Стоит только закрыть глаза +12

Другие виды отношений — сексуальные или романтические отношения, которые нельзя охарактеризовать ни как слэш, ни как фемслэш, ни как гет ни в одном проявлении.
Ai no Kusabi

Основные персонажи:
Катце
Пэйринг:
Катце, упоминается Алек
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Драма, AU
Предупреждения:
UST
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Что приходит в голову в редкие минуты отдыха

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
ООС, не ООС - фиг знает.
В рамках флешмоба "КАТЦЕ+" от LikeIason (http://likeiason.diary.ru/p212125891.htm)
9 марта 2017, 16:01
Широкий массивный стол, на котором нет почти ничего. Только лампа, пепельница, пара бумаг и тонкое стило с позолоченной ручкой. Удобное кресло без всяких изысков. Но оно удобно настолько, что любой при одном взгляде на него поймёт: вещь не из дешёвых. За креслом на стене фотоколлаж - из пяти изображений складывается перспектива Орандж-роуд, но если посмотреть под углом, не разглядишь ничего, кроме звёздного неба и двух лун.
Катце любит этот коллаж. Он сам купил его.
Иногда, устав от очередных переговоров, Катце откидывает крышку, скрывающую в подлокотнике панель управления, и нажимает кнопку. Спинка кресла откидывается, и он может смотреть на звёздное небо Амои, не выходя из кабинета. Глаза устают очень быстро - смотреть наверх неудобно, но Катце не отводит взгляд до тех пор, пока не становится больно. Потом он позволяет векам сомкнуться и погружается в темноту.
В такие минуты он не хочет видеть ничего, не хочет ничего слышать. Не хочется даже думать. Но мысли сами вспыхивают, словно молнии - всего на один миг, чтобы потом угаснуть.
Но есть одна, которая преследует постоянно. Даже не мысль, образ, лицо человека, которое не желает затеряться в тишине и полумраке, окружающих в эти минуты Катце.
Это раздражает. Обычно Катце легко справляется с эмоциями, а его желания уже давно не выходят за рамки финансовой сферы, но, видимо, в этот раз всё по-другому.
По телу снова разливается приятная истома, а сердце начинает учащённо биться. Это странное состояние Катце не нравится, но ничего сделать он не может. Ему нужен отдых, хоть иногда. Он и так нагружает себя в последнее время сверх меры, лишь бы только пореже в голове появлялись эти мысли.
Так что отдохнуть нужно. Хоть и ценой душевного спокойствия. Мозг нуждается в отдыхе.
А сердце... Да ладно, это даже смешно! Никто ещё не умирал от неразделённой любви. Катце и не ощущает ничего подобного. Он не мечтает о смерти, потому что его жизнь не принадлежит ему уже давно. А сердце, которое стучит куда быстрее обычного, больше не беспокоит.
Катце смирился. Смирился с тем, что перед глазами постоянно мелькает Алек, а появление каринезийца вызывает в груди непонятный и неконтролируемый трепет. Сохранять внешнее спокойствие Катце умеет. Иначе не продержался бы в этом бизнесе так долго. Поэтому Алек не догадается никогда.
Хотя, если уж совсем честно, Катце хочется, чтобы Алек снял очки и прочитал его мысли. При мысли об этом Катце испытывает стыд, смешанный с удовлетворением. Мысль об обнажённых чувствах неожиданно причиняет сладкую и желанную боль. Катце знает, что Алек не испытывает к нему ничего.
Как бы изменился взгляд каринезийца, увидевшего желания Катце? Они бы расширились от шока? Может быть, Алек отвёл бы взгляд, испытывая неудобство? Нахмурил бы брови, озадачившись тем, что будет дальше?
Ни в одном из образов, мелькающих перед глазами, Алек не подходит и не касается Катце, заявляя на него свои права.
Катце не принадлежит себе давно. Его жизнь, его тело, его время, его знания, силы и возможности - всё это собственность Ясона Минка. Даже мысли должны принадлежать блистательному блонди.
И сейчас, предавая того, кто сохранил ему жизнь, Катце позволяет себе мечтать. Хоть на мгновение представлять себя принадлежащим кому-то другому. Ведь не важно, что ответит Алек. Дав возможность заглянуть себе в глаза, Катце обнажит перед ним не только свои чувства и желания, но и другие мысли. И окажется во власти каринезийца.
Но Алек не такой. К счастью или к сожалению, но Катце знает: единственное, что Алек испытает - неловкость.
И это внезапно приносит боль. Но теперь уже настоящую.
Катце открывает глаза.
Так бывает всегда: как только в голове появляются такие мысли, он возвращается из мира грёз в реальность и берётся за работу.
Пустым сожалениям не место в жизни Меченого. И пустым желаниям - тоже.
Это пройдёт. Всё проходит. Всегда так. Такова философия жизни.