Клуб волонтёров, версия: 2.0 146

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Yahari Ore no Seishun Love Come wa Machigatteiru

Пэйринг и персонажи:
Хачиман\Руми, персонажи из канона, а так же будут ОЖП/ОМП
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Макси, 162 страницы, 9 частей
Статус:
заморожен
Метки: Драма ОЖП ОМП ООС Повествование от первого лица Повседневность Романтика Юмор

Награды от читателей:
 
«Ж.Д.А.Л.К.Е.Р.» от Yuuko_Amamiya
Описание:
Хикигая уже отучился в универе и благодаря своему бывшему учителю, Хирацуке, устраивается на работу в старшую Соубу.
В первый же день на него сваливаются всё новые и новые обязанности классного руководителя и куратора клуба, из-за которых он встречает старую знакомую - Цуруми Руми.
Сама же Руми, снова встретив на своём жизненном пути нашего главного героя, понимает, что с ней что-то не так. По ходу дела девушка, да и мы с вами за одно, как раз-таки и узнает что именно.

Посвящение:
Всем читающим посвящается.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Ребята, привет!
Вот и третий фанфик подъехал от меня. Однако вы спросите: "Ты считать что ли не умеешь? Где тогда второй фанфик?"
А дело всё в том, что я сначала писал совершенно другую историю, но после того, как увидел четырёхстраничную додзинси про Руми и Хачимана в роли Учителя - мне эта идея показалась замечательной и я начал писать параллельно два фанфика. Я думал, что напишу первую главу и того, и другого фанфика, и что больше людям понравится, на том внимание и буду акцентировать. После, я почти дописал первую главу второго фанфика и понял, что он слишком несерьёзный (хотел чисто оттянуться и чутка поиздеваться). И вот так я пришел к тому, что буду писать о Цуруми и Хачимане.

По общему кол-ву фанфиков могу сказать, что теперь их 3 и это окончательное число, больше этот фендом от меня ничего не получит.
Всем спасибо за то, что это читаете и я буду рад если вам понравится! Также рад критике и просто вашему мнению!

Актриса и учитель

30 ноября 2017, 18:08
      _____Руми_____       Лето – любимая пора любого среднестатистического человека. Отдых, каникулы, море, пляж и летний фестиваль - первое, что приходит на ум, когда слышишь это слово. Море я очень даже люблю, но остальное из этого списка для меня - табу, особенно фестиваль. Толпа людей, толкучка, шум и, конечно же, толпа людей – всё это отбивает любое желание ходить на такие мероприятия.       К чему я веду? К тому, что лето не такое уж хорошее время года, и если вы спросите о моих вкусах, то отвечу, что больше предпочитаю уютную домашнюю зиму.       Скоро, как раз таки, закончится незаметно пролетевший май и наступит долгожданное (ли?) лето.       С того момента, как наша первая и последняя просьба в этом учебном году была выполнена, прошел почти целый месяц, и теперь жизнь шла своим чередом.       Вот только когда мы с Тачибаной узнали, кто за этим стоял и как разрешилась ситуация, я признала окончательно – к учителю у меня есть определенные чувства, с которыми пора уже что-то делать.       Поняла это и моя подруга, поэтому постоянно подбивала меня двигаться вперед в этом направлении, давая свои наставления. И в итоге у меня получилось ровным счётом…       — Ничего! – схватившись за голову, раздосадованно пробормотала девушка в очках слева от меня. – Как за месяц у тебя вообще может ничего не получиться? Ты вообще пыталась?       — …       — Блин, зачем я тебя поддерживаю?! Ты же человек действия! Почему именно в такие моменты ты сдаешь? Вот Юигахама-сэнсэй у тебя его отберет, и потом ты, из-за неразделенной любви, поменяешь имидж, перекрасившись в розовый и завив себе две дрели на голове. [1]       — Какое страшное будущее меня ждет...       — Блин, хоть сама всё делай!       Ох. Достала уже жаловаться. Знаю я всё, знаю. Вот только ничего с этим поделать не могу. Не подкована я в таких делах.       Причитания продолжались целых двадцать минут, до того момента пока дверь нашего клуба не открылась и внутрь не вошла причина наших разногласий.       — При…       — Стучитесь, когда заходите. – Раздраженно произнесла Тачибана.       — …вет. Ладно. – Лениво постучав по двери, ответил ей Хачиман.       — Хикки-сэнсэй, ну хоть вы Руми-сан мозги вправьте.       — Зачем? У неё, вроде как, всё отлично, а вот к тебе у меня есть небольшой разговор. Где домашка по химии? На тебя учитель жалуется.Почему по моему предмету проблемы? И самое главное: с каких пор меня зовут «Хикки-сэнсэй»?       — Ге… чёрт… Я-я всё поясню. Просто вас так Юиг… то есть, по школе прозвище гуляет. А с остальным я разберусь! Честно!       — Уж разберись. Не хочу твоим родителям звонить.       — Потому что они вас ещё тогда достать успели?       — …Нет. – Отвёл он взгляд от Тачибаны.       — Вы ведь сейчас задумались перед ответом, да?       По выражению Хачимана даже представить боюсь, что тогда было.       Моя подруга, недовольная реакцией учителя, одаривала его раздраженным взглядом, но вдруг у неё словно лампочка над головой появилась и с милой улыбкой и неловким взглядом она спросила Хачимана:       — Господин Хикигая, у меня есть к вам просьба.       — Выкладывай.       — Не могли бы вы… кхм… позаниматься со мной… дополнительно…?       Обязательно было говорить так двусмысленно? На его месте я бы уже раз десять отказала.       — Хм… Если в пятницу, то почему бы и нет. – Недолго думая, ответил он.       — Что?       — Ты чего, Цуруми?       — Н-нет…       Я чего-то явно не понимаю. Он так просто согласился позаниматься с Тачибаной? Хачиман иногда преподаёт то с неохотой, а тут дополнительные занятия.       — Руми-сан, может, присоединишься?       — У меня с японским всё в порядке. Так что…       — Да ладно тебе, вместе веселее. – Затем она приблизилась ко мне вплотную. – Пусть и со мной, но всё же это хороший шанс вам побыть вместе, разве нет?       — …       До меня дошло, что она хочет сделать, но всё же я не думаю, что это хорошая идея. М-может, в другой раз что-нибудь сделаю, когда будет подходящая возможность…       — Учитель, что скажете?       — Я не против. Мне же проще будет. – Пожал он плечами.       — Видишь. Давай с нами, хоть не так одиноко будет.       Да он просто с тобой наедине оставаться не хочет. Что поделать…       — *вздох* Хорошо.       — Тогда договорились. В пятницу, после уроков.              ***       В наступивший день, в назначенное время мы сидели и ждали учителя пока он придёт. Тачибана была уже вся на взводе.       — Где его носит? Надоело ждать.       — Он наверняка делом занят. Жди молча.       — Вот как. Любимого защищаешь?       — Ч-ч-ч-что?! Нет!       — Хе-хе. Смотрите, кто занервничал. – Дьявольски улыбнулась она.       — Хватит издеваться. Зачем я вообще здесь…       — Да ладно тебе. Дополнительно позаниматься с любимым учителем это же так здорово. Хороший повод, чтобы побыть наедине. Ах, школьная романтика.       Наедине, как же. А то, что Тачибана у нас третьим колесом будет - в порядке вещей. Мне кажется, что я здесь ради того, чтобы её повеселить, а не ради дела. С её подколами никакая школьная романтика не справится.       — Кстати говоря…       Не дав ей договорить, в дверь постучали, а затем внутрь сразу же вошел Хачиман с небольшой кипой бумаг.       — Учитель, можете же когда хотите.       — Стараюсь. – Безразлично ответил он и уселся перед нами. – За дело. Быстрее начнем, быстрее закончим.       — Какая-то странная мотивация для учителя. – С сомнением посмотрела на него моя подруга.       — Цыц. Смотри распечатки, делай задания, затем всё с вами подробно разберём.       — Лаааадно.       Наконец, мы приступили к работе и я с удивлением отметила то, что наш учитель хорошо подготовился к этому занятию, распечатав нам все самые проблемные места в прошлых контрольных. А если присмотреться, то на стопке, которая осталась у него, все ответы с подробными пояснениями. Всё же, несмотря на свой вид, Хачиман - ответственный человек и явно неплохой учитель. Вот только сейчас принято судить о книжке по обложке…       …       Так, хватит мечтать! Задания, за-да-ния…       Эти самые задания для меня были довольно простыми и проблемы никакой не составляли, но вот по виду Тачибаны всё выглядело так, будто у неё сейчас в голове что-то лопнет. Именно поэтому она не выдержала и снова начала болтать.       — Всё, не могу…       — Получаса не прошло… Сколько сделала?       — Первые две…       — Серьезно?       — Что поделать, если я в точных науках сильна?! Вы ведь читали произведения моего отца?       После этих слов Хачиман, хоть и пытался не подавать виду, на секунду скривился и всё же заметно дернул глазом.        Неужели всё настолько плохо?       — Видите?! Как после насильственного чтения всех его произведений можно любить гуманитарные предметы, типа японского или литературы?       — Д-давай тогда лучше ошибки разберем. Цуруми, садись ближе.       — Я?       — Ты-ты.       — Да, извините. – Растерянно ответила я и вместе со стулом переместилась вплотную к учителю, пока Тачибана со странной улыбкой следила за мной.       Наконец, расположившись, Хачиман вместе с Тачибаной начали разбирать ошибки, а мне же выпала роль слушателя его объяснений и её усталых, недовольных стонов. И вот так, прозанимавшись ещё около получаса, моя подруга окончательно сдалась.       — Моя голова… Всё, я больше не могу. – Выдохнула она, обессилено упав на парту.       — Быстро же ты сдалась.       — Конечно! В меня много информации за раз не входит.       Зато печенья за раз входит очень даже много… Как она не толстеет сидя тут часами?       — Перерыв так перерыв. – Безразлично сказал Хачиман, глядя на мучения своей ученицы.       — Ура!       Эка счастливая какая. И зачем тогда напрашивалась?       Хачиман, ничего не говоря, встал и медленно направился к двери.       — Хикигая-сэнсэй, вы куда?       — За кофе.       — Кофе вредно. Может лучше с нами посидите? Мы вам чаю нальём и сладким угостим.       — Жить вообще вредно. Да и я не большой поклонник чая…       — Да ладно вам, садитесь-садитесь. – Подбежала Тачибана и начала толкать его в сторону стола. – Руми-сан, чаю, пожалуйста.       С неохотой выполнив её просьбу, а затем разлив всем чай, мы начали трапезничать. Девушка, создавшая эту ситуацию, начала вдруг допытывать Хачимана.       — Итак, учитель, рассказывайте.       — Что именно?       — Какие девушки вам нравятся, конечно же.       Услышав её вопрос, я удивлённо подавилась чаем, чуть не вылив при этом остатки чая себе на лицо.       — Эй, ты в порядке? – донесся голос учителя, пока я откашливалась.       — Кхе… Да, и-извините.       — Осторожнее надо быть, Руми-сан.       — Угу, конечно.       Как ты думаешь, кто виноват во всём этом? Это тебе надо быть осторожнее! В выражениях!       На мой недовольный взгляд недовольно ответили лишь озорной улыбкой, и допрос нашего куратора начался заново.       — Так что скажете, Хикигая-сэнсэй?       — К-к чему это вообще?       — Ни к чему, просто так.       — Нет, знаешь, твои шуточки уже…       — А что такого? Просто хочется узнать учителя поближе.       — Чё?..       Ч-что она вообще несёт? Совсем уже с головой не дружит?! Вот ведь идиотка…       — Тачибана, такое спрашивать ни с того ни с сего слишком… двусмысленно, как минимум.       — Хммммммммм, будто тебе не интересно. – Ехидно парировала она.       — Н-н-нет!       —Да ну, воооот как?       —Если что-то спрашиваешь, то спрашивай по делу. Он тебе не подружка.       — Ой, тоже мне, он вам не Хачимо'н. У нас с ним очень теплые и дружеские отношения. Да, учитель?       Хачиман лишь пожал плечами, будто его этот разговор вообще никак не касался и как ни в чём не бывало отпил из бумажного стаканчика, а затем, будто что-то почувствовав, полез в карман.       — У-учитель?!       — Я отойду. Как закончу - продолжим. Готовьтесь. – Ответил он, доставая телефон и вставая с места.       — Убегаете от ответственности?!       — Да-да, цыц.       Как только Хачиман вышел за дверь, я гневно уставилась на свою подругу.       — Что ты делаешь?       — Как что? Тебе помогаю. Ты же сама ничего спросить не сможешь.       — Это, конечно, да, но кто так делает?       Вместо ответа она просто подняла руку.       — Ладно, не важно…       — Если будешь сама действовать - делай, как хочешь, но пока ты не зашевелишься - я буду пытаться помочь своими способами.       — Но тебя никто не просит…       Ты что, моя богиня счастья? «Пойдем сегодня искать твоё счастье, Руми-сан»! Нет уж, предъяви-ка сначала дневник, будь добра. [2]       — Мы же подруги. Я помогу тебе, даже если ты этого не хочешь – такова настоящая дружба.       — …       Какие-то смешанные чувства от её определения.Да и откуда мне знать, что такое «настоящая дружба»? Если так, то приятно, конечно, что за меня беспокоятся и пытаются помочь, но мои дела - это мои дела.       — На самом деле у меня есть кое-какие идеи.       — Если как нынешняя – прошу, остановись.       — Выслушай сначала…       В этот момент дверь клуба открылась, прервав Тачибану.       — Заходи.       — Спасибо. – Ответил знакомый голос и внутрь вошла невысокая девушка, а за ней и Хачиман.       Ухоженная, с короткой стрижкой, уверенным взглядом и движениями, как у балерины. Эту девушку я прекрасно знаю, и не потому, что училась с ней в младшей школе и даже были в одной компании, а из-за того, что она, Юкари Юка, президент студсовета.       — Цуруми, привет.       — Добрый день.       — О, президент, привет. Какими судьбами у нас?       — И тебе привет, Т… Тачибана? Извини. Дело в том, что у меня есть просьба, и раз уж совет помогаем вам с рекламой, то я подумала, что вы не откажетесь нам помочь.       — Рекламой?       У нас есть целая рекламная компания? Почему президент, то есть я, не в курсе? И, если так, то это из-за них у нас на почте уже целый склад всякого бреда?       — Да. В газете, на информационном стенде и так далее. Ещё в позапрошлом месяце к нам Хикигая-сэнсэй приходил договариваться. Неужели вы об этом не знали?       — Нет, на счёт этого я не в курсе… Тут все взгляды перешли на Хачимана.       — Что? С тобой, Цуруми, я тогда пообщаться не мог, так что Тачибане всё рассказывал.       — Д-да… точно…       Действительно, тогда мы не то чтобы пообщаться, встретиться не могли. Тут могу признать свою вину, ничего не поделаешь. Но вот…       — Хе-хе… Забыла. – Виновато почесывая щёку, промямлила моя подруга.       Подавив тяжелый вздох, я обратилась к президенту:       — Итак, что за просьба?       — Сразу к делу? Здорово. В общем, на родительский день у нас в школе планируется день открытых дверей, и мы планируем небольшой концерт для родителей, с которым нам помощь и нужна.       — Родительский день? До него же чуть больше недели. [3]       — Да, но это рабочий день, родители будут заняты, и мы перенесли всё на воскресение, то есть на третье число. Сообщили нам обо всём поздно, но раз уже ничего не поделаешь, ищу помощников. Концерт будет не очень большим, так что к сроку можем успеть.       Что я там говорила про лето? Оно с самого первого своего дня прямо-таки обещает быть шумным и веселым. Вот только оптимизма это всё не вызывает. Ещё моя мама наверняка тоже придет и будет допрашивать о моей школьной жизни, друзьях. Начнет снова волноваться и скажет: «Как же так? У тебя мало друзей? Ты же у меня такая хорошая!»… А если ещё и с Хачиманом познакомится, то, не дай бог, что-нибудь поймет. Эх… Как там в песне поётся? «Хохочущая от безысходности, моя мотивация исчезает»? [4]       — Возьмемся? – Спросила меня Тачибана.       Нет смысла отказываться. С просьбой к нам приходят не часто, а консультации по почте, особенно любовного плана, уже в печенках сидят. Тоже мне нашли «радио школьных дней». [5]       — Почему бы и нет. Что от нас требуется?       — На самом деле нам нужны идеи для концерта, ну и лишние руки для его, собственно, организации. Кстати, Хикигая-сэнсэй, не побудете в качестве контролирующей стороны? Дело в том, что наш куратор сейчас болеет и заменить его некому. Было бы здорово, если бы вы вернули должок.       — О, действительно, вы – сильнейший учитель [6], так что ваша помощь отнюдь не помешает. – Поддакнула Тачибана, поглядывая на меня. Она уже успела что-то задумать?       — Я не физик[6] и у меня своей работы хватает. Притом, за ваши услуги я уже расплатился.       — Услуги?       — Расплатился?       Как-то я немного теряю нить разговора. Мы что, в кредитном агентстве, и Хачиман влез в долги?       — Жаль. Зря я, значит, с директором договаривалась.       Любит она под себя всех подминать, вот только Хачиман не такой, знаешь ли.       — А меня сначала не надо было спросить? Хм… Ну, раз договорилась. Хорошо. – После небольшой паузы ответил он.       …       Что за бред? Почему последнее время Хачиман так легко со всем соглашается? Он резко стал мальчиком на побегушках?Что за подмена характера? Сценаристы, ау! Вы там на небесах совсем сдурели? А может в него врезались пришельцы, заменили на робота и он решил помогать всем и во всем? [7]       — Необычно для вас так легко сдавать на милость работы, учитель.       Ответив неприятным взглядом Тачибане, Хачиман вернулся на своё место. Затем мы определились со временем собрания, которое запланировали на завтра и всё оставшееся время мы с Тачибаной рассуждали о том, что завтра можно предложить. Более личной темы Тачибана больше не касалась и от этого мне было ещё больше не по себе. Она ведь уже точно что-то задумала…              ***       На следующий день после уроков мы собрались в подготовленном для собрания кабинете.       Не считая совет и нас, Юкари собрала тут около тридцати добровольцев. А ещё, помимо учеников, в сторонке сидел Хачиман, рядом с которым сидела Юигахама, полная неловкости и любопытства. Оно и понятно, ведь это их первое участие в подобных мероприятиях в качестве учителей. Меня вот одно волнует: неужели Хачиман её позвал?       Тачибана, вошедшая за мной, тоже была немного удивлена такому раскладу, и как только заметила её, недовольно цокнула языком.       Когда все расселись по местам, президент начала свою речь:       — Всем здравствуйте и спасибо за то, что сегодня находитесь здесь. Думаю, все знают ради чего мы тут собрались: скоро родительский день и на него у нас запланирована небольшая программа, включающая концерт. Очень надеюсь на вашу полную отдачу. – Она чуть поклонилась. – Итак, если кратко: программа уже определена школой и будет состоять в основном…       — Хикки..гая! Как так можно?! – Вдруг ни с того ни с сего вскрикнула Юигахама-сэнсэй, обратив на себя внимание всех присутствующих.       — …из различных конкурсов и испытаний. Эм… извините, что-то не так, госпожа Юигахама?       — Э?.. О… И-извините! Всё в порядке!       Поняв, что переборщила с громкостью, она залилась краской и прикрыла рот рукой, в то время как Хачиман изобразил фэйспалм. Мы с Тачибаной переглянулись между собой, и она почему-то закатила глаза. Наверняка подумала, что Хачиман что-то учудил…       — Х-хорошо. Так… Ах да, конкурсы. Если интересно, то их полный список есть в раздаточных материалах. На нас же, то есть на студсовет, оставили подготовку концерта. Уложиться он должен в полтора часа, не больше, так как будет завершать мероприятие. Наша цель на сегодня - железно решить, что будет происходить в отведенное нам время. У кого есть идеи – можете высказать их напрямую или написать на листках, после мы их зачтем. Что ж, давайте постараемся!       После такой длинной и уверенной тирады, даже не смотря на то, что её сбили, ей охотно дали порцию аплодисментов и после этого начался галдеж, в котором все друг с другом обсуждали, что же можно сделать за эти полтора часа.       Пока все шумели, я взяла свою маленькую стопку раздаточных листков и принялась искать список конкурсов. Найдя и проверив его от и до, я убедилась, что конкурсы будут, в основном, как на каком-нибудь спортивном фестивале. Бег на «трёх ногах», эстафета, перетягивание каната и прочие подобные развлечения. Единственное отличие только в том, что ещё будут участвовать непосредственно родители и это всё больше на добровольной основе.       В начале мероприятия пришел к стенду вместе с родителем, записался на конкурс и спокойно себе участвуешь. Для мотивации за участие и победу дают «халявные» оценки и призы, что логично.       Ох, если мои родители придут, то нужно будет на что-нибудь незатейливое записаться ради их спокойствия. А лучше в какой-нибудь конкурс, где участвовать будут лишь родители. И мне меньше мороки, и родители развлекутся. Я такая хорошая, заботы от меня через край…        Через некоторое время президент Юкари потребовала тишины, и, как только болтовня прекратилась, мы начали собирать идеи.       Мнений было много, но, в итоге, самыми популярными идеями были: спектакль, музыкальный концерт и стендап. Дальше было решено провести голосование, в котором и я, и Тачибана единогласно проголосовали за спектакль.       Про стендап и думать нечего. Шутников у нас в школе наверняка полно, но шутить перед публикой это не тоже самое, что шутить в кругу друзей. Хотя знаете, Хачиман, скорчив свою тухлую мину, будет выглядеть эффектно выйдя на сцену вместо Карлина и выпалив что-то вроде «к черту детей». [8]       Музыкальный концерт это, конечно, куда лучше, но всё же не самый лучший вариант. Чиба хоть и славится танцами и фестивалями, но за неделю отрепетировать полуторачасовой концерт не самое легкое занятие, учитывая, что кружок лёгкой музыки у нас одни чаи гоняет. [9]       Думаю, потому что более-менее смышленые люди думали в том же направлении, что и я, большинством голосов был выбран спектакль. Тема же спектакля проста – показать, что родители нужны, что родители важны.       Одно это уже придало мотивации, так как какой бы плохой дочерью не была, если вдруг я плохая дочь, но родителей я очень люблю и дорожу ими. Если какой-нибудь телепат вдруг читает мои мысли… Люби маму и папу, слышишь?! [10]       К концу собрания, когда уже цели были определены, работа между самыми активными была распределена, единственной проблемой остались актеры, которых пока никто не выбрал. Можно было бы заставить драмкружок, но сценария нет, и не все участники кружка могут подойти на роли.       Кстати о ролях. Нам с Тачибаной досталась работа с бюджетом. Его утверждение, а также расходов и так далее. Ничего сверхсложного.       С чувством предвкушения, я уже чувствовала, как смогу погрузиться в нормальную работу, а не сортировку почты. Именно из-за этого я с большим нетерпением готовилась к следующему дню, совсем не ожидая того, что меня ждет.              ***       — Нет. Отказываюсь.       — Почему? На мой взгляд, ты идеально бы подошла на эту роль.       — Потому что у меня есть свои задачи.       — Но разве Тачибана-сан с тобой не занимается бюджетом? Это ведь не такое большое мероприятие, и её должно хватить.       — Один человек, работающий над бюджетом – слишком мало. Если с ним возникнут проблемы, учитывая что деньги не бесконечные, то могут появиться лишние проблемы. Времени у нас мало и на ошибки его не остается.       Если меня спросят, что здесь происходит, то я сама не имею ни малейшего понятия. Ко мне с утра подошла группа сценаристов и заявила: мы хотим тебя на главную роль. Мало того, что это слишком неожиданно, так они ещё привязались, словно пиявки, и отставать не хотят.       Игнорируя все мои аргументы, девушка, которая в основном меня и донимала, обратилась к Тачибане, которая сидела рядом со мной стуча по клавишам со скоростью заядлого писаки.       — Тачибана-сан. Нет, Тачибана-дано, вы ведь можете пожертвовать собой ради общего дела? Если вам не будет хватать рук, то вы ведь сможете попросить помощи у совета. Мы тоже попробуем кого-нибудь найти. Цуруми нам очень нужна! Прошу вас!       Странно. Хоть о жертве спрашивают Тачибану, но почему-то этой жертвой ощущаю себя я…       — Хм? Конечно! Предоставьте всё мне! – подмигнула она в ответ девушке и показала ей бицепс. – К тому же я бы очень хотела посмотреть на Руми-сан на сцене.       П-предательница! И ты зовешь себя подругой?!       — Вот, видишь? – пожав плечами, обратилась ко мне госпожа «главная сценаристка», после чего мне захотелось прикрыть лицо рукой, что я и сделала.       Наши споры продолжались ещё некоторое время, и, не придя ни к чему определенному, девушка-сценарист и её напарники ушли, пообещав, что ещё придут «по мою душу».        Я только вернулась за работу, как в бок мне начали тыкать чем-то острым.       — Не понимаю я тебя. Руми-сан, ты что, хикикомори? Иногда я начинаю бояться за твоё будущее. Поучаствуй в общественной деятельности хоть немножечко.       — Я сейчас ей и занимаюсь.       Мама Мия, как же ты меня достала. Не помню, чтобы тебя назначали моим опекуном. И я не хикикомори! Я просто домашний человек!       — Я не об этом. Быть хотя бы иногда в центре внимания не так уж и плохо. Притом у тебя прекрасные данные для главной героини. Не удивлюсь, если кто-нибудь про тебя уже фанфики сочиняет.       Страшно! Не пугай меня так, пожалуйста. Такие вещи станет делать лишь законченный маньяк.       — А ещё у тебя есть опыт, хоть и давний.       — Опыт?       — Ага, от Хикки-сэнсэя слышала. Он тебя даже похвалил, по-своему, правда… Ах, как бы я хотела на это посмотреть. Может, запись где-нибудь завалялась?       — Не смей копаться в школьном архиве по такому поводу.       — Эх… лаааааадно.       Она из него и это выпытала, чертовка. Хачиману тоже достанется, обещаю. Не знаю как, но достанется. Хотя, он меня похвалил… Ладно, на первый раз можно и простить. Я ведь само великодушие.       — Опыт в младшей школе – случай единичный и это не делает меня звездой мирового масштаба. Или я, по-твоему, что, Рэдклифф?        Если так, то к пятому фильму со своим участием я начну приходить на съемки пьяной, а иногда даже под чем-нибудь ещё более опасным. Нет уж, актерская карьера для меня под запретом.       — Тебя никто не заставляет, просто это хорошая возможность показать себя.       — Перед кем?       Я что, в зоопарке чтобы себя показывать? Спасибо, обойдусь.       Вместо ответа, Тачибана глянула в сторону стола, где президент обсуждала что-то с учителями в лице Хачимана и госпожи Юи-Юи. О, а что, мне нравится это прозвище. Надеюсь, его никто до меня не придумал.        Преподавательница физической культуры сияла энтузиазмом, да так сильно, что окружающие могут ненароком заразиться идеей «просто сделать это»! Кстати, я так до сих пор и не поняла, сделать что? Кроссовки купить? [11]       На Хачимана, в прочем, эта аура не подействовала и он медлительно, скорее даже сонно, отвечал Юкари в перерывах между её нескончаемым потоком слов.       — Почему бы не попробовать? Сразить объект своего обожания своей прекрасной актерской игрой… Эх, романтика…       Ого, она в душе романтик? Странная вещь эта ваша дружба: постоянно узнаю что-то новенькое.       — Почему бы тебе самой не попробовать?       — Эээээ? Не-не-не у меня только комедийные роли получаются. Да и красоваться мне не перед кем. – Сказав это, Тачибана перевела взгляд на меня. – Ну, тебя никто не заставляет. Просто, на твоём месте я бы ловила каждый шанс.       Кто-то явно перечитал мотивирующих книжек. Хотя, тут она права. Будь она на моём месте, или, не дай бог, соперницей, то меня бы давно смели на второй план. Такая уж эта девушка, упрямая и настойчивая. Скорее всего, я с ней потому и общаюсь.       Она снова повернулась к ноутбуку и начала строчить таблицы в экселе, а я, вздохнув, подумала над её словами ещё раз.       — Ну… я подумаю.       — Угу, подумай. – Не отвлекаясь, ответила моя единственная подруга.              ***       За окном было ещё светло, но часы явно намекали на то, что пора бы уже и откланяться.       Ох уж эти времена года. Летом темнеет поздно и светлеет рано, а зимой вообще одна темень. Не завидую я работникам какого-нибудь архива или налоговой. Полгода света вообще не видишь и прячешься в урбанизированной пещере словно Голлум. [12]       Подавив желание перечитать Толкиена, я взглянула на Тачибану, которая уже вовсю собиралась домой.       — Наконец-то, на сегодня всё. – Сказала она, после чего сладко зевнула.       — Угу, хорошо поработали.       — Может, зайдем куда-нибудь по дороге?       — Например, по домам?       — Под учителя косишь?.. В кафе, конечно же, в кафе.       Проверив свой плотный график, я поняла, что его у меня нет и причин отказываться тоже не нашлось, так что согласилась без боя.       Попрощавшись со всеми, мы двинулись по тихому школьному коридору, затем пейзаж быстро сменился на школьный двор, где, стоя перед самым выходом, общались Хачиман с президентом. Такое ощущение, что они только этим весь день и занимались.       — Хикигия-сэнсэй, президент, вы чего тут? – бесцеремонно подошла к ним Тачибана.       — А, это ты, Тачибана.       — Что за недовольное лицо? Меня не рады видеть?       Хачиман проигнорировал вопрос, и повернулся к Юкари, давая ей возможность прояснить ситуацию.       — Мы с учителем обсуждали порядок конкурсов, расположение зоны регистрации и самих конкурсов.       — Как-то так. – Пожал плечами он.       Это ведь уже утверждено. Разве нельзя было посмотреть всё в документах? Зачем учитель вообще за это брался, если ему так лень это сделать?       — Хм… Ясно.       — Ну, не будем вам мешать. Тачибана, пойдем. – Поторопила я свою подругу, но президентша вдруг заговорила.       — Аааа… Если вы чего-то от него хотели, то мы уже закончили. – Затем она поблагодарила Хачимана за внимание, на что тот лишь махнул рукой и девушка удалилась.       Нам бы уже стоило тоже отчалить, но моя напарница решила снова гнуть свою линию.       — Хикигая-сэнсэй, заняты сейчас?       Он достал телефон, посмотрел на экран и, задумавшись перед этим, ответил ей:       — Очень.       — Хм, жаль. Чем же?       — Домой иду, конечно же.       — Два сапога пара… - еле слышно сказала девушка, посмотрев при этом на меня недовольным взглядом. Я решила проигнорировать эту фразу, а Хачиман лишь недоумевающее наклонил голову, глядя на неё.       — Итак, учитель, не хотите ли составить двум прекрасным дамам компанию в их походе в кафе?       — Нет, не очень.       В этот момент у меня в голове словно переключателем щелкнула, и поняв, что они сейчас начнут долгие споры, решила присоединиться к диалогу.       — Хикигая-сэнсэй, если вы не хотите, то можете не идти, но мы были бы очень рады с вами посидеть.       Что он, что она посмотрели на меня глазами, полными удивления, из-за чего я почувствовала себя так, будто мимо стула села.       — Необычно от тебя такое слышать, Цуруми.       — Действительно. Ты точно Руми-сан?       — Не говори глупостей, пожалуйста. Так что, скажете, господин Хикигая?       — Эм, ну… Если недолго, то ладно.       Надо же, как он замешкался. Неужели просьба от меня - это что-то похожее на праздник? Настолько редкое или настолько значимое? Надеюсь, что второй вариант…       После того, как Хачиман дал нам своё разрешение, мы двинулись в ближайшее кафе, о котором Тачибана говорила почти всю дорогу и я даже могу представить почему. Классическая западная стилистка в шоколадных тонах, сопровождаемая тематикой лисы, а если точнее, то: картины очеловеченных лисичек в модных одеждах, подушки на диванах в виде круглых толстых тех же самых животных и плюшевых игрушек. [13] Не хватает лишь тематических официанток и тут бы уже было не протолкнуться.       Усевшись за полукруглый диван с высоченной спинкой, нам сразу же принесли меню. Тачибана решила проявить инициативу.       — Кто что будет?       — Хм… Действительно. – Вдруг серьезно задумалась я.       В меню было не так уж и много сладкого, но моё внимание привлекло пирожное со странным названием.       — Наверное\Думаю, что «Лисья нора». Х2       Не сразу поняв, что случилось, я оглянулась вокруг. Тачибана, прикрыв рот рукой, весело переглядывалась между мной и Хачиманом, а он… смотрел на меня немного удивлённым взглядом.       — Эм… Ну…       — Хох, как здорово. Это уже что-то на уровне подсознания. – Посмеиваясь, сказала подруга.       — Н-не говори глупостей, это всего лишь случайно. Х-хикигая-сэнсэй.       — А… Эм, угу.       Вроде ничего такого не произошло, но уже второй раз за этот вечер моё лицо начинает гореть сильнее костров инквизиции. Потому я поскорее решила сменить тему.       — А-а-а… ты что собираешься взять, Тачибана?       — Таааааааак… Ну, думаю, что тоже попробую это пирожное. А ещё латте. Марки Pulltop, наверное.       Я прикола не поняла, но вот Хачиман недовольно посмотрел в её сторону.       — Знаешь, как преподаватель я не могу пропустить это мимо ушей.       — Шучу-шучу, я только слышала о ней! А вот вы, видимо, в курсе дел. – Ехидно улыбнулась она.[14]       — Заткнись. Я таким не увлекаюсь.       — Эм, я бы хотела понять…       — Цуруми, не стоит. – Отрезал учитель.       Раз он так серьезен, то, скорее всего, Тачибана опять сморозила что-то неуместное.       Чтобы хоть как-то сгладить ситуацию, девушка в очках начала обсуждать предстоящее событие, и мы с Хачиманом было влились в это дело, даже не заметив как нам уже принесли заказ. А ещё я не заметила, как разговор перешел к теме, которую подняла неугомонная косичка.       — Руми-сан сегодня упрашивали сыграть главную роль в спектакле, но она наотрез оказалась. Хикигая-сэнсэй, скажите ей что-нибудь!       — Не хочет, пусть не играет.       — Эй! Вы на чьей стороне?       — На своей. – Быстро ответил он, но затем задумался. - Хотя, я понимаю, почему они её просили.       На его фразу я ответила более раздражительным тоном, чем ожидала.       — Как это понимать?       — Эм… Нет… Как бы сказать…       Хачиман снова задумался, на этот раз, даже не зная, что и сказать, но через некоторое время всё же выдавил из себя короткую фразу.       — Просто у тебя талант.       — Т-талант?       — Угу. – Кивнул он и неловко почесал затылок.       — А я тебе что говорила? – поддакнула Тачибана.       — …       То, что ты предлагаешь, ничем хорошим, кроме Конана, обычно не заканчивается, так что и слушать тебя не очень-то хочется. Хачиман - уже другой уровень доверия, хотя источник тоже такой себе…       - Ну, тебя никто не заставляет, так что если не хочешь – не надо. – Пожав плечами, сказал наш куратор и на том тема себя изжила.        Мы просидели в кафе ещё некоторое время, а я всё рассуждала над тем, действительно стоит ли отказываться от этой несчастной роли.              ***       Буквально на следующий день группа доставучих писак снова наведалась к моему рабочему месту, но в этот раз после недолгой, будто для самоудовлетворения, борьбы…       — Хорошо-хорошо, я согласна на роль.       — Ха? Серьезно, что ли?!       — Сто раз вам повторять не буду.       Девушка-сценарист вопросительно посмотрела на Тачибану, но та лишь помотала головой, посмотрела на меня и состроила хитрую морду. Как же меня бесит это выражение на её лице. Словно она говорит: ну, я так и знала.       — Ну, слава богу! Отлично, тогда сегодня репетировать и начнем!       На шумную девушку неожиданно отреагировал наш учитель.       — Ну-ка цыц. Чего орёте?       — А… Эм… Извините, Хикигая-сэнсэй, просто мы, наконец, Цуруми на роль уговорили.       — Хммм, серьезно? – глянул он на меня.       — Д-да.       — Ясно. Молодец. Постарайся. – Довольно произнес учитель.       — Да… Спасибо.       Хоть этот небольшой диалог был без каких-либо эмоций, но мне стало чуть легче на душе. Самовнушение - отличная штука, тем более, когда тебе говорят, что ты и молодец, пусть и без особого энтузиазма…       Вчера я конкретно подумала над этой идеей, но всё же было много противоречий. Не люблю я быть в центре внимания, что поделать. Жизнь одиночки не предназначена к всеобщему вниманию, если только ты не какая-нибудь знаменитость.       С другой стороны, то, что сказал Хачиман вчера и ещё слова Тачибаны про романтику на сцене, не знаю почему, но запали в голову. Понимаю, что это глупо, безнадежно, по-детски, но всё же я девушка и любой девушке хочется глупой романтики. Вот только для каждой она, наверное, своя.       Оповестив президента и передав полномочия члену школьного совета, меня сопроводили в актовый зал, где уже во всю готовили декорации, а это значило, что сценарий уже полностью готов, чему я могу лишь удивляться.       Выдав мне кипу бумаг под названием «сценарий спектакля «Родительский дом»», меня оставили с ним наедине, чтобы я могла с ним ознакомиться.       История оказалась не такой незатейливой, как я ожидала сначала, даже удивлена, что такое можно написать за полтора дня. Некоторые авторы до такого темпа никогда не доживут. (Ох, блин, прямо по больному…)       Если вкратце: сюжет повествует о девушке, которую чрезмерно опекали родители, давая ей мало свободы. Всё, чем она жила: дом, родители и учеба. Девушка очень завидовала другим детям, которые могли свободно гулять, делать, что хотят и общаться с кем хотят, ведь дело доходило до того, что родители запрещали ей общаться с теми, с кем ей хочется. Девушка, терпела всё это долгое время и вскоре, в порыве злости на своих нерадивых родителей, сбегает из дома. Она скитается по городу, наслаждаясь свободой, и встречает общительную девушку, с которой они в дальнейшем веселятся до упада. Когда им приходится расстаться, героиня вдруг понимает, что идти ей некуда и начинает грустить из-за содеянного, её подруга это замечает и когда узнает причину сильно злится на неё, но в итоге всё же помогает ей советом и уходит, пообещав встретиться с ней, когда она решит свою проблему. Героиня, терзаемая сомнениями, решает вернуться домой, хоть и понимает, что наломала дров. Но когда она возвращается, родители встречают её чуть ли не рыдая от облегчения и счастья, что их единственное чудо возвратилось. Поговорив по душам, они мирятся и каждый выносит для себя важный урок: родители, хоть и должны ограничивать детей, но при этом не лишая их всех радостей юности, а дети, в свою очередь, должны разговаривать с родителями, чтобы к ребенку могли прислушаться.       Happy end.        Что тут сказать… Раз уж это не жизненная ситуация, а спектакль, то тут всё и должно выглядеть не как в жизни, а как в сказке. Со счастливым концом.       Кстати, лично мне больше всего понравилась мораль, которую вынесли для себя персонажи. Хорошая мысль. Автор большой молодец.       Осталось лишь всё это выучить и выразительно сыграть. Раз плюнуть…       Сценаристка всея Японии заметила то, что я оторвалась от текста и подошла ко мне.       — Ну как сценарий? Хорош?       — Должна согласиться, он неплох.       — Всего лишь неплох…       Не воспринимай мои слова близко к сердцу, пожалуйста…       — Учитывая, что вы сделали это за такой короткий срок, я могу лишь аплодировать стоя. Спасибо за работу.       После того, как я решила ответить откровенно, девушка залилась краской и начала теребить свой экземпляр, уже полный пометок и зачеркиваний.       — С-спасибо. Хе-хе… Ну и напугала ты меня, госпожа главная героиня. Я подумала, что тебе не понравилось, а ты лишь цундерятину из себя изображала.       — Кто это тут цендурятина…       Это что, новый сорт мяса? Увидела я тут случайно, что такое жанр «Гуро»… Ох, нет… Фу, не стоит такое вспоминать… [15]       — Итак, может попробуем прорепетировать на сцене? В целом, все участники готовы.       — Да, конечно.       Мы поднялись на сцену, где скучковалось три старшеклассника: две девушки и один парень, лицо которого я точно никогда не хотела бы больше видеть. Они весело беседовали друг с другом, иногда весело смеясь, но, завидев нас, сразу же стали самой серьезностью и парень подал голос:       — О, Цуруми, они всё же тебя уговорили, привет.       — Добрый день.       Куранага выглядел так, будто ему очень неловко и я прекрасно знаю почему. Свой запрет он ни разу ещё не нарушил, а значит, за свою прогнившую душонку всё же переживает. Ну что ж, надеюсь, ему хорошо живется.       Заметив, что что-то тут не так, инициативу перехватила сценаристка, предложив нам зачитать свои роли, чем мы сразу же и занялись. Пока мы репетировали, я успела узнать, что госпожа сценаристка ещё и режиссер, а также помогает с музыкой и костюмами. После такого у меня появились вопросы о том, когда она вообще спит и почему она до сих пор не знакома Тачибаной? Эти гиперактивные точно нашли бы друг в друге родственные души.       Мы потратили весь день на репетиции, без какой-либо возможности отдохнуть, и мой сценарий уже был полностью исчеркан заметками, таймингами, а иногда и рисунками. Погодите-ка, когда я рисовать успевала?        Закончив, я также поняла, что сегодняшний опыт доставил мне удовольствие, как когда-то было раньше.       Наверное, в этом виновато чувство ностальгии. Или, может, мне действительно нравится отыгрывать роль. Ощущение, что ты сейчас играешь другого человека, помогает забыть о проблемах, которые есть у настоящего тебя и это успокаивает. Вот только вся штука в том, что куда бы ты не бежал, будь то роль, или же побег из дома, проблемы никуда не денутся, тяжелым грузом оставаясь на твоих плечах.       С этим знанием я продолжала жить раньше, так и продолжаю жить и сейчас.              ***       Следующие несколько дней прошли в одном и том же темпе. После школы идешь в актовый зал, читаешь роль, слушаешь мультизадачную сценаристку и поздно вечером уходишь домой, плюхаясь без сил прямо на пороге.       До начала мероприятия на родительский день оставалось три дня, не смотря на то, что сам праздник уже завтра.       Мои родители, узнав о том, что будет у нас в школе, воспылали желанием поскорее придти, и потому, из-за их чрезмерной активности, о своей роли я умолчала. Пусть это будет приятным сюрпризом, да и допросов будет меньше.       Вокруг уже почти всё было готово: ученики, не участвовавшие в спектакле, занимались конкурсами и палатками, школьный совет, с поддержкой добровольцев, занимался прочими организационными и административными делами, а наша труппа вовсю оттачивала мастерство.       Единственное, что не было готово, так это костюмы, которые сегодня как раз собирались представить на всеобщее обозрение.       Именно потому мы вчетвером и стояли около импровизированной примерки, то есть подсобного помещения.       Девушки, которые играли «подругу» и «мать», весело обсуждали между собой предстоящую примерку, постоянно упоминая социальные сети. Готова признать, что тот же самый Line или Twitter – это удобно, но те люди, которые постят туда еду или селфи с собачьими фильтрами, для меня вне понимания.       Потому, стоя от них в сторонке, я тихонько пролистывала сценарий в миллионный раз, дабы не потерять ни одну букву из своих слов. Рядом же стоял парень, чей взгляд я не переставала чувствовать время от времени на себе.       Не выдержав, в конце концов, это беспокойное чувство, мне пришлось повернуться к нему.       — Что-то не так?       — А… Эм, нет. Просто я всё удивляюсь тому, как серьезно ты к этому относишься.       А тебе наплевать? Там мои родители будут, а при них мне позориться не хочется, как и на всю школу.        Ошибиться право ты имеешь, но вот если по полной облажаешься, то твоей нормальной жизни конец. Я хоть и не особо переживаю о мнении общества, не говоря вообще о контактах с ним, но всё же имею, как когда-то мне рассказала Тачибана, некий статус «холодной и популярной старшеклассницы», который не хочу превращать в подобие «клоуна-неудачника». На прогретом месте ведь всегда удобнее.       — Относиться серьезно к делу – единственный способ добиться успеха в нем. Я думала, что это логично.       — Да… Тут ты права. – Сказал он, ненадолго замолчав, но, видимо, чувствовал себя не в своей тарелке из-за этого молчания, раз снова заговорил. – К-как там Тачибана? Я с ней давненько не виделся       — Эм… вроде в порядке, спасибо за беспокойство.       Хватит уже отвлекать своей пустой болтовнёй. Молчал все эти дни, а сейчас проперло…       Видимо, он заметил моё раздражение.       — Извини, если отвлекаю. Просто мы ведь после того… случая не общались, и я решил проявить инициативу.       — У нас не было причин общаться «после того случая».       — Д-да… Спасибо вашему учителю… - прошептал он, на что я подумала лишь: «да, действительно спасибо».       Разговор затух, и нам, наконец, предложили войти в гримерку, где вовсю кипела жизнь. Бегающие туда-сюда девушки, ищущие части декораций, швея, доделывающая чей-то костюм на оверлоке и учительница, стоящая у манекенов посреди этого хаоса с подушечкой для иголок. Этой учительницей была никто иная, как Юигахама Юи…       День сегодня прямо-таки полон сюрпризов…       Завидев нас, она немедля подошла, и с доброй улыбкой поприветствовала каждого отдельно. Затем учительница физической культуры повела нас к костюмам, которые слишком уж особенными не назовешь. Хотя, чувствуется, что делали их вручную.       Пока остальные разглядывали костюмы, мне не давал покоя один вопрос…       — Извините, а почему вы здесь? Я думала, что вы с Хикигаей-сэнсэем.       — А? Ну… Когда я пришла помогать, Хикки… гая-сан сказал, что сильно занят и именно ему я ничем помочь не могу. В итоге он попросил поработать с вами. Ну а раз я умею шить, то решила помочь с костюмами.       Да я не об этом. У вас своей работы нет, что ли? Где вы на всё это время находите? Нехорошо ведь косить от работы.       Так, постойте-ка… Она умеет шить?       — Да, недавно научилась. Неужели я так похожа на растяпу?       Я сказала это вслух? Вот черт. Настолько удивилась, что расслабилась.       — А ещё я умею готовить, стирать, убирать и гладить. – Гордо выпятила грудь она, но затем поникла и её лицо приняло усталый вид. – Вот только ради кого я всему этому училась…       Да уж, когда старания не окупаются – это ужасно. Даже жалко её стало. Ну, ничего, и на вашей улице настанет праздник, вот только не с тем, о ком вы сейчас думаете.       Для того чтобы разрядить обстановку, я решила хоть немного подбодрить свою соперницу.       — Не переживайте, Юигахама-сэнсэй, у вас ещё все впереди. Девушек, которые в наше время могут всё, что можете вы, всё меньше, так что рано или поздно вы найдете счастье.       — Хоть я и рада это слышать, но после слова «поздно» никакого счастья не ощущается… Спасибо за добрые слова.       Радуйтесь, что я вообще смогла выдавить из себя столь доброжелательное для своего естественного врага. Ладно, сейчас нам не до этого…       — Который из костюмов мой?       — А, вот этот. – Показала она фиолетовое кимоно, повергшее меня в шок.       — К-кимоно? Почему кимоно?       — Эм… Ну… Девушка из богатой семьи и на сцене выглядеть должна соответствующе. Если бы была обыкновенная одежда, то смотрелось бы не так эффектно.       — Л-логично, наверное…       И почему я не подумала об этом, когда снимали мерки? Как-то стыдно выходить в таких одеждах перед публикой.       — Ну, давай переодеваться. – Улыбнулась она в предвкушении.       Зайдя с ней за ширму, я начала переодеваться, вот только было как-то неудобно от того, что мы наедине. Это впервые ведь, вроде?       — Скажи, Цуруми. – Вдруг заговорила она, пытаясь завязать мне бант на поясе.       — Д-да?       — Что ты…       — Юигахама! – прозвучал знакомый мужской голос.       — Ох, вовремя… Что, Хикигая?!       — Мы перекрикиваться тут будем?! Выйди, пожалуйста!       Вздохнув, Юигахама обратилась ко мне.       — Я попрошу кого-нибудь помочь, ладно?       — Х-хорошо.       Затем она ушла, подменив себя одной из тех, кто суетился в комнате. А я всё думала, что же ответить на её вопрос…              ***День выступления…       Вчера я была спокойнее будды, но сегодня… Всё исчезло! Пустота! Не осталось и следаааа! [16] Даже идиотская песенка из рекламы не может хоть чуть-чуть забить мою голову чем угодно помимо тревоги!       Утро моё началось с того, что мама, разгоряченная сегодняшним событием, разбудила меня на полчаса раньше будильника. Спустившись вниз, я так же заметила, что отец тоже весь на нервах, хоть и старался казаться хладнокровным.       Позавтракав, одевшись и взяв свою спортивную сумку, я с родителями отправилась в школу, решив прийти немного пораньше. По дороге мама взяла меня за руку, весело напевая какую-то мелодию своей молодости, а папа о чем-то задумался, изредка довольно кивая.       Я прекрасно понимаю повод, всё же я не так часто куда-нибудь их зову, но чтобы настолько сильно прыгать от радости… Кто из нас ребёнок в семье?       В самой школе народу было уже предостаточно. Видимо не только мои родители очень ждали сегодняшний день…       Как только мы нашли себе местечко, где можно было разложиться, меня, вдруг, откуда не возьмись, окликнула Тачибана, которая вместе со своими родителями подходила к нам.       Собственно, вот так и состоялось первое знакомство наших родителей, после чего Тачибана сказала всем, что мы теперь официально являемся подругами. Будто до этого было иначе…       Немного пообщавшись друг с другом, наши родители дошли до темы конкурсов и, узнав о стойке регистрации, взяли меня под руки и потащили записываться на них. В конце концов, закончилось всё тем, что сегодня я устану больше чем за весь прошедший год, ведь записали меня и на «бег с родителем на трёх ногах», и на эстафету, и ещё на поедание булки, а так же на семейное перетягивание каната…       Что ж, если маме с папой весело, то я охотно пойду у них на поводу. Сегодня в любом случае их день.       По крайней мере, я так думала до тех пор, пока мои силы окончательно не иссякли после эстафеты. А после перетягивания каната мне вообще казалось, что на сцену и подняться-то не смогу, не то, что что-нибудь сыграть.       Так время неумолимо приближалось к часу Икс. И где-то за час до начала объявилась Тачибана, ушедшая до этого в неизвестном направлении, а с ней и Хикигая Хачиман, которого она тянула за руку.       — Прекращай это, Тачибана, я и сам идти могу.       — Нееееет, вы обязательно сбежите в этой толпе. Мои родители хотят поздороваться.       — Именно поэтому я и прошу меня отпустить! У меня свои дел хватает.       Споря между собой, они дошли до нас, и моя подруга показала на Хачимана, словно экскурсовод на зверька в зоопарке.       — Прошу любить и жаловать, господин Хикигая Хачиман.       — Мы что в цирке?..       Наши родители сразу бросили все дела, обратив всё своё внимание на нашего учителя, от чего тому явно поплохело. Кошмары сбылись и мои родители, наконец, узнали какой он, наш Хикигая. Слава богу, что со мной он почти не разговаривал, постоянно отвлекаясь на родителей, так что вряд ли моя мама что-то поняла.       В какой-то момент по громкой связи объявили, что скоро начнется представление в актовом зале и Хачиман, позвав меня с собой, вежливо отвязался от наших родителей.       Видя его усталый вид мне захотелось что-нибудь сказать, лишь бы не молчать всю дорогу.       — Эм… Извини за моих родителей.       — Снова на «ты»? Ладно… Ничего страшно, твои родители неплохие люди, сразу видно. Да и не такие надоедливые, как… В общем, не парься. – Сказал он, под конец вздохнув.       Да, родители Тачибаны своеобразные, но не слишком ли грубо?       — Меня сейчас больше ты беспокоишь.       — Я-я?!       Что? Что?!!! Беспокою? В каком смысле?       Увидев моё замешательство, он неловко почесал затылок:       — Не подумай ничего такого. Эм, как сказать-то… Не сильно переживай на счет роли. Даже если у тебя не получится, то это ещё не конец света.       — Знаете, ваша способность успокаивать загоняет в депрессию ещё больше.       — А… И-извини.       Ну, всё же он по-своему беспокоится, так что я даже рада.       — Ничего, всё равно спасибо.       — Угу.       Наш диалог закончился и в тишине, если шум вокруг можно назвать так, мы дошли до актового зала, где нас двоих уже ждал Юлий Цезарь в юбке.       — Где вы были?! Хикигая-сэнсэй, я же ещё полчаса назад просила её сюда привести!       — Да тут форс-маж…       — Ладно-ладно, никаких отговорок. – Махнула она на него рукой и обратилась ко мне: - Цуруми, быстрее переодевайся и репетировать.       — Хорошо.        Оставив их, я пошла в гримёрку, где все, кроме меня, уже оказались готовы. Куранага с остальными актерами стоял в сторонке, повторяя роли, а Юигахама корпела над моим кимоно, которое пару раз приходилось перешивать. Заметив меня, она надула щеки.       — Где вы были? Хикки уже давно должен был тебя привести.       — Эм… Извините, родители задержали.       — Вот как, ладно… Давай нарядим тебя и иди скорее репетировать, хорошо?       — Х-хорошо.       Такая материнская аура, аж неловко становится. Даже жалко, что я её соперницей считаю, хотя и подругами мы с ней точно не станем. В моём возрасте разница поколений обязательно даст о себе знать, потому и общаться будет тяжело.        Пусть лучше, по крайней мере, с ней всё останется так, как есть.       Я быстро оделась с её помощью, затем мне сделали прическу и нанесли немного косметики. Глядя в зеркало, я поняла, что кимоно – это моё. Ни за что не узнала бы себя на месте другого человека. Осталось лишь изучить Бадзицюань и можно смело отправляться на турнир жизни и смерти. [17]       Когда всё было окончательно готово, настало время для выхода на сцену для последней репетиции. Уже начав нервничать о том, что на меня сейчас обязательно будут пялиться, я вышла из гримерки. К моему стыду, ко мне уже было приковано несколько взглядов тех, кто работал за кулисами.        Не привыкла! Стыдно, страшно и неприятно! Закопайте меня прямо тут! Почему я вообще должна носить это? Не слишком ли для такого спектакля?       Как только я предстала перед главной сценаристкой, она протяжно охнула и громко, будто специально, сказала:       - Ооо, а здорово получилось. Все костюмы идеальны.       И так неловко, а ты тут орешь! Где можно отказаться пока не поздно?       Отвернувшись от неё с горящим лицом, я обнаружила Хачимана, который стоял с удивлённым видом и пялился прямо на меня. От этого у меня начали гореть не только щеки, но и всё остальное лицо.       — Х-хикигая-сэнсэй, н-н-не могли бы вы на меня не смотреть таким странным взглядом. Мне даже страшно становится…       — А… Нет… Эм… Ну… Я… То есть… О-отлично выглядишь, Цуруми.       — Спасибо…       Этот неловкий разговор и еще более неловкие переглядывания прекратила сценаристка, хоть и не самым приятным способом.       — Извините, конечно, но у нас час и двадцать минут на всё про всё, так что потом поворкуете.       — Поворкуете?! Н-н-нет же!       — Да плевала я! Иди уже на место, Цуруми! Музыка, свет! Готовьтесь!       Как только все лишние сошли со сцены, свет выключился и по команде нашей главнокомандующей я направилась в центр всего действа.       Затем свет одинокого прожектора вырисовал идеальный овал вокруг меня. В такт музыке глаза открылись и на этом последняя репетиция, наконец, началась….                     ***       До выступления оставалось десять минут.       За кулисами стояла бы гробовая тишина, если бы не шум зрителей, постепенно наполняющих зал. Мои родители, скорее всего, уже поняли, что я участвую в этом спектакле, потому, наверняка, пришли сюда одними из первых.       Ох, как же я нервничаю… Да и не только я. Даже обычно спокойный Куранага стоял с таким лицом, будто его недавнюю ложь узнала вся школа.       Единственными, у кого сохранился хоть какой-то боевой настрой, были президент, которая напрямую к спектаклю особого дела не имела, а также сценарист, режиссер и просто творческий до мозга костей человек, имя которой я так и не узнала.       Через пару минут к нам пришли наши учителя, один из которых появлялся не так часто, как хотелось бы, а вторая была даже слишком часто рядом с нашей труппой.       Юигахама Юи и Хикигая Хачиман, увидев наше состояние, беспокойно переглянулись и физручка решила привлечь наше внимание.       — Ребята, отвлекитесь на секунду, пожалуйста.       Все обратились к ним, а Юигахама, на пару секунд растерявшись, испуганно посмотрела на Хачимана. Тот в ответ лишь показал на себя пальцем и тяжело вздохнул.       — Блин… Эм… Ребята, мы хотели бы сказать пару слов… - с недовольным лицом сказал он и затем снова вздохнул. – Вы хорошо отработали всю неделю и теперь осталось совсем немного до того, как вы отдохнете. Не забывайте, завтра выходной, так что постарайтесь.       — Что-то ты не слишком воодушевляешь. Хааааа… Ладно, уж лучше я. Ребята, вы действительно постарались сделать все, что в ваших силах, но не расслабляйтесь. Самое важное совсем скоро начнется и ваши труды будут вознаграждены! Ура!       Все вяло сказали «Ура», но всё же немного собрались. Хоть они и сказали практически одно и тоже, но хоть какого-то эффекта добилась лишь Юигахама. Вот она, разница между одиночкой и нормальным человеком…       Хачиман посмотрел на меня, уже спокойнее, чем в прошлый раз, и, немного улыбнувшись, кивнул. Взгляд его был немного обеспокоенным и это понятно – первый опыт в таких мероприятиях, особенно в роли ответственного взрослого, будет волновать кого угодно.       В какой-то момент свет на сцене потух и зрители замолкли.       Это означало, что мне пора на выход. Один шаг, другой и…       … Провал.       Не тот, о котором можно было подумать. Провал в памяти.        Я действительно не помню, как выступала. Лишь какой-то момент из антракта, где мне наливали что-то прохладное, но горькое на вкус, а ещё кто-то что-то говорил мне под ухо, вот только даже этого у меня в голове не осталось.       И вот я уже за кулисами. Спектакль только закончился, и в зале были слышны громкие аплодисменты и крики «браво». Сердце бешено колотилось, но когда я осознала, что ничего не помню о своем выступлении, стало чуточку легче.       Режиссер с довольным видом подошла к Куранаге, который сиял ярче всех из актеров своим бодрым видом, и попросила всех выйти на сцену для поклона. Сил для этого у меня почти не оказалось, но Куранага и девушка, играющая мать, взяли меня за руки и побежали снова на поле боя.       Мы вышли на сцену, вчетвером держась за руки. Ослепительный свет прожекторов не давал увидеть зрителей, но я отчетливо чувствовала взгляды своих родителей. Очень сильно удивлюсь, если мама не плачет…       В этот момент я ощутила некое чувство успокоения, а с последующим мои поклоном стало окончательно ясно – спектакль окончен.              ***       Уже наступил вечер. Хотя это снова было понятно только по часам.       Большинство людей уже давно покинуло школу, и в актовом зале остались лишь те, кто участвовал в постановке лишь для того, чтобы убраться.       Бурные обсуждения о проделанной работе, веселый смех и чувство выполненного долга витали по всему залу.       Я уже успела встретиться с родителями, которые своим глазам не могли поверить, что их дочь выступала на сцене, да ещё на главной роли. Мама рыдала от счастья и очень злилась по поводу того, что я её не предупредила, ведь она не взяла видеокамеру. Ну а папа… я даже не знаю, как описать то, что с ним происходило, но, думаю, это было счастье.       Да и я, скорее, была счастлива в тот момент. И просьба выполнена, и родители в отличном настроении, и проделанная работа не пропала даром. Даже жаль, что всё так быстро закончилось.       Родители уже ушли домой, пообещав устроить праздничный ужин. А ещё они пригласили семью Тачибаны, на что те с радостью согласились. В тот момент мне очень расхотелось домой, так как после таких громких событий больше всего хочется тишины и спокойствия.        Хотя, я всё же не стала спорить, ведь это родительский праздник, а не мой. Гости у нас редки, так что пусть ещё немного порадуются.       Довольна была, кстати, и госпожа мультисценаристка, которая хоть и не вопила от радости, но за хорошую работу похвалила.       Что до остальных… Да не важно, если честно. Я с ними не особо-то и знакома.       Когда с приборкой было покончено, к нам пришла Юкари, светящаяся от радости, и, поблагодарив всех за работу, попросила меня найти Хачимана и передать ему, что его ждут в студсовете, после чего мне можно было идти домой.       Согласившись, я отправилась искать учителя, но ни в учительской, ни на своём любимом месте его не оказалось. Так же пусто было и в комнате клуба, хоть и была уверена, что он будет там.       Остался лишь класс 2-Б, около которого не было ни души, когда поднялась на второй этаж.       Тихонько дернув дверь, которая оказалась не закрыта, я зашла внутрь, где мужчина с растрепанными волосами в полном одиночестве сидел и спокойно работал с какими-то документами. Услышав, что дверь открылась, он обернулся.       — А, Цуруми, это ты. Что случилось?       — Да, эм… Вас в студсовете ждут.       — Угу, закончу и приду. Спасибо.       Он отвернулся и продолжил писать, а я, не решаясь уйти, думала, что же мне делать. Не придумав ничего лучше, просто задала первый пришедший в голову вопрос.       — К-как вам спектакль?       — Хм? – снова обернулся он. – Здорово. Все отлично поработали. Удивлен, что за неделю можно сделать такое представление, да ещё и на час с небольшим.       Да меня не это интересует… Ох, и чего я вокруг да около хожу?       — А… как вам моя игра? – Собрав волю в кулак, спросила я.       — Эм… Ну…       — Т-только честно.       Хачиман замолчал, даже и не зная, что ответить на последнюю фразу, из-за чего я себя почувствовала маленьким ребенком. Затем он неловко улыбнулся.       — Ты была… превосходна. А ещё тебе идёт кимоно.       Чего-чего, но вот откровенности от него не ожидала, потому и реакция у меня тоже была откровенной. Я уже прямо-таки видела своё глупое улыбающееся выражение лица, с покрасневшим лицом. Из-за этого мне пришлось постараться, чтобы взять себя в руки.       — С-спасибо…       — Угу.       Снова неловкая тишина. Хачиман, заметив это, решил разрядить обстановку.       — С вами же Куранага выступал. Он там ничего такого не делал?       — Э? Д-да нет… а почему вы спрашиваете?       — Я… да просто так.       — Вот как…       Он всё беспокоится… Эх…       Совершенно не подумав, у меня сорвалось с языка то, что говорить не стоило.       — После вашего запрета он вряд ли ко мне подойдет.       В этот момент учитель изменился в лице. Его взгляд выражал что-то между удивлением и стыдом.       — И-извини, что?       Я тоже осознала, что сейчас сказала, но раз отступать уже было поздно – дрожащим, но почему-то радостным голосом призналась:       — Я всё видела…                     ___Хачиман___       Лето…       Вроде одно маленькое слово, но сколько всего в него заложено. Пляж, праздники, фестивали, легкая одежда, жара… Ох уж эта чёртова жара. Не переношу её. Да и всё лето тоже такое себе время года.       С некоторых пор оно стало вообще невыносимым, ведь я теперь не школьник, и просидеть целый месяц на своей пятой точке в уютной, обдуваемой кондиционером комнатке не могу. Приходится выходить под палящие солнечные лучи и шагать на работу, которая явно не походит на курорт на тропическом островке в окружении красивых девушек. И почему в универе у меня не было милого кохая, которая могла бы мне за небольшую помощь устроить такое рабочее место? [18] Это было бы куда лучше, чем потеть перед целым классом школоты.       Хоть до лета осталось совсем немного, но окружающий меня мир уже был готов к его появлению. Почему-то всюду веяло радостью и с самого начала дня было странное чувство, что я что-то упустил. Вот только это странное чувство рассеял учитель химии, который в обед жаловался на одну мою ученицу, которая в последнее время совсем отбилась от рук.       Совсем позабыв о своём неспокойном состоянии я вошел в учительскую, где сегодня было полным полного народу.       Уроки уже кончились, и настала пора для работы с бумажками, которая для меня является менее адским испытанием, нежели сам процесс обучения.       Сев на своё рабочее место, которое почему-то было убрано, я достал журнал и принялся его заполнять, так как последние несколько уроков игнорировал его. Рядом сидела девушка с длинными рыжими волосами и своим обыденным пучком, и смотрела с интересом на то, как я занят делом.       — Хикки, – тихо обратилась она ко мне по этому прозвищу, которое давно пора оставить в прошлом.       — Я не Хикки, я Кацура. [19]       — Ч…Что?       —Хикигая.       — Хорошо-хорошо, Хикигая.       — Чего-то хотела? – не отвлекаясь журнала, ответил я.       — Да. Я хотела спросить: ты в пятницу занят?       — Хм… Ну да. Комачи попросила с ней куда-то сходить опять, а что?       — А?! Д-да нет… Ничего такого. Просто интересно.       Вот как, интересно значит. Ну, раз так, то я, конечно же, в это не поверю, ведь ты о её планах, наверняка, знаешь. Снова сестра лезет не в своё дело…       — Ясно. Кстати, ты ничего у меня на столе не трогала?       — Нет, вроде. Я только прибралась немного и всё, а то у тебя бардак такой был. А что? Что-то пропало?       Снова это… Она снова делает то, чего не просят. Я что, маленький ребенок? Мне не нужна вторая мама. Вот если бы Юигахама не была такой настойчивой всё это время…       — Извини, что залезла в твои дела…       Значит она ещё не растеряла свою способность чувствовать настроение. Эх, снова она делает печальное лицо, на которое я не могу не обращать внимание.       — *Вздох* Нет, ничего страшного. Спасибо за помощь. Хоть кто-то прибрался в этом хаосе, – улыбнулся как можно вежливее.       — Угу…       Разговор сошел на нет и неуютное молчание окружило нас обоих. Не будь вокруг других учителей, то наверняка бы случилось что-нибудь не очень хорошее. А может, я выдумываю…       Кстати, о плохом!       — Совсем забыл…       —Что?       —Хотел к волонтёрам зайти. С Тачибаной надо пообщаться.       — Зачем?       — Да так, ничего особо важного.       — Ну… Тогда ладно.       — Угу, я пойду.       — Хорошо…       Не торопясь сбежав от неё и этой неприятной атмосферы, я направился в сторону спецкорпуса, в котором и обитала интересующая меня персона.       Пройдя пустынный коридор, в котором отдаленно слышались звуки музыкальных инструментов и крики с улицы какого-то спортивного клуба, я дошел до знакомой двери, откуда слышались два оживленных голоса, и не спеша открыл дверь. <      — При…       — Стучитесь, когда заходите, – раздраженно произнесла Тачибана, повернувшись в мою сторону.       — …вет. Ладно.       Постучав, я вошел внутрь, где девушка в очках с недовольным видом, будто жаловаться собралась, смотрела то на меня, то на Цуруми Руми, которая выглядела довольно усталой.       — Хикки-сэнсэй, ну хоть вы Руми-сан мозги вправьте.       — Зачем? У неё, вроде как, всё отлично, а вот к тебе у меня есть небольшой разговор. Где домашка по химии? На тебя учитель жалуется. Почему по моему предмету проблемы? И самое главное: с каких пор меня зовут «Хикки-сэнсэй»?       Тачибана тут же прикрыла рот в лёгком испуге.       — Ге… чёрт… Я-я всё поясню. Просто вас так Юиг… то есть, по школе прозвище гуляет. А с остальным я разберусь! Честно!        По школе значит гуляет… Если это меня должно было утешить, то это большая ошибка. Ну, Юи-Юи, я тебе припомню…       — Уж разберись. Не хочу твоим родителям звонить.       — Потому что они вас ещё тогда достать успели? – ехидно спросила очкастая косичка.       — …Нет.       — Вы ведь сейчас задумались перед ответом, да?       Ну а чего ты хочешь? Твои родители запомнились мне больше, чем мама Юигахамы… Во всех смыслах.       Я посмотрел на Руми-Руми, лицо которой выражало смесь сочувствия с недоумением.       — Господин Хикигая, у меня есть к вам просьба, – вдруг выпалила Тачибана, улыбаясь при этом.       — Выкладывай.       — Не могли бы вы… кхм… позаниматься со мной… дополнительно…?       Почему всю жизнь меня окружают такие проблемные женщины? Пора бы уже серьезно об этом подумать.       Стоп!       — Хм… Если в пятницу, то почему бы и нет.       — Что? – вдруг удивилась Руми.       — Ты чего, Цуруми?       — Н-нет…       Чему удивляться? Ты бы знала! Да, Тачибана мой спаситель.       Позаниматься с проблемной ученицей или очередное «тройное подставное свидание»? Естественно, первый вариант. Когда моя личная жизнь в опасности – нужно выбирать меньшее из зол.       Эта самая проблемная спасительница повернулась к своей подруге.       — Руми-сан, может, присоединишься?       — У меня с японским всё в порядке. Так что…       — Да ладно тебе, вместе веселее, – затем Тачибана наклонилась и зашептала что-то ей на ухо.       — …       По реакции президента клуба волонтёров трудно было что-то понять, но её щёки немного покраснели. Хотя, мне могло и показаться, ведь снаружи солнце медленно, но верно двигалось к горизонту, меняя цвет неба с голубого на оранжевый.       — Учитель, что скажете?       — Я не против. Мне же проще будет.       Мне же меньше проблем. Если я останусь с этой девчонкой наедине, то ничего путного из занятий точно не выйдет.       — Видишь. Давай с нами, хоть не так одиноко будет.       — *вздох* Хорошо, – сдалась Цуруми и на том мы порешили встретиться в пятницу.                     ***       В назначенный день после уроков я колдовал над принтером, печатая свои заготовки на сегодня. Даже не знаю почему, но я серьезно подготовился к предстоящим занятиям.       Возможно, нежелание являться на, так называемое, «свидание» пересилило все мои синдромы и недуги, потому даже делать всё это было легко.       Считая листки с заданиями, словно овец перед сном, я ощутил лёгкое похлопывание по плечу.       — Хикигая, чего делаешь? – спросила Юигахама, с любопытством заглядывая мне через плечо.       — Задания печатаю для дополнительных занятий с Тачибаной.       — Ого, неожиданно для тебя.       Знай Юигахама причину – ударила бы меня этим тяжелым принтером. Надеюсь, пронесёт... и она не спросит о встрече…       — Да, я тоже так думаю, но от успеваемости зависит наш доход. Ради собственного блага нужно хорошенько постараться. А, ну и ради детей, конечно же. Угу, – кивнул я под конец своим словам.       — Как тебя в учителя взяли…       Так же как и тебя, знаешь ли. Не будь рядом Хирацуки, то мы бы тут точно не оказались. Из-за не самого радужного отношения общества ко мне я наверняка бы оказался безработным преподавателем, которого взяли бы разве что в Михаму к вооруженным детям. [20]       Юигахама посмотрела на готовые листки в моих руках и улыбнулась.       — Ну ладно, не буду отвлекать.       — Угу, хорошо поработать.       Она покинула меня и после этого я ещё немного прокуковал у этого тугодумного принтера, который остался ещё со времен моего обучения, и когда дело было сделано, не спеша двинулся в сторону клуба волонтёров.       На входе я вспомнил вчерашнее раздражение Тачибаны, потому перед тем как войти сразу же постучал и только потом открыл дверь.       — Учитель, можете же когда хотите, – помахала рукой она приветствуя.       — Стараюсь. За дело. Быстрее начнем, быстрее закончим.       — Какая-то странная мотивация для учителя.       — Цыц. Смотри распечатки, делай задания, затем всё с вами подробно разберём.       — Лаааадно.       Раздав им задания, я откинулся на стуле и вцепился взглядом в книжку, которую притащил с собой. Всё же изредка поглядывая на них, заметил, как старательно и спокойно делает всё Цуруми. Прекрасная и спокойная. Такое ощущение, что поменяй ты пейзаж на любой другой, она его только скрасит.       Всё же она отдаленно кого-то мне напоминает...       Через двадцать минут тишины Тачибана выронила ручку из рук.       — Всё, не могу…       — Получаса не прошло… - глянул я на часы. - Сколько сделала?       — Первые две…       — Серьезно?       — Что поделать, если я в точных науках сильна?! Вы ведь читали произведения моего отца?       К несчастью, прочел. Всё что надавал тогда её отец уже было прочитано мной в свободное время и могу сказать, что видал лучше, намного лучше... Привычка дочитывать всё до конца не дала мне бросить эти шедевры.       - Видите?! Как после насильственного чтения всех его произведений можно любить гуманитарные предметы, типа японского или литературы?       Ничего не поделать…       — Д-давай тогда лучше ошибки разберем. Цуруми, садись ближе.       — Я?       — Ты-ты.       — Да, извините, – занервничала вдруг она.       Рассевшись с девушками по местам, я начал объяснять Тачибане все трудные места, ошибки и так далее. У Руми с заданиями проблем не возникало, так что она, в основном, слушала.        Через полчаса Тачибана сдулась окончательно и улеглась на парту.       — Моя голова… Всё, я больше не могу.       — Быстро же ты сдалась.       — Конечно! В меня много информации за раз не входит.       — Перерыв так перерыв.       — Ура!       Я медленно поднялся со своего места и только хотел выйти купить себе напиток богов, но…       — Хикигая-сэнсэй, вы куда?       — За кофе.       — Кофе вредно. Может лучше с нами посидите? Мы вам чаю нальём и сладким угостим, – приветливо пригласила меня девушка в очках.       — Жить вообще вредно. Да и я не большой поклонник чая…       — Да ладно вам, садитесь-садитесь. Руми-сан, чаю, пожалуйста.       Тачибана усадила меня на место, затем достала откуда-то две тарелки со сладостями и поставила передо мной. Цуруми же принялась заваривать чай. В скором времени мы уже во всю поедали домашнее печенье, приготовленное непоседой в очках.       — Итак, учитель, рассказывайте.       — Что именно?       — Какие девушки вам нравятся, конечно же.       После этого вопроса, Цуруми подавилась чаем, испугав при этом меня.       — Эй, ты в порядке?       — Кхе… Да, и-извините.       — Осторожнее надо быть, Руми-сан.       —Угу, конечно.       Не спрашивай ты таких вещей, Тачибана, она бы была в норме. Хотя, чего ей так напрягаться? Как-то это немного….       Девушки переглянулись и Тачибана снова обратилась ко мне.       — Так что скажете, Хикигая-сэнсэй?       — К-к чему это вообще?       — Ни к чему, просто так.       — Нет, знаешь, твои шуточки уже…       — А что такого? Просто хочется узнать учителя поближе.       — Чё?..       Эти её фразы могут поставить в тупик кого угодно… Так, Хачиман, ты привык к этому. Спокойнее.       За меня вдруг заступилась Цуруми, которая до этого приходила в себя:       — Тачибана, такое спрашивать ни с того ни с сего слишком… двусмысленно, как минимум.       — Хммммммммм, будто тебе не интересно.       — Н-н-нет!       — Да ну, воооот как?       — Если что-то спрашиваешь, то спрашивай по делу. Он тебе не подружка.       — Ой, тоже мне, он вам не Хачимо'н. У нас с ним очень теплые и дружеские отношения. Да, учитель?       Разве? Не помню такого. А если подумать, как я к ней отношусь? Сложно как-то…       В ответ я лишь безразлично пожал плечами, после чего у меня завибрировал телефон в кармане брюк.       — У-учитель?!       — Я отойду. Как закончу - продолжим. Готовьтесь.       — Убегаете от ответственности?!       — Да-да, цыц.       Я вышел из класса и взглянул на экран, где высветилось имя моей младшей сестры, Комачи. Подумав немного брать трубку или нет, я всё же нажал на зеленую кнопку на тач-скрине, после чего услышал раздраженный голос. <      — Братик… Где. Тебя. Носит?!       — В смысле? У меня дополнительные занятия с учениками? – как ни в чем не было ответил я.       — Вот ведь братик-придурковатик, мог бы и получше отмазку придумать…       — Это не отмазка. Я правда сейчас сижу и занимаюсь в школе с детьми.       — Да? Необычно… В таком случае, ты мог бы мне хотя бы сказать об этом! Мы… я уже устала тебя ждать.       — Я говорил. Юигахаме.       — Ю-юи?.. А она т-тут причем? – занервничала она.       — Она же с тобой сейчас? – таким же обыденным тоном произнес я.       — Ну да, но… Нет! Т-т-то есть… Я… Уууу…       Под конец её голос совсем затих и в этот момент я почувствовал настоящее блаженство.       Ох, эта сладкая месть. Наконец-то пришло время отыграться за все те неловкие ситуаций, в которые я попадал по её милости. Обещаю ей, что это лишь начало.       — Н-ну и ладно. Одна по делам схожу. Я тебя не люблю совсем-совсем, Дурачиман! Хмф! – прокричала она в трубку, после чего повесила трубку.       Мда… Хоть битву я всё же выиграл, но почему-то почувствовал себя довольно погано.       — Хикигая-сэнсэй, вы освободились? – спросил кто-то позади меня, после моего вздоха. Обернувшись, я увидел девушку с короткой стрижкой, чьё лицо мне было знакомо.       — Да, Юкари, чего тебе?       — Тут ведь клуб волонтёров? У меня есть просьба, – приветливым тоном произнесла она.       — Угу, ясно, – я подошел к двери и потянул за ручку. – Заходи.       — Спасибо.        Девушка зашла внутрь и, увидев Цуруми, сделала небольшой поклон.       — Цуруми, привет.       — Добрый день.       — О, президент, привет. Какими судьбами у нас? – в обычной манере сказала Тачибана.       — И тебе привет, Т… Тачибана? Извини. Дело в том, что у меня есть просьба, и раз уж совет помогаем вам с рекламой, то я подумала, что вы не откажетесь нам помочь.       — Рекламой?       — Да. В газете, на информационном стенде и так далее. Ещё в позапрошлом месяце к нам Хикигая-сэнсэй приходил договариваться. Неужели вы об этом не знали?       — Нет, на счёт этого я не в курсе…       Цуруми недоуменно посмотрела на меня, а за ней и все остальные.       — Что? С тобой, Цуруми, я тогда пообщаться не мог, так что Тачибане всё рассказывал.       — Д-да… точно…       До сих пор не понимаю, кто виноват в той ситуации и почему она так долго продолжалась, но сейчас не об этом.       Теперь все обратили внимание на Тачибану, которая сначала даже не поняла, что говорят о ней. Где она, блин, витала?..       — Хе-хе… Забыла.       Цуруми закатила глаза, а затем обратилась к Юкари:       — Итак, что за просьба?       — Сразу к делу? Здорово. В общем, на родительский день у нас в школе планируется день открытых дверей, и мы планируем небольшой концерт для родителей, с которым нам помощь и нужна.       — Родительский день? До него же чуть больше недели.       — Да, но это рабочий день, родители будут заняты и мы перенесли всё на воскресенье, то есть на третье число. Сообщили нам обо всём поздно, но раз уже ничего не поделаешь, ищу помощников. Концерт будет не очень большим, так что к сроку можем успеть.       — Возьмемся?       Руми-Руми ненадолго задумалась.       — Почему бы и нет. Что от нас требуется?       — На самом деле, нам нужны идеи для концерта, ну и лишние руки для его, собственно, организации. Кстати, Хикигая-сэнсэй, не побудете в качестве контролирующей стороны? Дело в том, что наш куратор сейчас болеет и заменить его некому. Было бы здорово, если бы вы вернули должок.       — О, действительно, вы сильнейший учитель, так что ваша помощь отнюдь не помешает, – подхватила Тачибана.       — Я не физик и у меня своей работы хватает. Притом, за ваши услуги я уже расплатился.       — Услуги?       — Расплатился?       Девушки-волонтеры вопросительно посмотрели на меня, явно пытаясь понять, что я имею в виду, но никто не узнает о моих аферах с накруткой баллов на тестах. Никто…       — Жаль. Зря я, значит, с директором договаривалась.       — А меня сначала не надо было спросить?       Снова старика приплели. Чёрт… Он хороший человек и так отказывать ему когда обо всем договорились…       Хотя, если подумать, то мне практически ничего делать не надо. Праздник небольшой, проблемы вряд ли будут, да и делать всё будут ученики. Всё что остается делать, так это кивать и говорить: «Да-да. Конечно, делайте как хотите». А если и придётся что-то делать, то точно не разгребать завалы бумажной работы. Плюсом, это отличный способ на время отвязаться от Юигахамы с Комачи.       Не думаю, что Хирацука отдавала все свои силы мероприятиям во время их проведения, так что и у меня проблем возникнуть не должно. Наверное…       —Хм… Ну раз договорилась. Хорошо.       Цуруми недоуменно посмотрела на меня, а Тачибана будто озвучила её мысли, сказав:       — Необычно для вас так легко сдаваться на милость работы, учитель.       Я, по-твоему, совсем отброс человечества? Обидно, если что…              ***       Настал следующий день, и сразу же после уроков нужно было идти на собрание по поводу мероприятия. Ничего практически не решено, кроме сроков, к которым всё должно быть выполнено, и сколько всё это будет длиться.       Если честно, то я уже предполагал, что мои надежды ничего не делать сбудутся не полностью.       Рассуждая об этом перед своим рабочим местом, я перекусывал лапшой быстрого приготовления, которая в аниме-индустрии стала уже неким символом одинокого учителя-неудачника. Собственно, это мне неплохо подходит, так что не буду жаловаться.       Моё трапезничество прервала Юигахама, которая, сев на своё место, сразу же повернулась ко мне и начала расспрашивать о мероприятии.       Откуда она это всё узнала – неизвестно, но её саму всё это видимо очень заинтересовало. Моя коллега даже задумалась о том, чтобы тоже в этом поучаствовать, на что я ей как можно дружелюбнее отказал, используя навык «усмирение женщин», про который я совсем забыл, общаясь, в основном, с учениками.       Вот только к несчастью наш разговор услышал завуч. После того как учительницу по физкультуре спросили, хочет ли она помочь и она ответила да, её с радостью взяли вторым учителем на это мероприятие. Думаю, если бы не воля директора, то Юигахаму не поставили бы рядом со мной, а просто бы заменили ей. Слишком уж её любят в этой школе.       Закончив со своими делами, мы с ней сразу же отправились в класс, который специально был подготовлен для сегодняшнего собрания. Пришли мы, на удивление, одними из первых, но и пяти минут не прошло как основная масса, среди которой были две мои старшеклассницы, начала подтягиваться.       Вскоре, когда все были уже готовы, собрание началось.       — Всем здравствуйте и спасибо за то, что сегодня находитесь здесь, – заговорила президент студсовета. - Думаю, все знают ради чего мы тут собрались: скоро родительский день и на него у нас запланирована небольшая программа, включающая концерт. Очень надеюсь на вашу полную отдачу. Итак, если кратко: программа уже определена школой…       Разве мы за что-то голосовали? Не помню такого. Может быть тогда, когда этот слабозадый завуч нёс какую-то белиберду...       — Хикки..гая! Как так можно?! – вдруг ни с того ни с сего вскрикнула Юигахама, испугав меня и окружающих.       — …из различных конкурсов и испытаний. Эм… извините, что-то не так, госпожа Юигахама?       — Э?.. О… И-извините! Всё в порядке!       Виновница этой ситуации покраснела, словно помидор, и вжалась в кресло.       — И чего было так орать?       — Сам виноват! Кто такие вещи про людей говорит? Ну и уродом же ты иногда бываешь.       Чего это она вдруг? Неужели я всё только что вслух сказал? Ну… уже ничего не поделаешь, потому я просто забил и стал дальше слушать Юкари.       — На нас же, то есть на студсовет, оставили подготовку концерта. Уложиться он должен в полтора часа, не больше, так как будет завершать мероприятие. Наша цель на сегодня - железно решить, что будет происходить в отведенное нам время. У кого есть идеи – можете высказать их напрямую или написать на листках, после мы их зачтем. Что ж, давайте постараемся!       После небольших аплодисментов началось бурное обсуждение, в котором ни слова разобрать нельзя было. Да и общались, в основном, на свои, левые темы. К обсуждению присоединилась Юигахама.       — Как думаешь, что будет лучше сделать?       — Без понятия. Это их дело, а не моё.       — Тебе вообще без разницы?       — Не то чтобы, но они и без нас всё решат. Мы лишь контролируем, общаемся с советом попечителей и прочими от лица школы.       — Это, конечно, так, но почему бы просто не помечтать чутка?       Потому что я проще увижу, что они сделают, чем буду гадать над тем, как всё может быть.       — *вздох* Ну и ладно… А я хотела бы на спектакль посмотреть. Столько ностальгии в школьных постановках, что невольно хочется вспомнить те годы.       — Вот как.       — Угу, именно так.       А мне что-то совсем не хочется вспоминать школьные годы, по определенным причинам. На постановки я не ходил. И не только на них. "Это всё для нормалфагов, а не одиночек", – сказал человек, который в старшей школе активно участвовал в нескольких мероприятиях…       — Участвовала в постановках? – чисто ради интереса спросил я.       — Хм… Ну, напрямую участвовала лишь в средней школе. Мачеху золушки играла. А если за сценой, то ты сам знаешь.       Угу. Рождество. Помню его, конечно же.       — Ясно.       Пустой разговор вроде, но в памяти снова всё оживает, отдавая мурашками по спине. По виду Юигахамы понятно, что она тоже-то время вспоминает со смешанными чувствами. Хорошее было время, хоть немного тяжелое. Как-то и хорошо и жаль, что та пора уже прошла.              ***       К концу собрания было решено, что будет всё же спектакль, которого так хотела Юигахама и в понедельник школьники уже вовсю занимались своими делами.       Мы же с моей коллегой после уроков зашли к этим работягам, на всякий случай, где я узнал, что отвечаю не за один лишь спектакль.       — Погоди-ка… Ты говорила, что тебе помощь нужна лишь со спектаклем.       — Это я говорила девушкам из вашего клуба, а вас я просила заменить нашего куратора, которая должна была заниматься всем мероприятием.       Чтоб вашей кураторше… поскорее поправиться, блин. Эх, а я так надеялся вообще ничего не делать. Попробую отмазаться.       — Не слишком ли ты надеешься на новенького учителя?       — Был бы выбо… В смысле, я думаю, что всё будет в порядке. Праздник не такой масштабный, так что работы будет немного.       Я услышал про выбор, чтоб ты знала. Черт…       — Давай Хикигая, это ведь хороший опыт. Я ведь тоже тут. Вместе справимся, – поддакивала Юигахама президенту.       — *вздох* Ясно-ясно.       Я сдался на милость судьбы, поняв, что спорить тут уже бесполезно. Закончив спорить, мы с президентом обсудили основные детали праздника и то, что мне нужно будет сделать в данный момент.       К моему удивлению, Юкари оказалась уже довольно прошаренной в подготовке мероприятий. Она уже успела утвердить план основной части праздника, прикинуть бюджет и распределить роли между добровольцами.       Нам с Юи-Юи лишь оставалось передать всё вышестоящим персонам, дождаться их соглашения и помогать совету по мере возможности. Не так уж и сложно, если честно.       В конце первого дня подготовки к мероприятию я убедился в работоспособности совета ещё раз, когда меня поймала президент и начала рассказывать подробную программу мероприятия, состоящую, в основном, из семейных конкурсов.       Где-то под конец нашего обсуждения нас окликнула Тачибана, за которой шла Руми-Руми. Девушки сменили Юкари, которая ушла по своим делам, и предложили мне провести время с ними в каком-то новом кафе, на что я ответил сначала отказом, но под конец присоединилась Цуруми, которая до этого вообще меня никогда ни о чем не просила. Наверное, из-за необычности ситуации я сдался и всё же пошел с ними.       Мы уселись за одним из столиков, который был идеально окружен диваном с высокой спинкой, и когда нам выдали меню, Тачибана спросила:       — Кто что будет?       — Хм… Действительно.       Я решил, что отъедаться не стоит и, увидев пирожное со странным названием, решил его опробовать.       — Наверное\Думаю, что «Лисья нора». Х2       Наши голоса с Руми прозвучали одновременно, из-за чего я немного удивился, а девушка почему-то чуть не сгорела от смущения.       — Эм… Ну…       — Хох, как здорово. Это уже что-то на уровне подсознания.       — Н-не говори глупостей, это всего лишь случайно. Х-хикигая-сэнсэй.       — А… Эм, угу.       Девушка, чьи щёки сейчас горели, решила сменить тему, дабы эта ситуация на нас не давила.       — А-а-а… ты что собираешься взять, Тачибана?       — Таааааааак… Ну, думаю, что тоже попробую это пирожное. А ещё латте. Марки Pulltop, наверное.       — Знаешь, как преподаватель я не могу пропустить это мимо ушей, – пригрозил ей я.       — Шучу-шучу, я только слышала о ней! А вот вы, видимо, в курсе дел.       — Заткнись. Я таким не увлекаюсь.       По крайней мере, уже месяц не увлекался…       Цуруми недоуменно глядела между нами, явно не понимая, что происходит.       — Эм, я бы хотела понять…       — Цуруми, не стоит.       Повисла тишина, но Тачибана как всегда взяла инициативу и мы принялись обсуждать предстоящий праздник. Поговорив о конкурсах, разговор перешел к теме спектакля, где очкастая косичка вспомнила кое-что интересное.       — Руми-сан сегодня упрашивали сыграть главную роль в спектакле, но она наотрез оказалась. Хикигая-сэнсэй, скажите ей что-нибудь!       — Не хочет, пусть не играет.       — Эй! Вы на чьей стороне?       — На своей. Хотя, я понимаю, почему они её просили.       — Как это понимать? – то ли возмущенно, то ли удивлённо спросила она.       — Эм… Нет… Как бы сказать…       Я помню, как она играла на рождественском празднике и это было очень даже здорово, особенно для первого раза. Руми выросла, похорошела и, на мой взгляд, не увидеть её на сцене было бы потерей.       — Просто у тебя талант.       — Т-талант?       — Угу.       — А я тебе что говорила?       — …       Цуруми холодно посмотрела на свою подругу и о чем-то задумалась. Её щеки еле заметно окрасились румянцем и даже непонятно из-за чего. Либо тут жарко, либо смутила похвала, если её можно так назвать.       - Ну, тебя никто не заставляет, так что если не хочешь – не надо, – решил хоть как-то сгладить это неловкое молчания я.       - Угу, вы правы.       После этого девушка большую часть времени молчала, словно пытаясь постичь что-то. Сколько бы её не пыталась растормошить Тачибана, Цуруми постоянно замолкала. В итоге мы оставили её в покое и общались на отвлеченные темы, пока окончательно не наступил вечер и мы не отправились домой.       Следующий день обозначил собой неожиданную новость, которой со мной поделилась сама Цуруми в присутствии школоты, отвечающей за сценарий.       Я зашел проверить, как идут дела в тот момент, когда начались непонятные возгласы, которые отвлекли всех от работы.       — Ну-ка цыц. Чего орёте? – на подходах к ним сказал им я.       — А… Эм… Извините, Хикигая-сэнсэй, просто мы, наконец, Цуруми на роль уговорили.       — Хммм, серьезно?       — Д-да.       Ого, она всё же решилась. Неожиданно. Это будет приятная возможность… опробовать после спектакля свои многочасовые навыки из идолмастера, конечно же, и сделать Руми-Руми звездой всея Японии. [21] На холодных и непреступных красавицах можно хорошенько озолотиться и никогда больше не работать. Идеально.       Ну, шутки, конечно, шутками, но, если честно, я даже немного рад снова увидеть её на сцене. Осталось лишь убедиться, что сценарий за рамки дозволенного не выходит и можно спокойно наслаждаться представлением.       — Ясно. Молодец. Постарайся.       — Да… Спасибо.       Попросив передать пару копий для себя с Юигахамой, а также для самой школы и попечителей, которые могут начать брыкаться, если что-то не понравится. Мы с моей коллегой заняли, по её предложению, приёмную и начали читать сценарий, попутно его обсуждая.       В итоге мои опасения развеялись, так как то, что было на бумажках выглядело как обычное доброе представление, которым обычно и пичкают народ на таких праздниках. Даже скучно как-то.       Юи-Юи, в отличие от меня, была даже слишком взбудоражена сценарием, расхваливая ребят, которые над ним старались. Она явно хочет в этом поучаствовать.       Сказать, собственно, действительно нечего, молодцы. Сделать это за день – неплохое достижение. Я за такой срок могу лишь небольшую статейку написать, не больше.       Закончив со сценарием, мы отправили его в вышестоящие инстанции и продолжили помогать с праздником по мере возможности.              ***       Дни пролетали и уже сегодня пройдет назначенное мероприятие. Работа продвигалась с большой скоростью и никаких проблем не возникло до самого конца. Всё, включая спортивную площадку, сцену и костюмы, было готово к празднику. Оставались лишь незначительные вопросы, которые нужно было решить уже по ходу дела, но и это можно было сделать без проблем.        Все те дни я тесно работал со студсоветом. Да так тесно, что иногда сильно задерживался, от чего мысль поселиться в клубе астрономии посещала меня всё чаще. [22] Юигахама же, в своё время, успешно помогала, по большей части, со спектаклем.       Всё это из-за того, что мне не особо понятен процесс постановки и как с ней работать. Нет нужных скиллов, если кратко. Я не умею играть на публику, шить, а ещё у меня ужасное чувство вкуса, так что мне проще работать с конкурсами, которые не требуют никакой творческой самодеятельности. Юигахама же, наоборот, вряд ли чем-то сможет помочь в организации конкурсов, и она лучше с детьми общается, шить умеет, со вкусами всё отлично и вообще она молодец в таких делах. Так мы можем не мешать друг другу и сделать все, что в наших силах, как в итоге и получилось.       Вот только Юи всё равно приходила ко мне и помогала с чем-нибудь, даже если её никто не просил. Добрая она всё же.       С мыслью об этой девушке, которая сейчас стояла недалеко от меня и с кем-то общалась по телефону, я слушал отчет Юкари по поводу готовности школы к празднику.       — Как-то так… - закончила она на выходе и улыбнулась.       Девушка была довольна своей работой и это понятно. Всё чисто, как по маслу. Даже не верится, что такое может быть в этом мире.       — Ясно. Хорошо, дуй к своим.       — Есть! Удачи вам!       — Угу.       Юкари трусцой пошла в сторону школы и Юигахама, заметив это, быстро попрощалась и бросила трубку.       — Ну как?       — В порядке.       — Отлично. Чем займемся? До начала ещё полно времени.       Я задумался на секунду, но кроме идеи бросить всё к черту и пойти домой, ничего на ум не приходило.       — Никаких домой, – строго посмотрела она на меня.       — Н-нет… я и не собирался…       Чёртова телепатка…       Не придя ни к чему определенному, я предложил перекусить и время до начала праздника мы коротали в учительской, перекусывая едой из торгового автомата, а после занимались работой, которая оставалась на понедельник.       Вскоре народ начал приходить, о чем нас оповестил студсовет и мы вместе с ними встали у палаток с регистрацией на конкурсы.       Многие из пришедших семей сразу же записывались на конкурсы, выбирая несколько подряд. Смотря на этот энтузиазм, я был немного шокирован, ведь такого количества участников вряд ли кто-то ожидал. Неужели в их поколении настолько активные родители? Посмотрел бы мой папаша на это – наверняка бы рассмеялся им в лицо и пошел домой.       Конкурсы начались с бега на трёх ногах, где я, к удивлёнию, увидел не только Тачибану, но и Цуруми со своей матерью. Это было забавное зрелище.       Затем была эстафета, перетягивание каната, поедание булок, прыжки в длину с родителем за руку и подобные конкурсы, которые не так сильно бы утомили наших гостей.       В какой-то момент, когда я наблюдал за очередным соревнованием, у меня в кармане завибрировал мобильник. Звонил какой-то парень из совета и просил найти Цуруми, которой пора бы на последнюю репетицию.       Когда разговор был окончен кто-то похлопал меня по спине. Этим кем-то оказалась Тачибана, красная после недавнего конкурса.       — Чего?       — И вам привет, Хикигая-сэнсэй. Вы сегодня отлично выглядите. Не пройдете ли со мной? Отличная погодка, кстати, – быстро протараторила она, пока брала меня под руку.       — Стой, куда?       — Прогуляться. Вы же всё равно не заняты.       — Занят, ещё как.       — Чем же?       — Смотрю за порядком на конкурсах. А ещё мне Цуруми найти надо.       — Вы меня игнорировали, когда я вам махала перед эстафетой, а ведь на меня смотрели. Обидно было! Тоже мне, надсмотрщик. И Руми-сан сейчас со мной.       - А, так это было мне?       На самом деле я заметил, но ответ на чей-то жест среди толпы довольно смутителен. Вдруг ещё не то подумают? Один раз меня в педофилии уже обвинили…       — Давайте! Скорее!– потянула она меня куда-то.       — Куда?       — К Руми-сан, конечно же.       — Сообщи ей, что пора в актовый зал и всё.       — Сами скажете, пойдем!       — Прекращай это, Тачибана, я и сам идти могу.       — Нееееет, вы обязательно сбежите в этой толпе. Мои родители хотят поздороваться.       — Именно поэтому я и прошу меня отпустить! У меня своих дел хватает.       Я так и знал! Так и знал! Надо бежать, прятаться. Срочно!       Отступать было поздно, так как семейство Тачибаны заметило меня и оба родителя приветственно замахали мне.       — Прошу любить и жаловать, господин Хикигая Хачиман.       —Мы что в цирке?..       — Не думаю, что я настолько интересная зверушка, чтобы на меня смотреть. Если бы я был животным, то одним из тех, которые постоянно лежат в своей будке в вольере и не показываются чужим взглядам.       Хоть я так думал, но Родители Цуруми начали откровенно пялиться на меня. Из-за этого и их выражений лиц в моей голове зародились мысли, что у Руми-Руми в семье отношения ещё ближе, чем у очкастой надоеды.       После тщательного осмотра, мать Цуруми посмотрела на такую же красную, как и Тачибана, но какую-то зажатую дочь и скосила немного удивлённое лицо, после чего незаметно вздохнула, что меня немного задело. Затем началось наше знакомство, которое из обычной вежливости, благодаря родителям Тачибаны, превратилось больше в какую-то дружескую посиделку, в которой я отыгрывал роль главного героя. Получалось у меня, надо сказать, отвратно…       Снова вопросы о моём образовании, немного о личной жизни и прочей ерунде, которую обязательно должны знать родители о своём учителе. Хорошо, что посещение семей учащихся сейчас строго по желанию. [23]       С окончанием стандартного набора вопросов прозвучала система оповещения, которая напоминала о том, что скоро начнется спектакль. Это был отличный способ свалить, которым я и воспользовался, забрав при этом Цуруми.       На подходах к актовому залу, звезда сегодняшнего спектакля заговорила со мной.       — Эм… Извини за моих родителей.       — Снова на «ты»? Ладно… Ничего страшного, твои родители неплохие люди, сразу видно. Да и не такие надоедливые как… В общем, не парься.       Если бы не твоя мать, то я бы чувствовал себя более-менее в порядке, но своим пристальным взглядом она нагнала на меня сильное чувство беспокойства.       Кстати, об этом чувстве.       — Меня сейчас больше ты беспокоишь.       — Я-я?! – удивилась она.       — Не подумай ничего такого. Эм, как сказать-то… Не сильно переживай на счет роли. Даже если у тебя не получится, то это ещё не конец света.       — Знаете, ваша способность успокаивать загоняет в депрессию ещё больше.       — А… И-извини.       Черт, куда я лезу? Как когда-то сказала Комачи: не умеешь успокаивать – не берись.       — Ничего, всё равно спасибо.       — Угу.       Через минуту мы вошли в актовый зал, где нас с порога встретила режиссер данной постановки.       — Где вы были?! Хикигая-сэнсэй, я же ещё полчаса назад просила её сюда привести!       — Да тут форс-маж…       — Ладно-ладно, никаких отговорок. Цуруми, быстрее переодевайся и репетировать.       — Хорошо.       Руми ушла, а я решил остаться здесь, так как за порядком всё равно следил совет. И ещё мне не хотелось снова оказаться среди чьих-нибудь родителей, отвечая на одни и те же вопросы, словно на собеседовании.       Я коротал время, ковыряясь в телефоне, пока кто-то громко не сказал:       — Ооо, а здорово получилось. Все костюмы идеальны.       Подняв голову, передо мной на сцене предстала Цуруми, одетая в красивое фиолетовое кимоно. От такого зрелища я даже дар речи потерял и чуть не выронил телефон. Хоть мне и было понятно, что так пялиться было нельзя, но я не мог отвести глаз, словно заколдованный.       — Х-хикигая-сэнсэй, н-н-не могли бы вы на меня не смотреть таким странным взглядом. Мне даже страшно становится…       — А… Нет… Эм… Ну… Я… То есть… О-отлично выглядишь, Цуруми.       — Спасибо…       — Извините, конечно, но у нас час и двадцать минут на всё про всё, так что потом поворкуете, – произнесла девушка-режиссер, из-за чего Цуруми залилась краской ещё больше чем до этого.       — Поворкуете?! Н-н-нет же!       — Да плевала я! Иди уже на место, Цуруми! Музыка, свет! Готовьтесь!       Я наблюдал за репетицией, словно за идеально отлаженным диковинным механизмом, но решив не портить себе впечатление, ушел после первых десяти минут.       Как и ожидалось, Цуруми на сцене выглядела шикарно. Даже слишком шикарно. Из-за этого я вдруг снова вспомнил одну особу, которая всплывала в моей голове совсем недавно. Даже не знаю почему, но невольно я начинаю их сравнивать, хоть и понимаю, что это не самая хорошая идея.       Наверное, я просто предаюсь ностальгии. Или, может это что-то другое?              ***       До выступления оставались считанные минуты.       Мы с Юигахамой стояли за кулисами, в стороне от ребят, которые сейчас готовились к представлению морально. На них было больно смотреть, но та часть репетиции, что я увидел, не давала сомнений, что все подготовились достаточно.       Вдруг физручка потащила меня к ним, сказав, что надо их как-нибудь воодушевить.       — Ребята, отвлекитесь на секунду, пожалуйста.       Затем Юигахама растерялась и посмотрела на меня…       Если сама нервничаешь, то зачем это начинала?       — Блин… Эм… Ребята, мы хотели бы сказать пару слов… Вы хорошо отработали всю неделю и теперь осталось совсем немного до того, как вы отдохнете. Не забывайте, завтра выходной, так что постарайтесь.       — Что-то ты не слишком воодушевляешь. Хааааа… Ладно, уж лучше я. Ребята, вы действительно постарались сделать все, что в ваших силах, но не расслабляйтесь. Самое важное совсем скоро начнется, и ваши труды будут вознаграждены! Ура!       Эй, я же почти тоже самое сказал! Почему на её слова реакция более положительная?       После вялого «ура», я обратил внимание на Цуруми, которая казалась спокойнее всех остальных. Не зная, что ей сказать я лишь кивнул, давая понять, что болею за неё, а затем Юигахама потащила меня в зал, где усадила на первое попавшееся место в первом ряду и куда-то ушла.       Я обратил всё своё внимание на сцену, на которой всё скоро начнется, но неожиданный голос сбил мне всю концентрацию…       — Я думала, что ты терпеть не можешь такие представления.       — Естественно терпеть не могу, но ниче… го… не поделаешь…       Мои мысли испарились, когда я обернулся на женский голос, прозвучавший надо мной.       — Юкиношита? Откуда ты тут взялась?       Девушка села рядом и откинула прядь волос.       — Как грубо. Юигахама пригласила, естественно.       — Я-ясно…       — А ты у нас, значит, это всё организовывал.       — Нет, ученики. Я лишь помогал в качестве учителя.       — А ведь точно, ты ведь тут работаешь. Как иронично получилось, – улыбнулась она.       — Тут ты права. Я до последнего надеялся ничего не делать и сидеть дома.       — Да уж, очень на тебя похоже… Даже не знаю, радоваться, что ты всё тот же или нет.       — Радоваться, ведь это сама моя суть. Я это я и ничто не заставит меня измениться, – гордо выпятил я грудь.       — А жаль…       — …       Между нами повисло молчание. Я не знал, что ей ответь, а она, наверное, как продолжить разговор. Как-дела-отлично? Очень содержательно получится. Хороший план.       Неуютную атмосферу разрушила наша рыжая подруга, пришедшая с напитком.       — Фух, ещё не началось… Э? Вы чего?       — Ничего.       — Именно, ничего такого. Юи, в зал с едой заходить не принято.       — И-извини, я так умаялась за сегодня…       Девушки начали болтать, оставив меня в покое, чему я был несказанно рад, ведь чувствовал я себя довольно неважно из-за этой встречи. Разбежаться кто куда, а затем неожиданно встретиться – это всегда неловко. В голове всплывает прошлое, ты начинаешь задумываться, париться и так далее. Наверное, примерно так чувствует себя парень, который давным-давно расстался с девушкой, а затем случайно встречает её, например, в магазине.       Вот только наши отношения дружескими-то назвать сложно, не говоря уже о паре. Свет потух, прервав мой поток мыслей, зал замолчал, и говорить начал лишь рассказчик.       На сцене ровным кругом лег свет одинокого прожектора, осветил прекрасную девушку в кимоно, которая начала двигаться в такт рассказчику.       Её движения были легки, будто она не на сцене, а в жизни. Голос был чистым, как если она говорила не по сценарию, а то, что сама чувствовала. Хоть я и не эксперт, но такой игре мог быть недоволен лишь завистник или бездарь.       — Так это та девочка? Цуруми…       — Руми, – ответил я задумавшейся Юкиношите.       — Да, точно. Мы рассказали, что она ещё и моё место заняла в клубе волонтеров.       — Угу, вроде того.       Твоё место, значит… Место президента, возможно, но не помню, чтобы этот статус был исконно твоим. Или я, может, неправильно понял?       Спектакль продолжался дальше, и я смотрел его с большим интересом, постоянно поглядывая то на Руми, то на Юкинон, рассуждая об их одинаковости. К концу спектакля в голове окончательно сформировалась мысль о том, что эти двое похожи в чем-то, но не одинаковы, чему я, если честно, несказанно рад.              ***       Спектакль закончился и все начали расходиться по домам. Боясь встретиться с чьими-нибудь родителями, я расположился в своём классе и пытался скоротать время за работой, чтобы потом быстро и спокойно уйти домой.       Время тянулось долго, по крайней мере до того момента, как дверь в класс открылась и внутрь вошла знакомая девушка.       — А, Цуруми, это ты. Что случилось?       — Да, эм… Вас в студсовете ждут.       — Угу, закончу и приду. Спасибо.       После моего ответа Руми ничего не ответила, но, немного помолчав, решила спросить вполне закономерный вопрос.       — К-как вам спектакль?       — Хм? Здорово. Все отлично поработали. Удивлен, что за неделю можно сделать такое представление, да ещё и на час с небольшим.       — А… как вам моя игра?       — Эм… Ну…       — Т-только честно.       Только честно, значит… Что ж, я отлично помню, как она сыграла и она заслуживает похвалы. На мой взгляд, это будет честно.       — Ты была… превосходна. А ещё тебе идёт кимоно.       — С-спасибо… - покраснела она от смущения       — Угу.       И что дальше? Невежливо будет её просто спровадить. Кстати, с ними ведь играл один мелкий хмырь, который меня немного волновал.       — С вами же Куранага выступал. Он там ничего такого не делал?       — Э? Д-да нет… а почему вы спрашиваете?       — Я… да просто так.       — Вот как…       Действительно, зачем? Никаких причин кроме долга учителя в голову не лезет.       — После вашего запрета он вряд ли ко мне подойдет.       — И-извини, что?       Запретом? Неужели?!       — Я всё видела…       — К-как? Когда?       — Тачибана за собой потащила проследить за встречей…       Чертова очкастая! Снова она! И что я должен сейчас делать?       —Почему вы нам ничего не сказали?       — Эм… Ну… Б-беспокоился, наверное.       — Беспокоились?       Ч-черт, она в замешательстве. Я так только хуже делаю.       — Д-да, я же в-ваш учитель. Это естественно…       — Только из-за этого? – вдруг серьезно спросила она, из-за чего я немного растерялся.       — Да, н-наверное. А ради чего ещё?       — Вот как… - Руми закрыла глаза.       — Эм…       — Ясно. Извините, что потревожила. До свидания, учитель, – вышла она, хлопнув дверью.       — Эй, Цуруми! – не вставая с места, сказал я, но никто не ответил.       Оставшись в одиночестве и в полном замешательстве, я задавался лишь вопросом…       — Какого черта?
Примечания:
Всем даров.
Первое: Отсылки в комментариях, т.к. их дохрена.
Второе: Я, конечно, извиняюсь, но за то, что опоздал по срокам извиняться не буду!
Третье и самое важное: Мне интересно ваше мнение, ребята. Не устали ещё это читать? Стоит ли уже заканчивать и закончить главы в... 2? Или же всем по кайфу и я могу писать по "длинному" варианту? Это меня сильно волнует, т.к. самому мне без разницы как долго всё это тянуть.
С перечислением закончили и могу сказать, что можете моим словам о том, что я сделаю работу меньше чем за месяц, не верить. Главное, что я не бросаю это дело, а там терпите))).
Всем приятного чтения. Ваше мнение, как всегда, желательно.
Удачи!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
автор
Остылки:
1) Привет Катава, привет Сина Микадо;
2) Отсылка к очень полюбившейся мне ВН-ке «Your dairy». Тем, кто умеет пользоваться VNR – рекомендую;
3) Наверняка есть те, кто об этом не знает, потому расскажу: день родителей отмечается 1 июня;
4) Песня PinocchioP – Motivation is dead. Да, бредовая вокалойдятина, но текст – О БОЖЕ! Шедевр! 10 из 10! Не буду никого парить поисками, так что кому надо с переводом, вот: https://www.youtube.com/watch?v=nvP07WZhdXU
5) Случайно в интернетах наткнулся на радиопередачу, которая была приурочена к выходу аниме по «школьным дням». Если кратко суть: актеры озвучки Котонохи и Секай отвечают на вопросы о любви и 70% времени ржут. Было бы вообще здорово, если бы я ещё понимал из-за чего они ржут...
6) Манга, он – сильнейший учитель. ГГ - гений физики;
7) отсылка к манге Inuyashiki;
8) Кто не знает Джорджа Карлина? Ты не знаешь Джорджа Карлина? Тогда порицание тебе!
9) отсылка к K-on;
10) А вот автор, хоть с ней и согласен, совсем не заставляет это делать. Не все родители хорошие, к несчастью. Немного позитивчика вам, хы-хы-хы;
11) Если что, то это про слоган Nike «Just do it».А ещё эта фраза стала неплохим мемом благодаря Шайе Лабаф;
12) «Шииииииир, Бэггинс…» Властелин Колец;
13) Отдаю дань своему любимому заведению города Перми, в котором, кроме подушек, именно такая стилистика. Так как за рекламу мне никто не платит, от названия воздержусь;
14) Pulltop Latte–подразделение команды разработчиков Pulltop, которые делают визуалки с рейтингом ТОЛЬКО 18+;
15) На фикбуке есть описание этого жанра (тут он указан как предупреждение), так что ищите сами. Но скажу, что это уж совсем для искушенного зрителя/читателя на мой взгляд…
16) Была такая реклама какого-то товара для женщин, с дибильной приставучей фразой: «Всё отмылось! Чистота! Не осталось и следа!» Или что-то в этом роде. Видео я не нашел и слава богам.)
17) Отсылка к персонажу Kokoro из серии файтингов Dead or Alive. И ещё, кому интересно: https://ru.wikipedia.org/wiki/Бацзицюань
18)Отсылка к ВН Koisuru Natsu no Last Resort
19) Отсылка к Гинтаме
20) Отсылка к Grisaia:phantompa…то есть trigger
21) Отсылка к игре TheIdolM@ster.Думаю, все и так уже всё поняли, но мало ли.
22) Отсылка к ВН MiageteGoran, Yozora no Hoshi o
23) В Японии, вроде как, практикуют посещение учителями места жительства учеников. Не дай бог ко мне бы мои учителя домой приходили в учебные годы…
>Не удивлюсь, если кто-нибудь про тебя уже фанфики сочиняет.
>Страшно! Не пугай меня так, пожалуйста. Такие вещи станет делать лишь законченный маньяк.

У меня для вас плохие новости, автор-сан! Ха-ха-ха! :D

Ваши фанфики я не устану читать никогда. Я голосую за длинный вариант, ибо все по кайфу.
Желательно долгий вариант, да-с
Свершилась. Спасибо за ваши труды. Глава получилось интересной и хорошо описанной. Много было интересных моментов, но больше всего понравилось появление Юкиношиты. Удачи вам в дальнейшем. Буду с удовольствием ждать продолжения.
Спасибо за главу.
Здравствуйте. Отличная глава и фф в целом, спасибо) Думаю больше затягивать не стоит, т.к мало ли что может произойти в будущем. Компуктер сломается или ещё что:D А для нас читателей, ждать, это очень тяжко, причём немалое количество времени. Не понимаю тех, кто говорит обратное.
Естественно надеюсь на хэппи-энд)
Удачи вам.
мне тоже все очень нравится и читал бы еще долго, если все будет оставаться на таком же уровне.
Поддерживаю с "твои фики мне нравится читать", но если ничем/никем "разбавлять" не собираешься, будет лучше закончить за 2-3 главы. ИМХО
Думаю, ты это и сам понимаешь.
Ну раз критика в любой форме приветствуется, то:
1) Я бы не дублировал полностью POV, а добавлял упущенные моменты, которые не видно с другой стороны, а то читая диалоги, ловишь дежавю.

По поводу длинного и короткого, всё зависит от Вашего вдохновения, как вы ощущаете свои силы. Если можете держать марку и скорость пишите длинно. Не хотелось бы долгостроя с подписью "заморожен".
Пешите пешите!!! И отдельный респект за месть сестре гы гы гы!
Давай по длинной)
автор
Окей. Всем спасибо за мнение.


>**fera2k**
Ура! Ну хоть немного критики... Я скучал.

>**Паштетская сила**
>Ура! Ну хоть немного критики... Я скучал.

Ну раз так... знаете, читая ваше произведения почему-то сквозь строчки вижу призрак Набокова с его Лолитой... ощущение неправильности происходящего немного смазывает общую картину и не позволяет ее воспринимать как комедию. Вот так как-то...

>**Макс Ветров**
>Ну раз так... знаете, читая ваше произведения почему-то сквозь строчки вижу призрак Набокова с его Лолитой... ощущение неправильности происходящего немного смазывает общую картину и не позволяет ее воспринимать как комедию. Вот так как-то...

От Набоков здесь почти ничего нет, так как по всем канонам Руми-Руми уже четыре года как не лоли. Единственное что схожее-отношения (пока ещё не начавшиеся) с девочкой младше по возрасту
>**Rexerti**
>От Набоков здесь почти ничего нет, так как по всем канонам Руми-Руми уже четыре года как не лоли. Единственное что схожее-отношения (пока ещё не начавшиеся) с девочкой младше по возрасту

Потому и назвал сие "призраком"
>**Макс Ветров**
>Ну раз так... знаете, читая ваше произведения почему-то сквозь строчки вижу призрак Набокова с его Лолитой... ощущение неправильности происходящего немного смазывает общую картину и не позволяет ее воспринимать как комедию. Вот так как-то...

Однако отношения с 17летней (а именно столько Руми-Руми по идее должно быть, если она во 2 классе старшей школы) с 23летним учителем вписываются в рамки морали, пусть и еле-еле. И сравнивать запрещённую в России книгу (вроде) с невинным фанфиком...
>**Rexerti**
>Однако отношения с 17летней (а именно столько Руми-Руми по идее должно быть, если она во 2 классе старшей школы) с 23летним учителем вписываются в рамки морали, пусть и еле-еле. И сравнивать запрещённую в России книгу (вроде) с невинным фанфиком...

А где я сравнивал? Я писал, что при прочтении создается вот такое ощущение. Это не критика и не анализ - этоименно ощущение.
Автор вообще молодец! Жду длинную историю а не эти короткометражки и бонус главу с юкиношитой в главной роли)
Креативных и интересных идей вам.
Зачетно! Можно долгий вариант
Я за короткий вариант!!!)))
Спасибо за главу! Лично я за короткий вариант,ещё 4-5 глав хватит,а то 2 это слишком мало
автор
>**Suu Pes**
>Спасибо за главу! Лично я за короткий вариант,ещё 4-5 глав хватит,а то 2 это слишком мало

4-5 - короткий вариант?!!!!!!! (o_O)
Сорян, что лезу своим рылом в калачный ряд, но что там с хикки/эбина?
автор
>**anonimniy alkashina**
>Сорян, что лезу своим рылом в калачный ряд, но что там с хикки/эбина?

В том фанфике в отзывах ответил. Но раз уж... пишу, но медленнее чем хочу.
Мне так-то пофиг, но идя по длинному пути ты, автор, рискуешь скатиться в тягомотное сёдзе... Хотя пока читается легко. Так что оценивай свои силы, ну и добавляй немного телодвижений со стороны Хачимана, а то за Руми к 8 главе уже обидно становится.
>**Gojin (Незарегистрированный пользователь)**
>Мне так-то пофиг, но идя по длинному пути ты, автор, рискуешь скатиться в тягомотное сёдзе... Хотя пока читается легко. Так что оценивай свои силы, ну и добавляй немного телодвижений со стороны Хачимана, а то за Руми к 8 главе уже обидно становится.

Или не добавляй никаких движений Хики, а Руми пусть мучается от неразделенной любви. На пару с Юи. Драма! Дарк! Безысходность...
И я за короткий таки...
Ничоси, какие бурные дебаты.
Автор, пиши уже как хочешь, но давай скорее и про Эбину тоже.))))


Читается легко, потому что грамотно написано и диалоги правильно оформлены.
автор
>**fera2k**
>Ничоси, какие бурные дебаты. Автор, пиши уже как хочешь, но давай скорее и про Эбину тоже.))))Читается легко, потому что грамотно написано и диалоги правильно оформлены.

Всё было уже решено, когда я сказал "всем спасибо за мнение". Вся информация по "проде" теперь у меня в профиле (когда выйдет глава по Эбине, сообщу об этом ещё раз). На фикбуке сижу часто, так что статус раз в день-два буду обновлять. Следите там.
>**Паштетская сила**
Вся информация по "проде" теперь у меня в профиле (когда выйдет глава по Эбине, сообщу об этом ещё раз). На фикбуке сижу часто, так что статус раз в день-два буду обновлять. Следите там.


О, супер! Ну а по поводу выхода главы можно и не сообщать) Я подписан) Буду послеживать о планах в профиле.

Долгий вариант лучше
Автор проделал большую работу за что заслуживает похвалы и не хотелось бы сильно критиковать, но пока в памяти свежие воспоминания скажу пару слов. И так в процессе чтения ваше творение вызвало у меня противоречивые чувства.
К плюсам могу отнести:
1. Хороший художественный стиль
2. Неплохо переданные образы персонажей(второстепенные)
3. Оригинальность сюжета
Оговорюсь сразу, что это мое субъективное мнение и вы можете быть с ним совершенно не согласны. И так к минусам :
1. Характер гг из аниме и вашего отличаются. У вас Хикигая просто социопат избегающий людей, но в аниме он интроверт со своей философией и взглядами на окружающий мир. Хикигая в аниме размышлял об обществе, своем месте в нем и искал свое "настоящее". В аниме Хикигая был более эмоциональным, чего хотя бы стоит сцена на крыше. Хикигая понимал взаимоотношения внутри социума гораздо лучше большинства людей, хотя не считал себя его частью. В аниме он часто смущался и даже краснел от одной лишь мысли, от одного лишь малейшего намека симпатии со стороны девушек. Гнал от себя эти мысли и частенько напоминал себе и окружающим, какой у него богатый опыт отвергнутого парня. Он боялся обжечься вновь, поэтому предпочитал быть незаметной тенью для остальных. Тут же он какой-то черствый, от чего у меня сложилась некая неприязнь к этому человеку, но в аниме у меня складывалась к нему симпатия. Он не был там грубым, а наоборот довольно самоотверженным человеком, готовым принести себя в жертву. Я не думаю что он был бы таким каменным спустя столько лет.
2. Тут Хикигая отчетливо понимает, что Юи испытывает к нему определенные чувства, но он к ней настолько холоден и отталкивает ее от себя, как в 1 сезоне , когда считал что ее попытки сблизится с ним обусловлены лишь чувством вины.
Получилось не пару слов, но лучше расписать минусы подробнее.
автор
>**Blizard**

Много критики не бывает. Спасибо за мнение.
P.S. Всех с наступающим, кстати.
>**Паштетская сила**
>Много критики не бывает. Спасибо за мнение. P.S. Всех с наступающим, кстати.

И вас
Мы заждались)))
автор
>**Руслан (Незарегистрированный пользователь)**
>Мы заждались)))

Инфу в профиле обновлял вчера, смотри там. Долго, понимаю, но через силу писать не могу, увы.