Литтл проблем 15

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
the GazettE

Пэйринг и персонажи:
Таканори Мацумото, Акира Сузуки, Рейтуки
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU ER Занавесочная история Нецензурная лексика ООС Повседневность Романтика Стёб Эксперимент

Награды от читателей:
 
Описание:
— Мне нужно подарить тебе цветы, чтобы ты подумал пойти на компромисс?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
28 марта 2017, 19:14
— Несексуалист. — Что?.. — Не-сексуа-лист. По-моему, всё предельно ясно. — Твою мать, да такого слова даже не существует! Не неси пургу, просто иди сюда… — Так, замри на той стороне дивана со своими загребущими руками и не смей подходить! — Да что такое?! Ты же сам обещал мне секс вечером! — Ничего я не обещал, не ври. — Таканори… — Ничего не знаю. Вали спать и не мешай мне работать. — Мацумото… — Всё. Разговор окончен. Не пугай собаку. — Да твоя собака скоро за тебя отдуваться начнет, слышишь, ты?.. — Я попросил тебя, Сузуки… — Это я попросил тебя, Мацумото. Тебе так трудно просто взять и дать мне, что ли? — Представь себе. — Да? А что же такое случилось, а? Всегда давал — и всё было просто замечательно! А сейчас как будто ты ключ от своих железных трусов потерял и боишься сказать об этом! — Я не ношу железных трусов, хватит издеваться надо мной! Убирайся, черт возьми, я же сказал! — Никуда я не уйду, пока ты не объяснишься, в чём твоя проблема. — А если я не хочу ничего объяснять?.. Просто уйди, я не хочу сейчас с тобой разговаривать. — В бога душу мать, ни дать ни взять. Мы спим с тобой под одним одеялом и зубы чистим чуть ли не одной щёткой — и вот у тебя появились какие-то проблемы и ты не можешь мне об этом рассказать. Что за чертовы секреты?! — Какой же ты… Тебе рассказать, да? Объяснить? — Я был бы очень признателен!.. — Ну, хорошо, как хочешь, любовь моя. Готовься. Развешивай уши, давай… Сейчас польется грязь. Без обид. — Ну?.. — Ками-сама… У меня из-за сраного секса начались запоры. Я не могу трахаться с тобой без ущерба для своего здоровья. Это выше моих сил. Я подарю тебе на день рождения резиновую задницу, Акира, ты не обижайся, потому что меня достало все то, через что я прохожу каждый божий раз после этой камасутры с тобой. Меня просто выносит ходить в туалет через неделю. — Ты ходишь в туалет через неделю?.. — О-о-о!.. Может, мне поведать тебе еще и предысторию о моих страданиях, когда я чищу кишки перед практически каждым походом в нашу спальную на ночь, чтобы ты не вымазался в моём дерьме и не устроил мне самому чёртово отравление, а затем рассказать обо всех вытекающих из этого? Замечательно! Ты так хорошо знаешь, что меня беспокоит, Акира!.. — Откуда я могу об этом знать, если ты молчишь?! — Такое ощущение, как будто по мне вообще не заметно то, что происходит!.. Всё, хватит. Уходи. Просто оставь меня в покое сегодня. Достаточно, наговорились. Сузуки моргнул, буквально ударенный по голове неожиданными словами, и было собрался сказать что-то, но Таканори в отчаянии закрыл лицо руками и, тяжело вздыхая, ушел от него и его слов в кухню.

***

— Ты обиделся? Ну, не обижайся, Така. Честно, ты слишком хорошо выглядишь, чтобы я заметил, что у тебя есть какие-то такие проблемы. — Спасибо за комплимент. Только мне как-то не особенно приятно слышать его сейчас. Лучше бы ты поковырял мне пальцем в… — Ну хватит!.. — Честно, это было бы куда приятнее твоих слов, потому что в том случае ты проявил бы хоть какой-то интерес ко мне. — А я не проявляю, типа того, да? — Именно. — Мне нужно подарить тебе цветы, чтобы ты подумал пойти на компромисс? — Тебе нужно подарить мне слабительное, чтобы я чувствовал себя человеком, а не бутылкой шампанского. И только тогда, может, я подумаю о цветах. Акира отвёл взгляд в сторону и потёр рукой шею. Все это время Таканори стоял к нему спиной и разминал крупнолистовой чай в пальцах, понемногу высыпая его в заварник. Его лопатки напряженно ходили под тонкой белой тканью футболки и топорщили ее так, что к низу она шла неровными волнами. Его ноги, согнутые в коленях, упирались в дверцу тумбы; его тапки стояли под столом, поэтому сам он был босой. Сузуки чувствовал себя виноватым и уязвленным. И он совершенно не знал, как сгладить это… Это. Было ясно видно, что Мацумото неприятно из-за всего того, что ему пришлось сказать, чтобы разъяснить ситуацию, но как Акире поступать дальше — этого видно не было. — Теперь предлагаешь мне заглядывать к тебе в задницу?.. — Ну, если тебя интересует это и если ты хочешь что-то там рассмотреть — вперёд. Я даже спущу штаны специально для тебя. — Я не шучу. Что ты предлагаешь? — Я? Я предлагаю найти для твоей эрекции другое место. — Как будто я один в нашей паре занимаюсь сексом!.. — Ну да. Трахаюсь-то только я… — Сколько можно?.. — А что предлагаешь ты? — Таканори развернулся лицом к Сузуки и прислонился поясницей к краю столешницы, складывая руки на уровне груди. — Чередовать моя задница-твоя задница, дожидаясь, когда одного из нас отпустит, — это не вариант. Потому что больше не отпустит. А если у нас с тобой всё закончится, то есть ли смысл сейчас пререкаться? Рано или поздно мы или поубиваем друг друга из-за того, что сперма ударит в голову, или из-за воздержания станем импотентами. Или просто разойдемся, потому что так жить невозможно. Понимаешь, никаких перспектив?.. — Да, понимаю… — И что ты мне на это скажешь? — Я не знаю, извини. — Я тоже больше не знаю, что тебе сказать. — Мацумото снова отвернулся. На некоторое время в кухне воцарилась звенящая тишина. И даже учитывая ее, эту тишину, шагов уходящего Сузуки нельзя было отличить от звуков в собственной голове — настолько тихо он вышел…

***

Таканори сидел в кресле с ноутбуком на коленях и старался сосредоточиться на работе. На диване рядом с ним лежал Акира, закрыв руками и подушкой голову. В его ногах устроился Корон, подозрительно наблюдавший за любым движением в комнате. Вся семья была в сборе. Но неприятно висел в воздухе неразрешенный конфликт, всего-то и требующий ответа на вопрос: «Что дальше?» И он мешал этой семье вести себя как обычно. Мацумото иногда поднимал взгляд на Сузуки и сам себе говорил: «Мир не рухнет, если я буду ему иногда отказывать». Но стоило ему только подумать о том, кому, как, в чем и как часто он будет отказывать, сразу же становилось паршиво. Таканори не хотелось, чтобы Акира при нем сидел на своеобразной диете и заглядывал на сторону. Ему так же не хотелось стеснять Сузуки в действиях и заставлять его чувствовать за собой вину. Но так уж получилось, что разговор превратился в одни сплошные нападки и что как будто действительно Акира был виноват в том, что физиология Мацумото поступила так, как поступила. — Ты спишь?.. — устало поинтересовался Таканори, отставляя ноутбук на журнальный столик. Ответа не последовало. — Акира?.. — М-м-м?.. — Иди на кровать. — Тут тоже удобно. — Отныне мы будем спать в разных комнатах? — Я не сплю. — А что ты делаешь? — Я лежу… — неуверенно, — с Короном, — Сузуки пошевелил ногой, стараясь найти ею пса, и наткнулся на него. Корон, огрызнувшись и опасно клацнув пару раз зубами возле ступни Акиры, спрыгнул на пол. — Лежал с Короном. — Как на счет полежать вместе со мной? — Диван узкий… — А ты недотрога, — Мацумото поймал полетевшую в него подушку и поднялся со своего места, пересаживаясь в ноги к Акире. — Когда это тебя останавливал узкий диван? Еще утром ты бы согласился лежать со мной на игле. — Это было бы утром. — А вечером что бы было?.. — Ты сам знаешь, — Сузуки приподнял голову и выразительно посмотрел на Таканори. Таканори понимающе улыбнулся и отвел взгляд, откидываясь на спинку дивана и укладывая руку на колено Акиры. — Ты же не поставил на себе крест? — С чего ты взял?.. — Ну, не пускаешь меня к себе, — Мацумото как бы между прочим скользнул раскрытой ладонью по внутренней части бедра Сузуки, — как будто я буду тебя провоцировать. — Ты и оттуда неплохо это делаешь, — Акира свёл ноги вместе, зажимая руку Таканори, а затем согнул их в коленях. — Это у тебя теперь новое развлечение, возбудить и отпустить, да? — Нет. Если ты будешь хоть иногда проявлять ко мне уважение, то я, после того, как возбужу, просто так уже не отпущу тебя… — честно признался Мацумото, укладывая голову к Сузуки на колени. — А ты уже начал придумывать пошлые сценки? — Нет… — А что тогда? — Ничего особенного. — Акира накрыл глаза рукой и вздохнул, стараясь показать, что этот разговор зашел в тупик. — Я собираюсь спать. Ты идешь? — …Сегодня мне нужно кротко выглядывать на тебя из-под ресниц? — Зачем? — Чтобы проявить уважение. — Ты так собрался это делать? — А как нужно? — на этот вопрос Таканори уклончиво пожал плечами. — Сегодня я не хочу заниматься сексом, Акира, если честно… — Запор?.. — Ещё скажи, что я не могу его пробить, — Мацумото возмущенно поднялся на ноги, скидывая на диван с колен подушку. — Я могу наивно спросить о твоем самочувствии, но это будет слишком. — Именно поэтому лучше ничего больше не говори. Просто прояви уважение к моей заднице и иди за мной спать. — Как скажешь, — Сузуки со вздохом зашевелился и поднялся следом за Таканори. Беседа, до этого оставившая в душе осадок, сейчас стала приобретать комичный оттенок и заставляла против воли генерировать налету тематические шутки. — Я слишком уважаю твою задницу, чтобы из-за своего языка лишиться ее. — Правда? — Честное слово. Все, я молчу. Таканори задержался на пару мгновений на выходе из гостиной, чтобы выключить здесь свет. За это время Акира успел нагнать его. Он остановился рядом и посмотрел сверху вниз, бегая глазами по лицу. Оба встали, как обычно, почти вплотную, ожидая реакций и действий друг от друга. В конце концов, Мацумото почувствовал руку Сузуки на своем бедре и улыбнулся, когда и с другой стороны по-собственнически смело обозначилась и вторая. — На ощупь она нормальная… — Ты глубже щупай — вот там не нормально… Сразу поймешь. — Я же проявляю уважение… — Ты слишком халатно это делаешь… — Извини, — Акира поджал губы, отвлекая себя от веселья. Таканори чувствовал, как тот сжимает пальцы, и хотел сделать своими точно так же. — Не увлекайся… Ты же помнишь, что у нас есть маленькая проблема?.. — Не волнуйся, всё под контролем. — Конечно, папочка, как бы мне не пришлось вставать на колени… — Во всяком случае, ты сам предложил поискать для моей эрекции другое место. — Не в моем рту на постоянной основе, Сузуки. — И уж точно не в какой-то резиновой заднице на постоянной основе, Мацумото. Таканори прислонил руку к губам, сдерживая смех. Акира неловко обнял его.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.