Миллионер в капкане +89

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
Альфа/омега
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Экшн (action), Hurt/comfort, Омегаверс
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика
Размер:
планируется Макси, написана 41 страница, 6 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Нельзя бесконечно оставаться безнаказанным и тянуть загребущей рукой всё больше денег. Рано или поздно капкан захлопнется и лишит не только конечностей, но и свободы.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Декорации и некоторые сюжетные ходы изменены по сравнению с заявкой. Фик является хронологическим продолжением Интимных связей (https://ficbook.net/readfic/4606878), но повествует о других героях, так что может читаться отдельно.

Работа написана по заявке:

02. Лжепациент

5 апреля 2017, 19:51
      — Мда-а, ну и дерьмо сегодня погода, — Рей вгляделся в небо, по которому было видно — к ним ползет фиолетово-черное скопище грозовых облаков, а где-то вдалеке уже сверкают молнии. На пароме, и на палубе, и внутри, было холодно, как на ебучем Северном полюсе. Рей отдал своему омеге куртку и теперь промерзал до костей. Да еще приближались к острову они с черепашьей скоростью.

      — Ты можешь не скакать, как единорог? Не хочу, чтобы ты умер от воспаления легких, — Зет потянул его за рукав клетчатой рубашки, заставив обернуться. Омега в двух куртках стал похож на сладкий шарик из сахарной ваты, только почему-то горчично-желтый. И пах он тоже приятно — приближающейся течкой, близняшками и домом. Так что от одного только вида Зет текли слюнки.

      — Воспаление — это хуйня. Вот что меня парит, так то, что мы свой выходной тратим на твоего придурошного папашку, который никак не вылечится от своей тяги к коксу, — Рей редко бывал всерьез чем-то недоволен, но этот безрукий старикан откровенно бесил. После всех гнусностей по отношению к собственному сыну он еще имел наглость не исправляться, а только больше капризничать. В клинике ему, видишь ли, не нравится! Ну ей богу, блять!

      Помимо прочего, Уайтхилл-старший оказался еще убежденным расистом, а что могло выбесить его больше, чем мулат в роли собственного зятя? Рей хмыкнул. Его давно не оскорбляли высказывания насчет цвета его кожи, ведь они не капли не помешали ему устроить личную жизнь с аристократически бледным омежкой, который родил ему двоих смуглых крошек. Дети, кстати, получились только красивее из-за смешения кровей.

      — Рей, надо к нему съездить, — Зет обнял его и доверчиво прижался, делясь с альфой своим теплом. — На следующей неделе у меня начнется течка, и нам будет не до того.

      — Уж надеюсь, — Рей спустил обе ладони с его спины на задницу и легонько сжал. — Ты подумал насчет ребенка, золотце? Давай заделаем еще маленького в этот раз.

      — Я не против, — Зет довольно муркнул, ногтями чуть впиваясь в спину мужа через рубашку. «Не против» он, да уж! Будто не заметно, как сверкает. — Теперь Штольц будет угорать надо мной пузатым, а не я над ним.

      Маньячный омега, о котором говорил Зет, и его святоша-супруг Веспер были их ближайшими друзьями. И больше, чем друзьями тоже. В общем, они устраивали оргии вчетвером примерно два раза в месяц и радовались жизни. Близняшки сегодня остались у Весперов и не скучали, играя с их сыном, которого назвали, прости господи, Освальд. Рей считал, что это имя лучше подходит для какого-нибудь престарелого европейского композитора. Но дразнить этим Штольца — такое себе. Маньячина развел целый питомник собак-людоедов, которые, правда, обожали Рея и то и дело появлялись в его мастерской, чтобы вилять хвостом, радостно скалиться и не давать альфе копаться в машинах. Но вполне могли поменять свое мнение.

      — Пусть сначала за детьми научится следить нормально, а потом выебывается. Даже меня немного парит оставлять близняшек под его «чутким присмотром», — признался Рей.

      Не прошло и полгода, как они пристали к острову, и немногочисленные пассажиры стали подниматься со своих мест. Среди них Рей заметил привлекательного омегу. Высокого, в черном, явно дорогом пальто и намотанном в несколько оборотов синем шарфе. Он нес в одной руке небольшую дорожную сумку, а в другой — какую-то стремную и обшарпанную книжку. Его длинные темные волосы были заплетены в косу и тянулись аж до задницы.

      — Штольц справится. Да и мы быстро повидаем папу и вернемся домой, — успокаивающе проворковал Зет. Сегодня настроение у омежки было самое миролюбивое. Наверное, потому что они недавно вернулись с задания, где он оставил после себя добрых полдюжины трупов, спиздил тщательно охраняемые данные и был таков. Рею нравилось, что его золотце такой разносторонний и опасный.

      На берегу был адский дубак, еще хуже, чем на пароме, а причал оказался длиннющим — топить и топить, пока не дойдешь до лечебницы. Леннокс-холл возвышался над немногочисленными зданиями вокруг, которые в основном занимались обеспечением больницы тем или иным — каждый раз возить провизию и медикаменты с материка было невыгодно. А в маленьких коттеджах, наверное, жили врачи — Рей не знал точно.

      Остров был закрыт для посещения посторонними, и приходилось записываться и предварительно согласовывать визиты сюда. Возле ворот всегда находился местный представитель власти и проверял прибывших по списку, сверяясь с разрешениями, подписанными главврачом Леннокс-холла и удостоверениями личности. Омега в синем шарфе притормозил, пропуская вперед других прибывших, и стал отыскивать что-то в своей сумке. На каждого человека у охранника уходило около двух минут. Хорошо, что народу было не так уж много, не то пришлось бы толпиться.

      — Видишь того омегу? — тихо спросил Зет, притягивая Рея поближе. — Как-то он не похож на местный сброд. Интересно, кто он?

      — Докторишка какой-нибудь, — пожал плечами Рей и перевел тему:

      — Вообще, если бы я не мотался сюда так часто, то сказал бы, что криповое местечко. Прям ужастики снимать можно.

      — С тобой совершенно неинтересно их смотреть, — проворчал Зет. — Ты только ржешь весь фильм!

      — О! Можно заснять пару сценок, пока будем тут, — оживился Рей, изобретая возможные сюжеты. — Потом покажем кому-нибудь и спросим, страшно или нет.

      — Ваши документы, молодые люди, — строго потребовал охранник, когда очередь дошла до Рея и Зет. Он подозрительно осмотрел их обоих и нахмурился. Зет достал из сумки пару паспортов и протянул ему. Альфа прочитал их имена, затем сверился со списком и вернул назад. — Вы не можете пройти на территорию острова, — заявил он.

      — Что? Но у меня назначено свидание с отцом! — заспорил Зет. — Его зовут Джереми Уайтхилл, — по его паспорту никак невозможно было определить родство, так как омега менял фамилию после замужества.

      — Да, я знаю. Но разрешение на встречу с ним было отозвано сегодня утром, — пожал плечами охранник. — Если вам нужны извинения от клиники за то, что смотались сюда зазря — позвоните в приемную. Но вы должны уехать на этом же пароме.

      — Мне не нужны извинения! Мне нужно повидаться с моим отцом! — рассерженно фыркнул Зет. Рей тем временем недоумевал, что могло приключиться со стариканом. За плохое поведение его, что ли, наказали?

      — Это невозможно, мистер Бизарро! Все посещения для мистера Джереми Уайтхилла закрыты на ближайший месяц, — категорично заявил альфа.

      — По какой причине? Если вы не знаете этого, то кому нужно позвонить? — не сдавался Зет.

      — В приемную. По всем вопросам можете звонить туда, — объяснил альфа. Но, немного подумав и окинув взволнованного Зет взглядом, добавил:

      — Обычно доступ закрывают, если у пациентов случается серьезный срыв.

      — Черт возьми! Ему, может быть, там плохо, а меня не пускают, — встревожился Зет, сразу начав звонить, но не в приемную, а самому отцу. Тот предсказуемо не брал трубку.

      — Там врачи, молодой человек. Они не дадут вашему отцу умереть, — строго заявил охранник. — Не стоит беспокоиться. Возвращайтесь на материк.

      Рей был точно уверен в двух вещах: золотце нужно доставить к отцу, раз он так хочет, и остолоп на входе не пропустит их, как его не убеждай. Но охранник всего один, а значит, легко поддается оглушающим ударам…

      — Вы уже закончили? — вежливо уточнил у Зет омега, разобравшись наконец-то со своей сумкой и пристроившись за спинами Бизарро. Он был последним. Больше у ворот никого не осталось. Это еще больше убедило Рея, что надо действовать. Он выхватил у Зет сумку, чему тот особо не противился, видимо, уловив ход мыслей альфы, и дал охраннику по уху. Увесистая штука, такой и убить можно. После этого, не дав охраннику оклематься, Рей навалился на него и уверенным захватом сжал горло, пока тот не потерял сознание от недостатка воздуха. Все это он проделал за несколько секунд.

      — Что вы делаете? — строгим уверенным голосом одернул его омега и влепил увесистую затрещину своей книжкой.

      — Эй! Руки прочь от моего мужа! — шикнул на него Зет и потянул Рея за руку. Тот почти не ощутил боли от удара, всего-то чуть закружилась голова. Альфа и с простреленным плечом мог спокойно завершить задание, что говорить о слабом ушибе. — Бежим скорее, пока он не очухался!

      — Вы лишь сделаете ещё хуже, — твердо заявил омега. — Как дети, — он присел на корточки рядом с охранником и проверил у того пульс на шее и посветил карманным фонариком в глаза. — Переложите его на скамейку, — распорядился он, глядя на Рея и указав рукой на нужное место возле ворот.

      — Эм… нам бежать вообще-то надо. У золотца там папашку пытают злые врачи, — объяснил ему Рей, словно дошкольнику. Привыкнув к суровым нравам в их компании, он даже умилился такой непосредственности. Ну подумаешь — вырубили охрану. Не убили же. Что, в общем-то, тоже была бы ерунда.

      — И что? Планируете бегать вокруг корпуса и искать способ войти? Вас же все равно не пустят без необходимых документов, — заспорил омега. — Ничего там ужасного не сделают с вашим отцом. Незачем устраивать проблемы.

      — А у тебя есть такие документы? — поинтересовался у него Зет, опасно улыбнувшись. Он остановился и уже не так торопился нестись к больнице.

      — Как бы мне не прилетело сумкой по уху за мой ответ, — покачал головой омега и сурово покосился на Рея. — У вас есть основания думать, что с вашим отцом что-то случилось? Он жаловался вам на жестокое обращение?

      — О, он страшно недоволен всем, что происходит в лечебнице. В первую очередь тем, что находится там, а не у себя в поместье, — любезно ответил Зет. — Ну, еще постоянно говорит, что санитар Флоренс — жестокий ублюдок… Блять! А вдруг они всерьез поцапались? Давно к тому шло.

      — Мистер Бизарро, верно? Вам лучше остаться здесь и дождаться, пока охранник придет в себя, — настойчиво сказал омега. — Объясните ему, что у вашего супруга произошла смена сознания от марихуаны и я забрал его в клинику с собой.

      — Смена сознания от марихуаны? — зафыркав, повторил Рей, пока его совсем не разобрало от смеха. — Кто так вообще говорит?

      — Можете назвать это глюками, если так привычнее, — буркнул омега.

      — Это хорошая идея, но тебя вообще оттуда выпустят? — спросил Зет, взяв Рея за руки. Омега замерз без перчаток, и муж поднес к лицу его ладони, грея их дыханием.

      — Я надеюсь, — хмыкнул длинноволосый омега, снова не давая им забыть о себе. — Или же я маньяк со сломанной в детстве психикой, который приехал на остров, чтобы отомстить всем, кто не оказал помощь моему анатэ-наркоману. А вы так любезно вырубили охранника и пропустили меня внутрь, причем подозревать все равно будут вас.

      — Чего? — Рей только было успокоился и сразу же перешел к новому витку веселья. — Ты мне чем-то напоминаешь Веспера. Он тоже как сказанет что-нибудь. Обычно гонит пацифистскую муть. Типа надо быть добрым и не палить из автомата по честным гражданам.

      — О, он мой родной брат, но в роддоме нас разлучили, — отмахнулся омега. Он поднял с земли свою сумку. — Не стоит задерживаться. У охранника легкий шок, скоро он придет в себя. К тому же паром отходит по времени.

      — Рей, возьми мою сумку. Там в основном вещи для отца, — распорядился Зет. — И возвращайся скорее, я буду ждать тебя дома вместе с близняшками. А они без тебя капризничают и не хотят спать, ты знаешь.

      — Постараюсь, золотце, — Рей поцеловал его в губы, задержавшись и вдохнув притягательный аромат своего мужа. Тот отстранился, как всегда пробурчав, что не надо совать язык ему в горло, он этого не любит. Рей не послушался и снова жарко засосал его, прикусывая губы омеги. Он уже давно понял, что давняя фобия у Зет прошла и тот ноет по привычке. Затем Рей с неохотой оторвался от мужа и пошел с омегой к зданию больницы с сумкой наперевес.

      — Тебя как зовут-то? — спросил он после паузы.

      — Доктор Клиффорд Хамельтон, — сдержанно представился омега.

      — Рей, — альфа по-братски пожал ему руку, хоть Клифф был и не в восторге от такого панибратства. — И чего ты сюда приехал? Здесь нашелся особо сложный случай озверевшего нарика-психа?

      — Да, именно так. Не хотел говорить при омеге. Вызвали как раз из-за его отца. Тебя взял с собой, чтобы самому не бегать и не ловить, — съязвил Клифф. Он странным образом чередовал саркастичные выпады и смешные возмущения тем, как несправедлив мир.

      — Ну я надеюсь, что наш старикан — еще не самый буйный пациент. Хотя тоже тот еще пирожок с дерьмом, если хочешь знать мое мнение, — проворчал Рей. Ему немного не хватало энтузиазма, чтобы пустить все силы на спасение тестя, но он старался убедить себя, что для золотца это по-настоящему важно.

      — А ты-то, небось, пирожок с конфетами, — поддел его омега. Он бодро шел в гору наравне с Реем и даже не задыхался при этом.

      — Я — пирожок с сюрпризом. Наверняка ты не ждал, что я завалю охранника, а? — ухмыльнулся Рей.

      — На самом деле, неуравновешенных парней стало гораздо больше в последнее время. Но да, подобной глупости я никак не ожидал.

      — О, опять душеспасительные речи Веспера в эфире. И то, от него я их теперь слышу гораздо меньше, так как он занят налаживанием семейного быта с террористом, — Рей уже не мог дождаться, когда они наконец дойдут — куртка так и осталась у Зет, и ему казалось, что он постепенно покрывается изморозью и обрастает льдом, начиная со ступней.

      — А я совершенно свободен, и раз уж ты теперь мой пациент, могу капать на мозги сколько угодно, — пожал плечами Клифф. Он распрямился и звучно выдохнул, осматриваясь, когда они оказались на большой площадке перед главным зданием Леннокс-холла. Ворота были закрыты, омега позвонил в домофон и стал дожидаться ответа. Скоро в динамике раздался кашель и нечто, похожее на слова приветствия. Только не очень приветливые.

      — Меня зовут доктор Клиффорд Хамельтон, — отчётливо проговорил омега, покосившись на Рея. — Со мной новый пациент.

      Альфа нарезал круги вокруг него, с недовольством бросая взгляды на здание лечебницы. Заморозить они их, что ли, хотят? Пусть уже открывают двери! Раздался противный писк, и ворота поехали в разные стороны со скрипом. Из корпуса выбежали двое здоровяков в униформе клиники, и один тащил смирительную рубашку.

      — Очень теплый прием, — заключил Клифф.

      — Бля-я-ять, — протянул Рей. — Они вообще в курсе, что я не сумасшедший? Только немного наркоман, но даже в пришлом я не употреблял всю химическую таблицу внутривенно.

      — Наркоманы бывают очень буйными, — заметил омега. — Но я думаю, что это на всякий случай. Они не будут тебя…

      Один санитар, оказавшись рядом, резко схватил Клиффа, поднял его с земли и отставил подальше от Рея, себе за спину. А второй уже метнулся к альфе в попытке его поймать и скрутить.

      — Эй! Что вы делаете? Его не нужно связывать! Он в порядке! Пришел добровольно! — протестующе крикнул омега.

      Но альфы его не очень-то слушали. Они уже вдвоём принялись охотиться за Реем.

      — Вы ёбу дали? — завопил тот, носясь туда-сюда по подмерзшему газону. — Как он по-вашему со мной сюда шел, если я буйный? Фу! Кыш! Сидеть-лежать!

      — Безмозглые бараны, — выругался Клифф и использовал на санитарах по очереди свой коронный прием книжкой. Кажется, у этого омеги совсем не было страха перед альфами, которые были выше него почти на две головы, да еще и имели криминальные рожи.

      — Я бы предложил отпинать их, но лучше пойдем внутрь, — предложил Рей, ощущая, что скоро у него от холода отвалятся уши и придется отращивать себе жабры и жить в аквариуме.

      — Понаберут кретинов без образования и всяческого соображения, — возмущенно бубнил себе под нос Клифф и шел рядом с Реем к корпусу. — Кажется, о нас будут слагать легенды, — он указал взглядом на окна клиники, к стеклам которых прилипли лица пациентов и кое-кого из персонала. Увидев какого-то смазливого медбрата, Рей вспомнил кое о чем и решил предупредить омегу.

      — Слушай, ты пока не в курсе, но мой тесть тут — главный донжуан. Так что начнет тебя соблазнять — хоть расскажи мне, как старый это делает, я поржу. А лучше шли его лесом — у него железная поебота вместо руки и вообще он не очень.

      — Да что ты говоришь? — изумился Клифф. Они оба с торжеством застонали, оказавшись в теплом холле. — А я-то надеялся наладить здесь свое семейное положение.

      — Ну, вынужден тебя разочаровать, — Рей развел руками, стараясь показать всю глубину своего сожаления.

      — Вы опоздали, доктор Хамельтон, — раздался откуда-то сбоку мерзкий зычный голос. К ним вразвалочку шел громадный альфа с зубочисткой, зажатой в зубах, и следами завтрака на рубашке. Он окинул Рея надменным взглядом и остановился возле омеги.

      — Я бы извинился за это, если бы хоть чуточку сожалел. Или, например, считал, что должен отчитываться перед уборщиком, — холодно ответил Клифф. — Я сам найду кабинет главврача. А вы займитесь новым пациентом. И нет! Он не буйный, и его нельзя связывать и применять какие бы то ни было меры без моего согласия.

      Он похлопал Рея по плечу и ушел в сторону лестницы.

      — Строптивая сучка, — прокомментировал ему вслед здоровяк. Его рот искривила неприятная гримаса, так что даже Рей, обычно равнодушный к проблемам едва знакомых ему людей, поборолся бы за честь омеги, представься такая возможность. Но вслух он сказал:

      — Да, выебывается много. Мокрожопые совсем охамели.

      — Твоя карта у него? — уточнил альфа. Только когда Клифф свернул за угол, он смог оторвать взгляд от его спины. — Пойдём, покажу, где твоя палата.

      Рей не стал спорить и последовал за ним. Надо прощупать почву и послушать, что скажет здоровяк, прежде чем пиздеть самому. Но то, что тот — жуткий сексист, было уже понятно. Плюс любитель присовывать всем подряд, особо не интересуясь согласием. Небось, уже насобирал чудный букет зпп. Они прошли на второй этаж, и было очень заметно, как перед его конвоиром все расступаются и прижимаются к стене, опускают глаза в пол. Здоровяк толкнул одну дверь и кивнул Рею, чтобы проходил.

      — Поживешь здесь, пока тебя не обследуют и не решат, куда перевести. Можешь вещи пока не разбирать, — проинструктировал он. — Из комнаты можешь выходить, на улицу — нет. Сортир в конце коридора.

      Сообщив это, здоровяк вышел и закрыл за собой дверь. Рей быстро обследовал сумку, чтобы точно знать, чем его снабдил золотце. Во внутреннем кармане он нащупал нож — тот самый, с буквами К.Т. на рукояти, которым всегда пользовался его омега. Не потерять бы где-нибудь. Ствол нашелся только маленький, для патронов мелкого калибра. В общем, с применением снайперских навыков будут проблемки — или стрелять фактически в упор, или кидаться камнями. Одежду отца Зет Рей особо не стал рассматривать, а кроме нее еще обнаружил походную аптечку. Может пригодиться.

      В итоге осмотра он спрятал нож под одеждой и, конечно, оставил при себе мобильник. Вроде бы папаша говорил, что живет наверху, так что Рей, не откладывая, отправился к нему. Благо из палаты выходить не мешали и лишних проблем с этим можно избежать.