Из пепла +2

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Сухинов С.С. «Изумрудный город»

Основные персонажи:
Корина, Элли
Пэйринг:
Элли|Корина
Рейтинг:
R
Жанры:
Мистика, Даркфик, AU
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Элли проводит ритуал весны. AU: Хранительница края Торна – верховная жрица древнего культа.

Примечания автора:
Предупреждения: кровь и оккультные практики.
Написано на спецквест по теме "традиции, обряды, ритуалы Волшебной страны" для команды WTF Dark Oz 2016. Беты: Gabrielle Delacour, Tadanori
19 марта 2017, 22:30
В первый день весны Элли проснулась на рассвете. Она заплела волосы в длинную косу, надела белые с золотом одежды, вставила в уши серьги с парой желтых сапфиров, на гранях которых красиво отражалось солнце.

Испокон веков Хранительница воплощала собой Свет. Когда Виллина передавала ей магию, Элли с трудом понимала, какую ответственность берет на себя. Хранительница была сосредоточием жизни края Торна и магии, скрытой в нем, она защищала и оберегала его. Элли ощущала боль и радость жителей края Торна как свои собственные.

Теперь она почти не выходила за ворота Желтого дворца. Многократно умноженный чужой страх, и отчаяние, и любовь, и оттенки гнева — это было слишком для человека, который всю свою жизнь старательно избегал сильных чувств.

Она спустилась в сад. Внизу было холодно, на траве блестели капли росы, и Элли плотнее запахнула плащ.

— Доброе утро, ваше Святейшество, — окликнул ее садовник и помахал рукой.

Элли улыбнулась и помахала в ответ.

Иногда она думала, что так и состарится здесь, во второй раз, в окружении книг, драгоценностей и цветов. Во дворце почти не было слуг. По примеру Виллины Элли наняла четверых — садовника, повара, механика и воина. Друзья навещали ее так часто, как только могли, а стоило ей лишь намекнуть — и они почли бы за честь поселиться здесь, но Элли нравилось одиночество.

Она сорвала розовый бутон и крепко сжала его в пальцах, сминая лепестки, а потом поднесла к лицу. Цветок не был волшебным, но от его аромата в голове немного прояснялось.

Прищурившись, она посмотрела в небо, как раз вовремя, чтобы заметить темную точку, которая стремительно приближалась. Черный дракон опустился на площадку перед главными воротами и вытянул крыло.

— Я уже думала, ты не прилетишь.

Наряды Корины с каждым разом становились все роскошнее, а водовороты магии вокруг нее, невидимые для обычных людей, — ярче и сильнее. Элли протянула руку для поцелуя. Корина опустилась перед ней на одно колено и коснулась губами изумруда в ее перстне.

Как только Хранительница и возрожденный культ Торна начали играть на ее стороне, Корина стала выказывать ее титулу искреннее почтение. Элли внутренне смеялась, но одобряла.

— Я получила твое письмо, — выпрямившись, сказала Корина, — и мой ответ — да. Я с радостью помогу тебе во всем, что потребуется.

Элли кивнула.

— Идем со мной.

В эту часть сада редко заходили гости. Она принадлежала птицам и зверям, прикормленным Виллиной. Элли бывала здесь лишь три раза в год, когда наступало время сезонных ритуалов. Отсюда начиналась тропа, ведущая в лесную чащу.

Корина дважды пыталась начать разговор, но Элли, сосредоточенная на поисках дороги, едва слышала ее. Путь к месту ритуала был долгим, они давно покинули залитый солнцем сад и шагали сквозь настоящий лес. Элли сомневалась, что они все еще в Желтой стране. Возможно, тропа вела их в Невидимые земли — то место, куда ушел из мира людей Торн со своим народом. Корина нервно оглядывалась по сторонам и старалась ступать за ней след в след. Это было разумно. Только Хранительница чувствовала тайную дорогу и могла вывести их обратно.

А поначалу ее никто не принимал всерьез. Слишком юная внешность и полное незнание окружающего ее мира — разве такой должна быть Хранительница края Торна? Но Торн признал ее достойной и одарил частицей своей силы. Элли заставила Тьму отступить, и ей поверили даже те, кто прежде считал глупой девчонкой.

Война закончилась, Хранительница вступила в новую игру. Она посылала в Розовый дворец старейшие книги из библиотеки Виллины с собственными заметками в нужных местах, а потом наблюдала, как Стелла все больше отдаляется от своих подданных, погружаясь в грезы о несбывшемся. Скоро настанет время отправить к ней Аларма.

Она поддержала Корину в борьбе за трон Изумрудного города и впоследствии всей Волшебной страны, а Ланге помогла завоевать господство над Подземным царством. Некоторые возмутились, но Элли строила свой мир, в котором каждый, кто был силен и полезен, получил то, что хотел и был благодарен ей за это.

Сама Элли, став Хранительницей, навсегда выбыла из битвы за престол — и возвысившись над всеми, обрела абсолютную власть.

Они вышли на поляну, в центре которой стояли плоские камни, сложенные в подобие стола. Воздух здесь был насыщен кислородом. Элли потерла переносицу костяшками пальцев.

Она смахнула с каменного стола опавшие листья, затем сняла с пояса ритуальный нож. Достала из маленького мешочка на шее, в обычное время спрятанного под одеждой, щепотку колдовских трав, растертых в пыль. Наконец стол был готов, и Элли глубоко вздохнула, очищая разум, впуская в мысли тихий шепот духов...

— Они... ждали нас? — вдруг раздалось за спиной.

Корина тоже слышала их. Элли устало вздохнула. Возможно, все дело в магии Торна, которой владели они обе. Она предпочла бы проводить ритуал в одиночку, но это было невозможно, а старая традиция требовала, чтобы тот, кто защищает эти земли, и тот, кто правит ими, действовали вместе. В прошлом году Элли брала с собой Лангу — ее права на Подземное царство удалось подтвердить довольно быстро. Для того, чтобы Корина села на трон Изумрудного города, потребовалось полтора года.

— Духи всегда ждут. Они следят за нами, потому что чувствуют, что скоро высвободится могущественная сила. С непривычки это может быть неприятно, но что бы тебе ни показалось, это всего лишь магия, не бойся.

— Я не боюсь, — Корина легко улыбалась и смотрела на нее с нескрываемым восхищением, как и всегда, с тех пор, как им стало нечего делить.

Элли взяла со стола нож и закатала левый рукав, открывая предплечье. Позолоченное лезвие было очень острым, из тонкого пореза тут же выступила кровь. Элли наклонила руку, и несколько капель упали на землю. Каменный стол, нож и она сама словно подернулись розоватой дымкой.

Она закрыла глаза, вспоминая слова на незнакомом языке атлантов, которые впервые услышала от самого Торна. Она ощущала, как бьется сердце, и с каждым новым ударом древняя магия Хранительницы — ее магия — становится сильнее. Кровь текла на землю, и нож согревался в ее руках.

Она примеривалась, чтобы сделать третий надрез, когда Корина дотронулась до ее пальцев, стиснувших рукоять.

— Можно мне?..

— Конечно.

Элли передала ей нож, и Корина аккуратно рассекла кожу чуть выше первых двух. Неглубоко, но для начала неплохо. Капли крови падали на траву, и теперь их было достаточно для завершения этой части ритуала. Корина отступила на шаг. Элли подняла руки, читая заклинания атлантов, и когда она шепнула последнее слово, трава на границах поляны вспыхнула алым пламенем.

Они были заперты в магическом круге. Элли удовлетворенно вздохнула. Для того, чтобы создать круг, требовалось много крови. Для того, чтобы совершить сезонный ритуал, ее нужно было гораздо больше.

— Мне потребуется твоя помощь, — сказала она, и Корина внимательно взглянула на нее. — Закрой глаза. Сосредоточься на том, что чувствуешь — пока мы здесь, духи Невидимой земли направляют нас. Ты слышишь их?

Корина согласно опустила голову.

— Хорошо. — Элли приложила пальцы к нужной точке; стоило ударить чуть левее, и смерть наступала почти мгновенно. — Слушай их. А теперь посмотри на меня, возьми этот нож и вонзи его мне в грудь.

Она почти ожидала, что нож полетит на землю. В конце концов, не каждый, кто практиковал магию по книгам Торна, знал о сути ритуалов обновления природы, и Корина вполне могла быть той, кто не знал... Но та смотрела слишком понимающе.

— Почему я?

— Стелла делала это из чувства долга, — медленно проговорила Элли, — Гудвин попробовал однажды, но испугался и чуть не сорвал ритуал. Ланга привычна к подобным приказам, а ты... Я решила, вдруг тебе понравится.

Она усмехнулась и провела языком по пересохшим губам. На языке остался металлический привкус. Корине совсем не обязательно знать, что Элли тоже была на ее месте. В последнюю весну перед войной, за пару дней до того, как Виллина передала ей книгу и титул, она привела Элли на поляну, дала нож и велела ударить ее в сердце.

Корина смотрела на нее, о чем-то размышляя.

— Без смерти нет жизни, — сказала она, это прозвучало как вопрос, и Элли мягко улыбнулась ей:

— Верно, — и протянула ритуальный нож рукоятью вперед. — Не нужно бояться. Ты королева, а я Хранительница, с нами ничего не случится. Когда все закончится, мы обе станем сильнее. Обещаю.

Корина закрыла лицо руками, потерла глаза кончиками пальцев, глубоко вдохнула — и вдруг схватила нож, не давая себе времени передумать. Элли гордилась ею в этот момент.

Корина стояла от Элли в нескольких шагах, но лезвие вонзилось ровно в указанную точку. Наверное, она воспользовалась магией, а может, откликнулась та сила, что клубилась сейчас вокруг них, привлеченная кровью Хранительницы.

Элли, вскрикнув, дернулась назад, ударившись спиной о край каменного стола. Усилием воли она подавила инстинктивный порыв зажать рану. Кровь — и жизнь — должна течь, впитываясь в землю, иначе высвобожденная магия будет растрачена впустую.

— Хорошо, — прошептала она, часто вдыхая и выдыхая, но воздуха все равно не хватало.

Она знала, что так и будет, но к этому невозможно было подготовиться.

Корина помогла ей лечь на траву и устроила ее голову у себя на коленях. Ее тонкие перчатки были испачканы красным. Она заправила Элли за уши выбившиеся из косы пряди и стала осторожно гладить ее по затылку.

— Это было так необходимо? — бросила она в пространство. — Что в следующий раз — отрубание головы?

Когда Элли попыталась ответить, Корина положила палец ей на губы.

— Молчи! Видеть тебя не хочу, не то что говорить, — зло сказала она.

Забавно, Корина вела себя спокойнее, чем ожидала Элли. Она сама в тот раз ужасно перепугалась, несмотря на все заверения Виллины, что через пару часов они покинут лес живыми и очень сильными.

"Это необходимо для всей Волшебной страны. Если ты не готова, я позову Аларма", — сказала Виллина, и Элли вынуждена была согласиться. Она не могла позволить Виллине поступить так с ребенком. Тогда она еще не знала, что удар должен нанести один из правителей края Торна.

Горячая боль в груди понемногу слабела. Алые всполохи пламени становились все яростнее и ближе, мир сузился до травы на поляне и легких прикосновений Корины. Жизнь утекала, чтобы возвратиться вновь, а прохладные пальцы — Корина сняла перчатки? — мягко очерчивали висок, скулу, поглаживали щеку... Кажется, им будет, что обсудить после.

— Птица Феникс, — алое пламя ослепляло, и Элли сдавленно рассмеялась, вдруг вспомнив, на что это казалось похоже.

"Без смерти нет жизни."

Она закрыла глаза и позволила себе провалиться в блаженную темноту.