Aftermath +102

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Красавица и чудовище

Автор оригинала:
bereniceofdale
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/10220732

Основные персонажи:
Лефу
Пэйринг:
Гастон/Лефу
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Hurt/comfort
Предупреждения:
OOC
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
На секунду весь мир замер.

А затем он ушел.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
разрешение на перевод получено
работа писалась ДО выхода фильма. Никогда не переводил, но после похода на КиЧ удержаться было невозможно.
ООС стоит за Гастона-не-третирующего-Лефу-24/7
Так же у этого фика есть продолжение, которое уже перевел на русский другой авторhttps://ficbook.net/readfic/5349587
и пожааалуйста, если вам не сложно, напишите мне пару слов о работе, тк это мой первый перевод и я оочень нуждаюсь в критике :<
P.S. если вам понравилось, то обязательно сходите к оригинальной работе и жмякните kudos.
19 марта 2017, 01:40
-Я сожалею о том, что случилось с Гастоном.

Лефу поднял взгляд от старых карманных часов--единственной вещи подаренной ему Гастоном, и в смятении взглянул на Белль, смаргивая слезы. Он сидел на стуле в дворцовом зале, наблюдая за танцующими. Раньше Лефу тоже танцевал, но он больше не чувствовал себя способным на это.

Белль стояла перед ним, прекрасная в своем белом платье. Все страхи вчерашней ночи ушли вместе с разрушенным заклятьем. Но она выглядела обеспокоенной. Лефу не понимал, почему она могла беспокоиться о ком-то вроде него. Он не сделал ничего что бы заслужить её сочувствие.

Миссис Потт сказала бы что он спас её и не причинил никому вреда. Лефу не был уверен что этого достаточно.

-О чем ты сожалеешь? — спросил Лефу много тише, чем он хотел бы звучать. — Он был настоящим чудовищем, ты была права. И я знал об этом.

Лефу прикусил изнутри щеку. Это было неправильно, не так ли? Как бы он ни старался, он не мог заставить себя ненавидеть Гастона за все что тот сделал или пытался сделать. Лефу точно безумец.Но он не может ненавидеть его.

-Да он был, — сказала Белль мягко, хотя боль причинённая Гастоном все ещё слышалась в её голосе. — Но он так же был твоим лучшим другом, не так ли?

Лефу слабо кивнул. Его взгляд упал обратно на часы. Гастон был опасен и эгоистичен. Он был жесток — боже, это было пугающе.

Раньше он никогда не боялся Гастона.

Он никогда не видел его таким. Он чувствовал, что Гастон стал ему совсем чужим человеком и это было… странно. Это казалось неправильным и так оно и было.

Хоть Гастон и раньше был эгоистичен, он никогда не относился плохо к Лефу. Он конечно был слеп, но все же не делал намеренно ничего, что могло бы задеть его друга.

Они были друзьями, даже братьями, а в мечтах Лефу могли стать и много большим.

Лефу сжал в руке карманные часы. — Он был моим другом. — Он чувствовал что его глаза снова наполняются слезами. Он не представлял как ему удается сдерживать их. — Он был.

Они знали друг друга слишком долго. Встретившись ещё до войны, они сражались вместе и вернулись домой с одинаковым бременем чужих смертей на руках.

И Лефу, Лефу любил Гастона с самого начала. Он любил его когда они были мальчишками и бегали вместе по улицам Вильнева. Он любил его когда на войне они промывали и зашивали раны друг друга. Он любил его когда они вместе пели и танцевали на столах. И в эти моменты он чувствовал себя живым, и весь мир будто принадлежал им одним.

На протяжении многих лет он восхищался, и вдохновлялся им. На протяжении лет он поддерживал и поощрял его. Но так же он был раздражен, потому что Гастон был слеп и не внимателен и никогда не замечал того, что происходило прямо перед ним.

Слепой. Абсолютно, безнадежно слепой. Лефу иногда не понимал, как Гастон может быть настолько эгоцентричным, но его нарциссизм был одной из тех вещей в Гастоне, которую Лефу одновременно обожал и которая неимоверно бесила его.

Но Лефу не мог и предположить, во что Гастон превратится, чем он станет 

И да, он любил его, но любовь не означает прощения всех недостатков и грехов. Но ему понадобилось слишком много времени, что бы понять это.

ЛеФу сказал ему. Перед тем как Гастон побежал за принцем.

Он сказал: «Это не правильно, не преследуй Чудовище. Я не хочу что бы оно причинило тебе вред. Пожалуйста.» 

Гастон посмотрел на него долгим взглядом темных глаз и спросил: «И почему же я должен это сделать?»

Слова сорвались с языка Лефу прежде чем тот успел понять это. Он просто сказал их и только после этого понял что сделал. 

Он сжал запястье Гастона и посмотрел ему прямо в глаза. «Потому что ты не прав, я люблю тебя и хочу что бы мы вернулись домой.»

Вот что он сказал.

Он никогда в своей жизни не говорил так отчаянно, никогда и ни с кем не был так честен. «Пожалуйста».

Он надеялся что Гастон скажет что-нибудь, возможно даже улыбнется, и повернет назад. Но он не сделал этого.

Даже если бы Лефу хотел, он не смог бы забыть то, каким долгим взглядом Гастон посмотрел на него. То, как на какую-то долю секунду его глаза влажно заблестели, будто он хотел что-то сказать, но не мог.

На секунду весь мир замер.

А затем он ушел.

Лефу встряхнул головой и поднялся со стула. Он больше не мог оставаться в замке, он и так пробыл здесь слишком долго. Он должен увидеть… он должен убедится…

— Иди. — Бэлль выхватила Лефу из его мыслей. — Быть может ещё не слишком поздно.

Её слова заставили его сердце судорожно забиться в его груди.

Может быть ещё не поздно. Может быть он выжил.

Лефу снова взглянул на Белль. На её лице цвела добрая улыбка. Но Лефу знал. Если каким-то чудом он найдет Гастона в живых, то больше не сможет и близко подойти к замку. Он прекрасно понимал это.

Множество границ было пересечено и даже если все кончится хорошо, пути назад уже не будет.

— Спасибо вам, Миледи. — сказал Лефу нервно сжимая руки. Он уже собрался уходить, готов был даже бежать, но остановился. Он посмотрел на Белль и сказал: — Простите за все.

Ответом ему была лишь ещё одна мягкая улыбка. Лефу попытался вернуть её. Он не был уверен, но надеялся что она могла убедиться в искренности его извинений. 

Затем в страхе и ожидании он нашел выход из замка. 

Лефу не знал что произойдет с ним если Гастон действительно лишился жизни. 

Но так же он не знал и что случится если тот все же жив.