Код

Слэш
PG-13
Завершён
65
Размер:
9 страниц, 1 часть
Метки:
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
65 Нравится 2 Отзывы 6 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Потом скажут, что все началось с непомерного тщеславия Золы. Он провел столько экспериментов, чтобы доказать, что его сыворотка ничуть не хуже сыворотки Эрскина, что убедил в этом все руководство ГИДРы, и себя в том числе. В чем-то его сыворотка оказалась даже эффективнее: Солдат был послушнее Капитана. Марк Зинглер, первый куратор Капитана, говорил, что у командира группы должно быть некоторое свободомыслие, и этот недостаток ГИДРА может обратить себе на пользу. Александр Пирс скажет, что все началось со случайности, вероятность выпавшей вереницы событий была чрезвычайно мала, и случившееся лишь сильнее убедит его в том, что достижение безупречного порядка, — первоочередная цель ГИДРы. Капитан скажет Солдату: «Я с тобой до конца». 2014 — Ник Фьюри. — Капитан посмотрел на фотографию мужчины, прикрепленную скрепкой к тонкой папке: досье на директора Щ.И.Т.а изобилием информации не отличалось. — Срок? — «Озарение» терпит, но лучше бы уложиться в неделю, — ответил Пирс и вздохнул. Капитан приподнял бровь, но промолчал. Пирс, очевидно, заметил его удивление. — Я в вас не сомневаюсь. Может быть, вы справитесь быстрее, но цель такого уровня достаточно сложна. Это вам не Кеннеди. — Пирс снова посмотрел на Капитана и добавил: — Шутка. Приступайте. Выбор бойцов на ваше усмотрение. Только Зимнего Солдата с собой возьмите, его полное извлечение из криокамеры закончится через три часа. Видимо, этот Фьюри и в самом деле хорош. Капитан кивнул и вышел из кабинета Пирса. Комната Капитана даже в сравнении с комнатами других оперативников ГИДРы была чересчур аскетичной: кровать, стул, стол, ноутбук и несколько книг. Капитан поморщился: как только у него появлялась хоть бы минута свободного времени, так сразу приходили ненужные мысли, вроде этой — про аскетичность. Хорошо, что весь вечер он будет занят изучением досье, записей камер наблюдения, на которых удалось распознать Фьюри, и разработкой плана. Потом три часа на сон — и можно приступать к делу. Все данные, не касающиеся напрямую нового задания, Капитан успел изучить до встречи с Пирсом, сразу после пробуждения из криосна: дату своего создания, цели, предыдущие миссии. Последовавшие за обучением тесты на сохранение боевых умений Капитан прошел безукоризненно. — Почему я не помню, что было до разморозки? — задал он единственный вопрос старшему технику. — Побочный эффект криосна, мы предоставили вам полную информацию о ваших предыдущих заданиях, — тут же ответил тот. Время за разработкой плана пролетело быстро. Капитан передал список необходимого оружия в отдел снабжения и лег на кровать. Матрас чуть прогнулся под его весом, Капитан подтянул одеяло повыше и закрыл глаза. Перед глазами плыли не строчки из досье на Фьюри, а снежные хлопья. Они превращались в звезды, те рассыпались в пыль, и пыльное облако сжималось, сжималось, пока не превратилось в одну яркую точку, и тогда Капитан проснулся. Выпить мультивитаминный коктейль со всеми необходимыми добавками для полноценного функционирования суперсолдата в течение дня — и можно приступать к выполнению предварительного этапа задания. — Со вкусом апельсина, — уточнил врач, протянувший высокий стакан. — В прошлый раз вам понравилось. Капитан пил и размышлял, насколько странно — знать про свое прошлое, но не помнить его. Череда белых листов и исписанных страниц. Если листать очень быстро, то может получиться движущаяся картинка, похожая на полет птицы, если ее рисовать на полях книги. Картинка не складывалась. На пути к лифту Капитан пробежался по досье на Солдата, убедился, что все запомнил и нажал кнопку минус третьего этажа. Там ГИДРА хранила оружие для своих бойцов, Капитану должны были подготовить все, что он вчера запрашивал. С Солдатом Капитан уже работал — последний раз в восемьдесят девятом, когда нужно было уничтожить базу с экспериментальными наработками по созданию сыворотки в Советском Союзе. Потом все задания у них были раздельными. И то, что сейчас они снова будут работать вместе — лишнее подтверждение важности предстоящего задания, особенно для Пирса с его новым проектом. — К заданию готов, — отрапортовал Солдат. Металлическая рука у него дернулась в сторону, но сразу же с легким скрежетом пластин вернулась в исходное положение: Солдат стоял по стойке смирно. — В прошлый раз перемудрили с антиоксидантами, пошла реакция на стыке с металлом, кожа воспалилась, — пояснил один из врачей. — Болевые ощущения не должны превышать допустимый порог, но на всякий случай вот вам дозатор, снимает симптомы. — Побочные эффекты для миссии? — спросил Капитан. — Не предвидится, к тому же… — Я не у вас спрашиваю. Солдат? — Никаких, — ответил тот. В первый день Капитан планировал следить за Фьюри, понаблюдать за его охраной, средствами передвижения. Нужно было убедиться, что тот действительно подозревает о возможности нападения: Пирс сообщил, что в последнее время Фьюри не ночует дома — ни в одном из известных ГИДРе домов. Самым разумным в этой ситуации было организовать нападение у здания Щ.И.Т.а: изученная заранее местность и фактор неожиданности сослужат хорошую службу. — Дерзко, — одобрил Пирс. — Главное, чтобы Фьюри вообще выбирался из офиса. На прошлой неделе он трое суток провел внутри. — В крайнем случае вы сможете его вызвонить? — Очень нежелательный вариант. До запуска проекта «Озарение» я должен быть вне любых подозрений. — Тогда, если возражаете, чтобы операция проводилась в здании, нам остается только ждать. — У вас неделя. Уверен, вы придумаете, как добиться успеха. Парковка — самое уязвимое и удобное место, решил Капитан под вечер. По данным прослушки Фьюри, завтра планирует воспользоваться новым автомобилем, Тони Старк лично разрабатывал для него систему безопасности. Отключить камеры, отвлечь охрану и дать возможность Солдату сделать один точный выстрел — до того, как Фьюри успел бы сесть в бронированного монстра, — таков был план. Наташу Романофф, которая маячила за спиной Фьюри все последние дни, Капитан решил взять на себя, ее послужной список был впечатляющим, с остальными должны были справиться и рядовые бойцы. — План ясен? — спросил Капитан. Все одобрительно кивнули. — Тогда перерыв. С пяти утра все на позициях. В эту ночь ему ничего не снилось. Дорога от базы ГИДРы до офиса Щ.И.Т.а прошла в тихих разговорах между членами отряда, молчал только Солдат. Он смотрел в окно их джипа и сжимал правой рукой левое плечо. — Обезболивающее? — предложил Капитан. Солдат покачал головой. Всплывающее над горизонтом солнце едва ли освещало его лицо, к тому же Солдат наклонился так, что волосы падали вперед. — Давай-ка на всякий случай. — Капитан достал дозатор, отвел волосы от шеи Солдата и сделал укол. Солдат улыбнулся и снова сжал плечо, потер большим пальцем пластину на руке, на пару дюймов ниже подмышки. Капитан знал, что сыворотка позволяет мозгу работать очень быстро и с большими объемами данных, просчитывать вероятности различных исходов событий с поразительной точностью — прозаичное объяснение магии интуиции; и вот теперь счетчик, показывающий вероятность провала, скакнул вверх. Нужно отмотать назад, проследить причинно-следственные связи, вот только цепочка обрывалась внезапно, вела в никуда. — Капитан? — Кларк, их оператор и тот, кто должен был отключать камеры, с беспокойством вглядывался ему в глаза. Отменять операцию причин не было. — Все в порядке. По местам. Бойцы рассредоточились по парковке, Солдат остался в джипе у самого выезда. Капитан залез под днище одной из машин, поправил шлем и вытащил из кобуры пистолет. Тело Капитана было заточено под ближний бой, но с мисс Романофф рассчитывать на одну грубую силу не приходилось. — Цель вышла из здания и направляется к парковке, — прозвучал голос Кларка в наушниках. — Трое охранников, Романофф четвертая. Еще один мужчина… с луком следует за ними. Камеру на входе отключил, приступаю к отключению по периметру вашей секции. Капитан услышал в отдалении гул шагов, снял пистолет с предохранителя. Улучшенный слух уловил едва слышный стук позади. Капитан замер; тишина — и снова стук, теперь отчетливей, так стучит сердце, какого черта, Солдат должен быть не здесь, сознание сработало за доли секунды, а тело не успело — за вспышкой боли навалилась темнота. Очнулся Капитан в машине — той самой, под которую залез перед началом операции. Руки связаны, ноги тоже, на глазах повязка, шея и голова ноют. Ну да понятно: Солдат знал куда бить, чтобы наверняка вырубить. Капитан снова попытался проанализировать: в чем причина, где ключевые моменты, в которых он просчитался. И снова провалы. Шагнуть бы в них, да только не получается: мысли уходят в сторону, огибают лакуны. Машину начало потряхивать: значит, они съехали с хорошей дороги, амортизаторы у этой марки обычную качку сглаживают, и раз так трясет, то они, скорее всего, уже не в Вашингтоне. Спустя полчаса езды Солдат остановился, Капитан уловил движение рядом с лицом — и повязка спала на шею. Быстрый взгляд в окно: они под мостом, вдалеке виден обшарпанный дом. Несколько стекол выбиты: дом заброшен, и, может, служит приютом для бездомных. Солнце в зените, а это уже плохо: значит, ехали они не меньше четырех часов. Конечно, ГИДРА располагает ресурсами, чтобы их найти, но сколько времени займет поиск, пока неясно. Мозг начал рассчитывать вероятность выполнения миссии в срок. Капитан поставил задачу в фоновый режим: сейчас есть дела поважнее. Спросил: — Зачем? Солдат нахмурился, сжал руками виски, потряс головой, сказал отчетливо: — Я выполнял приказ. Ладно, с этим можно работать. Может быть, какой-то сбой, и надо просто уговорить Солдата отвезти их назад. А там уже техники исправят неполадку. Солдат же идеальный инструмент ГИДРы. А инструменты при сбое можно чинить. Сбой. Слепые пятна при анализе. Это уже было. Стив с силой провел ребрами связанных ладоней по бедру. 1989 — Это уже было, — сказал Капитан, разглядывая разодранную в нескольких местах ткань форменных брюк. — Что? — спросил Солдат. — Я что-то вспоминал, в предыдущие миссии. Солдат продолжал растерянно смотреть на Капитана. Тот подцепил кончиками пальцев ткань у края прорехи и потянул вниз, обнажая кожу на правом бедре. Направил на нее свет от фонаря, разглядел белесые, тонкие шрамы. Он знал, что с рубцовой тканью даже сыворотка справляется очень медленно, и, учитывая скорость регенерации кожных покровов и сколько он уже бодрствует, можно просчитать, когда эти шрамы могли появиться: получалось, что резали не один раз, и последний — может быть, даже на прошлом задании. Вот только под воздействием криосна все воспоминания о порезах обратились в ничто, и ГИДРА не посчитала нужным их восстановить. Для новых заданий не относящаяся к делу информация — помеха, все верно. Капитан попытался вглядеться в вязь шрамов, похожую на грубую наскальную живопись, только по коже. Кажется, в начале крупная буква «Б», а дальше — не разобрать. Пройдет еще несколько суток — и шрамы исчезнут совсем. Заметь он их раньше, можно было бы снова… Капитан потряс головой: порча имущества ГИДРы карается строго. С каждым часом пустоты в памяти проступали все отчетливее. Необходимо доложить о ситуации техникам ГИДРы. Исправить. Связаться по рации еще раз и поторопить. Капитан потянулся к переговорному устройству и положил его себе на колени. Кожу на месте шрамов жгло, как в местах свежих ран. Их задание вышло за рамки отведенного на него времени. Ошибка входных данных, никто из их отряда не мог предвидеть, с чем им придется столкнуться. С кем. — Наши агенты обнаружили экспериментальную лабораторию за Норильском. Советские ученые, которых не удалось завербовать ГИДРе, разрабатывают свою собственную сыворотку для создания суперсолдат. Вам необходимо уничтожить лабораторию, а все наработки привезти к нам, — таков был приказ Василия Карпова неделю назад. — В операции будут участвовать наши лучшие бойцы, Зимний Солдат поступит в ваше распоряжение. План, составленный Капитаном, предусматривал различные варианты нападения на лабораторию и пути отхода. Единственное, что в нем не учитывалось, — это пятеро солдат, которым уже успели ввести сыворотку. Несмотря ни на что, Капитан выполнил задание: лабораторию они уничтожили, экспериментальные образцы забрали. Сопутствующий ущерб по меркам ГИДРы невелик: погибла вся группа прикрытия, уничтожены во взрыве машины, на которых они приехали под Норильск, три пулевых ранения у Солдата и многочисленные порезы на теле Капитана — один из советских бойцов превосходно владел холодным оружием. Порезы, даже глубокие, должны затянуться быстро, а вот Солдату нужна была медицинская помощь как можно скорее. Когда Капитану удалось связаться с базой ГИДРы и доложить о ситуации, Карпов приказал найти ближайшее укрытие и ждать, за ними немедленно отправят людей. Укрыться им удалось в заброшенной пристройке рядом с лабораторией. Капитан сгрузил Солдата на продавленный пыльный матрас, перевязал раны и принялся растапливать в найденной миске снег. Без еды двое суток они проживут, а вот без воды обойтись сложнее. Двое суток — именно такой срок ожидания назвали Капитану. Учитывая, что снежная буря разыгралась еще сильнее, прогноз считался даже оптимистичным. Когда Солдат выпил воды и заснул, Капитан занялся своими ранами, а закончив, присел у окна и смотрел на белый вихрь до тех пор, пока не стемнело. В хаотичных завихрениях была своя красота. В полудреме плыли мысли: ГИДРА не терпит хаоса, движение частиц должно быть упорядоченным, вероятности должны просчитываться. «Бог играет в кости?» называлась книга, лежащая на столе в лаборатории, где Капитана выводили из криосна. «Конечно, играет, я это доказал еще до Джона Белла», — сказал один из техников, заметив интерес Капитана. ГИДРА — ваш Бог. ГИДРА — это порядок. Неверное уравнение. Капитан очнулся, когда стекло задрожало от сильного порыва ветра. За окном бушевала невидимая в наступившей ночи буря. Капитан включил карманный фонарь, который давал достаточно света, чтобы ориентироваться в доме, к тому же, помогало улучшенное сывороткой зрение. — Капитан? — спросил проснувшийся Солдат. Голос у него звучал хрипло и слабо. — Это уже было, — сказал Капитан, разглядывая разодранную в нескольких местах ткань форменных брюк. Вторые сутки тянулись бесконечно долго. Мозг, разогнанный сывороткой до предельной скорости работы, не терпел бездействия. Занять себя в пустующем доме Капитану было совершенно нечем. У Солдата разыгралась лихорадка. Во второй половине дня он начал дышать с присвистом, все его тело дрожало, рана в боку снова начала кровоточить. Капитан мог бы взять его на руки и отнести до ближайшей больницы в Норильске, но путь даже в спокойную погоду для него одного и полностью здорового занял бы несколько часов, сейчас же метель и пронизывающий до костей холод не оставлял ни малейшего шанса успешно добраться до города. Вчера капитан пустил всю найденную мебель — два стула — на растопку печки, так что здесь, в доме, Солдат находился хотя бы в каком-то тепле. — Ты редко болел. — Капитан перетряхнул пропотевшее покрывало и снова укрыл им Солдата. — Я не болею, — возразил Солдат. Под вечер беспокойство усилилось. Ныла вывихнутая лодыжка. Зудело под кожей, в памяти всплывало то, чего быть не могло: залитая солнцем крыша и улыбающийся Солдат с левой рукой из кости и плоти. Сбой. Нужно доложить куратору. Капитан посмотрел на рацию и медленно задвинул прибор за край матраса. Снова растопил снег и напоил Солдата подогретой водой. Руки у того были ледяные. Капитан лег рядом с ним, прижался грудью к боку, который у Солдата не кровоточил, и закрыл глаза. — Спасибо, — поблагодарил тот. ГИДРА сама с ними связалась: машины, способные передвигаться по заснеженному бездорожью, преодолели большую часть пути. Помощи ждать следовало утром. Пережить в теряющем тепло доме еще одну ночь. — Мы должны бежать, — тихо говорил Капитан, обнимая Солдата и не двигаясь с места. — Зачем? — Я не знаю, я не помню, не хватает информации. — Ты всегда отдавал верные приказы. Если нужно бежать — беги, — каждое слово давалось Солдату с трудом. И это было так неправильно, так нечестно, он не должен болеть, раньше он всегда светился здоровьем. Сбой. — Я не могу, — ответил Капитан. — Я не могу тебя бросить. Ночью буря, казалось, разыгралась еще сильнее. Когда Капитан закрывал глаза, на обратной стороне век плыли золотистые узоры, складывались в мчащийся над пропастью поезд. Солдат падал с него — а Капитан вслед за ним. — Очень холодно, — сказал Солдат. Если бы Капитан мог, он бы укрыл его всем собой, но из-за ран так сделать не получалось. — Баки, — сорвавшееся с языка слово словно омыло теплом грудь. — Что? — Тебя зовут Баки. — Капитан прижался губами к виску Солдата. — Сейчас подогрею воды. Падение. Боль. Клетка. Капитану всю ночь снились страшные сны. Он бежал, бежал, но неизменно снова оказывался в одном и том же помещении. Электрическим током прошивало каждую мышцу, выжигало из памяти нужное, самое важное, саму его суть. Проснулся он оттого, что Баки тряс его за плечо. — Капитан, ты говорил во сне. — Что? — Снова про то, что нужно бежать от них. Ты можешь. Я задержу их, — сказал Баки. — Я с тобой до конца, — улыбнулся Капитан. — Помнишь? — Нет. Если ГИДРА выслала за ними только медиков да пару охранников, то шанс захватить транспорт и сбежать был, пусть и небольшой. На рассвете буря утихла. Командир высланного ГИДРой отряда связался с Капитаном и сообщил, что они в часе езды до цели. Два боевых отряда спешили на подмогу. Рация в руках Капитана треснула. Он достал нож и посмотрел на почти полностью исчезнувшие шрамы. Расчет вероятностей дальнейших событий занял минуту. — Баки, — сказал Капитан. — Если у нас не получится, то в следующий раз ты должен кое-что сделать, когда прочтешь код. — Код? — еле слышно переспросил Баки. — Да, протяни мне руку, левую. Слушай меня. — Первая линия на металлической пластине для глаза была едва заметной, да и то если знать, куда смотреть. Зато на ощупь чувствовалась хорошо. Нажимать приходилось со всей силы: сплав металла был очень прочным и гладким. Когда Капитана посадили в кресло и включили ток, на один-единственный миг память к нему вернулась. И в первый раз за все бесчисленные обнуления в его крике была толика радости. 2014 Капитан с силой провел ребрами связанных ладоней по бедру и посмотрел на Солдата. — Ты не выполнил приказ. Ты его нарушил. Солдат склонил голову: — Я должен был сбежать один. — Ты должен был выстрелить во Фьюри. — Нет, ты сказал, что когда я прочту код, то должен бежать. Дождаться подходящего случая, сбежать и ждать, пока не вернется память. Я не должен был брать тебя с собой. Я не знаю, почему это сделал. Готов понести наказание. Капитан прикрыл глаза. Данных для анализа катастрофически на хватало. Сбой. Нужно немедленно доложить куратору. Капитан покрутил связанными запястьями и спросил: — О каком коде ты говоришь? В ответ Солдат развязал веревку и потянул ладонь Капитана к своей левой руке. Тот провел по металлической пластине пальцами, пригляделся, вчитываясь, потом зажмурился, пытаясь унять бешено застучавшее сердце, и почувствовал, что падает. — Я держу тебя, — услышал он, вынырнув из темноты, и сжал металлическую руку. — Я тоже. Тоже держу тебя. Высланный на их поиски отряд ГИДРы оба встретили во всеоружии.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Первый мститель"

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.