Путь к звездам +16

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Звездный путь: Перезагрузка (Стартрек)

Основные персонажи:
Джеймс «Джим» Tиберий Кирк, Леонард «Боунс» МакКой
Пэйринг:
Джим Кирк/Леонард Маккой
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
BDSM
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Избавление от фобий методами Джеймса Т. Кирка.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Написано для команды WTF McKirk 2017 на WTF Kombat 2017.
От БДСМ остался только кусочек "б".
16 марта 2017, 22:10
— Одиночество и хорошее воображение — верный залог боязни темноты, — серьезным тоном излагает Леонард, протягивая руки вперед. Джим дотрагивается до них — сначала смешным, коротким жестом тыкает пальцами в раскрытые ладони, затем оглаживает кожу, под которой тянутся темной вязью вены, и сжимает предплечья.

— Воображение? — переспрашивает он, сосредоточенно закусив губу.

— Темнота — это пустота, — Леонард вздрагивает, когда теплые прикосновения сменяются холодным металлом, опоясывающим кисти. Джим цепляет наручники к спускающимся с потолка цепям, и Леонард чуть потягивается, чувствуя, как хрустит позвоночник. — В пустоте многое может быть… — договаривает он.

— В пустоте ничего нет, — тряхнув головой, замечает Джим.

— Мне казалось, у тебя богатая фантазия, — фыркает Леонард. Джим вскидывает на него опасно горящие глаза, делает шаг ближе, почти прижимаясь всем телом. Он все еще полностью одет, и Леонард на мгновение чувствует себя беззащитно-открытым, слишком открытым. Он невольно пытается податься назад, качнувшись, но останавливают его даже не зафиксированные в изощренных сплетениях цепей конечности, а глубокий взгляд глаза в глаза. Джим смотрит, и Леонард только и может смотреть в ответ, сдаваясь перед ним и оставаясь на своем месте.

Джим опускает руку между их не соприкасающихся бедер, и Леонард издает стон, чувствуя мимолетные прикосновения к твердеющему члену.

— Богатая, не сомневайся, — шепчет Джим на ухо. — Можешь продолжать.

«Что именно?» — хочет спросить Леонард, но слова срываются с языка только через несколько секунд: дразнящие касания отвлекают и лишают всякой способности соображать.

— Свою грандиозную речь о боязни темноты, — поясняет Джим, усмехаясь, убирая руки и отступая на шаг назад. Резкая потеря тепла сбивает с толку еще сильнее.

— Засранец, — вполне миролюбиво отзывается на это Леонард. Джим только разводит руками:

— Мне интересно.

Леонард собирается с духом.

— Темнота — это пустота, а в пустоте можно многое найти. И поселить в нее многое можно, особенно если ты одинок.

— Ты одинок, Боунс? — игриво спрашивает Джим. Леонард огрызается:

— Прямо сейчас — да.

Джим ухмыляется, и Леонард опускает глаза. Собственное тело кажется отделенным, чужим, хотя разумом он прекрасно понимает, что и разведенные ноги, которые скоро начнут дрожать, и вставший член, который Джим игнорирует и тем самым совершает преступление, и живот, в котором, кажется, и колотится сейчас сердце, — принадлежат именно ему.

— Тебе целая лекция нужна или что? Я должен изобразить учителя? — ролевые игры — не совсем их тема, но он, кажется, недалек от грани, когда будет готов сделать что угодно. — Джим…

— Ты одинок? — уже серьезно повторяет Джим. Леонард вздыхает.

— Нет.

— Отлично, — Джим кивает. — Почему ты тогда боишься темноты?

— Я не боюсь темноты, — пытается протестовать Леонард.

— Ты боишься космоса, Боунс.

— Космос — это не только темнота, между прочим… — Леонард осекается, когда Джим снова подходит к нему, опускает руки на бедра, проводит по пояснице, давит на спину, прижимая к себе. — Это еще и невесомость… — по шее начинают скользить губы, и Леонард закрывает глаза, чувствуя, как по телу пробегает дрожь.

— Продолжай, — приказывает Джим, и Леонард вздрагивает, когда он прикусывает кожу возле ключицы.

— Космос… м-м-м… это еще и невесомость… — беспомощно бормочет он, пытаясь соображать, — опасности… Приключения… Что-то непредвиденное-э-а! — Джим сжимает член у самого основания.

— Что-то непредвиденное… — задумчиво произносит Джим и снова отступает. Леонарду кажется это верхом несправедливости, но он уже не в состоянии сопротивляться. — Тоже сейчас не про нас, да? — он нашаривает что-то на столе, но не спешит демонстрировать предмет Боунсу и прячет руку за спиной. — Что-то еще?

— Болезни, инопланетяне, риски, смерть! — на одном дыхании выпаливает Леонард. — Все, конец.

Джим ухмыляется.

— «Все, конец»? — повторяет он, подражая голосу Леонарда. — Ох, Боунс… — неуловимым жестом выбрасывает руку вперед, многозначительно поигрывает бровями, но мгновенно перестает изображать коварного соблазнителя и хихикает, когда у Леонарда округляются глаза.

Черная с синими полосками повязка на глаза, которую Джим ему предъявляет, слегка выбивает почву из-под ног.

— Так вот к чему были все эти разговоры о темноте, — глупо себя чувствуя, замечает Леонард через минуту полной тишины. Джим закусывает губу, а озорной огонек в его глазах медленно гаснет, сменяясь встревоженностью.

— Боунс… — и Леонард не может выдержать этого взгляда, не может подвести.

— Я доверяю тебе, — шепчет он, пытается качнуться вперед, приблизиться, достать, хоть чуть-чуть, пожалуйста… и мгновенно расслабляется, когда Джим льнет к нему, прижимается и крепко обнимает. — И говорю это не только потому, что больше не могу, — фыркнув, добавляет он.

Джим целует его, требовательно, но мягко, прося и приказывая одновременно.

Повязка ложится на глаза, и у Леонарда на мгновение замирает сердце.

Темнота. Одиночество. Пустота. Страх. Опасность.

Сейчас ничего ему не кажется страшным.

— Летим, Боунс? — спрашивает Джим.

— Летим.

И он — они — в невесомости.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.