивку. Мы должны их подбить, но не уничтожить. — Сейель в напряжении подалась вперед, наблюдая за уверенным движение «Энтерпрайз» на главном экране. — Огонь!
      С легкий гудением первые торпеды покинули свои ячейки, чтобы через мгновение вскрыть толстый слой черненного металла, украшенного огромными буквами ИСС «Энтерпрайз». Одна за другой все двенадцать торпед достигли своей цели, вспоров обшивку тарелки, словно охотничий нож брюхо нерпы. Инженеры готовили снаряды для следующего залпа, но «Энтерпрайз» начала маневр уклонения. Сейель понимала, на какой риск идет, объявляя огонь по вражескому судну. Едва первая торпеда достигла «Энтерпрайз», терианцы уже знали о присутствии «М’Гханар». Система маскировки была не идеальна и затрачивала слишком много ресурсов. Во время боя самое главное преимущество ромуланских кораблей превращалось в их ахиллесову пяту. Ни орудия, ни систему маскировки невозможно было перевести на альтернативные источники питания, а попытка задействовать их одновременно приводила к выходу из строя всех систем. Чтобы нанести упреждающий удар Сейель была вынуждена пойти на риск и раскрыть свое местоположение. Сканеры «Энтерпрайз» зафиксировали их присутствие автоматически, и лишь маленькая дистанция позволила всем двенадцати ромуланский торпедам достичь цели до того, как щиты были подняты, а сам корабль начал движение в другую сторону.
      — Приготовьтесь атаковать снова и поднимите щиты. Мы должны удержать их на этом месте. — Сейель следила за меняющимся положением «Энтерпрайз» с лихорадочным блеском в глазах. — Дайте знать, если будут какие-то новости от «Ясмира» или Тооу.
      — Зафиксирована попытка несанкционированного доступа извне. Они пытаются сканировать нас. — Азан в два шага достиг панели управления безопасности.
      — Системы защиты исправны?
      — Подтверждаю. Скорость упала, они разворачиваются.
      — То, что надо.
      Сейель приготовилась к тому, что «Энтерпрайз» пустит в ход всю свою боевую мощь. Но прежде им придется на собственной шкуре испытать, что значит быть нарушителем ромуланских границ. Она отдала новый приказ, и торпеды птичьим клином понеслись к терианскому кораблю. Теперь лишь восемь из них достигли цели: «Энтерпрайз» отклонилась на сорок восемь градусов, меняя свое положение и готовясь нанести ответный удар. Навигатор зафиксировал перераспределение мощности на вражеском корабле. До первого удара оставались считанные секунды.
      — Капитан, «Ясмир» запрашивает наши точные координаты. — Сорак отстранила ларингофон и подняла взволнованный взгляд на Сейель.
      Она ведь совсем еще ребенок — вдруг подумала Сейель, когда встретилась взглядом с молодой курчавой связисткой. Сорак направили служить на «М’Гханар» всего два месяца назад, за прилежную учебу и успехи в ксенолингвистической криптографии. На границе было опасно служить, но где, как не у самой Терианской Империи можно отточить мастерство понимания чужого языка и дешифровки тайных посланий. Сейель сжала пальцы на подлокотнике, думая о том, что командование порой очень несправедливо относится к молодым кадрам. Разве эта юная девочка заслуживала ощутить на себе все ужасы войны так скоро? Разве это оправданная цена таланта? Сегодня она может погибнуть — думала Сейель, отдавая связистке приказ о передаче данных по зашифрованному каналу связи.
      Груз ответственности, которую она как капитан несла за экипаж, вдавил Сейель в кресло, не давая пошевелиться. Маневр «Энтерпрайз» был завершен и щиты содрогнулись от первого фазерного залпа.
      — Мы просчитались, — тихо, чтобы никто на мостике не услышал, пробормотала Сейель.
      — Пока еще рано выносить такой вердикт. Наши щиты могут долго сдерживать натиск их фазеров. — Явно приободряя своего молодого капитана, возразил Таш. — Через некоторое время они поймут, что выбранная тактика не приносит результатов, и попытаются нанести удар торпедами. Если на борту корабля нет специального вооружения, эти торпеды не пробьют наш корпус. Разумеется, это только в том случае, если им повезет каким-то образом избежать быть сбитыми с курса гравитацией Коа. Сейчас нам не стоит показывать, что их преимущество лишь нам на руку.
      — Артиллерия, дайте залп по фазерным орудиям. — Сейель проигнорировала слова Таша, она не могла позволить «Энтерпрайз» и дальше вести огонь по щитам своего корабля. Рано или поздно система откажет из-за перегрузки, и они окажутся совершенно беззащитными перед фазерной мощью противника.
      Боевой мощи «М’Гханар» не хватало. Паузы между атаками становились все больше: артиллерия не справлялась с нагрузкой, а торпедный отсек уже оказался наполовину опустошен. «Ясмир» после получения координат боя больше не выходил на связь, и у Сейель оставалось все меньше вариантов для действий.
      — Капитан! Сбой системы безопасности. Мощность щитов упала на пять процентов. — Азан выпрямился над панелью управления, смотря в глаза Сейель. — Если мы не уйдем из-под обстрела, наши шансы…
      Азана прервал громкий треск, эхом разнесшийся по нутру корабля, и принесший с собой на мостик едкий дым.
      — Капитан, щиты пробиты! Внешняя оболочка отсека двигателя повреждена! — перекрикивая сигнальную сирену сообщал офицер по внутренней связи, пытаясь переключить не работающие каналы сообщений. — Мы отклоняемся от курса.
      — Что с щитами?! — Сейель вскочила в кресле, забывая о маске рассудительного спокойствия, которую пыталась держать в течение всего боя. — Восстановите подачу энергии.
      — Мы пытаемся, капитан.
      — Переключитесь на альтернативные источники питания и свяжитесь с инженерным отделом. Мы не должны допустить утечку топлива или повреждение двигателя.
      — Если мы перебросим нагрузку на другие цепи, мы не сможем вести огонь.
      — Выполняйте! — Сейель обернулась к Ташу, все еще сохранявшему спокойствие. — Нам нужно выйти на связь с терианцами. Если мы и дальше будем стоять на месте, позволяя им обстреливать себя, то «Ясмиру» придется сражаться в одиночку.
      — Они могут не ответить. Мы первыми напали на них.
      — Да плевать. Свяжите меня с «Энтерпрайз» и разберитесь, что там с нашим двигателем. Выполняйте. — Сейель нетерпеливо махнула рукой связистке и вновь села в кресло.

***


      Несмотря на то, что первые торпеды нанесли корпусу «Энтерпрайз» повреждения, корабль был способен держать оборону и вести бой, что Кирк немедленно и потребовал от команды, когда сканеры засекли присутствие вражеского судна. Сохранять спокойствие в подобной ситуации Кирку удавалось с трудом, потому на каждое предупреждение о какой-либо поломке он рявкал в ответ, чтобы инженеры латали дыры и не отвлекали мостик своими проблемами.
      — Чехов, мы можем усилить фазерный огонь? — Кирк с негодованием смотрел на то, как «М’Гханар» до сих пор держит удар. — Черт побери, наши орудия вообще хоть на что-то способны?!
      — Корабль находится на орбите планеты, сэр. Мы могли бы попытаться обстрелять их торпедами, чтобы пробить защиту, но я не могу дать точных расчетов. Нужно просканировать планету.
      — А кто может? Займитесь этим.
      — Мистер Спок, сэр.
      — Мистер Спок, Чехов, в данный момент не способен помочь нам вести бой. Где офицеры по тактике? На этом корабле есть хоть кто-то, кто способен дать мне однозначный ответ.
      — Капитан, мы получили запрос о временном прекращении огня и переговорах, — Ухура бросила красноречивый взгляд на Кирка, призывая его не игнорировать ромуланцев.
      — Вывести на экран.
      Ухура переключила входящий сигнал, и Кирк увидел лицо Сейель. В этот раз она была не так спокойна, как в их последнюю встречу.
      — А я то думал, что ромуланцы более мирный народ, — улыбнулся Кирк.
      — Ваш корабль находится далеко от границ Империи. Это нельзя списать на случайность или сбитые координаты ваших бортовых сканеров. Федерация всегда выступает за мирное урегулирование конфликтных ситуаций, в особенности если нарушение нашей суверенности происходит не преднамеренно. Однако, капитан Кирк, мы встречаемся вот уже второй раз. Это вряд ли можно назвать случайностью.
      — Быть может наши звездные карты устарели и навигатор ошибся в расчетах. — Кирк картинно развел руки. — А вы нападаете на нас, нанося бесчестный удар в спину. Как подло!
      — Не Вам укорять меня в бесчестности, капитан. Не Ваш ли корабль недавно пытался захватить клингонское торговое судно и использовал его как живой щит?
      — Да, не могу отрицать. — Кирк, будто бы раскаиваясь, опустил голову, но продолжил говорить. — Но хочу напомнить Вам, капитан Сейель, обстоятельства, вынудившие нас так поступить. Вы, похоже, держите нас за каких-то пиратов, которым стоит лишь пригрозить, и они готовы бежать прочь, поджав хвосты. Благодаря моему помощнику у Вас могло сложиться такое мнение, но поверьте: Вы очень скоро пожалеете о том, что встали у меня на пути.
      — Вы можете угрожать нам сколько угодно, но мы не отступим. Каждый из моих людей готов пожертвовать свою жизнь, ради спасения невинных.
      — Невинных? Вы сказали «невинных», я не ослышался? Любопытно знать, кого именно Вы считаете невинными? Тех, на чьих руках кровь десятков терианцев, лишь желавших служить верой и правдой своей родине? Или быть может тех заговорщиков и убийц, без чьей помощи Хан бы не сумел подобраться так близко к осуществлению своего плана по уничтожению нашего флота? Как Вы смеете называть невинными своих солдат, скрывающихся на Тооу и готовящих против Терианской Империи заговор?
      — О чем Вы говорите? — Резко вздернутые брови Сейель поднялись еще выше, выражая крайнюю степень непонимания ромуланки. — На Тооу находится мирная колония.
      — Мне известно о базе Па-Тау. Не утруждайте себя попытками врать, капитан. Я намерен сегодня покончить со всеми, кто пытался захватить власть в Империи, а вместе с ними и тех, кто помогал им.
      — Капитан, навигаторы засекли приближение другого корабля. — Тихо сообщил Сулу, косясь на главный экран. — Еще одна ромуланская хищная птица. Она движется со стороны Телва.
      — А я недооценил Вас, Сейель. — Кирк сжал ладонь в кулак, чувствуя подступающую злость. — Игра в поддавки — весьма хороших способ тянуть время, чтобы дождаться подкрепление. Жаль, что Вы не успеете увидеть, как мы уничтожим Ваших союзников.
      — Что? Подождите, Кирк! — Сейель вскочила на ноги, явно понимая, что больше не может контролировать ситуацию. — Откуда Вы знаете о Па-тау? Почему Вы думаете, что там военная база?
      — А разве не ясно? От Ваших людей, которых мы взяли на Цартус.
      Кирк видел, как Сейель отвернулась к мужчине, стоявшему позади капитанского кресла. Все время, что они вели диалог, этот ромуланец сохранял молчание, лишь иногда в задумчивости тянул пальцы к своей бородке. По знакам отличия и его близости к капитанскому креслу Кирк понял, что это старпом «М’Гханар». Они говорили на незнакомом диалекте: даже Ухура была бессильна понять, о чем именно говорит Сейель. Такое поведение не могло не заинтересовать Кирка, и он приказал не нарушать связь с вражеским кораблем. Наконец Сейель повернулась обратно и заговорила на более привычном языке:
      — Ромуланцы, о которых вы говорите, что с ними? Они живы?
      — Да, они пока живы. Однако, это не на долго. Как только мы достигнем Тооу, Ваши люди будут убиты вместе с остальными. Хотя, если хотите, мы можем убить их прямо сейчас, пока обстреливаем Вас. Обычно я не так щедр, капитан. Подумайте над моим предложением.
      — Послушайте, Кирк. Если в Вас сохранилась хоть капля благоразумия, Вы должны услышать меня: на Тооу нет ни одной военной базы. Это мирная колония. Я лично могут Вам это гарантировать.
      — Клянетесь свое жизнью?
      — Клянусь.
      Сейель ни секунды не сомневалась в своем ответе. Такая самоотверженность произвела впечатление даже на Кирка. Словно его застали за чем-то непристойным, он воровато оглянулся на своих подчиненных. От него ждали определенной реакции, даже если сам Джим желал поступить по-другому. Уверенность Сейель в собственной правоте заставила Кирка задуматься: что, если она права? Ведь могло так случиться, что у каждого из них была своя правда, которая противоречила чужой только из-за того, что она принадлежала врагу. Вряд ли Сейель хотела выгородить себя, продолжая утверждать, будто среди них нет ни одного пособника Хана. Кирк чувствовал необходимость продолжить разговор, выяснить всю правду, но он понимал, что эта правда нужна только ему самому. Как никогда прежде он жалел, что рядом нет Спока. Вулканец наверняка смог бы дать ему верный ответ на вопрос: как должен поступить капитан имперского флагмана в данной ситуации. Спок мог по крайней мере подтолкнуть его к определенному решению, которое Кирку сейчас давалось очень тяжело.
      — Капитан. — Сулу обернулся к нему, будто поторапливая Кирка с ответом. — Второе судно почти сблизилось с нами.
      — Что ж, капитан Сейель, — Кирк встрепенулся, отгоняя лишние в этой ситуации мысли в сторону. — Вы никогда не думали о том, что среди вас есть предатель? Вы так уверенно говорите о готовности отдать жизнь за других, даже не зная: честны ли эти люди были с Вами. Очень жаль, если Вы верите во все то, о чем говорите. Ведь тогда Ваша жертва напрасна. Ухура, конец связи.
      Едва с экрана пропало изображение, Кирк отдал приказ о немедленном огне из всех орудий и последующем развороте. Сейель и без того отняла у них слишком много времени своими речами, абсолютно лишенными какой-либо ценности. Кирк даже жалел о том, что позволил ромуланскому капитану вовлечь себя в эту глупую беседу. Лишние слова рождают лишние мысли, которые могут привести к опасным выводам.
      «Энтерпрайз» успела развернуться до того, как «М’Гханар» предпринял попытку контратаки. Фазерный огонь повредил орудия противника, и теперь «М’Гханар» был вынужден занять позицию преследователя. До выхода на оптимальную для открытия огня по Тооу позицию оставалось менее минуты, как вдруг корпус «Энтерпрайз» содрогнулся под новым градом торпед. Буквально лоб в лоб их атаковала другая хищная птица. Эффект внезапности сделал свое дело: полученные повреждения вывели из строя систему самонаведения, и на какое-то время «Энтерпрайз» пришлось уйти в глухую оборону, маневрируя в надежде, что щиты будут сдерживать натиск противника до момента, пока бортовые техники не вернут кораблю прежнюю боевую мощь.
      Не сдерживая злости, Кирк высказал все, что думал о ромуланском флоте, когда система начала автоматическое сообщение о свое внутренних программ. Их положение ухудшалось с каждой секундой.
      — Чехов, дистанция до сближения с планетой?
      — Двести двадцать тысяч километром, сэр.
      Кирк не желал отказываться от цели, ради которой они так рисковали. Выведенное на главный экран изображение Тооу манило, требуя от Кирка наплевать на логику и рационализм. Перед ним стоял трудный выбор: отдать приказ об уничтожении противника, на подмогу которому еле плелся подбитый «М’Гханар», все еще обладавший достаточной мощью, или все же выполнить изначальную задачу. Сложная ситуация требовала немедленного, но взвешенного решения, на которое Кирк в таком состоянии мог оказаться не способен. Цель ускользала из рук, дразняще напоминая о проделанном ради этого пути.
      — Черт бы побрал этих ромуланцев! Сулу, разверни корабль на пятнадцать градусов. Следите за тем, чтобы наши гондолы оставались защищены.
      Следуя привычке, Кирк покосился влево от себя, ожидая красноречивого взгляда своего первого помощника, но Спока рядом не оказалось. Кто бы мог подумать, что ненавистного ему в последнее время вулканца будет очень не хватать на мостике. Кирку нужен был тот, с кем можно советоваться. По крайней мере с кем он мог бы спорить, надеясь услышать, что его идея не лишена здравого смысла. Ведь решение напасть на «Ясмир» могло стать фатальным, если они не учтут все возможные варианты развития событий. Спок был хорош в подобном. Настолько хорош, что думая об этом, Кирк начинал злиться на самого себя: как он мог называть себя капитаном «Энтерпрайз», если не мог руководить операцией твердой рукой и сомневался в собственных приказах.
      Очередной проверкой самообладания Кирка стало сообщение о том, что сканеры зафиксировали порядка десяти легкий кораблей, покинувших атмосферу Тооу. Они держали курс к месту сражения, и было очевидно, что этот маленький отряд доставит проблемы, пусть и не серьезные.
      — Чехов, рассчитайте курс и доложите, как скоро они окажутся в зоне поражения торпед. — Кирк подгонял команду, желая поскорее разобраться с предстоящим делом.
      — Три минуты, сэр. Но наши орудия все еще не готовы.
      — Да сколько можно! Сулу, будьте готовы к сбросу скорости. — Не делая паузы между фраз, Кирк переключал каналы связи на приборной панели. — Оружейный отсек, как обстоят дела с системой самонаведения? Мы готовы или придется обращаться за помощью к доводчикам?
      — Система исправна, капитан, но охлаждающие насадки подачи питания на фазерные установки барахлят.
      — Почему докладываете об этом сейчас? Черед десять секунд полная боевая активность.
      — Мы перебрасываем цепи на другие источники питания, сэр. Мы надеемся, это не должно повлиять на работу фазерных пушек.
      — Вы надеетесь?! Я Вас под трибунал отправлю, к чертовой матери! Ухура! — Кирк гаркнул на нее с такой громкостью, что лейтенанта подбросило в кресле от неожиданности. — Соедините меня с мистером Скоттом, похоже, в оружейном отсеке нет ни одного толкового инженера.
      — Мистер Скотт отрапортовал две минуты назад, что направляется туда. Полагаю, он скоро окажется на месте.
      На главном экране появилось изображение обнаруженных сканером легких ромуланских кораблей — они уже находились в зоне видимости.
      — Мы не можем ждать, Ухура. — Кирк вскочил с кресла и направился к пустующему рабочему месту Спока. — Ромуланцы дышат нам в затылок и с удовольствие поджарят нам его, если мы и дальше будем медлить. — Переведя несколько тумблеров в активный режим, Кирк включил канал общей связи по кораблю и продолжил ввод данных на компьютер. — Говорит капитан. Всем десантным группам, активный режим. Готовьтесь к атаке. Нам потребуется отвлекающий маневр: к кораблю приближаются два ромуланских крейсера и десять легких кораблей класса Скаут. Мы не имеем права проиграть этот бой, когда почти достигли цели и можем отомстить за посрамленную честь и гибель наших товарищей и друзей. Для этого нам потребуются все ресурсы, которыми мы обладаем. Я полагаюсь на вас. — Вновь защелкали тумблеры, и Кирк наконец услышал голос своего главного инженера. — Мистер Скотт, нам Вас не хватало, где Вы пропадали?
      — Извините, капитан. Вынужден был лично проследить за тем, чтобы молодцы из оружейного правильно перенастроили цепи питания. Я слышал нас ждет тяжелый бой. Что ж, готов поклясться своей жизнью: фазеры Вас не подведут.
      — Благодарю, Скотти. Конец связи. Павел, Вы мне нужны. — Кирк щелкнул пальцами, подзывая Чехова к себе. — Мне нужно, чтобы Вы занял место мистера Спока. Ваши вычислительные способности сейчас мне нужнее чем первоклассный навигатор.
      Чехов в миг оказался рядом с Кирком, а его место заняла лейтенант Дарвин.
      — Разберешься с теми данными, что я ввел? — более по-свойски спросил Кирк, подталкивая Чехова к креслу Спока.
      — Д-да, сэр.
      — Джим. Просто Джим.
      Короткая улыбка Кирка заставила Чехова на несколько мгновений отвлечься от поставленной задачи, и Ухуре пришлось его одернуть. Не успев проводить капитана восхищенным взглядом до кресла, Чехов быстро уткнулся в экран компьютера и приступил к работе.
      — Все орудия — полная боевая готовность. Стреляйте по моей команде. — Кирк встал за спиной Сулу и, не отводя взгляда от экрана, где отчетливо можно было увидеть Тооу, начал считать. — Три… Два… Огонь!
      Залп по «Ясмиру» пришелся равно на тот момент, когда легкие и маневренные Скауты достигли зоны обстрела. Конечно, повреждения, полученные «Энтерпрайз» от них, не могли помешать вести бой, но Кирка их присутствие раздражало: приходилось постоянно корректировать позицию, чтобы отстреливать Скаутов, притом не забывая удерживать «Ясмир» на одном месте. Кирк отдал последний приказ десантному отряду атаковать «Ясмир» с целью захвата корабля. Чтобы с успехом провести операцию, «Энтерпрайз» потребовалось удерживать ромуланцев на орбите почти десять минут. И когда Кирку доложили о первом удачном проникновении, он смог хоть немного расслабиться. В несколько секунд численное преимущество врага потеряло всякую ценность. «Ясмир» прекратил всякое сопротивление, теперь сосредоточившись на десантных шаттлах терианцев. Один за другим они неотвратимо приближались к изумрудным бокам хищной птицы и словно рой разъяренных ос, жалили ее. Кирк с особым злорадством наблюдал за тем, как «Ясмир» резко отклонился со своего курса, надеясь избежать участи быть захваченным. Но в конечном итоге корабль начал плавное сближение с «Энтерпрайз».
      — Готовьтесь к абордажу. Мистер Сулу, — обратился Кирк к своему главному пилоту. — Не окажете мне честь, возглавить группу захвата?
      — Как прикажете, сэр, — сухо ответил Сулу, покидая место главного пилота.
      Он рассчитывал, что Кирку хватит тщеславия самому отправиться на захваченный «Ясмир». Надежда хотя бы на короткое время занять кресло капитана «Энтерпрайз» тешила Сулу все время, что они вели сражение. Кирк явно сдавал позиции: Сулу чувствовал это по его приказам и поведению и только ждал удобного момента, чтобы обернуть эти ошибки себе в выгоду. И в самую последнюю секунду планы изменились. Теперь Сулу был отлучен не только от мостики, но и всего корабля. Однако очень быстро у Сулу созрел другой план, боле действенный и легко реализуемый. Кирк самолично отдал в его руки целый ромуланский корабль. Да, он был подбит, но все еще способен вести бой и обладал достаточным боевым потенциалом. Кирк допустил фатальную ошибку, позволив ему руководить захватом «Ясмира»: Сулу подобрал себе в помощь только тех офицеров, что разделяли его позицию по отношению к нынешнему капитану и обещали поддержать в случае бунта. Бунтовать сейчас никто не намеревался, но собрать единомышленников на одном борту под своим непосредственным руководством оказалось заманчивой идеей.
      Не подозревающий о близящейся измене Кирк продолжал руководить операцией перехвата оставшихся Скаутов. Терять время на такую мелочь не было необходимо, но Кирк настоял на том, чтобы стрелки завершили начатое дело прежде чем они продолжат свой путь к Тооу. А тем временем подбитый «М’Гханар» уже подобрался к месту сражения вплотную и готовился к первому удару.

***


      Упорство Сейель было удивительным даже по ромуланским меркам. Корабль получил серьезные повреждения, выведшие из строя ускорители едва позволяли «М’Гханар» развить скорость: Сейель и экипаж были вынуждены наблюдать издали, как союзники терпят поражение. Горестное осознание того, что именно ее собственные амбиции и подвели капитана «Ясмира» заставляло Сейель лишь сильнее желать расправиться с Кирком и его кораблем. Но к моменту, когда они смогли подойти достаточной близко к «Энтерпрайз», чтобы открыть огонь по вражескому судну, «Ясмир» окончательно пал. Рой терианских кораблей-перехватчиков продолжал кружить вокруг движущихся параллельным курсом кораблей, мешая оставшимся Скаутам вступить в бой.
      Холодный рассудок покинул Сейель, когда она увидела, как очередной торпедный залп уничтожил последний Скаут, заходивший на маневр. Сейель отдала приказ идти на критическое сближение с «Энтерпрайз», желая сбить их с курса и развернуть гондолами к себе. Кто бы сейчас не управлял «Ясмиром», этот человек точно знал свое дело: едва «М’Гханар» попытался зайти к «Энтерпрайз» с фланга, захваченный корабль начал менять положение, закрывая собой терианцев. Двигаясь с непостоянной скоростью, «М’Гханар» предпринял еще несколько попыток, но Сейель поняла, что они не в силах изменить положение вещей, пока инженеры не стабилизируют двигатель, грозивший в случае еще одного повреждения отправить весь экипаж к праотцам. Очевидное превосходство врага злило Сейель, но она не могла пересилить себя и признать этот проигрыш. Перед ними все еще стояла задача: защитить Тооу во что бы то ни стало, но с тем, что у них имелось на данный момент подобная затея не имела смысла.
      — Капитан, нам необходимо отступить и дождаться подкрепление, — категорично произнес Таш, когда Сейель спросила, сколько еще ждать починку двигателя.
      — И потерять «Ясмир»? Нет. Мы не можем позволить им добраться до Тооу.
      — Вам стоит охладить свой пыл и принимать более взвешенные решения. «Энтерпрайз» едва не уничтожил нас. Если они атакуют нас вновь, мы рискуем погибнуть.
      — Скажите это сотням ромуланцев, которые прямо сейчас гибнут, защищая «Ясмир». Вы готовы посмотреть в глаза тем, чьи семьи находятся на Тооу и ждут от нас помощи? — Сейель строго взглянула на Таша. — Я отдала приказ об атаке и хочу, чтобы Вы поддержали меня, префект.
      — Я полностью солидарен с Вашим гневом, капитан. Однако, хочу воззвать к Вашему рассудку. Они до сих пор не уничтожили «Ясмир». Очевидно, что они ожидают от нас нападения и сохраняют жизнь экипажу корабля, чтобы использовать их как живой щит. Ваш приказ атаковать «Энтерпрайз» означает их убийство, Вы готовы на такие жертвы?
      Сейель упрямо поджала губы. Она не желала отступать. Не желала показывать свою слабость и играть по правилам Кирка.
      — Сорак, попытайтесь установить связь с «Ясмиром». Кто-то из командования должен был скрыться от терианцев. Мы должны знать обстановку на корабле.
      — Слушаюсь, капитан. — Девушка начала стандартное вещание, переключая каналы связи, в надежде, что кто-то откликнется, но так и не получила ответа. — Связи нет.
      — Вам нужно принять решение, капитан, — настойчиво произнес Таш. — Если мы отступим сейчас, это может сохранить жизнь многим.
      — Кирк только этого и ждет. До Тооу осталось всего ничего. Мы должны их задержать. Азан, — Сейель обернулась к сидевшему за панелью ромуланцу. — Мы можем как-то проникнуть в систему «Ясмира» извне?
      — Я пытаюсь, но боюсь, Таш прав. Мы бессильны.
      — Черт бы побрал этих терианцев! — Сейель ударила кулаком по приборной панели под правой рукой.
      Одновременно с тем, как система издала предупреждающий писк, сообщая о поломке управляющей консоли, на экране появилось входящее сообщение с «Ясмира». Не веря собственным глазам, Сейель потребовала немедленно ответить на вызов. Изображение пошло рябью, и перед ней возник ухмыляющийся черноволосый терианец.
      — С Вами говорит капитан «Ясмира» Хикару Сулу. Полагаю, что сейчас вы в крайне затруднительном положении: двигатель вашего корабля находится в критическом состоянии, и вести бой в полную мощь вы не можете. Хотя очень хочется, — хищно улыбнулся он.
Сейель едва могла слушать Сулу, буквально задыхаясь от ярости и желания наброситься на человека, так по-хозяйски развалившегося в кресле капитана Крроу.
      — Если не возражаете, капитан, я буду говорить с Вами предельно честно. Сейчас мы направляемся к вашей планете Тооу для уничтожения военной базы. Как только мы выйдем на орбиту планеты, «Энтерпрайз» и «Ясмир» откроют огонь по ней. Мы убьем каждого, кто был причастен к позорному предательству адмирала Маркуса, после чего капитан Кирк отдаст приказ об уничтожении Вашего корабля.
      — Чего Вы хотите? — вмешался в монолог Сулу Таш.
      — Я буду говорить только с капитаном, — с брезгливостью отозвался терианец. — В Ваших же интересах заткнуться и не перебивать меня. Капитан, у меня есть предложение, которое Вас заинтересует.
      — Почему Вы считаете, что меня заинтересуют Ваши слова?
      — Потому что у Вас только два варианта действий: смириться с происходящим и дать нам уничтожить базу Па-Тау, вслед за чем будет уничтожен Ваш корабль. Или вступить в бой и быть уничтоженными сразу.
      — Какая-то мне не особо нравится такая альтернатива.
      — Я собираюсь предложить Вам третий вариант, в случае которого Вы, вероятнее всего, останетесь живы.
      — И что же это за вариант?
      — Сделка.
      — Сделка? С Вами? — Сейель не удержалась и фыркнула, явно ошеломленная такой наглостью. — Да будет Вам известно… капитан: мы не заключаем сделки с терианцами, в особенности с терианцами.
      — Очень жаль, если Ваша глупость послужит причиной гибели сотен людей, капитан Сейель.
      — Не забегайте вперед. Победа даже не перед Вашим носом.
      — Не испытывайте удачу, капитан. Через пару минут я буду вынужден открыть огонь по одной из ваших военных баз, а мне бы этого не очень хотелось. По крайней мере не в этот момент.
      Таш наклонился к уху Сейель и предостерег ее от отказа сотрудничать. Это могло помочь выяснить, что мог предложить этот терианец.
      Положение «М’Гханар» действительно было незавидным: на полную починку двигателя не хватало ресурсов, а чтобы привести его в стабильное состояние и дать экипажу возможность продолжить бой, потребуется не менее получаса. Ко всему прочему урон от последнего удара «Энтерпрайз» пришелся на одно из крыльев «М’Гханар», и корабль рисковал при скоростных перегрузках развалиться на ходу. Скрывать очевидные проблемы за храбростью долго не выйдет: Сейель нужно было смириться с этим и положить свою гордость на жертвенный камень ради спасения жизней членов экипажа и не только своего.
      — Я слушаю.
      — Как я уже сказал: открывать огонь по вашей военной базе сейчас для меня не выгодно. В долгосрочной перспективе наше нападение уже означает начало войны между Империей и Федерацией. Рано или поздно наши суда снова окажутся в этом квадранте, а потому карательная операция может подождать. Но что более важно у нас с Вами существует один общий враг. — На этих словах Сулу сделал паузу, желая добиться должного эффекта тем, что скажет дальше. — Капитан Кирк явно заставил Вас сегодня почувствовать себя унижено. Говорят, для ромуланца посрамленная честь уже сравни смерти. Это правда?
      — Это архаичный пережиток прошлого. Ваша информация о наших принципах устарела.
      — Я рад это слышать. Потому что без Вас помешать Кирку совершить задуманное вред ли получится.
      — Почему Вы хотите помешать ему? Разве Вы тоже не считаете, что Па-Тау военная база?
      — Мне плевать, военная база там или нет. Гораздо важнее, что Кирк не должен добраться до планеты и уничтожить это место. Если Вы поможете мне остановить его и захватить «Энтерпрайз», клянусь: я освобожу всех пленных и верну «Ясмир» Федерации.
      — Я не понимаю, — качнула головой Сейель. — Какая выгода в этом для Вас?
      — Разве не ясно? Вы попытаетесь захватить наш корабль, я остановлю Вас, а Кирк докажет свою несостоятельность, как капитан: едва не потеряет корабль и ко всему прочему не сможет выполнить миссию, которая разожгла военный конфликт.
      — Вы готовы предать своего капитана и подвергнуть риску столько людей только ради того, чтобы получить капитанское кресло?
      — А Вам не рассказывали, капитан? Терианцы очень коварная раса.
      Предложение было довольно заманчивым, но Сейель беспокоило то, что она совершала сделку с предателем. Никто не мог гарантировать, что в самый ответственный момент Сулу не отвернется от нее точно так же, как отвернулся от своего капитана, готовя саботаж прямо у него за спиной. Устроив короткое совещание прямо здесь — на мостике, Сейель, Азан и Таш попытались представит все возможные варианты развития событий и понять, имеет ли смысл соглашаться на условия Сулу.
      — Капитан, не хочу Вас торопить, но очень скоро Вы лишитесь возможности спасти Па-Тау. — На экране вновь появилось изображение терианца.       — Каков Ваш ответ?
      — Нам нужны гарантии, что Вы не измените своему решению объединить силы против Кирка. — На передний план вышел Таш. — Вы, терианцы, крайне нетерпеливы и любите совершать необдуманные действия.
      — А Вы слишком мнительны. Я предлагаю Вам реальную возможность, но вместо того, чтобы поступить мудро, вы тянете время.
      — Мы согласны. — Выпалила Сейель. Теперь пути назад не было.
      — Готовьтесь к атаке. Когда мы выйдем на позицию, чтобы открыть огонь по базе, я сдвину «Ясмир» правее по флангу. И прошу, будьте обходительны с «Энтерпрайз». Я планирую еще использовать ее.
      Как только изображение терианского офицера исчезло с экрана, Сейель объявила полную боевую готовность по всему кораблю. Выдержит ли их двигатель это или нет, но она не собиралась отступать. Глупость и самолюбование Сулу давало им преимущество, потерять которое она не хотела. Таша ее позиция не устраивала, но несмотря на опыт и мудрость, он решил промолчать, потому что все еще помнил, что именно Сейель является капитаном «М’Гханар».
      Прошла целая вечность, как показалось собравшимся на мостике, прежде чем «Энтерпрайз» начала замедляться, выходя на орбиту Тооу. Многих охватило в этот момент двоякое чувство: ради победы они не только согласились сотрудничать с терианцами, но и готовы были сделать тысячи мирных людей живой приманкой, вместо того, чтобы принять честный бой. В тишине, объявленной по всем каналам внутренней связи, Сорак уловила сообщение, проходящее через «Ясмир» — Сулу пообещал, что Сейель услышит вместе с ним, как Кирк отдает последние распоряжения перед началом завершающего этапа операции. Она не могла сдержать яростного порыва, и довольно грубо выругалась, когда Кирк завершил сообщение.
      В условленный момент «Ясмир» изменил свое положение, медленно заходя в сторону от «Энтерпрайз», которую все это время закрывал собой. Выжимая из «М’Гханар» последние соки, Сейель потребовала от пилотов приблизиться к терианскому кораблю настолько близко, насколько позволяло им мастерство. Командование «Энтерпрайз» должно было заметить их маневр, но по всей видимости разрывалось между решением открыть огонь по Тооу и контратакой «М’Гханар». Сейель воспользовалась замешательством Кирка и открыла огонь первой. Азарт быстро захватил ее, Ташу пришлось вмешаться, когда Сейель отдала приказ направить орудия на гондолы «Энтерпрайз».
      — Капитан, на корабле все еще находятся наши люди. Вы хотите пожертвовать их жизнями ради уничтожения Кирка?
      — Если они все еще живы, мы отправимся за ними. Но сначала мы должны быть уверены, что тысячам других людей больше ничего не угрожает. Сорак, включите вещание, я хочу, чтобы Кирк слышал нас. — Сейель устремила взгляд вперед, наблюдая, как перед ними медленно дрейфует подбитая «Энтерпрайз». — Капитан ИСС «Энтерпрайз», Джеймс Кирк, с Вами говорит капитан ромуланского пограничного корабля «М’Гханар», Сейель. Мы прекратили обстрел Вашего судна с целью начать переговоры о сдаче в плен. Если попытаетесь открыть огонь по Тооу — мы уничтожим вас. Если попытаетесь бежать — мы уничтожим вас. Сопротивление бесполезно: при любой попытке вступить в бой, мы уничтожим ваши гондолы, вслед за чем начнем лобовую атаку. У Вас не остается других вариантов. Сдавайтесь, Кирк.
      Сейель замолчала, ожидая ответа от «Энтерпрайз», но Кирк явно не торопился признавать поражение. Связь молчала: на «Энтерпрайз» даже не пытались связаться с Сулу. Это могло значить, что Кирк действительно внял угрозам Сейель, и ждать от «Энтерпрайз» новых сюрпризов вряд ли придется. Наконец Сорак объявила о входящем вызове с терианского судна.
      — Капитан Сейель, — голос Кирка звучал гораздо более устало, чем в последний сеанс связи. — Мы просканировали поверхность Тооу и вышли на связь с Па-Тау. В этом поселении нет военной базы. — Сейель было открыла рот, желая с триумфом отметить, что именно об этом она говорила некоторое время назад, но Кирк не дал вставить ей и слова. — Мне крайне неприятно признавать, что наша операция не возымела успеха. Вы считаете терианцев чудовищами, верно? Однако спешу Вас уверить, что мы собираемся отступить и немедленно сойдем с орбиты Тооу.
      — Я рада слышать, что Вы осознали свою ошибку. Тем не менее Вы являетесь военным преступником, Кирк. На вашей совести нарушение границ Федерации, нападение на ромуланские корабли с целью их уничтожения, захват одного из них, а так же десятки смертей наших людей.
      — Я делаю Вам одолжение, капитан. Мы сняли подозрения лишь с Тооу. Ваша причастность к измене адмирала Маркуса все еще открытый вопрос.
      Таш заметил, как Сейель закусила губу, силясь не разозлиться на слова терианского капитана еще больше. Положив руку на плечо девушки, он неторопливо заговорил:
      — Если бы Вы потрудились думать, прежде чем бросаться обвинениями, то смогли бы избежать этой ситуации, Кирк. Вы так часто и много говорили нам о Хане, что забыли о своем самом главном пороке: терианцы врут постоянно. Не думали ли Вы, капитан, что столкнуть нас сегодня в этом бессмысленном по своей жестокости сражении — его план? Мне известно, что Хан предал своих пособников и умышленно вовлек вас в бой с адмиралом Маркусом. Вы прикрываетесь беспочвенными обвинениями Федерации в сговоре с ним. Если бы вы потрудились сохранить жизнь Хану, он ответил за все свои злодеяния, но вместо того вы ищите виноватых за пределами своей Империи.
      — А кто сказал Вам, что он мертв? — Кирк посчитал ненужным установить видео-связь с «М’Гханар», но Сейель была почти уверена, что в этот момент он весьма выразительно дернул бровью. Однако такими играми ее было уже не пронять. Кирк тянул время, и это вселяло беспокойство, потому что Сейель не знала — для чего. Она была сыта по горло надменным поведением терианца и хотела поскорее избавиться от необходимости общаться с ним. Тем не менее, Таш явно не разделял ее позицию.
      — Что Вы имеете в виду? — Он вдруг изменился в лице и будто постарел на несколько лет. Черты заострились, придавая и без того сухому лицу сходство с высеченным из дерева истуканом. — Хан жив?
      — Вас это так волнует? Для непричастного Вы слишком бурно реагируете на подобное. Разве не Вы пытались меня убедить, что не имеете никакого отношения к Хану?
      — Отвечайте на поставленный вопрос, Кирк, — позабыв о всякой осторожности, потребовал Таш.
      — Что ты делаешь?.. — тихо возмутилась Сейель.
      — Его не казнили, если вы хотите знать. Наш закон требует смерти для изменников. Тем не менее военный суд сохранил жизнь Хану, — неожиданно легко признался Кирк. — Если вы надеетесь найти его и спасти, у вас ничего не выйдет. Место, в которое отправлен Хан и его приспешники, строго засекречено и известно лишь нескольким людям.
      — И Вы, разумеется, один из этих людей?
      — Таш! Что ты творишь?! Потрудись наконец объяснить. — Сейель схватила своего советника за локоть и дернула на себя.
      — Если Хан жив, это может быть хорошим шансом для нас. Терианская Империя попытается замять произошедшее как и прежде: они не станут признавать, что первыми нарушили мирный договор. Это провокация. Если нам удастся найти Хана, вполне возможно, что мы сможем заставить их наконец ответить за свои поступки. Ради тех, кто пожертвовал сегодня своими жизнями в сражении, капитан, доверьтесь мне.
Сейель понимала, что идет на риск, позволяя Ташу такое, потому потребовала, чтобы связисты немедленно соединили ее с «Ясмиром», все еще находившимся под командованием Сулу.
      — Что Вы можете сказать о местонахождении Хана? Вам известно, где он? — Сейель задала вопрос в лоб, не желая терять время: Кирк начинал злиться за медлительность ромуланцев и мог легко почуять, что за его спиной плетутся интриги.
      — Почему вы спрашиваете?
      — От Вашего ответа будет зависеть, поможем ли мы Вам захватить командование на «Энтерпрайз».
      — О, меняете правила в процессе игры? Мне нравится. Допустим, что я могу сказать Вам имена людей, которым известно местонахождение Хана. Но могу ли я быть уверен в том, что Вы сдержите свое обещание?
      — Из нас двоих ради места капитана на предательство пошла не я.
      — Вы бы добились успехов в военной карьере, будь Вы в терианском флоте. Какой дух! Я практически влюбился в Вас, капитан. — Казалось, что ничего не может беспокоить этого человека всерьез. Подшучивая и насмехаясь над ромуланцами, он продолжил разговор. — Возможно Вам стоит пересмотреть свои жизненные приоритеты, Сейель. Мы с Вами можем добиться небывалых высот, если объединимся.
      — Не в этой жизни. Лучше скажите, кто из офицеров «Энтерпрайз» знаком с местом, где содержат Хана?
      — Все, кто присутствовал на слушании по его делу: командующий состав и медики корабля.
      Сейель хотела было спросить, почему Сулу, принадлежащий к офицерам командования корабля соврал ей, сказав, что не знает, где находится Хан, но ее вдруг осенило.
      — Таш, примите командование кораблем и сообщите команде захвата, что мы будет штурмовать «Энтерпрайз». — Сейель покинула капитанское кресло и направилась к дверям.
      — Что у тебя на уме?
      — Кирк теряет терпение и с минуты на минуту выкинет что-то новенькое. Нельзя терять время: я отправлюсь на корабль, чтобы вытащить твоих людей, а заодно поговорю с кое-кем.
      — Девочка, не дури, — Таш был настолько взволнован решением капитана, что позабыл о субординации. — Ты не знаешь, что вас там может ждать. Терианцы совершенно лишены чести и уважения к другим расам. Если с вами что-то случится, я не смогу ничем помочь.
      — Сможешь. Ты мудрее меня, Таш. Сейчас «М’Гханар» нужен другой капитан. Не я.
      Двери за Сейель закрылись быстрее, чем он успел возразить капитану. Ее идея была похожа на безумие, но не лишена смысла. И теперь Таш был обязан сделать все от него зависящее, чтобы план Сейель осуществился. Без тени сомнения он занял кресло капитана и отдал приказ о обходе «Энтерпрайз» с противоположной «Ясмиру» стороны. Он брал терианский корабль в тиски, вынужденный довериться Сейель и ее вере в то, что Сулу не предаст их в самый ответственный момент.

***


      Кирк в напряжении следил за маневром «М’Гханар». Команда захвата не выходила на связь, и он начинал подозревать худшее: Сулу и другие уже мертвы, и теперь ромуланцы готовятся к решающей битве, зажимая «Энтерпрайз» между двумя кораблями. Маневр рисковый и требующей слаженной работы, ведь если «Энтерпрайз» изменит свое положение хотя бы на пару градусов, они столкнутся с Терианским кораблем. Корабли Федерации никогда не отличались прочностью своих корпусов и могли разлететься под напором мощного флагмана. Учитывая полученные повреждения, ромуланцы или отчаялись или имели в рукаве какой-то туз. Самоуверенность говорила Кирку о том, что первый вариант вероятнее, но рассудок требовал, чтобы он не упускал из виду успехи Сейель, с которой они вели этот бой.
      — Павел, что с орудиями? — Кирк нетерпеливо оглядывался на сидевшего за компьютером Чехова.
      — Я пытаюсь навестись, но корабль подошел слишком близко: мы их не сможем достать. Можем открыть огонь из установок над тарелкой, но это вряд ли возымеет нужный эффект.
      — Капитан, зафиксирован несанкционированный доступ на жилых палубах. Только что кто-то переместился на корабль. — Дарвин вывела на интерактивную панель схему внутренних помещений и отметила место вторжения. — Двенадцать человек.
      — Ухура! — Кирк исчез в лифтовой раньше, чем отдал приказ.
      — Отдел безопасности, запрашиваю группу зачистки на жилые палубы, сектор F. Капитан уже на пути к Вам, — Ухура переключила каналы внутренней связи.
      На «Энтерпрайз» творился настоящий хаос: внутренние системы после боя выходили из строя одна за другой, и инженеры едва успевали их чинить. В медотсеке не хватало рук, а раненные вызывали помощь с каждой палубы. В этой суматохе Кирк с трудом мог пробраться к жилым палубам, на которых Дарвин зафиксировала несанкционированное вторжение. И к тому времени, когда группа зачистки во главе с капитаном оказалась в секторе F, ромуланцы уже были на пути в тюремному блоку. Сейель понадобилось совсем немного времени, чтобы ликвидировать охрану и вытащить раненных пленников из камер. Мангуру досталось больше всего, но он еще мог говорить и сообщил ей, что Камилла после допроса увели в медотсек сразу же за вулканцем, который их допрашивал.
      — Нельзя терять ни минуты. Скоро здесь будет охрана. — Сейель задрала голову, когда услышала сирену. — Мы должны успеть найти Камилла и Спока до того, как терианцы обнаружат нас. Двое отправятся вместе с пленными. Сообщите Ташу, чтобы он начинал атаку. Вы должны отвлечь терианцев. Яу, Вы выяснили, где находится медицинский отсек?
      — Да, на верхней палубе. Нам лучше воспользоваться шахтой в правом крыле. Это прямо по коридору. — Поджарый ромуланец указал в сторону закрытой двери.
      Впервые они оказались на терианском корабле и видели его устройство изнутри, но у Сейель совершенно не было времени удивляться и разглядывать длинные коридоры «Энтерпрайз». В спину дышали оперативники Кирка, с радостью готовые изжарить их, не оставив и следа. Едва успевая отбиваться, десантная группа пробиралась к медотсеку. Когда вся группа оказалась на палубе выше, Сейель на собственной шкуре испытала терианское радушие, с которым они встречали всякого врага, пробравшегося на судно. Если бы не собственная реакция и помощь одного из офицеров, Сейель рисковала оказаться убитой. Их почти зажали в одном из коридоров перед медблоком, но на выручку пришел Таш, вновь открывший огонь по терианскому кораблю. Новая волна торпед повредила системы контроля герметизации и палуба, на которой находился медицинский отсек, оказалась изолирована от других. Бортовой компьютер пытался вывести контроль за лифтовой и дверями на аварийное обеспечение, но то и дело Сейель слышала автоматическое предупреждение об ошибке. Под вой сирены и красные предупреждающие огни ромуланцы ворвались в лазарет.
      На мгновение Сейель оторопела, увидев перед собой десятки раненных, корчившихся от боли на койках. Ей была известна обратная сторона любого сражения: битва никогда не обходится без жертв. Но уничтожать врага легче, когда это безликая угроза. Ромуланцы не были варварами, Сейель умела сострадать. Видя последствия их с Кирком противостояния, она ужаснулась: неужели терианцы настолько лишены человечности, что готовы убивать не только врагов, но и самих себя? Сейель не был известен точный численный состав экипажа «Энтерпрайз», и все же она была уверена, что раненных и убитых сейчас на борту гораздо больше чем тех, кто еще способен идти в бой.
      — Ну уж нет, в своем лазарете я такого не потерплю! — Из оцепенения Сейель вывел грубый мужской голос, раздавшийся из другого конца помещения.
      Едва она успела заметить в мигающем красном освящении одноглазого человека в темной от крови одежде, рядом упал раненный терианцем офицер. Существовал ли предел жестокости и бесчеловечному поведению терианцев, Сейель не знала. Пока инстинкты и безукоризненная подготовка шли ей на выручку: уклонившись от второго выстрела, она нырнула вглубь помещения и затерялась среди плохо освещенных коек. Быстро пробираясь между ними, она пыталась найти взглядом Спока. Судя по тому, что даже доктора на этом корабле имели под рукой фазеры и, не колеблясь, могли отнять чужую жизнь, им стоило торопиться и найти вулканца как можно быстрее.
      — Перезагрузка систем. Питание будет восстановлено через шесть минут, — сообщил бортовой компьютер спокойный голосом, так не подходившим нынешней ситуации.
      У них оставалось менее шести минут прежде, чем головорезы Кирка ворвутся в помещение и перебьют всех. Сейель знала, что нужно поторопиться.
      Но не одна она чувствовала опасность в сложившейся ситуации и желала разделаться со всем как можно быстрее. МакКой настолько вышел из себя, когда увидел ворвавшихся в лазарет ромуланцев, то напрочь позабыл о безопасности. Если бы не оказавшаяся рядом Чапел с фазером, его уже могли убить. Но МакКой не обращал внимание на вспышки света от дизрапторов. Он готов был голыми руками убить всех и каждого, кто посягнул на святую святых и посчитал, что имеет полное право находиться сейчас в медотсеке. Когда рядом мелькнула тень метнувшейся к нему ромуланки, МакКой выбросил руку вперед и скользкими от крови пальцами вцепился ей в шею. Со злостью он ударил ее лицом об стену и швырнул на пол. Ромуланка вполне могла дать ему отпор, учитывая их физическое развитие, но вместо того, чтобы защищаться, она уставилась на лежавшего на койке Спока. Догадываясь, что та замышляет, МакКой кинулся наперерез, но его сбили с ног. Когда перед носом замаячил дизраптор, МакКой понял, что явно просчитался, проигнорировав совет Чапел вооружиться. Личный фазер Леонарда все еще лежал на рабочем столе в метре от него, и если бы МакКою представился хоть малейший шанс, он кинулся к оружию незамедлительно. Гадкое чувство собственной беспомощности перед лицом смертельной угрозы. И если бы не возникшая рядом Чапел, МакКой точно поплатился бы за недальновидную импульсивность, с которой ринулся в бой.
      Кристина проявила удивительное хладнокровие, когда направила оружие на ромуланца. Казалось, что убивать — ее истинное призвание. Такой сноровке и уверенности могли позавидовать офицеры из отдела безопасности. Но когда она расправилась с угрожавшим МакКою ромуланцем, их ожидал неприятный сюрприз. Черноволосая бестия, оставленная без внимания всего на мгновение, уже подобралась к лежавшему без сознания Споку. Вытирая одной рукой кровь, бегущую из носа, второй она уверенно прижимала к горлу Спока нож.
      — Прикажите своим людям остановиться, иначе я перережу ему горло. — Уверенно произнесла ромуланка.
      — Кристина, подожди. — МакКой жестом остановил Чапел, когда заметил, как она направляет фазер на ромуланку. — Что ты хочешь?
      — Забрать своего человека.
      — Забирай.
      На лице ромуланки отразилось удивление. Было похоже, что она ожидала другого ответа.
      — Леонард, ты же не позволишь ей уйти? — тихо спросила Чапел.
      — У них осталось две минуты до перезагрузки системы. Мы должны протянуть время.
      — Ты же делаешь это не потому что она грозилась убить Спока?
      Он обернулся к Кристине, желая лично посмотреть ей в глаза. Конечно же он делал это и ради Спока тоже! Их окружали десятки тяжело раненных людей, не способных защититься самостоятельно. И даже пара ромуланцев сейчас с легкостью могла наделать здесь бед. МакКой был вынужден пойти на поводу у Сейель: от принимаемых им решений зависела судьба многих людей.
      Двое крепко сложенных темноволосых ромуланцев легко подняли Камилла с койки. Поддерживая бессознательное тело под руки, они отошли в сторону. МакКой ревностно проследил за ними и обернулся к стоявшей возле Спока.
      — Теперь ты можешь убрать нож и отойти от него.
      — Нет. Его мы забираем тоже. — Сейель не отрывала взгляд от МакКой, чувствуя исходившую от него угрозу. — Мы уйдем отсюда вместе со Споком.
      — Только что Вы грозились убить его, а теперь используете как живой щит? — с брезгливостью произнесла Чапел. — Крайне непоследовательно.
      — Нам нужна информация. Если вы знаете ее, вы можете пойти вместо него.
      — Что за информация?
      Сейель не успела ответить. Сзади на нее набросился М’Айк. Выбив нож из рук, он скрутил ромуланку и потащил прочь от Спока. МакКой испытал облегчение, когда услышал, что до перезапуска систем осталась минута. Им оставалось всего шестьдесят секунд, прежде чем все это закончится. Но другие ромуланца не теряли бдительности, и стоило М’Айку с Сейель отойти в сторону, как к нему кинулись другие. МакКой едва успел заметить, как все произошло: Чапел кинулась наперерез одному из ромуланцев, защищая М’Айка, из рук которого вырвалась Сейель и кинулась к валявшемуся на полу дизраптору. Упав на пол, она сразу же направила оружие на Чапел и выстрелила, и если бы М’Айк не прикрыл собой Кристину, та была бы уже мертва. Запах паленой шерсти ударил в нос еще до того, как МакКой схватил свой фазер и направил на ромуланцев. Он защищал Чапел, склонившуюся к спасшему ее от смерти М’Айку.
      — Вы всегда были добры ко мне, Кристина. — Слова кайтианца едва можно было разобрать из-за хрипа, и Чапел пришлось наклониться к нему. — Спасибо, Вам. Вы не были похожи на других терианцев.
      Обычно всегда сдержанная на скорбные чувства Чапел сейчас выглядела сломленной. Оплакивать умирающего М’Айка в такой ситуации было опасно: враг все еще находился близко. И Кристина поплатилась за свои слезы. Как только красные огни перестали мигать и в медотсеке восстановилась подача питания, в коридоре послышался топот приближавшейся охраны. В суматошной панике ромуланцы связывались со своим командованием, сообщая, что готовы к отправке. Когда МакКой попытался приблизиться к Чапел, Сейель схватила ее за волосы и оттащила от тела М’Айка. Заставив встать на ноги, Сейель использовала ее как живой щит. МакКой не был идеальным стрелком, однако с такого расстояния ему не составило бы труда снести голову ромуланке и спасти Чапел. Но видя, как он целится, Кристина неожиданно крикнула:
      — Леонард, не надо!
      — Сейчас не время геройствовать, Кристина. Они тебя убьют.
      — Все в порядке. Просто оставайся на месте. — Чапел выставила руки вперед, предупреждая не совершать неосторожных движений.
      МакКой не услышал, что именно ромуланка спросила у Кристины, прежде чем исчезнуть, вместе с остальными в столпе яркой вспышки, оставив после себя лишь разруху и трупы. В реальность происходящего сложно было поверить: только что МакКой потерял с десяток врачей пациентов, а Чапел утащили с собой ромуланцы. В смятении он огляделся по сторонам, словно разыскивая подтверждение того, что все происходящее было настоящим.
      Мог ли он предсказать такое развитие событий — МакКой задавал себе этот вопрос, когда разговаривал с Кирком, и когда составлял списки погибших, готовя тела к погружению в саркофаги. Мысль о том, что он мог сделать что-то, если бы не был так зациклен в тот момент на Споке, мучила МакКоя весь путь до границ Терианской Империи, куда «Энтерпрайз» позорно отступила. От ощущения собственной никчемности спасало лишь знание о том, что даже Сулу с группой захвата не смогли задержаться на «Ясмире» надолго: очень быстро ромуланцы смогли вернуть контроль над кораблем, и Сулу пришлось отступить в срочном порядке. Сумятица, творившаяся в эти часы на «Энтерпрайз» была похожа на то, как представлял себе МакКой исход евреев из Египта, когда изучал в школе мифы народов мира. Но несмотря на ужасы битвы, которую они проиграли, МакКой знал и видел, что настоящий кошмар лишь ждет экипаж корабля.